«Блиц-пры­жок в 1995-м»

22 го­да то­му на­зад Укра­и­ну тор­же­ствен­но при­ня­ли в Со­вет Ев­ро­пы. По­че­му по­те­ря­ли темп и до сих пор не вы­пол­ни­ли свои обя­за­тель­ства?

Den (Russian) - - Первая Страница - Иван КАПСАМУН, Ва­лен­тин ТОРБА, «День»

Да­ле­кий уже 1995 год был для Укра­и­ны очень важ­ным и зна­ко­вым. 9 но­яб­ря в Страс­бур­ге (Фран­ция), где рас­по­ло­же­на штаб-квар­ти­ра Со­ве­та Ев­ро­пы, со­сто­я­лась офи­ци­аль­ная це­ре­мо­ния вступ­ле­ния Укра­и­ны в эту ор­га­ни­за­цию. О сво­ем же­ла­нии всту­пить в СЕ Укра­и­на за­яви­ла еще 14 июля 1992 г. По­сле это­го со­труд­ни­че­ство меж­ду на­шим го­су­дар­ством и СЕ на пра­ви­тель­ствен­ном и пар­ла­мент­ском уров­нях зна­чи­тель­но ак­ти­ви­зи­ро­ва­лось. Ведь ос­нов­ным устав­ным ус­ло­ви­ем для вступ­ле­ния стран в Со­вет Ев­ро­пы яв­ля­ет­ся при­зна­ние го­су­дар­ством-кан­ди­да­том прин­ци­па вер­хо­вен­ства пра­ва, его обя­за­тель­ство обес­пе­чить пра­ва и ос­нов­ные сво­бо­ды че­ло­ве­ка всем ли­цам, ко­то­рые на­хо­дят­ся под его юрис­дик­ци­ей, и эф­фек­тив­но со­труд­ни­чать с дру­ги­ми го­су­дар­ства­ми с це­лью до­сти­же­ния це­лей СЕ.

Еще до при­об­ре­те­ния член­ства в СЕ Укра­и­на ста­ла сто­ро­ной несколь­ких кон­вен­ций этой ор­га­ни­за­ции. Уже 16 сен­тяб­ря 1992 г. Вер­хов­ной Ра­де Укра­и­ны был предо­став­лен ста­тус «спе­ци­аль­но при­гла­шен­но­го го­стя» в Пар­ла­мент­ской ас­сам­блее Со­ве­та Ев­ро­пы (ПАСЕ). Да­лее по до­ве­рен­но­сти Ко­ми­тет ми­ни­стров СЕ Пар­ла­мент­ская ас­сам­блея долж­на бы­ла под­го­то­вить вы­вод от­но­си­тель­но сте­пе­ни го­тов­но­сти Укра­и­ны к вступ­ле­нию в СЕ. Со­от­вет­ствен­но, Ев­ро­пей­ская ко­мис­сия «За де­мо­кра­тию че­рез пра­во» про­ве­ла пра­во­вую экс­пер­ти­зу про­ек­тов от­дель­ных ста­тей но­вой Кон­сти­ту­ции Укра­и­ны, про­ек­тов Се­мей­но­го и Ад­ми­ни­стра­тив­но­го ко­дек­сов, про­ек­та За­ко­на о мест­ных со­ве­тах на­род­ных де­пу­та­тов. 15 сен­тяб­ря 1995 г. в Ки­е­ве был от­крыт Центр ин­фор­ма­ции и до­ку­мен­та­ции СЕ. По это­му слу­чаю в Укра­ине на­хо­дил­ся ге­не­раль­ный сек­ре­тарь СЕ Да­ни­эль Тар­шис.

И вот 26 сен­тяб­ря 1995 г. во вре­мя сен­тябрь­ской ча­сти сес­сии 1995 г. ПАСЕ при­ня­ла по­зи­тив­ный вы­вод от­но­си­тель­но за­яв­ки Укра­и­ны на вступ­ле­ние в Со­вет Ев­ро­пы. В Ас­сам­блее на­шей стране предо­став­ле­ны 12 мест. За­вер­ша­ю­щей ста­ди­ей про­це­ду­ры вступ­ле­ния Укра­и­ны в СЕ ста­ло за­се­да­ние Ко­ми­те­та ми­ни­стров СЕ, ко­то­рое еди­но­душ­но при­ня­ло ре­зо­лю­цию о при­гла­ше­нии Укра­и­ны стать 37-м чле­ном ор­га­ни­за­ции и при­со­еди­нить­ся к ее Уста­ву. 31 ок­тяб­ря 1995 г. Вер­хов­ная Ра­да при­ня­ла За­кон Укра­и­ны о при­со­еди­не­нии к Уста­ву СЕ.

