Круп­ные IT-ком­па­нии, предо­став­ля­ю­щие до­ступ к кон­тен­ту, всту­пи­ли в борь­бу с но­вой ди­рек­ти­вой ЕC об ав­тор­ском пра­ве

Delovaya Stolitsa - - ОБЩЕСТВО - Ека­те­ри­на ЩЕТКИНА

Ди­рек­ти­ва из­на­чаль­но име­ла оче­вид­ные сла­бо­сти, из-за че­го она бы­ла по­на­ча­лу от­кло­не­на боль­шин­ством де­пу­та­тов Ев­ро­пар­ла­мен­та, и по­на­до­би­лись до­пол­ни­тель­ные уси­лия круп­ных иг­ро­ков — дер­жа­те­лей ав­тор­ских прав, что­бы Ев­ро­пар­ла­мент еще раз вер­нул­ся к ди­рек­ти­ве и та­ки под­дер­жал ее, не­смот­ря на от­ча­ян­ное со­про­тив­ле­ние GAFA (Google, Apple, Facebook, Amazon). Борь­ба, впро­чем, на этом не за­кан­чи­ва­ет­ся — необ­хо­ди­мо, что­бы но­вые пра­ви­ла бы­ли под­дер­жа­ны Ев­ро­ко­мис­си­ей и утвер­жде­ны окон­ча­тель­но го­ло­со­ва­ни­ем в Ев­ро­пар­ла­мен­те. И по­ка «ста­рые» кон­тент­э­ли­ты празд­ну­ют по­бе­ду в од­ной бит­ве, «но­вые» кон­тент-эли­ты при­смат­ри­ва­ют­ся, как бы им вы­иг­рать вой­ну в це­лом.

Имен­но в этом кон­тек­сте сле­ду­ет рас­смат­ри­вать за­яв­ле­ние ген­ди­рек­то­ра ком­па­нии YouTube Сью­зен Вод­жиц­ки о том, что по­сле при­ня­тия ди­рек­ти­вы мил­ли­о­ны поль­зо­ва­те­лей плат­фор­мы боль­ше не смо­гут за­гру­жать ви­део из стра­ха на­ру­шить чьи-то ав­тор­ские пра­ва.

Весь сыр-бор во­круг все­го двух ста­тей ди­рек­ти­вы — ста­тьи 11, ко­то­рая обя­зы­ва­ет он­лайн-плат­фор­мы пла­тить за ис­поль­зо­ва­ние сто­рон­не­го кон­тен­та (в част­но­сти, пла­тить СМИ за ис­поль­зо­ва­ние ста­тей и дру­гих ма­те­ри­а­лов — под при­це­лом глав­ным об­ра­зом но­вост­ные аг­ре­га­то­ры об­раз­ца Google News), и ста­тьи 13, ко­то­рая обя­зы­ва­ет плат­фор­мы кон­тро­ли­ро­вать поль­зо­ва­тель­ский кон­тент, в част­но­сти, внед­рять ал­го­рит­мы, от­сле­жи­ва­ю­щие ис­поль­зо­ва­ние объ­ек­тов ав­тор­ско­го пра­ва.

Ин­тер­нет-плат­фор­мы ре­ши­ли сде­лать упор на ста­тью 13 — и это стра­те­ги­че­ски вер­но. Хо­тя бы по­то­му, что это дав­но от­ра­бо­тан­ный путь, прой­ден­ный мно­ги­ми тех­но­ло­ги­я­ми, ко­то­рые де­ла­ли ко­пи­ро­ва­ние кон­тен­та и об­мен кон­тен­том, до­ступ­ным для масс. Этот путь про­шли про­из­во­ди­те­ли ви­део­маг­ни­то­фо­нов, на­при­мер, ко­гда пред­ста­ви­те­ли те­ле­ком­па­ний пы­та­лись пе­ре­ве­сти на них от­вет­ствен­ность за несанк­ци­о­ни­ро­ван­ное ко­пи­ро­ва­ние те­ле­про­грамм. Че­рез это про­шли фир­мы — из­го­то­ви­те­ли обо­ру­до­ва­ния для ко­пи­ро­ва­ния ла­зер­ных дис­ков. Че­рез это про­хо­ди­ли ин­тер­нет-про­вай­де­ры, ко­то­рых обя­зы­ва­ли сле­дить за тем, что имен­но хра­нит­ся на их сер­ве­рах. Те­перь при­шла оче­редь круп­ных ин­тер­нет-ком­па­ний — их, как ко­гда-то про­вай­де­ров, пы­та­ют­ся сде­лать от­вет­ствен­ны­ми за то, что их кли­ен­ты по­стят на сво­их ак­ка­ун­тах и чем они об­ме­ни­ва­ют­ся меж­ду со­бой.

