Мэй де­ла­ет из Пу­ти­на па­ро­дию на Хру­ще­ва

Рос­сия стре­мит­ся разыг­рать сце­на­рий Ка­риб­ско­го кри­зи­са хоть бы и в лайт­вер­сии, с тем что­бы, раз­ру­ли­вая его, вы­тор­го­вы­вать уступ­ку за уступ­ку

Delovaya Stolitsa - - МЕЖДУНАРОДНАЯ ПОЛИТИКА -

дом. В том чис­ле и цепь со­бы­тий, на­чав­шу­ю­ся с отрав­ле­ния Скрипаля.

Вре­мя и ме­сто

Не­за­дол­го до по­ку­ше­ния ста­ло окон­ча­тель­но яс­но, что из­би­ра­тель­ная эпо­пея в Гер­ма­нии за­вер­ши­лась очень небла­го­при­ят­но для Крем­ля, по­хо­ро­нив по­след­ний шанс на то, что в Ев­ро­пе элек­то­раль­ным пу­тем — почти сам со­бой — по­явит­ся штрейк­бре­хер, спо­соб­ный как ми­ни­мум са­бо­ти­ро­вать ан­ти­рос­сий­ские санк­ции. Так что можно до­пу­стить, что Москва по­шла на обо­стре­ние, что­бы по­пы­тать­ся уста­но­вить некий но­вый ста­тус-кво. Прав­да, с дру­гой сто­ро­ны, по­ку­ше­ние при­хо­дит­ся ак­ку­рат на двух­не­дель­ный пред­вы­бор­ный ко­ри­дор — пе­ри­од наи­боль­шей пси­хо­ло­ги­че­ской об­ра­бот­ки из­би­ра­те­лей — в Рос­сии. А ло­зунг «Смерть пре­да­те­лям!», столь де­мон­стра­тив­но ре­а­ли­зо­ван­ный на тер­ри­то­рии гео­по­ли­ти­че­ско­го со­пер­ни­ка, спо­соб­ству­ет мо­би­ли­за­ции элек­то­ра­та, в том чис­ле то­го его сег­мен­та, ко­то­рый Пу­ти­на не лю­бит, но дер­жа­вой гор­дит­ся.

На что был пер­во­на­чаль­ный рас­чет? На внеш­нюю ре­ак­цию или внут­рен­нюю? Ес­ли по­след­нее, то Москва вполне мог­ла не по­ду­мать или са­мо­на­де­ян­но пре­не­бречь внеш­не­по­ли­ти­че­ски­ми рис­ка­ми. В кон­це кон­цов, все преды­ду­щие ра­зы ей схо­ди­ло с рук: и след­ствие по де­лу Лит­ви­нен­ко, и неод­но­знач­ное за­клю­че­ние ко­ро- нера о при­чи­нах кон­чи­ны Бо­ри­са Бе­ре­зов­ско­го, и за­га­доч­ный сер­деч­ный при­ступ Алек­сандра Пе­ре­пе­лич­но­го — бег­ло­го биз­не­сме­на и сви­де­те­ля по де­лу Сер­гея Ма­г­нит­ско­го, и ряд по­доб­ных смер­тей.

Кста­ти, это же мо­жет сви­де­тель­ство­вать в поль­зу вер­сии, что ны­неш­нее обо­стре­ние ста­ло для Крем­ля неожи­дан­но­стью: его по­про­сту за­ста­ли врас­плох. Ведь

Рос­сия поль­зу­ет­ся тем, что до сих пор ни­кто в ми­ре не зна­ет, что де­лать с ядер­ной дер­жа­вой, иг­но­ри­ру­ю­щей меж­ду­на­род­ные нор­мы и на­ру­ша­ю­щей свои обя­за­тель­ства