9 но­яб­ря 1995 г. во вре­мя тор­же­ствен­ной це­ре­мо­нии на пло­ща­ди пе­ред Двор­цом Ев­ро­пы был под­нят го­су­дар­ствен­ный флаг Укра­и­ны. В це­ре­мо­нии при­ня­ли уча­стие ген­сек СЕ Да­ни­эль Тар­шис и чле­ны укра­ин­ской де­ле­га­ции, воз­глав­ля­е­мой пре­мьер-ми­ни­стром Ев­ге­ни­ем Мар­чу­ком. Обра­ща­ясь к участ­ни­кам це­ре­мо­нии, Мар­чук за­явил, что «при­ем Укра­и­ны в Со­вет Ев­ро­пы сви­де­тель­ству­ет о при­зна­ни­ях про­грес­сив­ных пре­об­ра­зо­ва­ний, ко­то­рые осу­ще­стви­ло на­ше го­су­дар­ство за срав­ни­тель­но ко­рот­кий срок, о под­держ­ке со сто­ро­ны Ев­ро­пей­ско­го со­дру­же­ства де­мо­кра­ти­че­ских про­цес­сов, про­ис­хо­дя­щих в на­шей стране, а так­же о том зна­че­нии, ко­то­рое уде­ля­ет Ев­ро­па по­ли­ти­че­ским и эко­но­ми­че­ским ре­фор­мам в неза­ви­си­мой Укра­ине » (interfax.com.ua).

То­гдаш­ний пре­мьер- ми­нистр под­черк­нул, что при­ня­тие Укра­и­ны в СЕ сим­во­ли­зи­ру­ет «воз­вра­ще­ние Укра­и­ны в ев­ро­пей­скую се­мью на­ро­дов, ча­стью ко­то­рой мы все­гда се­бя счи­та­ли». «Стра­на, ко­то­рая на­хо­дит­ся в гео­гра­фи­че­ском цен­тре кон­ти- нен­та и ко­то­рая в то же вре­мя ве­ка­ми бы­ла ис­кус­ствен­но изо­ли­ро­ва­на от ев­ро­пей­ских дел, на­ко­нец, зай­мет над­ле­жа­щее ме­сто в ев­ро­пей­ском до­ме. Член­ство Укра­и­ны в СЕ — это га­ран­тия без­опас­но­сти и су­ве­ре­ни­те­та Укра­и­ны, ее даль­ней­ше­го про­дви­же­ния пу­тем ры­ноч­ных ре­форм и де­мо­кра­ти­че­ских пре­об­ра­зо­ва­ний», — от­ме­тил Ев­ге­ний Мар­чук.

