Но­вая мис­сия... По­ча­ев­ско­го му­зея

Сре­ди по­чти 700 экс­по­на­тов — ма­ке­ты кос­ми­че­ских стан­ций, на­сто­я­щие ска­фанд­ры, спе­ци­аль­ные ра­бо­чие ко­стю­мы, еда и пред­ме­ты бы­та кос­мо­нав­тов...

Den (Russian) - - Первая Страница - Ла­ри­са МИРГОРОДСКАЯ, Тер­но­поль Фо­то Ми­ха­и­ла УРБАНСКОГО

Ис­то­рия кос­ми­че­ской экс­по­зи­ции в По­ча­ев­ском исто­ри­ко-ху­до­же­ствен­ном му­зее ухо­дит в те вре­ме­на, ко­гда со­вет­ская ком­му­ни­сти­че­ская власть вся­че­ски пы­та­лась за­крыть путь ко все­мир­но из­вест­ной Свя­то-Успен­ской По­ча­ев­ской лав­ре. Го­не­ния с пре­сле­до­ва­ни­ем па­лом­ни­ков, за­клю­че­ни­ем мо­на­хов и по­гро­ма­ми уси­ли­лись в 1960-х. Есть сви­де­тель­ство, что в 1958 го­ду, как пре­ду­пре­жде­ние, в лав­ре над Свя­то-Тро­иц­ким со­бо­ром бы­ло яв­ле­ние Бо­жьей Ма­те­ри в чер­ном об­ла­че­нии и с чер­ным омо­фо­ром в ру­ках. По­сле неудач­ных по­пы­ток лик­ви­ди­ро­вать мо­на­стырь сто­рон­ни­ки то­та­ли­тар­но­го ре­жи­ма ре­ши­ли раз­ви­вать ате­и­сти­че­скую про­па­ган­ду. В од­ном из ото­бран­ных у мо­на­сты­ря зда­ний со­зда­ли му­зей ате­из­ма, на ко­то­рый не жа­ле­ли огром­ных средств. Хо­тя и это ока­за­лось неэф­фек­тив­ным. По­сле на­вя­зан­ных экс­кур­сий, лю­ди все рав­но шли мо­лить­ся в Лав­ру. Имен­но на ос­но­ве му­зея ате­из­ма и по­явил­ся ны­неш­ний По­ча­ев­ский исто­ри­ко-ху­до­же­ствен­ный му­зей, при­об­ре­тя про­ти­во­по­лож­ное зна­че­ние, но экс­по­на­ты оста­лись. На­хо­дит­ся он то­же в дру­гом по­ме­ще­нии. Сре­ди со­ро­ка ты­сяч экс­по­на­тов, а это — боль­шие кол­лек­ции са­краль­ных па­мят­ни­ков, часть ко­то­рых му­зей­щи­ки вер­ну­ли в хра­мы, ко­гда они опять от­кры­лись, кол­лек­ции ста­ро­пе­чат­ных книг, жи­во­пи­си, до­ку­мен­тов, пред­ме­тов бы­та, по­чти 700 — пред­став­ле­ны в экс­по­зи­ции «Че­ло­век и кос­мос». Здесь мож­но уви­деть ма­ке­ты кос­ми­че­ских стан­ций, пер­во­го ис­кус­ствен­но­го спут­ни­ка на­ту­раль­ной ве­ли­чи­ны, лу­но­хо­да, на­сто­я­щие ска­фанд­ры, спе­ци­аль­ные ра­бо­чие ко­стю­мы, си­сте­му во­до­обес­пе­че­ния в усло­ви­ях неве­со­мо­сти, еду и пред­ме­ты бы­та кос­мо­нав­тов, фо­то с ав­то­гра­фа­ми Те­реш­ко­вой, Бе­ре­го­во­го, По­по­ва.

