Во­ен­ный кор­ре­спон­дент Ан­дрей Ца­п­ли­ен­ко — о мо­раль­ном ду­хе и на­стро­е­нии на пе­ре­до­вой

Во­ен­ный кор­ре­спон­дент Ан­дрей Ца­п­ли­ен­ко — о мо­раль­ном ду­хе и на­стро­е­нии на пе­ре­до­вой

Den (Russian) - - Преcс-клуб «дня» - Ва­дим ЛУБЧАК, «День» ФОТО С ФЕЙСБУК-СТРА­НИ­ЦЫ АН­ДРЕЯ ЦА­П­ЛИ­ЕН­КО

Бо­ец укра­ин­ской раз­вед­ки, ко­то­рый вел на­блю­де­ние за по­зи­ци­я­ми рос­сий­ских ок­ку­па­ци­он­ных войск на Дон­бас­се, на днях снял од­но­го из на­ем­ни­ков РФ в со­вре­мен­ной пик­сель­ной уни­фор­ме ВСУ. Об этом у се­бя в Facebook рас­ска­зал укра­ин­ский во­ен­ный кор­ре­спон­дент ка­на­ла «1+1» Ан­дрей Ца­п­ли­ен­ко. «Тре­вож­ный зво­нок. Укра­ин­ская фор­ма на бо­е­ви­ках. Рос­сий­ский на­ем­ник в укра­ин­ском «пик­се­ле» обу­стра­и­ва­ет блин­даж, и не зна­ет, что он под при­це­лом укра­ин­ско­го раз­вед­чи­ка. И хо­ро­шо, что укра­и­нец на­жал не на ку­рок, а на кноп­ку «REC», — на­пи­сал он, опуб­ли­ко­вав со­от­вет­ству­ю­щий сни­мок. По сло­вам Ан­дрея, бо­е­ви­ки, ско­рее все­го, го­то­вят­ся к про­во­ка­ци­ям про­тив ОБСЕ, а, воз­мож­но, и бу­дут при­ме­нять тер­рор к мест­но­му на­се­ле­нию, что­бы об­ви­нить в нем укра­ин­ских сол­дат. «Так­ти­ка, ко­то­рую ис­поль­зо­ва­ли спец­от­ря­ды НКВД для дис­кре­ди­та­ции УПА», — до­бав­ля­ет жур­на­лист.

Из­вест­ный во­ен­ный кор­ре­спон­дент Ан­дрей Ца­п­ли­ен­ко, ко­то­рый вел ре­пор­та­жи во вре­мя кон­флик­тов в Аф­га­ни­стане, Ма­ке­до­нии, Ира­ке, Не­па­ле, Юж­ной Осе­тии, Каш­ми­ре, Ли­бе­рии, Ко­лум­бии, а та­к­же из дру­гих «го­ря­чих то­чек», се­го­дня ра­бо­та­ет до­ма, в Укра­ине, на пе­ре­до­вой ли­нии столк­но­ве­ния с вра­гом. Как укра­ин­ские во­ен­ные и жур­на­ли­сты на во­сто­ке вос­при­ни­ма­ют за­кон о ре­ин­те­гра­ции Дон­бас­са, что ду­ма­ют о воз­мож­но­сти введения ми­ро­твор­цев ООН на во­сток и глав­ное — с ка­ким на­стро­е­ни­ем го­то­вят­ся встре­чать День за­щит­ни­ка Укра­и­ны? Об этом «День» по­бе­се­до­вал с во­ен­ным жур­на­ли­стом Ан­дре­ем ЦА­П­ЛИ­ЕН­КО.

— С ка­ки­ми на­стро­е­ни­я­ми во­ен­ные го­то­вят­ся встре­чать­День­за­щит­ни­ка Укра­и­ны? Есть­ли риск то­го, что в этот день­враг под­го­то­вит про­во­ка­ции и ата­ки?

— Укра­ин­ские во­ен­ные вос­при­ни­ма­ют День за­щит­ни­ка Укра­и­ны как свой глав­ный празд­ник. У них есть не так мно­го по­во­дов для то­го, что­бы при­нять по­здрав­ле­ния и зна­ки от­ли­чия. Аб­со­лют­но за­слу­жен­но, кста­ти. И это очень важ­но для под­ня­тия ду­ха, для мо­ти­ва­ции, для по­ни­ма­ния то­го, что за то­бой сто­ит стра­на. Что она те­бя, сво­е­го за­щит­ни­ка, под­дер­жи­ва­ет.