Об­ра­ти­те вни­ма­ние на сло­ва о «воз­вра­ще­нии Укра­и­ны в ев­ро­пей­скую се­мью на­ро­дов». Это бы­ло ска­за­но в 1995 г. И вс­пом­ни­те те­перь, сколь­ко раз по­том эта фра­за бу­дет по­вто­рять­ся, да­же уже ны­неш­ним ру­ко­вод­ством в по­след­ние го­ды. Это сви­де­тель­ству­ет о том, что шанс вер­нуть се­бе над­ле­жа­щее ме­сто в ев- ро­пей­ском до­ме Укра­и­на име­ла еще в 1990-х гг. Од­на­ко то­гдаш­нее ру­ко­вод­ство во гла­ве с Лео­ни­дом Ку­чмой не очень за­ни­ма­лось ев­ро­пей­ской и ев­ро­ат­лан­тич­ной ин­те­гра­ци­ей Укра­и­ны и хо­лод­но от­но­си­лось к от­дель­ным про­ры­вам на­по­до­бие вступ­ле­ния в Со­вет Ев­ро­пы. Не на за­пись при­хо­ди­лось слы­шать от по­ли­ти­ков то­го вре­ме­ни, что Куч­ма не очень хо­тел, что­бы Укра­и­на всту­па­ла в СЕ, по­то­му что это лиш­ний мониторинг и про­вер­ка со­сто­я­ния прав че­ло­ве­ка в на­шей стране. Но со­гла­сил­ся, по­то­му что ему это бы­ло нуж­но в ос­нов­ном для то­го, что­бы со­здать опре­де­лен­ную шир­му, иг­ра­ясь в так на­зы­ва­е­мую мно­го­век­тор­ность, ра­ди по­стро­е­ния внут­ри стра­ны кла­но­вооли­гар­хи­че­ской си­сте­мы, где Куч­ма вы­сту­пал тре­тей­ским су­дьей, та­ким об­ра­зом удер­жи­вая власть и обо­га­ща­ясь. Соб­ствен­но, «си­сте­ма Ку­ч­мы» жи­ва до сих пор, по­то­му что, как ока­за­лось, взя­тые на се­бя обя­за­тель­ства при по­ступ­ле­нии в Со­вет Ев­ро­пы Укра­и­на до сих пор не вы­пол­ни­ла: ни во вре­ме­на Ку­ч­мы, ни во вре­ме­на Ющен­ко, ни во вре­ме­на Яну­ко­ви­ча, ни во вре­ме­на уже По­ро­шен­ко.

Как Укра­и­на всту­па­ла в Со­вет Ев­ро­пы и в чем про­бле­ма невы­пол­не­ния сво­их обя­за­тельств?

«ДЛЯ НАС ЭТО БЫ­ЛА БОЛЬ­ШАЯ РА­ДОСТЬ. НО НЕ ДЛЯ ВСЕХ»

Ев­ге­ний МАР­ЧУК, пре­мьер-ми­нистр Укра­и­ны (1995—1996 гг.):

— Я то­гда как раз стал пре­мьер­ми­ни­стром и очень хо­ро­шо пом­ню, сколь­ко уси­лий при­шлось при­ло­жить, что­бы дой­ти до упо­мя­ну­той за­вер­ша­ю­щей про­це­ду­ры. За­яв­ку на член­ство в Со­ве­те Ев­ро­пы Укра­и­на по­да­ла еще в 1992 го­ду. Но по­сле это­го осо­бых уси­лий в этом плане не при­ла­га­ла. Ко­неч­но, что-то де­ла­лось, од­на­ко по­сле­до­ва­тель­ных и боль­ших уси­лий не бы­ло, по­то­му что, к со­жа­ле­нию, не все хо­те­ли это­го член­ства. Ко­гда же я стал пре­мьер-ми­ни­стром, мы с то­гдаш­ним ми­ни­стром юс­ти­ции Сер­ге­ем Го­ло­ва­тым до­воль­но ак­тив­но на­ча­ли ра­бо­ту в этом на­прав­ле­нии. Го­ло­ва­тый при­ни­мал до­воль­но кон­струк­тив­ное уча­стие в этом.

На­пом­ню, что для то­го, что­бы на­чал­ся про­цесс вступ­ле­ния в СЕ, нуж­но бы­ло, что­бы Пар­ла­мент­ская ас­сам­блея СЕ при­ня­ла по­зи­тив­ный вы­вод от­но­си­тель­но са­мой за­яв­ки Укра­и­ны на член­ство. И вот в кон­це сен­тяб­ря 1995 го­да ПАСЕ та­ки при­ня­ла этот по­зи­тив­ный вы­вод. От­кро­вен­но ска­жу, что для нас это бы­ла боль­шая ра­дость. Но, по­вто­рюсь, не для всех, по­то­му что при­со­еди­не­ние Укра­и­ны к Со­ве­ту Ев­ро­пы зна­чи­ло при­нять на се­бя огром­ные обя­за­тель­ства. Этот по­зи­тив­ный вы­вод ос­но­вы­ва­ет­ся не на аб­стракт­ных ве­щах, а на той ра­бо­те, ко­то- рую Укра­и­на на­ча­ла про­во­дить. Бы­ли пуб­лич­ные пла­ны, из­да­ва­лись по­ста­нов­ле­ния пра­ви­тель­ства. По­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство из тех, кто раз­би­ра­ет­ся в этом, зна­ли о се­рьез­ных обя­за­тель­ствах по ре­фор­ми­ро­ва­нию су­деб­ной си­сте­мы и со­блю­де­нию прав че­ло­ве­ка и вер­хо­вен­стве пра­ва. Вер­хов­ная Ра­да при­ня­ла За­кон «О при­со­еди­не­нии Укра­и­ны к Уста­ву Со­ве­та Ев­ро­пы». СЕ, в свою оче­редь, при­нял ре­зо­лю­ции о при­гла­ше­нии Укра­и­ны к вступ­ле­нию и опре­де­лил дату тор­же­ствен­ной це­ре­мо­нии — 9 но­яб ря. Дату опре­де­ля­ли они. Нас при­ни­ма­ли од­но­вре­мен­но с Ма­ке­до­ни­ей.