Мы в оче­ред­ной раз стал­ки­ва­ем­ся с кри­зи­сом несо­от­вет­ствия дей­ству­ю­щей кон­цеп­ции ав­тор­ско­го пра­ва но­вым тех­но­ло­ги­че­ским воз­мож­но­стям и ре­а­ли­ям ин­фор­ма­ци­он­но­го рын­ка. Это, по­вто­рюсь, не пер­вая ла­сточ­ка. Но имен­но этот акт дра­мы име­ет ори­ги­наль­ные чер­ты — по­зи­ции дер­жа­те­лей ав­тор­ских прав впер­вые силь­но по­шат­ну­лись. И по­то­му, что ис­поль­зо­ва­ние кон­тен­та ста­ло по-на­сто­я­ще­му мас­со­вым, де­цен­тра­ли­зо­ван­ным и от­ча­сти ха­о­ти­че­ским, и по­то­му, что дер­жа­те­ли тех­но­ло­гий — впер­вые — по мощ­но­стям и ка­пи­та­лам не про­сто срав­ни­мы, но, по­жа­луй, да­же пре­вос­хо­дят сво­их оп­по­нен­тов.

Каж­до­му от­дель­но­му про­вай­де­ру бы­ло не под си­лу тя­гать­ся, на­при­мер, с Аме­ри­кан­ской ас­со­ци­а­ци­ей зву­ко­за­пи­си (RIAA), ко­то­рая нес­ла убыт­ки от об­ме­на му­зы­кой. На сто­роне ас­со­ци­а­ции ока­зы­ва­лись день­ги, юри­сты и лоб­бист­ские мощ­но­сти, а на сто­роне «пи­рат­ству­ю­щих масс» — про­грес­сив­ные тех­но­ло­гии и изоб­ре­та­тель­ность, ко­то­рые, в кон­це кон­цов, сде­ла­ли бес­смыс­лен­ным пре­сле­до­ва­ние про­вай­де­ров. Прав­да, на это по­на­до­би­лось до­воль­но мно­го вре­ме­ни. В то вре­мя как у GAFA есть соб­ствен­ные — не мень­шие — лоб­бист­ские мощ­но­сти, чем бы­ли у RIAA, да и юри­сты не ме­нее зу­ба­стые.

Что же ка­са­ет­ся сим­па­тий масс — тут и го­во­рить не о чем. Ру­ко­вод­ство YouTube на­нес­ло хо­ро­шо рас­счи­тан­ный удар: мож­но толь­ко пред­ста­вить се­бе, ка­кой го­ря­чий от­клик эта но­вость най­дет в серд­цах мил­ли­о­нов — и тех, ко­то­рые за­гру­жа­ют, и тех, ко­то­рые смот­рят. Та­кая под­держ­ка масс да­же не сни­лась «тра­ди­ци­он­ным» дер­жа­те­лям прав — да­же ко­гда они при­вле­ка­ли к борь­бе лю­би­мых пуб­ли­кой ис­пол­ни­те­лей, ак­те­ров и пи­са­те­лей, ко­то­рых пред­став­ля­ли «жерт­ва­ми пи­рат­ства». В этом, ко­неч­но, был ре­зон — ав­то­ры по­лу­ча­ют неболь­шой про­цент с про­даж сво­их ра­бот. Но слиш­ком хо­ро­шо из­вест­но, что это кап­ля в мо­ре по срав­не­нию с тем, ка­кие при­бы­ли по­лу­ча­ли дер­жа­те­ли ав­тор­ских прав — а это со­всем не ав­то­ры, как вы по­ни­ма­е­те, а па­б­ли­ше­ры. «Ка­пи­та­ли­сти­че­ская» мо­дель ав­тор­ских прав пред­по­ла­га­ет от­чуж­де­ние прав от ав­то­ра в поль­зу па­б­ли­ше­ра, ко­то­рый обес­пе­чи­ва­ет пуб­лич­ный до­ступ к про­из­ве­де­нию. Ны­неш­няя кон­цеп­ция ав­тор­ских прав за­щи­ща­ет, та­ким об­ра­зом, ин­те­ре­сы по­сред­ни­ков, а не ав­то­ров и не поль­зо­ва­те­лей. И нет ни­че­го уди­ви­тель­но в том, что но­вая тех­но­ло­ги­че­ская культура — вы­рос­шая как раз на прин­ци­пи­аль­ном от­ка­зе от по­сред­ни­че­ства — ата­ку­ет по­доб­ную мо­дель.