На­ка­нуне и в те­че­ние са­мо­го Дня за­щит­ни­ка, враг про­гно­зи­ру­е­мо мо­жет уве­ли­чить ин­тен­сив­ность об­стре­лов. Или за­хо­чет «по­здра­вить» на­ших во­ен­ных про­во­ка­ци­я­ми... Но, по­верь­те, Во­ору­жен­ные Си­лы Укра­и­ны все­гда го­то­вы к лю­бо­му раз­ви­тию со­бы­тий. И это не фи­гу­ра ре­чи, не фор­маль­ное тек­сто­вое кли­ше. Я рад то­му, что, об­ща­ясь с во­ен­ны­ми, ви­жу у всех хо­ро­шее, бо­е­вое на­стро­е­ние... Лю­ди по­ни­ма­ют, что они де­ла­ют то муж­ское де­ло, ко­то­рое нуж­но в на­сто­я­щий мо­мент де­лать. И не счи­тать­ся со все­воз­мож­ны­ми по­ли­ти­че­ски­ми ба­та­ли­я­ми во­круг Дон­бас­са. Во­ен­ные дей­стви­тель­но ис­пол­ня­ют сверхваж­ную роль для стра­ны — на­хо­дясь там, на ли­нии столк­но­ве­ния, и не пус­кая вра­га ни на шаг впе­ред.

ГЛАВ­НОЕ — ОСТА­НО­ВИТЬ ВОЙ­НУ

— Вы упо­мя­ну­ли о по­ли­ти­че­ских ба­та­ли­ях. Как на пе­ре­до­вой — кор­ре­спон­ден­ты, пресс-офи­це­ры и са­ми во­ен­ные оце­ни­ва­ют за­кон о ре­ин­те­гра­ции Дон­бас­са? В част­но­сти, преду­смот­рен­ное из­ме­не­ние ста­ту­са, при­зна­ние ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий фор­маль­но ок­ку­пи­ро­ван­ны­ми тер­ри­то­ри­я­ми, а та­к­же опре­де­ле­ние юри­ди­че­ских пред­по­сы­лок для ве­де­ния бо­е­вых дей­ствий и во­ен­ных опе­ра­ций — ана­ли­зи­ру­ют ли в зоне АТО эту ини­ци­а­ти­ву?

— Ко­неч­но, тя­же­ло обоб­щать. Не мо­гу го­во­рить за всех, ко­го вы пе­ре­чис­ли­ли сей­час, от­но­си­тель­но их мне­ния об ак­ту­аль­ных со­бы­ти­ях в пар­ла­мен­те. Я имею пра­во го­во­рить лишь о тех во­ен­ных, с ко­то­ры­ми со­труд­ни­чал на этой неде­ле. И до­ста­точ­но от­кро­вен­но го­во­рил о войне и ми­ре. Это 108-й от­дель­ный гор­но-штур­мо­вой ба­та­льон, ко­то­рый на­хо­дит­ся на Лу­ган­щине. Ино­гда от пе­ре­до­вой ли­нии их око­пов к по­зи­ци­ям бо­е­ви­ков не боль­ше пол­ки­ло­мет­ра. С эти­ми бой­ца­ми мы под­хо­ди­ли по­чти впри­тык к бо­е­ви­кам в «се­рой зоне», в Но­воалек­сан­дров­ке, что­бы по­смот­реть на со­вет­скую сим­во­ли­ку над око­па­ми се­па­ра­ти­стов. По­че­му-то имен­но она их вдох­нов­ля­ет. Так вот, по мне­нию во­ен­ных, глав­ное, что­бы те, кто жи­вет на некон­тро­ли­ру­е­мой тер­ри­то­рии, по­ня­ли, что с Укра­и­ной луч­ше. Ес­ли за­кон на это на­прав­лен, это «плюс». От­кро­вен­но го­во- ря, лю­дей на ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии устра­и­ва­ет лю­бой ва­ри­ант раз­ви­тия со­бы­тий, ес­ли бу­дет пре­кра­ще­ние вой­ны, вос­ста­нов­ле­ние ин­фра­струк­ту­ры и эко­но­ми­че­ских свя­зей. А это воз­мож­но лишь вме­сте с Укра­и­ной. И лю­ди на ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии это при­зна­ют. По­ка что ше­по­том и без ка­ме­ры. Но на все свое вре­мя. Са­ми же ре­бя­та от­но­си­тель­но со­бы­тий в пар­ла­мен­те от­ве­ча­ют так: «Мы — лю­ди во­ен­ные и долж­ны вы­пол­нять при­каз. Наш при­каз сто­ять здесь, и не пус­кать вра­га даль­ше. Бу­дет при­каз ид­ти впе­ред — пой­дем впе­ред, без во­про­сов. Есть же­ла­ние, есть воз­мож­но­сти, есть по­ни­ма­ние ре­аль­ной си­ту­а­ции и, глав­ное, есть сред­ства и си­лы. Но есть при­каз — «сто­ять здесь и кон­тро­ли­ро­вать си­ту­а­цию». По­это­му на­ши во­ен­ные ис­пол­ня­ют свои обя­зан­но­сти и да­ют воз­мож­ность лю­дям из «се­рой зо­ны» по­нять, что Во­ору­жен­ные Си­лы Укра­и­ны там лишь для то­го, что­бы пре­кра­ти­лась вой­на и воз­об­но­ви­лась связь с Укра­и­ной.

