По­че­му грив­ня не мо­жет по­вто­рить судь­бу зло­то­го

Delovaya Stolitsa - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

до­хо­да, а так­же ме­ха­низм по­к­ры‑ тия си­стем­ных бюд­жет­ных де­фи‑ ци­тов в гос­сек­то­ре и спо­соб со­к­ры‑ тия во­пи­ю­щих про­ва­лов го­су­дар‑ ствен­ной эко­но­ми­че­ской по­ли­ти‑ ки. Про­сты­ми сло­ва­ми, силь­ный зло­тый ис­поль­зу­ет­ся во бла­го эко‑ но­ми­ки стра­ны, а сла­бая грив­ня — во бла­го ма­лой, но очень вли­я­тель‑ ной элит­ной груп­пы лиц.

Ка­ко­ва же ме­ха­ни­ка дей­ствия поль­ско­го «фи­нан­со­во­го гра­а­ля»? В 2017 г. зло­тый укре­пил­ся к дол‑ ла­ру на 18% и к ев­ро на 5%. Бо­лее то­го, ин­фля­ция на­хо­ди­лась на до­ста­точ­но низ­ких от­мет­ках: в пре­де­лах 1,5–2%. При этом ВВП вы­рос бо­лее чем на 3%. Экс­порт так­же про­дол­жал рас­ти, и в струк‑ ту­ре меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли у Поль­ши по­зи­тив­ный тор­го­вый ба­ланс. Для укра­ин­ско­го эко­но‑ ми­ста, ко­то­рый ти­ра­жи­ру­ет по­сту‑ ла­ты, услы­шан­ные им ко­гда‑то, вы­гля­дит сие как мо­не­тар­ный пер‑ ди­мо­нокль. Ведь у нас при­вык­ли к то­му, что и ин­фля­ция, и де­валь­ва‑ ция рас­смат­ри­ва­ют­ся как некий вол­шеб­ный пен­дель эко­но­ми­ке, по­сле ко­то­ро­го она долж­на уско‑ рять­ся. Со­от­вет­ствен­но, низ­кие тем­пы ин­фля­ции и не дай Бог укре‑ пле­ние грив­ни оце­ни­ва­ют­ся край‑ не от­ри­ца­тель­но, как угро­за стаг­на­ции. Сто­ит ли го­во­рить о том, что от пер­ма­нент­ных вол­шеб‑ ных пен­де­лей то ме­сто укра­ин­ской эко­но­ми­ки, по ко­то­ро­му ее по­сто‑ ян­но «уско­ря­ют», уже из­ряд­но оне­ме­ло и не чув­ству­ет бла­гост­ных сиг­на­лов к ро­сту.

Хо­тя, мо­жет, ка­зус зло­то­го так уди­ви­тель­но дей­ству­ет на Поль­шу, по­то­му что у них нет ФПГ в сы­рье‑ вом и энер­ге­ти­че­ском сег­мен­тах, ко­то­рые бы уже на­пе­ре­бой рас­ска‑ зы­ва­ли о поль­зе де­валь­ва­ции для на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты и за­ста­ви­ли бы та­мош­ний цен­тро­банк ис­кус‑ ствен­но об­ва­лить зло­тый?

В 2015–2016 гг. Поль­ша во­шла в по­ло­су де­фля­ции, ко­гда це­но­вые по­ка­за­те­ли со­ста­ви­ли –1% и –0,8% со­от­вет­ствен­но. Де­фля­ция про‑ мыш­лен­ных цен стар­то­ва­ла еще рань­ше: в 2013 г. В 2016–2017 гг. зна­че­ние ин­дек­са про­мыш­лен­ных цен все еще оста­ва­лось на ми­ни‑ маль­ном уровне — 0,1–0,2%, что яв­ля­лось свое­об­раз­ным яко­рем для по­ка­за­те­ля по­тре­би­тель­ской ин­фля­ции. Учет­ная став­ка На­цио‑ наль­но­го бан­ка Поль­ши со­ста­ви­ла 1,5% (срав­ни­те дан­ный по­ка­за­тель с 16% учет­ной став­ки НБУ и по­чув‑ ствуй­те раз­ни­цу).