По­сле это­го Укра­и­на обя­за­лась ре­а­ли­зо­вать боль­шую про­грам­му по при­бли­же­нию к ев­ро­пей­ским стан­дар­там че­рез за­ко­но­да­тель­ство. Это то, что на­зы­ва­ет­ся со­ци­аль­но-пра­во­вое го­су­дар­ство, ко­то­рым долж­на бы­ла стать Укра­и­на, где пра­ва че­ло­ве­ка долж­ны неуклон­но со­блю­дать­ся. Мы же ви­дим, как у нас до сих пор труд­но про­хо­дит ре­фор­ми­ро­ва­ние су­деб­ной си­сте­мы. Се­го­дня мы уже при­вык­ли к то­му, что су­ще­ству­ет Со­вет Ев­ро­пы, и мы яв­ля­ем­ся ее чле­ном. СЕ за­щи­тил сво­и­ми ре­ше­ни­я­ми и иден­ти­фи­ци­ро­вал РФ как агрес­со­ра. Сей­час это ка­жет­ся чем-то са­мо со­бой ра­зу­ме­ю­щим­ся, но до то­го бы­ла про­ве­де­на огром­ная ра­бо­та. И ба­зо­вым мо­мен­том этой ра­бо­ты бы­ла те­ма прав че­ло­ве­ка. На прак­ти­ке с этим во­про­сом мы име­ем мно­го про­блем, на­чи­ная с со­ци­аль­ных прав че­ло­ве­ка. Со­ци­аль­ный ас­пект очень ва­жен — стра­хо­ва­ние, об­ра­зо­ва­ние, ме­ди­ци­на и так да­лее, за­вер­шая сво­бо­дой сло­ва. То­го же Геор­гия Гон­гад­зе уби­ли не за то, что он, на­при­мер, ко­му-то де­нег за­дол­жал, а за то, что стре­мил­ся ре­а­ли­зо­вать се­бя как жур­на­лист. Та­ким об­ра­зом, нам еще при­дет­ся мно­гое сде­лать, тем бо­лее, что Укра­и­на на­хо­дит­ся в спе­ци­фи­че­ской войне с Рос­си­ей.

«УКРА­И­НА МЕД­ЛЕН­НО ДВИ­ЖЕТ­СЯ НА ПУ­ТИ ВЫ­ПОЛ­НЕ­НИЯ СВО­ИХ ОБЯ­ЗА­ТЕЛЬСТВ ПЕ­РЕД СЕ»

Сер­гей ГО­ЛО­ВА­ТЫЙ, ми­нистр юс­ти­ции Укра­и­ны (1995—1997, 2005—2006 гг.):

— 9 но­яб­ря 1995 го­да был очень вол­ну­ю­щим днем. Для боль­шин­ства, в том чис­ле с по­ли­ти­че­ско­го клас­са, бы­ло не очень по­нят­но, что та­кое во­об­ще Со­вет Ев­ро­пы. Но са­мое глав­ное за­клю­ча­лось в том, что мы уже бы­ли не в Со­вет­ском Со­ю­зе. И Со­вет Ев­ро­пы ма­нил тем, что ас­со­ци­и­ро­ва­лось с За­па­дом. Хо­тя не ду­маю, что на то вре­мя ко­гда мы при­ни­ма­ли на се­бя обя­за­тель­ство, все осо­зна­ва­ли, о чем идет речь. Сре­ди них бы­ли ве­щи осо­знан­ные и неосо­знан­ные. На­при­мер, ес­ли брать язы­ко­вую хар­тию, то на то вре­мя вряд ли кто-то мог по­нять, во что это мо­жет вы­лить­ся для на­ше­го го­су­дар­ства, по­то­му что впо­след­ствии это при­ве­ло к при­ня­тию за­ко­на Ки­ва­ло­ва-Ко­лес­ни­чен­ко, а в ко­неч­ном ито­ге и рус­ской агрес­сии.