МИРОТВОРЦЫ ООН КАК «ЩИТ» ГРА­НИ­ЦЫ

— Не­дав­но вы на­пи­са­ли в «Фейс­бу­ке» ин­те­рес­ный пост о дискуссии от­но­си­тель­но ми­ро­твор­цев ООН на Дон­бас­се — от­ме­ти­ли, что они уже там и рас­ска­за­ли ис­то­рию об Оле­ге Си­до­рен­ко, ко­то­рый свой «го­лу­бой бе­рет» но­сит как обе­рег на укра­ин­ском фрон­те. Эта те­ма на фрон­те об­суж­да­ет­ся?

— Да. Сей­час у нас на фрон­те дей­стви­тель­но очень мно­го ми­ро­твор­цев. Ко­неч­но, быв­ших. Мож­но пе­ре­чис­лить да­же по фа­ми­ли­ям, я лич­но знаю не­ма­ло лю­дей, с кем мы вме­сте бы­ли и об­ща­лись в ми­ро­твор­че­ских мис­си­ях. Ко­ман­дир 108-го ба­та­льо­на слу­жил в Ира­ке, ко­ман­дир опе­ра­тив­но-так­ти­че­ской груп­пи­ров­ки «Лу­ганск» та­к­же слу­жил в Ира­ке. Мно­гие из тех, кто во­ю­ет на Дон­бас­се, я знаю по служ­бе в аф­ри­кан­ских ми­ро­твор­че­ских мис­си­ях ООН. Это ав­то­ри­тет­ные офи­це­ры, про­фес­си­о­на­лы, экс­пер­ты во­ен­но­го де­ла. Боль­шин­ство из этих офи­це­ров име­ет ана­ли­ти­че­ский строй мыш­ле­ния. Они счи­та­ют, что миротворцы долж­ны стать на ли­нии го­су­дар­ствен­ной гра­ни­цы меж­ду Укра­и­ной и Рос­си­ей, ко­то­рую мы те­перь не кон­тро­ли­ру­ем. Еще раз от­ме­чаю: не на ли­нии раз­гра­ни­че­ния, а на го­су­дар­ствен­ной гра­ни­це. Их глав­ная за­да­ча — взять под кон­троль эту гра­ни­цу и оста­но­вить снаб­же­ние ору­жия со сто­ро­ны Рос­сии. Это, нуж­но при­знать, ком­про­мисс­ный ва­ри­ант. В на­сто­я­щий мо­мент, на са­мом де­ле, очень слож­ная по­ли­ти­че­ская ситуация в ми­ре, для то­го что­бы ре­шить во­прос воз­вра­ще­ния Дон­бас­са. Она неве­ро­ят­но слож­ная. Мы име­ем се­рьез­ное про­ти­во­дей­ствие концепции ми­ро­твор­че­ской мис­сии ООН со сто­ро­ны Рос­сии, а та­к­же очень мощ­ное рос­сий­ское лоб­би в по­ли­ти­че­ских си­лах ми­ра. Посмот­ри­те на вы­бо­ры в США, на вы­бо­ры в Ев­ро­пе, в част­но­сти в Гер­ма­нии, где в Бун­дес­таг по­па­ла от­кро­вен­но про­рос­сий­ская пар­тия. Вс­пом­ни­те шо­ки­ру­ю­щие при­зы­вы Пре­зи­ден­та Че­хии в ПАСЕ при­знать Крым рос­сий­ским, по­то­му что ина­че, пу­га­ет Ми­лош Зе­ман, «ес­ли мы хо­тим Крым вер­нуть Укра­ине, то это бу­дет озна­чать боль­шую ев­ро­пей­скую вой­ну», не боль­ше и не мень­ше. И та­кие за­яв­ле­ния, бе­з­услов­но, пу­га­ют ев­ро­пей­цев, ко­то­рые со­всем не го­то­вы ра­ди Укра­и­ны пла­тить сво­им ком­фор­том и удоб­ства­ми. Не го­во­ря уже о без­опас­но­сти, не так ли? В ПАСЕ, опять же, с недав­них пор пред­се­да­тель­ству­ет ки­при­от­ка Стел­ла Ки­ри­а­ки­дис, ко­то­рая, хоть и не за­ме­че­на в ан­ти­укра­ин­ских вы­ска­зы­ва­ни­ях, но из­вест­на тем, что не по­се­ща­ет Ас­сам­блею то­гда, ко­гда рас­смат­ри­ва­ют­ся во­про­сы в кон­тек­сте рос­сий­ской агрес­сии про­тив су­ве­рен­но­го ев­ро­пей­ско­го го­су­дар­ства. На вся­кий слу­чай. Но что там го­во­рить? И у нас, под ку­по­лом Ра­ды, вме­сто пат­ри­о­тов Укра­и­ны мно­же­ство та­ких вот «ки­при­о­тов Укра­и­ны», ка­кие сло­ва про­тив Рос­сии не ска­жут. Опять же, на вся­кий слу­чай. Сле­до­ва­тель­но, нуж­но при­знать, что Рос­сия в на­сто­я­щий мо­мент име­ет опре­де­лен­ные успехи на внеш­не­по­ли­ти­че­ской арене. И в та­ких усло­ви­ях слож­но раз­го­ва­ри­вать с ми­ром о по­мо­щи. Но с дру­гой сто­ро­ны, мы ищем ком­про­мис­сы, про­бу­ем пе­ре­иг­рать Рос­сий­скую Фе­де­ра­цию. По край­ней ме­ре, для на­ча­ла нуж­но сде­лать невоз­мож­ным снаб­же­ние ору­жия на ок­ку­пи­ро­ван­ные тер­ри­то­рии — по­то­му что имен­но в этом клю­че­вая про­бле­ма. И ес­ли она бу­дет ре­ше­на, то и во­прос воз­вра­ще­ния от­дель­ных рай­о­нов До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей ре­шит­ся, по­верь­те, до­ста­точ­но быст­ро. То есть очень важ­но пре­кра­тить снаб­же­ние ору­жия. А даль­ше Во- ору­жен­ные Си­лы зна­ют, что де­лать.