Низ­кие тем­пы ин­фля­ции и ми­ни­маль­ная учет­ная став­ка цен‑ тро­бан­ка обес­пе­чи­ва­ют поль­ские пред­при­я­тия де­ше­вы­ми кре­ди­та‑ ми, при­чем пре­иму­ще­ствен­но в зло­тых, а не в дол­ла­рах или ев­ро.

Да­же в усло­ви­ях кри­зи­са 2008 г. ин­фля­ция в Поль­ше ед­ва пре­вы­си‑ ла 4% — внут­рен­ние це­ны оста­ва‑ лись ста­биль­ны­ми, что сви­де­тель‑ ству­ет о том, что эко­но­ми­че­ские про­бле­мы ре­ша­лись за счет сба­лан‑ си­ро­ван­ной бюд­жет­ной по­ли­ти­ки и устой­чи­во­го зло­то­го, а не за счет ин­фля­ции/де­валь­ва­ции, как это бы­ло у нас.

С 1998 г. в Поль­ше по­пы­та­лись внед­рить мо­не­тар­ный ре­жим, из­вест­ный уже и про­стым укра­ин‑ цам под на­зва­ни­ем «ин­фля­ци­он‑ ное тар­ге­ти­ро­ва­ние». В от­ли­чие от нас, в Поль­ше осо­зна­ли, что ин­фля­ци­он­ное тар­ге­ти­ро­ва­ние ра­бо­та­ет лишь при усло­вии мед‑ лен­но­го ро­ста, ко­то­рый не за­ви­сит от внеш­них эко­но­ми­че­ских цик­лов (как это про­ис­хо­дит в раз­ви­тых стра­нах). А в раз­ви­ва­ю­щих­ся этот мо­не­тар­ный ме­ха­низм, при­ме­няе‑ мый как ту­пое ко­пи­ро­ва­ние, при‑ во­дит к весь­ма непред­ска­зу­е­мым по­след­стви­ям: на пи­ке сы­рье­вых цик­лов, ко­гда рост цен на экс­порт‑ ные то­ва­ры при­во­дит к рез­ко­му уве­ли­че­нию при­то­ка ва­лю­ты на внут­рен­ний ры­нок, ин­фля­ция, как пра­ви­ло, со­кра­ща­ет­ся к ми­ни‑ маль­ным от­мет­кам.

По за­ко­нам ин­фля­ци­он­но­го тар‑ ге­ти­ро­ва­ния цен­траль­ный банк дол­жен уве­ли­чи­вать де­неж­ную мас­су и сни­жать про­цент­ные став‑ ки. Но в том‑то и де­ло, что для раз‑ ви­ва­ю­щей­ся стра­ны, ко­то­рая за­ви‑ сит от экс­пор­та, по­доб­ная по­ли­ти­ка срод­ни рас­про­да­же зим­ней одеж­ды в теп­лом сен­тяб­ре: ко­гда по­сле вос‑ хо­дя­ще­го цик­ла раз­ви­тия ми­ро­вой эко­но­ми­ки на­чи­на­ет­ся нис­хо­дя‑ щий, стра­на вхо­дит в этот пе­ри­од с из­быт­ком де­неж­ной мас­сы и низ­ки‑ ми про­цент­ны­ми став­ка­ми, то есть лишь уси­ли­ва­ет эф­фект кри­зи­са. Но ес­ли в НБУ об этом пред­по­чи­та‑ ют не ду­мать, стро­ча оче­ред­ную «шиф­ров­ку» в МВФ, то их поль‑ ские кол­ле­ги ре­ши­ли все‑та­ки на­прячь из­ви­ли­ны.

Имен­но по­это­му, ко­гда го­во­рят, что в Поль­ше дей­ству­ет ре­жим ин­фля­ци­он­но­го тар­ге­ти­ро­ва­ния, то несколь­ко лу­ка­вят. По­ля­ки пе­ре­шли, как они вы­ра­жа­ют­ся, к эк­лек­тич­но­му ин­фля­ци­он­но­му тар­ге­ти­ро­ва­нию, а на са­мом де­ле к сла­бо при­кры­то­му тар­ге­ти­ро­ва‑ нию ди­на­ми­ки эко­но­ми­че­ско­го ро­ста и уров­ня за­ня­то­сти, це­лям ко­то­ро­го слу­жит ин­фля­ци­он­ная и кур­со­вая по­ли­ти­ка. На се­год­ня мо­не­тар­ный курс На­ци­о­наль­но­го бан­ка Поль­ши мож­но оха­рак­те­ри‑ зо­вать как некий ги­брид по­ли­ти­ки ФРС и ЕЦБ, с по­прав­кой на мас‑ шта­бы, есте­ствен­но.