Од­на­ко не сто­ит об­ма­ны­вать се­бя: ин­тер­нет-ги­ган­ты во­все не бла­го­род­ные ро­бин-гу­ды, ко­то­рые хо­те­ли бы воз­дать каж­до­му по за­слу­гам — и ав­то­рам, и поль­зо­ва­те­лям кон­тен­та. Ско­рее они при­смат­ри­ва­ют­ся, как бы за­вла­деть тем, чем до сих пор вла­де­ли ста­рые кон­тент-эли­ты. Ата­ки про­ис­хо­дят од­на за дру­гой с пе­ре­мен­ным успе­хом. Та­кой по­пыт­кой был про­ект Google Books — идея оциф­ро­вать все, что ко­гда-ли­бо из­да­ва­лось на бу­ма­ге. Ко­то­рая от­ча­сти раз­би­лась о дей­ству­ю­щую кон­цеп­цию ав­тор­ско­го пра­ва. Та­ким стал Netflix — успеш­ной по­пыт­кой взло­мать мо­но­по­лию Гол­ли­ву­да в об­ла­сти про­да­жи ки­но. С це­лью обой­ти и в

Уже сей­час у ин­тер­нет-ги­ган­тов вы­сок со­блазн де­лать свои но­во­сти и от­кры­вать свои СМИ. Так что ре­гу­ля­цию ЕС вполне мож­но рас­це­ни­вать как по­пыт­ку удер­жать ин­фор­ма­ци­он­ный ры­нок в це­лом от мо­но­по­ли­за­ции

Вам есть что ска­зать по те­ме ста­тьи? Пи­ши­те нам на элек­трон­ную по­чту ekaterina.schetkina@ukr.net

ко­неч­ном ито­ге об­ста­вить «тра­ди­ци­он­ных» про­из­во­ди­те­лей раз­ные ин­тер­нет-ги­ган­ты са­ми вкла­ды­ва­ют­ся в со­зда­ние кон­тен­та — в усло­ви­ях ны­неш­них пра­вил на рын­ке ав­тор­ских прав это ока­зы­ва­ет­ся очень вы­год­но, а в пер­спек­ти­ве это, ве­ро­ят­но, при­ве­дет к ко­рен­ным из­ме­не­ни­ям са­мих этих пра­вил.

Но по­ка ин­тер­нет-ги­ган­ты ста­ра­ют­ся со­сре­до­то­чить вни­ма­ние пуб­ли­ки на ста­тье 13, об­ви­няя ее од­но­вре­мен­но в на­ру­ше­нии пра­вил ин­тер­нет-тор­гов­ли и по­пыт­ке вве­сти цен­зу­ру. По­то­му что со ста­тьей 11 все не так од­но­знач­но. Пла­тить ав­то­ру на са­мом де­ле не хо­чет ни­кто — в этом но­вые кон­тент-эли­ты ни­чем не от­ли­ча­ют­ся от ста­рых.

Вре­мя от вре­ме­ни мы ста­но­вим­ся сви­де­те­ля­ми скан­да­лов и скан­даль­чи­ков, в ко­то­рых как раз ин­тер­нет-плат­фор­мы вы­хо­дят су­хи­ми из во­ды: то ка­кой-то фо­то­граф раз­ме­стил в соц­се­тях удач­ный сни­мок, а его пе­ре­пе­ча­та­ли СМИ и не за­пла­ти­ли (а ино­гда да­же не ука­за­ли ав­тор­ства), то соц­сеть под­хва­ти­ла удач­ную фра­зу, став­шую ме­мом, но у ко­то­рой, как ока­за­лось, был кон­крет­ный ав­тор и, что ху­же, кон­крет­ный па­б­ли­шер. А уж что го­во­рить о тех си­ту­а­ци­ях, ко­гда ста­тьи и сю­же­ты из тра­ди­ци­он­ных СМИ «рас­тас­ки­ва­ют­ся на ци­та­ты», вы­па­да­ют в строч­ках по­ис­ко­ви­ков, по­па­да­ют в но­вост­ные аг­ре­га­то­ры — и это все яко­бы в их ин­те­ре­сах и ин­те­ре­сах ре­ци­пи­ен­та, ин­тер­нет-плат­фор­мы толь­ко поз­во­ля­ют им встре­тить­ся, най­ти друг дру­га. Но и сни­ма­ют при этом фи­нан­со­вые слив­ки — как и над­ле­жит по­сред­ни­кам в той са­мой «ста­рой» мо­де­ли ав­тор­ско­го пра­ва, ко­то­рую они яко­бы ата­ку­ют.

