Сти­хий­ные раз­ру­ши­те­ли. Ка­кой ущерб че­ло­ве­че­ству на­но­сит по­го­да Ос­нов­ной

Де­неж­ный ущерб несут бо­га­тые стра­ны, а бед­ные пла­тят жиз­ня­ми лю­дей. Укра­и­на по­сре­дине: при­род­ные ка­та­клиз­мы об­хо­дят­ся недо­ро­го и мно­го жиз­ней не за­би­ра­ют

Delovaya Stolitsa - - ЭКОНОМИКА - Ро­ман БРЫЛЬ

Под­счет по­терь

С чем Укра­ине по­вез­ло, так это с по­го­дой. Ни ура­га­ны, ни сне­го­па­ды, ни на­вод­не­ния не на­но­сят на­шей эко­но­ми­ке зна­чи­тель­но­го ущер­ба. Да­же в 2017 г., ко­гда сти­хия на пла­не­те раз­бу­ше­ва­лась по­сле недол­го­го за­ти­шья, по­го­да бы­ла ми­ло­сти­ва к нам. По дан­ным Гос­служ­бы по чрез­вы­чай­ным си­ту­а­ци­ям, в про­шлом го­ду эко­но­ми­че­ские по­те­ри от ЧС (в том чис­ле тех­но­ген­ных) со­ста­ви­ли $31 млн. Из них $10 млн сто­и­ли обиль­ные до­жди в За­кар­пат­ской и Жи­то­мир­ской об­ла­стях. В 2016 г. ЧС обо­шлись Укра­ине в чуть бо­лее $9 млн. Сколь­ко за­бра­ла по­го­да, Гос­служ­ба не уточ­ня­ет.

Осталь­но­му ми­ру по­вез­ло мень­ше. Со­во­куп­ный ущерб от при­род­ных ка­та­клиз­мов 2017 г. был оце­нен в $340 млрд, при этом до­ля ура­га­нов «Хар­ви», «Ир­ма» и «Ма­рия» со­ста­ви­ла $245 млрд. Они ста­ли са­мым до­ро­го­сто­я­щим бед­стви­ем за по­след­ние 20 лет. А наи­боль­ший урон при­ро­да на­нес­ла в 2011 г. — по­чти $400 млрд, из ко­то­рых $228 млрд — по­след­ствия зем­ле­тря­се­ния и по­сле­ду­ю­ще­го цу­на­ми в япон­ском ре­ги­оне Тох­оку. В 2005 г. ура­га­ны «Кат­ри­на», «Ри­та» и «Вил­ма» на­нес­ли се­ве­ро- и цен­траль­но-аме­ри­кан­ско­му по­бе­ре­жью и Ка­ри­бам ущерб, оце­нен­ный в $201 млрд, а в 2008 г. зем­ле­тря­се­ние в Ки­тае обо­шлось в $96 млрд.

Со­глас­но опуб­ли­ко­ван­ным в ок­тяб­ре дан­ным Управ­ле­ния ООН по умень­ше­нию опас­но­сти бед­ствий, на про­тя­же­нии по­след­них 20 лет гло­баль­ная эко­но­ми­ка в сред­нем нес­ла ущерб от них в $112 млрд в год.

Ре­аль­ная циф­ра на­мно­го вы­ше, посколь­ку стра­ны с низ­ким уров­нем до­хо­да си­сте­ма­ти­че­ски за­ни­жа­ют све­де­ния об эко­но­ми­че­ских по­те­рях. Ес­ли раз­ви­тые стра­ны по­да­ют све­де­ния об ущер­бе от 53% сти­хий­ных бед­ствий, то в бед­ных эта циф­ра со­став­ля­ет лишь 13%, а 87% бед­ствий оста­ют­ся неучтен­ны­ми. Объ­яс­ня­ет­ся это тем, что в тре­тьем ми­ре под­счи­ты­ва­ют по­те­ри толь­ко при мас­штаб­ных при­род­ных ка­та­клиз­мах и за­ни­ма­ют­ся этим меж­ду­на­род­ные ор­га­ни­за­ции, ко­то­рые при­хо­дят на по­мощь в дни тра­ге­дии.

По­греш­но­сти при под­сче­тах ис­пра­ви­ли спе­ци­а­ли­сты Все­мир­но­го бан­ка. По их дан­ным, ре­аль­ный ущерб, на­но­си­мый по­го­дой гло­баль­ной эко­но­ми­ке, со­став­ля­ет $520 млрд в год. При этом в ре­зуль­та­те по­год­ных ка­та­клиз­мов 26 млн че­ло­век на Зем­ле еже­год­но впа­да­ют в бед­ность.