По­ля­ки по­ня­ли, что клю­чом к успе­ху мо­жет быть лишь уси­ле­ние ма­ло­го и сред­не­го биз­не­са и огра‑ ни­че­ние вли­я­ния круп­ных ФПГ на внут­рен­нюю по­ли­ти­ку, в том чис­ле и мо­не­тар­ную. Так­же в Поль­ше пре­крас­но по­ни­ма­ют, что сти­му­ли­ро­вать экс­порт мож­но лишь по­сле то­го, как со­здан эф­фек­тив­ный внут­рен­ний ры­нок, ко­то­рый яв­ля­ет­ся ба­зи­сом мак­ро‑ эко­но­ми­че­ской ста­биль­но­сти. Имен­но по­это­му Поль­ша пе­ре­шла к сти­му­ли­ро­ва­нию экс­пор­та толь‑ ко несколь­ко лет на­зад, по­сле то­го как бы­ли за­кон­че­ны все ин­сти­ту‑ ци­о­наль­ные ре­фор­мы по укреп­ле‑ нию внут­рен­не­го рын­ка, вклю­чая со­зда­ние эф­фек­тив­ных кон­ку‑ рент­ных ме­ха­низ­мов, сти­му­ли­ру‑ ющих ин­стру­мен­тов го­су­дар‑ ствен­ной под­держ­ки МСБ, ин­но‑ ва­ци­он­ных кла­сте­ров и тех­но­ло‑ ги­че­ских пар­ков. Оче­вид­но, что ес­ли для сы­рье­во­го экс­пор­та нуж­на сла­бая на­ци­о­наль­ная ва­лю­та, то для раз­ви­тия внут­рен‑ него рын­ка — силь­ная. Каж­дая стра­на де­ла­ет сво­ей вы­бор.

Мат­ри­цей всех этих мак­ро­эко‑ но­ми­че­ских успехов и стал «зло‑ то­цен­тризм». На­чи­ная с 2008 г. курс зло­то­го на­хо­дит­ся как бы в бо­ко­вом трен­де, а по су­ти, в ко­ри‑ до­ре «кур­со­вой змеи» в ба­зо­вом ин­тер­ва­ле от 2,5 до 3,5 зло­тых за дол­лар. При­чем ес­ли для сти­му‑ ли­ро­ва­ния внут­рен­них ин­ве­сти‑ ций зло­тый нуж­но укре­пить, по­ля­ки не пы­та­ют­ся сдер­жи­вать этот про­цесс и сме­ло укреп­ля­ют. Ес­ли курс необ­хо­ди­мо немно­го осла­бить — де­ла­ют и это. Но все про­ис­хо­дит про­гно­зи­ру­е­мо, в пре‑ де­лах чет­ко­го го­ри­зон­та ин­ве­сти‑ ци­он­но­го пла­ни­ро­ва­ния и по­это­му не вы­зы­ва­ет па­ни­ки у на­се­ле­ния и биз­не­са. На скач­ках зло­то­го не за­ра­ба­ты­ва­ют выс­шие долж­ност‑ ные ли­ца стра­ны и аф­фи­ли­ро­ван‑ ные с ни­ми субъ­ек­ты.

Ко­неч­но, мож­но скеп­ти­че­ски за­ме­тить, что по­ля­ки не до­би­лись бы все­го это­го без мно­го­мил­ли­ард‑ ных вли­ва­ний со сто­ро­ны ЕС. Но этот фак­тор не яв­ля­ет­ся опре­де­ля‑ ющим. Будь у нас эти день­ги, их бы, фи­гу­раль­но вы­ра­жа­ясь, пе­ре‑ рас­пре­де­ли­ли.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.