— На­чаль­ник кли­ни­ки пси­хи­ат­рии На­ци­о­наль­но­го во­ен­но-ме­ди­цин­ско­го кли­ни­че­ско­го цен­тра «Глав­ный во­ен­ный кли­ни­че­ский гос­пи­таль» Олег Друзь, вы­сту­пая в пар­ла­мент­ском Ко­ми­те­те по во­про­сам здра­во­охра­не­ния, за­явил, что 93% участ­ни­ков ан­ти­тер­ро­ри­сти­че­ской опе­ра­ции на Дон­бас­се яв­ля­ют­ся по­тен­ци­аль­ной угро­зой для об­ще­ства. Это мг­но­вен­но вы­зва­ло воз­му­ще­ние в со­ци­аль­ных се­тях.

— И не толь­ко в со­ци­аль­ных се­тях. Во­ен­ные на во­сто­ке та­к­же воз­му­ща­лись та­ки­ми за­яв­ле­ни­я­ми. К со­жа­ле­нию, на­ши чи­нов­ни­ки, неза­ви­си­мо от то­го, в ка­кой сфе­ре они ра­бо­та­ют, не уме­ют чет­ко фор­му­ли­ро­вать свои мне­ния. Впро­чем, не толь­ко они. Вс­пом­ни­те, ка­кой бы­ла ре­ак­ция на вы­ска­зы­ва­ние Оле­га Скрип­ки о «язы­ко­вом гет­то» или Ев­ге­на Ни­щу­ка об «от­сут­ствии ге­не­ти­ки на Дон­бас­се». Ес­ли че­ло­век не в со­сто­я­нии найти кон­такт с со­бе­сед­ни­ком, не уме­ет чет­ко вы­ска­зы­вать свои мыс­ли, я не уве­рен, что он мо­жет ру­ко­во­дить дру­ги­ми людь­ми.