бри­тан­ское ми­ни­стер­ство внут­рен­них дел во вре­мя этих ин­ци­ден­тов воз­глав­лял не кто иной, как ны­неш­няя пре­мьер Те­ре­за Мэй, и, ес­ли прав­ди­вы гу­ля­ю­щие в СМИ утвер­жде­ния, что рас­сле­до­ва­ния за­мо­ра­жи­ва­лись и тор­мо­зи­лись «на са­мом вер­ху», ей опре­де­лен­но есть что ска­зать. Тем бо­лее что ны­неш­ний курс на углуб­ле­ние кон­фрон­та­ции с Моск­вой су­лит пре­мье­ру непло­хие по­ли­ти­че­ские ди­ви­ден­ды, что со­вер­шен­но не лишне, учи­ты­вая об­сто­я­тель­ства, в ко­то­рых ей при­шлось воз­гла­вить пра­ви­тель­ство. О по­ли­ти­че­ских ди­ви­ден­дах для Бри­та­нии, энер­гич­но взяв­шей­ся за ско­ла­чи­ва­ние оче­ред­ной ко­а­ли­ции по обуз­да­нию Рос­сии, так­же не сто­ит за­бы­вать.

Каз­ни бри­тан­ские

А вот здесь сто­ит от­ме­тить ин­те­рес­ную де­таль: вы­ступ­ле­ние Мэй в пар­ла­мен­те 12 мар­та бы­ло по­стро­е­но на пре­зумп­ции ви­нов­но­сти Рос­сии. По боль­шо­му сче­ту об­ли­ча­ю­щих Моск­ву фак­тов бы­ло це­лых два: ее оче­вид­ная агрес­сив­ность и то, что бо­е­вое нерв­но­па­ра­ли­ти­че­ское ве­ще­ство ти­па «Но­ви­чок», ко­то­рым отрав­ле­ны Скри- паль с до­че­рью, — со­вет­ская раз­ра­бот­ка. А да­лее про­стой сил­ло­гизм: ли­бо опе­ра­ция санк­ци­о­ни­ро­ва­на рос­сий­ски­ми вла­стя­ми (и то­гда это можно ин­тер­пре­ти­ро­вать как акт агрес­сии), ли­бо они не кон­тро­ли­ру­ют сво­их за­па­сов ору­жия мас­со­во­го по­ра­же­ния (и то­гда речь о тер­ак­те, по­сколь­ку в об­щей слож­но­сти по­стра­да­ло два де­сят­ка бри­тан­ских граж­дан). По­про­сту го­во­ря, Кремль спро­си­ли: «Ты страх по­те­рял или про­сто иди­от?» А уль­ти­ма­тум — в те­че­ние 24 ча­сов предо­ста­вить Ор­га­ни­за­ции по за­пре­ще­нию хи­ми­че­ско­го ору­жия дан­ные по «Но­вич­ку» — был, по су­ти, пред­ло­же­ни­ем при­знать­ся в по­след­нем. Тем бо­лее что на Да­у­нинг-стрит не мог­ли не знать: в 1995-м имен­но рас­пы­лен­ным на те­ле­фон­ную труб­ку «Но­вич­ком» де­ло­вые парт­не­ры отра­ви­ли в Москве бан­ки­ра Ива­на Ки­ве­ли­ди (слу­чай­ны­ми жерт­ва­ми ста­ли его сек­ре­тар­ша и па­то­ло­го­ана­том), а син­те­зи­ро­вал яд со­труд­ник раз­ра­бо­тав­ше­го его НИИ.

Та­ким об­ра­зом, Крем­лю пред­ло­жи­ли, по су­ти, ил­лю­зию вы­бо­ра: по оче­вид­ным при­чи­нам лю­бой из двух ва­ри­ан­тов яв­ля­ет­ся для него про­иг­рыш­ным. Со­от­вет­ствен­но, гнев­ные и ци­нич­ные ти­ра­ды та­мош­них спи­ке­ров не что иное, как по­пыт­ка со­хра­нить ли­цо (точ­нее, то, что под этим по­ни­ма­ет­ся в Рос­сии).