Глав­ное, что в то вре­мя бы­ло очень па­мят­ным и зна­чи­мым — это то, что Укра­и­на ста­ла чле­ном Со­ве- та Ев­ро­пы рань­ше Рос­сии. Это был очень важ­ный знак, ко­то­рый стал пер­вой зна­чи­мой по­бе­дой в со­су­ще­ство­ва­нии Укра­и­ны и РФ. На­пом­ню, что 1995 год был юби­лей­ным го­дом по­бе­ды во Вто­рой ми­ро­вой войне (50 лет). До мая 1995-го су­ще­ство­вал по­ли­ти­че­ский кон­сен­сус в Со­ве­те Ев­ро­пы, что РФ примут в эту ор­га­ни­за­цию. Укра­и­на же во­об­ще не бы­ла в по­вест­ке дня. Но слу­чи­лось со­бы­тие, ко­то­рое уже сня­ло с по­вест­ки дня Рос­сию, — в ян­ва­ре 1995-го Ель­цин на­чал первую че­чен­скую вой­ну. Ев­ро­па в то вре­мя рез­ко нега­тив­но вос­при­ня­ла эту агрес­сию. Жерт­вы, ис­тя­за­ния и раз­ру­ше­ния в Чечне вы­черк­ну­ли РФ из пла­нов Со­ве­та Ев­ро­пы. Но и Укра­и­на не бы­ла го­то­ва, по­то­му что ак­си­о­ма­ти­че­ским для вступ­ле­ния в СЕ (клуб­по­ли­ти­че­ских ли­бе­раль­ных де­мо­кра­тий), яв­ля­ет­ся на­ли­чие но­вой по­ст­то­та­ли­тар­ной Кон­сти­ту­ции. В РФ та­кая кон­сти­ту­ция бы­ла еще с 1993 го­да. В Укра­ине же, к со­жа­ле­нию, на в вре­мя бы­ла еще со­вет­ская Кон­сти­ту­ция с за­ме­ной УССР на сло­во Укра­и­на и вне­се­ни­ем в нее ин­сти­ту­та пре­зи­дент­ства.

То­гда су­ще­ство­вал кон­фликт меж­ду Ку­чмой как пре­зи­ден­том и Мо­ро­зом как гла­вой Вер­хов­ной Ра­ды. У Ку­ч­мы еще не бы­ло соб­ствен­ной вер­ти­ка­ли, не бы­ло рас­пре­де­ле­ния вет­вей вла­сти, по­то­му в пар­ла­мен­те бы­ла своя вер­ти­каль. В со­от­вет­ствии с ре­ше­ни­ем Вер­хов­ной Ра­ды был вне­сен за­ко­но­про­ект обор­га­ни­за­ции го­су­дар­ствен­ной вла­сти и мест­но­го са­мо­управ­ле­ния, где по­яви­лась идея го­с­ад­ми­ни­стра­ций. Но «крас­ная» Ра­да это, ко­неч­но, от­бро­си­ла, по­то­му что она кон­тро­ли­ро­ва­ла мест­ные со­ве­ты и ей не нуж­ны бы­ли ни­ка­кие ад­ми­ни­стра­ции от Ку­ч­мы. Куч­ма не хо­тел де­лить­ся вла­стью. То­гда в де­каб­ре 1994 го­да я вы­дви­нул идею для пре­одо­ле­ния это­го кри­зи­са в ви­де Кон­сти­ту­ци­он­но­го до­го­во­ра меж­ду пре­зи­ден­том и пар­ла­мен­том на один год пе­ре­ход­но­го пе­ри­о­да. Мы с из­вест­ным кон­сти­ту­ци­о­на­ли­стом Лео­ни­дом Юзь­ко­вым, ко­то­рый то­гда воз­глав­лял Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд, под­го­то­ви­ли текст Кон­сти­ту­ци­он­но­го до­го­во­ра и от­пра­ви­ли его в Ве­не­ци­ан­скую ко­мис­сию.