Из­ме­не­ние кли­ма­та, или Ме­то­до­ло­ги­че­ский ап­грейд

Во­прос о при­чи­нах из­ме­не­ния кли­ма­та или да­же о том, про­ис­хо­дит оно или нет, все­гда был дис­кус­си­он­ным, а боль­шин­ство лю­дей име­ют на этот счет свое мне­ние. Тем не ме­нее ста­ти­сти­ка од­но­знач­на: на­чи­ная с кон­ца 1990-х ко­ли­че­ство ка­та­клиз­мов, свя­зан­ных с из­ме­не­ни­ем кли­ма­та, ста­биль­но рос­ло. По срав­не­нию с преды­ду­щим пе­ри­о­дом (1978–1997 гг.), ко­гда в сред­нем в год фик­си­ро­ва­лось 165 кли­ма­ти­че­ских бед­ствий (свя­зан­ных имен­но с из­ме­не­ни­ем кли­ма­та, к ним не от­но­сят­ся, к при­ме­ру, зем­ле­тря­се­ния из-за тек­то­ни­че­ских сдви­гов), в по­след­ние 20 лет их ко­ли­че­ство удво­и­лось — 329 слу­ча­ев в год. Со­от­вет­ствен­но рос­ла и циф­ра эко­но­ми­че­ских по­терь. Ес­ли с 1978 по 1997 гг. со­во­куп­ный эко­но­ми­че­ский ущерб от кли­ма­ти­че­ских бед­ствий, свя­зан­ных имен­но с из­ме­не­ни­ем кли­ма­та, оце­ни­вал­ся в $895 млрд и со­став­лял 68% об­ще­го убыт­ка от всех ви­дов ка­та­клиз­мов при­род­но­го ха­рак­те­ра ($1,3 трлн, то, со­глас­но дан­ным от­че­та Управ­ле­ния ООН «Эко­но­ми­че­ские по­те­ри, бед­ность и бед­ствия 1998–2017», в по­след­ние два де­ся­ти­ле­тия эта до­ля вы­рос­ла до 77%: $2,2 трлн ущер­ба от ка­та­строф, вы­зван­ных из­ме­не­ни­ем кли­ма­та, из $2,9 трлн об­ще­го ущер­ба от ка­та­клиз­мов.

При­ро­да бе­рет и день­га­ми, и жиз­ня­ми

Да­же са­мые до­ро­го­сто­я­щие при­род­ные ка­та­клиз­мы необя­за­тель­но со­про­вож­да­ют­ся мас­со­вы­ми че­ло­ве­че­ски­ми жерт­ва­ми. На­про­тив, люд­ские по­те­ри за­ча­стую на­пря­мую за­ви­сят не от фор­маль­но­го ко­ли­че­ства бед­ствий, а от уяз­ви­мо­сти на­се­ле­ния и тер­ри­то­рий: гу­сто­на­се­лен­но­сти, го­тов­но­сти к опре­де­лен­но­му ти­пу бед­ствий (проч­ность со­ору­же­ний, эф­фек­тив­ность служб ре­а­ги­ро­ва­ния) и т.д. Так, к при­ме­ру, зем­ле­тря­се­ние на Га­и­ти унес­ло бо­лее 222 тыс. жиз­ней, но ана­ло­гич­ное по си­ле зем­ле­тря­се­ние в Но­вой Зе­лан­дии, охва­тив­шее пло­щадь с на­се­ле­ни­ем в 300 тыс. че­ло­век, обо­шлось без еди­ной жерт­вы. Сра­бо­та­ла вы­со­кая сте­пень го­тов­но­сти вла­стей и про­ду­ман­ная си­сте­ма жест­ких тре­бо­ва­ний к стро­и­тель­ным нор­мам. На­хо­дя­ще­му­ся в сей­сми­че­ски опас­ной зоне Ира­ну уда­лось зна­чи­тель­но умень­шить смерт­ность от зем­ле­тря­се­ний по­сле то­го, как стра­на ин­ве­сти­ро­ва­ла в со­от­вет­ству­ю­щую про­грам­му, в част­но­сти в стро­и­тель­ство сей­сми­че­ски устой­чи­вых школ.

Шторм-раз­ру­ши­тель и зем­ле­тря­се­ние-убий­ца

Наи­бо­лее до­ро­го­сто­я­щее сти­хий­ное бед­ствие — шторм. За по­след­ние 20 лет он обо­шел­ся че­ло­ве­че­ству в $1,3 трлн — во столь­ко же, сколь­ко зем­ле­тря­се­ния и на­вод­не­ния вме­сте взя­тые. А са­мое смер­то­нос­ное бед­ствие — зем­ле­тря­се­ние. За 20 лет оно унес­ло 747 тыс. жиз­ней. Круп­ней­шие из них про­изо­шли в Ин­дий­ском оке­ане в 2004 г. (вме­сте с цу­на­ми) и на Га­и­ти в 2010-м.

Вто­рой мас­со­вый сти­хий­ный убий­ца рас­про­стра­ня­ет­ся по пла­не­те бо­лее рав­но­мер­но. Речь идет об экс­тре­маль­ных тем­пе­ра­ту­рах, ко­то­рые мо­гут уда­рить в лю­бой точ­ке зем­но­го ша­ра. К при­ме­ру, в 2003 г. слу­чил­ся всплеск смерт­но­сти от кли­ма­ти­че­ских бед­ствий, ко­гда от силь­ной жа­ры в Ев­ро­пе умер­ли 72 тыс. че­ло­век. В 2008 г. цик­лон «Нар­гис» унес жиз­ни 138 тыс. че­ло­век в Мьян­ме, при­чем боль­шин­ство жертв бы­ло в ко­рот­кий пе­ри­од, ко­гда рез­ко упа­ла тем­пе­ра­ту­ра.