В то же вре­мя и кон­со­ли­ди­ро­ван­ный За­пад (в осо­бен­но­сти «бри­тан­ский мир»), и Кремль курс на обо­стре­ние, в об­щем, устра­и­ва­ет. Сви­де­тельств то­му мно­же­ство: пу­тин­ские «во­ен­ные муль­ти­ки», эс­ка­ла­ция в Си­рии, сме­на гос­сек­ре­та­ря в США, новая кон­со­ли­да­ция Ев­ро­пы (пре­тен­зии Бри­та­нии под­дер­жа­ли Фран­ция и Гер­ма­ния), экс­трен­ное за­се­да­ние Сов­беза ООН и вто­рое, 14 мар­та, вы­ступ­ле­ние Мэй в пар­ла­мен­те. Прав­да, и спо­со­бы это­го обостре­ния, и це­ли прин­ци­пи­аль­но раз­лич­ны. Рос­сия, поль­зу­ясь тем, что до сих пор ни­кто в ми­ре не зна­ет, что де­лать с ядер­ной дер­жа­вой, иг­но­ри­ру­ю­щей меж­ду­на­род­ные нор­мы и на­ру­ша­ю­щей свои обя­за­тель­ства, по­хо­же, стре­мит­ся разыг­рать сце­на­рий Ка­риб­ско­го кри­зи­са хоть бы и в лайт-вер­сии, с тем что­бы, раз­ру­ли­вая его, вы­тор­го­вы­вать уступ­ку за уступ­ку.

За­пад же имен­но вви­ду этой сла­бо­сти РФ на­ра­щи­ва­ет эко­но­ми­че­ское дав­ле­ние. Соб­ствен­но, те ме­ры, ко­то­рые во вто­ром сво­ем вы­ступ­ле­нии анон­си­ро­ва­ла Те­ре­за Мэй, то­же на­прав­ле­ны на до­сти­же­ние этой це­ли. Вы­сыл­ка 23 со­труд­ни­ков по­соль­ства РФ, при­кры­ва­ю­щих­ся ди­пло­ма­ти­че­ской непри­кос­но­вен­но­стью, — это ущерб ими­джу Рос­сии, а имидж сто­ит де­нег.

Но ку­да се­рьез­нее то, что Лон­дон вве­дет свой «спи­сок Ма­г­нит­ско­го», за­кры­ва­ю­щий ко­ро­лев­ство для пу­тин­ских ко­шель­ков, и зай­мет­ся бо­лее тща­тель­ным мо­ни­то­рин­гом при­бы­ва­ю­щих в Бри­та­нию рос­сий­ских ка­пи­та­лов («мы не ра­ды ни пре­ступ­ни­кам, ни их день­гам»). Бой­кот ЧМ-2018 то­же чре­ват ощу­ти­мы­ми по­те­ря­ми, хо­тя еще ра­но го­во­рить о его мас­шта­бах. Еще се­рьез­нее ве­ро­ят­ное при­зна­ние Рос­сии стра­ной — на­ру­ши­те­лем До­го­во­ра о за­пре­ще­нии хи­ми­че­ско­го ору­жия и свя­зан­ных с ним со­гла­ше­ний (на­ру­ши­те­лем в квад­ра­те, учи­ты­вая, что Москва недав­но отра­пор­то­ва­ла о лик­ви­да­ции сво­их ар­се­на­лов). От­сю­да пря­мая до­рож­ка к ста­ту­су го­су­дар­ства — спон­со­ра тер­ро­риз­ма (к сло­ву, с со­от­вет­ству­ю­щей ини­ци­а­ти­вой уже вы­сту­пил аме­ри­кан­ский се­на­тор-де­мо­крат Ро­берт Ме­нен­дес), со все­ми со­пут­ству­ю­щи­ми ра­до­стя­ми вро­де пол­но­го окук­ли­ва­ния ре­жи­ма и ста­ту­са меж­ду­на­род­но­го из­гоя.

Вот толь­ко есть в этом од­на прин­ци­пи­аль­ная про­бле­ма. Та же, в сущ­но­сти, пе­ред ко­то­рой за­пад­ные де­мо­кра­тии ока­за­лись в пер­вые го­ды Вто­рой ми­ро­вой вой­ны: по­ка они рас­ка­чи­ва­лись, Гер­ма­ния ок­ку­пи­ро­ва­ла боль­шую часть кон­ти­нен­таль­ной Ев­ро­пы. Рос­сий­ский ги­брид­ный «блиц­криг» в са­мом ши­ро­ком тол­ко­ва­нии, от шан­та­жа и со­зда­ния пред­по­сы­лок для тер­ак­тов до ло­каль­ных кон­флик­тов раз­ной сте­пе­ни ин­тен­сив­но­сти, — это то­же иг­ра вко­рот­кую. Меж­ду тем уду­ше­ние и изо­ля­ция тре­бу­ют уй­му вре­ме­ни. Ко­то­ро­го у жертв Крем­ля мо­жет и не ока­зать­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.