В ко­неч­ном ито­ге в июне Ве­не­ци­ан­ская ко­мис­сия да­ла за­клю­че­ние, что та­кой Кон­сти­ту­ци­он­ный до­го­вор мо­жет рас­смат­ри­вать­ся как ми­ни­кон­сти­ту­ция на пе­ре­ход­ный пе­ри­од, по­то­му что в ней вво­ди­лось впер­вые в Укра­ине рас­пре­де­ле­ние вла­стей. Вся ис­пол­ни­тель­ная власть со­глас­но на­сто­я­ще­му до­го­во­ру при­над­ле­жа­ла Куч­ме как пре­зи­ден­ту. Кро­ме то­го, он по­лу­чил пра­во из­да­вать де­кре­ты или ука­зы по во­про­сам эко­но­ми­че­ской ре­фор­мы. На­сто­я­щий до­го­вор был за­клю­чен 6 июня 1995 го­да. Но в нем ни­че­го не бы­ло ска­за­но о пра­вах че­ло­ве­ка, ко­то­рые яв­ля­ют­ся ос­нов­ным прин­ци­пом для ев­ро­пей­ско­го за­ко­но­да­тель­ства, по­то­му и бы­ло опре­де­ле­но, что че­рез год долж­на быть при­ня­та пол­но­цен­ная Кон­сти­ту­ция. Бла­го­да­ря это­му ПАСЕ 26 сен­тяб­ря 1995 го­да ре­ко­мен­до­ва­ла Укра­и­ну к об­ре­те­нию член­ства в Со­ве­те Ев­ро­пы. Укра­и­на бы­ла уни­каль­на в том, что она бы­ла един­ствен­ной стра­ной, ко­то­рая всту­па­ла в Со­вет Ев­ро­пы, не имея но­вой де­мо­кра­ти­че­ской кон­сти­ту­ции. Они уви­де­ли на­ше дви­же­ние впе­ред, наш по­тен­ци­ал и на ос­но­ве на­ли­чия лишь Кон­сти­ту­ци­он­но­го до­го­во­ра ре­ко­мен­до­ва­ли при­нять Укра­и­ну.

То, что се­го­дня Укра­и­на до сих пор на­хо­дит­ся в со­сто­я­нии мо­ни­то­рин­га Со­ве­та Ев­ро­пы, зна­чит, что стра­на дви­га­ет­ся до­ста­точ­но мед­лен­но на пу­ти вы­пол­не­ния обя­за­тельств. И это при том, что то­гда, в 1995-ом, мы сде­ла­ли блиц-пры­жок. В на­сто­я­щее вре­мя мы в та­ком же со­сто­я­нии как Рос­сия, Гру­зия, Мол­до­ва, Азер­бай­джан, то есть те стра­ны, ко­то­рые до сих пор не спра­ви­лись с взя­ты­ми на се­бя обя­за­тель­ства­ми,

опре­де­лен­ны­ми вы­во­да­ми №190 от 26 сен­тяб­ря 1995 го­да. Ми­ни­стер­ство юс­ти­ции — это глав­ный ин­сти­тут в си­сте­ме вла­сти, ко­то­рый от­ве­ча­ет за по­ли­ти­ку вы­пол­не­ния на­ших обя­за­тельств. В свое вре­мя мы со­зда­ли спе­ци­аль­ный меж­ве­дом­ствен­ный ко­ми­тет: я со­би­рал ми­ни­стров и их за­ме­сти­те­лей, что­бы быст­рее про­дви­гать­ся в этом во­про­се. Поз­же ука­зом Ющен­ко так­же был со­здан Ко­ор­ди­на­ци­он­ный со­вет по во­про­сам вы­пол­не­ния обя­за­тельств пе­ред СЕ. То есть про­во­ди­лась по­сле­до­ва­тель­ная ра­бо­та. В по­след­нее же вре­мя этот во­прос оста­ет­ся про­блем­ным, и я не ду­маю, что сей­час кто-то цен­тра­ли­зо­ва­но его кон­тро­ли­ру­ет.