В 2010 г. ано­маль­ная жа­ра ста­ла при­чи­ной смер­ти 56 тыс. рос­си­ян. То­гда гла­ва Росгид­ро­ме­та Алек­сандр Фро­лов за­явил, что та­ко­го жар­ко­го ле­та в Рос­сии не бы­ло со вре­мен Рю­ри­ка, то есть око­ло 1000 лет. В том же го­ду от ано­маль­но вы­со­кой тем­пе­ра­ту­ры и по­сле­до­вав­шей за­су­хи по­гиб­ли 20 тыс. со­ма­лий­цев, ка­за­лось бы, при­вык­ших к па­ля­ще­му аф­ри­кан­ско­му солн­цу.

В це­лом же за 20 лет в ре­зуль­та­те сти­хий­ных бед­ствий по­гиб­ли 1,3 млн че­ло­век, а 4,4 млрд по­лу­чи­ли уве­чья раз­лич­ной сте­пе­ни тя­же­сти, ока­за­лись без кро­ва или нуж­да­лись в чрез­вы­чай­ной по­мо­щи.

Дол­го­сроч­ное вли­я­ние бед­ствий

Ча­сто сти­хий­ные бед­ствия на­но­сят не од­но­ра­зо­вый ущерб, а вле­кут за со­бой рас­тя­ну­тые на го­ды глу­бо­кие эко­но­ми­че­ские по­след­ствия. Это мо­жет про­ис­хо­дить в том слу­чае, ко­гда в бе­ду по­па­да­ет слиш­ком боль­шое ко­ли­че­ство лю­дей. На­при­мер, в Ки­тае в 1998 г. 239 млн че­ло­век по­стра­да­ли от на­вод­не­ния, а в 2002 г. — 100 млн от пес­ча­ной бу­ри. В 2002 г. силь­ней­шая за­су­ха на­нес­ла ущерб 300 млн че­ло­век в Ин­дии. А в 2015 г. от за­су­хи по­стра­да­ли 365 млн че­ло­век в че­ты­рех стра­нах — Ин­дии, Се­вер­ной Ко­рее, Эфи­о­пии и Ма­ла­ви. Лик­ви­да­ция по­след­ствий рас­тя­ну­лась на го­ды, а мил­ли­о­ны лю­дей так и не вер­ну­лись из-за чер­ты бед­но­сти.

За­су­ха — один из наи­бо­лее про­за­ич­ных ка­та­клиз­мов, да и эко­но­ми­че­ский ущерб от нее ка­жет­ся незна­чи­тель­ным (4% об­щих по­терь от сти­хий­ных бед­ствий), но ее по­след­ствия за­ча­стую яв­ля­ют­ся ка­та­стро­фи­че­ски­ми для на­ци­о­наль­ных эко­но­мик. В 2017 г. ис­сле­до­ва­ние Цен­тра ис­сле­до­ва­ний эпи­де­мио­ло­гии и бед­ствий (CRED) Лувен­ско­го ка­то­ли­че­ско­го уни­вер­си­те­та по­ка­за­ло, что за­су­хи на­но­сят зна­чи­тель­но

Еже­год­но пло­хая по­го­да об­хо­дит­ся гло­баль­ной эко­но­ми­ке в $520 млрд

боль­ший ущерб на­ци­о­наль­ным эко­но­ми­кам, чем дру­гие сти­хий­ные бед­ствия. Бо­лее 40% ис­сле­до­ван­ных уче­ны­ми слу­ча­ев за­су­хи при­во­дят к эко­но­ми­че­ским по­те­рям, пре­вы­ша­ю­щим 0,5% ВВП. Этот уро­вень ущер­ба счи­та­ет­ся МВФ кри­ти­че­ским по­ро­гом для опре­де­ле­ния эко­но­ми­че­ской ка­та­стро­фы на­ци­о­наль­но­го мас­шта­ба.

На­вод­не­ние — не толь­ко наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ный вид бед­ствия, но и за­тра­ги­ва­ет наи­боль­шее ко­ли­че­ство лю­дей (свы­ше 100 млн че­ло­век в год). На вто­ром ме­сте за­су­ха — за 20 лет от нее по­стра­да­ли 1,5 млрд че­ло­век (75 млн в год). Штор­мы за­тра­ги­ва­ют 36 млн че­ло­век в год, зем­ле­тря­се­ния — 6 млн, экс­тре­маль­ные тем­пе­ра­ту­ры — 4,8 млн, ополз­ни — 240 тыс., по­жа­ры, вул­ка­ны и сдвиг поч­вы — 31 тыс. че­ло­век в год со­во­куп­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.