От­но­си­тель­но «де­вя­но­ста трех про­цен­тов» мо­гу поз­во­лить се­бе до­пу­стить, что Друзь, по­ви­ди­мо­му, хо­тел ска­зать, что 93% во­ен­ных по­сле уча­стия в бо­е­вых дей­стви­ях нуж­да­ют­ся в опре­де­лен­ной пси­хо­ло­ги­че­ской по­мо­щи. И это факт. Соб­ствен­но го­во­ря, аме­ри­кан­ские пси­хо­ло­ги под­твер­жда­ют, что лю­бым во­ен­ным, по­сле по­сто­ян­но­го стрес­са бо­е­вых дей­ствий, для то­го, что­бы адап­ти­ро­вать­ся к граж­дан­ской жиз­ни, нуж­но прой­ти опре­де­лен­ный курс пси­хо­ло­ги­че­ской ре­а­би­ли­та­ции. Ду­маю, ес­ли бы Друзь вы­ска­зал­ся имен­но так, это бы не оскор­би­ло во­ен­ных. Но од­на его неза­вер­шен­ная мысль на­лез­ла на дру­гую, и из его уст сле­те­ла неле­пая фор­му­ли­ров­ка, став­шая мол­ние­нос­но все­на­род­ным «ме­мом». А во­об­ще-то за­яв­ле­ния лю­дей, у ко­то­рых от­сут­ству­ет ко­ор­ди­на­ция меж­ду мыс­ля­ми, сло­ва­ми и дей­стви­я­ми труд­но ком­мен­ти­ро­вать.

ИС­ТО­РИ­ЧЕ­СКИЙ МО­МЕНТ

— «2+2» на По­кро­ву по­ка­жет фильм «Гвар­дия-2». До­ста­точ­но ли, по ва­ше­му мне­нию, на укра­ин­ском ТВ лент, в ко­то­рых ге­ро­изи­ру­ют на­ших за­щит­ни­ков?

— Од­но­знач­но, нет. Ху­до­же­ствен­ных филь­мов и те­ле­се­ри­а­лов ка­та­стро­фи­че­ски не хва­та­ет. При­чи­на до ба­наль­но­го про­ста. Нет де­нег. Ведь ки­но это очень цен­ная вещь. Во­об­ще во­ен­ный эпос, ба­таль­ные сце­ны, вос­про­из­ве­ден­ные в ки­но, очень до­ро­гое удо­воль­ствие. Долж­но быть се­рьез­ное фи­нан­си­ро­ва­ние это­го на­прав­ле­ния ки­но­ис­кус­ства. Же­ла­ние у ре­жис­се­ров сни­мать филь­мы о войне, ге­ро­изи­ро­вать на­ших ре­бят, с ко­то­ры­ми мы жи­вем ря­дом, на са­мом де­ле есть. И та­лант есть. Это за­мет­но по ини­ци­а­ти­вам то­го же Ах­те­ма Сей­табле­е­ва. Вот спро­си­те луч­ше Ах­те­ма о бюд­же­те ба­таль­ных мо­мен­тов в его филь­ме о До­нец­ком аэро­пор­те. Впро­чем, я знаю, что, не­взи­рая на все фи­нан­со­вые труд­но­сти, Укра­и­на боль­ше вни­ма­ния бу­дет уде­лять ге­ро­иза­ции на­ших во­и­нов. По­то­му что это во­прос на­шей неза­ви­си­мо­сти. Куль­тур­но­го вы­жи­ва­ния, ес­ли хо­ти­те.

— На са­мом де­ле идея мо­их сю­же­тов — очень про­ста. Мы долж­ны по­ни­мать, что дру­гой стра­ны у нас нет. И дру­го­го шан­са на то, что­бы Укра­и­на дей­стви­тель­но ста­ла неза­ви­си­мым, вли­я­тель­ным государством, в ко­то­ром лю­ди чув­ству­ют се­бя уют­но и уве­рен­но, — боль­ше не бу­дет в ис­то­рии. Это — по­след­няя по­пыт­ка. А по­то­му нуж­но ува­жать и це­нить тех лю­дей, ко­то­рые на фрон­те за­щи­ща­ют Укра­и­ну и бо­рют­ся за ее неза­ви­си­мость. И нуж­но этим лю­дям по­мо­гать. Ес­ли ты сам не бе­решь ору­жие в ру­ки, най­ди спо­соб, с по­мо­щью ко­то­ро­го смо­жешь по­мочь во­ен­ным. А зна­чит по­мочь са­мо­му се­бе. Толь­ко так мы по­бе­дим.

— Со­зда­вая сю­же­ты о войне на во­сто­ке, ка­кую ос­нов­ную мысль­пы­та­е­тесь­до­не­сти до зри­те­лей?

XIX Меж­ду­на­род­ный фо­то­кон­курс ФОТО — - 2017

«Чер­ные бе­ре­ты»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.