В соц­се­тях про­из­во­ди­те­ли кон­тен­та, как пра­ви­ло, не по­лу­ча­ют во­об­ще ни­че­го. При этом хо­зя­е­ва плат­форм об­ме­на кон­тен­том на­жи­ва­ют со­сто­я­ния на по­ка­зе ре­кла­мы и тор­гов­ле лич­ны­ми дан­ны­ми. Но ес­ли в от­но­ше­нии част­ных поль­зо­ва­те­лей это что-то вро­де кон­вен­ции — они да­ют кон­тент и по­лу­ча­ют за это то­ли­ку по­пу­ляр­но­сти и до­фа­ми­на за каж­дый лайк, то в от­но­ше­нии со­зда­те­лей (и па­б­ли­ше­ров) про­фес­си­о­наль­но­го кон­тен­та — ста­тей и фо­то, те­ле­пе­ре­дач и ки­но­лент, книг и лек­ций — это не очень спра­вед­ли­во. Для хо­зя­ев плат­форм это чи­стая при­быль, по­сколь­ку за про­из­вод­ство это­го про­фес­си­о­наль­но­го кон­тен­та они не пла­ти­ли ни ко­пей­ки, а от де­мон­стра­ции (про­крут­ки ре­кла­мы) они свою де­неж­ку по­лу­ча­ют.

Имен­но эту неспра­вед­ли­вость и пы­та­ет­ся ис­пра­вить но­вая ре­гу­ля­тор­ная нор­ма Ев­ро­пар­ла­мен­та: ес­ли кон­тент яв­ля­ет­ся про­фес­си­о­наль­ным, то есть за­щи­щен ко­пи­рай­том, за его ис­поль­зо­ва­ние на­до пла­тить дер­жа­те­лю прав. С точ­ки зре­ния дей­ству­ю­щей кон­цеп­ции ав­тор­ско­го пра­ва это же­ле­зо­бе­тон­ное пра­ви­ло.

Ко­то­рое не мо­жет быть про­сто раз­ру­ше­но — по­то­му что это сде­ла­ет со­зда­ние про­фес­си­о­наль­но­го кон­тен­та невы­год­ным. Или при­ве­дет к мо­но­по­ли­за­ции рын­ка кон­тен­та — как это бы­ло ко­гда-то в ки­но­ин­ду­стрии, ко­гда гол­ли­вуд­ские ки­но­сту­дии и сни­ма­ли ки­но, и вла­де­ли ки­но­те­ат­ра­ми. Уже сей­час у ин­тер­нет-ги­ган­тов вы­сок со­блазн де­лать свои но­во­сти и от­кры­вать свои СМИ (неко­то­рые из них об этом по­ду­мы­ва­ют). Это тем бо­лее ак­ту­аль­но, чем ме­нее про­фес­си­о­наль­ны­ми ста­но­вят­ся тра­ди­ци­он­ные СМИ — по ме­ре по­ху­де­ния их бюд­же­тов, свя­зан­ных как раз с от­то­ком средств в кар­ма­ны ин­тер­нет-кор­по­ра­ций.

Так что ре­гу­ля­цию ЕС вполне мож­но рас­це­ни­вать как по­пыт­ку удер­жать ин­фор­ма­ци­он­ный ры­нок в це­лом от мо­но­по­ли­за­ции. А учи­ты­вая ха­рак­тер то­ва­ра на этом рын­ке — и от но­во­го то­та­ли­та­риз­ма за­од­но. В гло­баль­ном плане цель ди­рек­ти­вы — и дру­гих до­ку­мен­тов, ре­гу­ли­ру­ю­щих сфе­ру при­ме­не­ния но­вых ин­фор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий, — мож­но рас­смат­ри­вать имен­но так: как про­ти­во­сто­я­ние меж­ду ста­рым ми­ром го­су­дарств и го­су­дар­ствен­ных элит и див­ным но­вым ми­ром, по­стро­ен­ном на по­лу­бес­плот­ном фун­да­мен­те ин­фор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.