«В ОТ­НО­ШЕ­НИ­ЯХ С СЕ БЫ­ЛИ РАЗ­НЫЕ СИ­ТУ­А­ЦИИ, НО ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ПРЕ­ОБ­РА­ЗО­ВА­НИЯ В УКРА­ИНЕ СО­СТО­Я­ЛИСЬ»

Дмит­рий КУЛЕБА, По­сто­ян­ный пред­ста­ви­тель Укра­и­ны в Со­ве­те Ев­ро­пы:

— Дей­стви­тель­но, при вступ­ле­нии в Со­вет Ев­ро­пы каж­дое го­су­дар­ство при­ни­ма­ет на се­бя со­от­вет­ству­ю­щие обя­за­тель­ства от­но­си­тель­но укреп­ле­ния де­мо­кра­тии, вер­хо­вен­ства пра­ва и за­щи­ты прав че­ло­ве­ка. В на­ших от­но­ше­ни­ях с Со­ве­том Ев­ро­пы бы­ли раз­ные си­ту­а­ции, но мож­но ска­зать, что фундаментальные пре­об­ра­зо­ва­ния в Укра­ине со­сто­я­лись в тес­ном вза­и­мо­дей­ствии с этой ин­сти­ту­ци­ей и в со­от­вет­ствии с ее стан­дар­та­ми. Бе­з­услов­но, еще су­ще­ству­ют опре­де­лен­ные во­про­сы, но нам уда­лось се­рьез­но про­дви­нуть­ся впе­ред. И Со­вет Ев­ро­пы это при­зна­ет. Долж­на, в част­но­сти, за­вер­шить­ся ре­фор­ма про­ку­ра­ту­ры. Но нель­зя од­на­жды ска­зать, что мы вы­пол­ни­ли все обя­за­тель­ства и на­чи­на­ем но­вую жизнь. Го­су­дар­ство — это живой ор­га­низм. В нем по­сто­ян­но что-то про­ис­хо­дит. По­это­му нам не­об­хо­ди­мо пе­ри­о­ди­че­ское при­вле­че­ние Со­ве­та Ев­ро­пы как экс­перт­но­го ор­га­на для то­го, что­бы при­ни­мать за­ко­но­да­тель­ство, ко­то­рое со­от­вет­ству­ет ев­ро­пей­ским стан­дар­там. Диа­лог с СЕ непре­ры­вен. И это не по­то­му что у нас есть про­бле­мы, а по­то­му что мы стре­мим­ся, что­бы наш век­тор раз­ви­тия от­ве­чал ев­ро­пей­ским стан­дар­там.

Сей­час су­ще­ству­ет два клю­че­вых во­про­са, над ко­то­ры­ми Со­вет Ев­ро­пы дол­жен си­стем­но ра­бо­тать. Пер­вый — это пра­ва укра­ин­ских по­ли­ти­че­ских за­клю­чен­ных, ко­то­рых РФ дер­жит в ок­ку­пи­ро­ван­ном Дон­бас­се, Кры­му и у се­бя в РФ. Вто­рой — это по­сто­ян­ное со­вер­шен­ство­ва­ние внут­рен­них укра­ин­ских ме­ха­низ­мов за­щи­ты прав че­ло­ве­ка, ко­то­рые при­ме­ня­ют­ся на кон­тро­ли­ру­е­мых укра­ин­ским пра­ви­тель­ством тер­ри­то­ри­ях. Ес­ли по вто­ро­му во­про­су у нас есть эф­фек­тив­ный диа­лог и ре­зуль­та­тив­ное со­труд­ни­че­ство с СЕ, то от­но­си­тель­но пер­во­го во­про­са есть то­таль­ное неже­ла­ние Рос­сии рас­смат­ри­вать этот во­прос. Так­же, к со­жа­ле­нию, неже­ла­ние за­ни­мать­ся этой про­бле­ма­ти­кой есть и в неко­то­рых ор­га­нах Со­ве­та Ев­ро­пы. Рос­сия жи­вет в сво­ей все­лен­ной, в ко­то­рой для них Укра­и­на яв­ля­ет­ся адом на зем­ле. По­это­му ко­гда СЕ от­ме­ча­ет по­зи­тив­ные из­ме­не­ния в Укра­ине, рос­сий­ская ди­пло­ма­тия рас­ска­зы­ва­ет, что у нас ни­ка­ко­го успеха нет. Но бла­го­да­ря сов­мест­ной ра­бо­те с на­ши­ми ев­ро­пей­ски­ми парт­не­ра­ми нам все же уда­ет­ся

ФО­ТО УКРИНФОРМ

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.