В му­зее бы­ва­ют не толь­ко ту­ри­сты. Здесь про­во­дят те­ма­ти­че­ские уро­ки для школь­ни­ков, — рас­ска­зы­ва­ет «Дню» ди­рек­тор По­ча­ев­ско­го исто­ри­ко-ху­до­же­ствен­но­го му­зея Ал­ла АЛИМОВА, вклю­чая ма­кет Зем­ли, ко­то­рый на­чи­на­ет све­тить­ся: «Од­но дело, ко­гда учи­тель на уро­ке объ­яс­ня­ет стро­е­ние пла­не­ты, а дру­гое — уви­деть». На ма­ке­те от­ра­же­ны го­ры и рав­ни­ны, внут­рен­нее стро­е­ние Зем­ли, ат­мо­сфе­ры и да­же ско­рость вет­ров и дви­же­ние кос­ми­че­ских волн на зем­лю. «Это на­гляд­ные по­со­бие, ко­то­рое де­тям очень ин­те­рес­но, — от­ме­ча­ет Ал­ла Дмит­ри­ев­на. — Они это рас­смат­ри­ва­ют и за­да­ют очень мно­го во­про­сов».

Со­глас­но ин­струк­ци­ям, тро­гать экс­по­на­ты за­пре­ще­но, но ино­гда ра­бот­ни­ки му­зея де­ла­ют ис­клю­че­ния. «Де­тям ин­те­рес­но фо­то­гра­фи­ро­вать­ся. Ну, как они мо­гут сфо­то­гра­фи­ро­вать­ся «с кос­мо­нав­том Вла­ди­ми­ром Ля­хо­вым» (имен­но его ска­фандр хра­нит­ся в му­зее), не об­няв или не взяв за ру­ки? Или же ко­гда в му­зей при­е­хал фран­цуз, то был про­сто не­ве­ро­ят­но по­ра­жен. Че­рез пе­ре­вод­чи­ка мы все ему объ­яс­ни­ли. Он на­чал очень про­сить, чтоб его сфо­то­гра­фи­ро­ва­ли в крес­ле-ка­та­пуль­те. Ко­гда мы это сде­ла­ли (за­кры­ли его, при­вя­за­ли и сфо­то­гра­фи­ро­ва­ли), он был в вос­тор­ге, как ре­бе­нок».

Ма­ке­ты пер­во­го ис­кус­ствен­но­го спут­ни­ка и лу­но­хо­да «Лу­но­ход-2» спе­ци­аль­но из­го­то­ви­ли в Москве. В част­но­сти, «лу­но­ход» обо­шел­ся в де­вять с по­ло­ви­ной ты­сяч со­вет­ских кар­бо­ван­цев. То­гда столь­ко сто­ил ав­то­мо­биль. Ин­те­рес­ны ма­ке­ты ор­би­таль­ных стан­ций «Мир», «Салют-6», ко­то­рая бы­ла пер­вой в ис­то­рии кос­мо­нав­ти­ки ор­би­таль­ной стан­ци­ей, гру­зо­во­го ко­раб­ля «Про­гресс», пер­во­го в ми­ре пи­ло­ти­ру­е­мо­го кос­ми­че­ско­го ко­раб­ля «Во­сток».

Бе­ру в ру­ки ко­стюм кос­мо­нав­та на свин­цо­вой ос­но­ве. За­ме­чаю, что до­воль­но тя­же­лый.

«Ко­гда кос­мо­навт вы­хо­дит в от­кры­тый кос­мос, то его на­де­ва­ют под ска­фандр. Этот ко­стюм за­щи­ща­ет от ра­ди­а­ции», — объ­яс­ня­ет Ал­ла Алимова. Вот так в глу­бин­ке мож­но нема­ло узнать об ис­то­рии кос­мо­нав­ти­ки, бы­те че­ло­ве­ка в космосе.

Под­хо­дим к уже упо­мя­ну­той ка­та­пуль­те — стар­то­во-амор­ти­за­ци­он­но­му по­са­доч­но­му крес­лу из кос­ми­че­ско­го ко­раб­ля «Со­юз». Это то­же — ори­ги­нал. «Как вы ви­ди­те, — го­во­рит Ал­ла Дмит­ри­ев­на, — кос­мо­навт за­ни­мал го­ри­зон­таль­ное по­ло­же­ние. Это са­мая оп­ти­маль­ная по­за при стар­те и по­сад­ке, что­бы не на­вре­дить внут­рен­ним ор­га­нам. Из­го­тов­ля­ли крес­ла-ка­та­пуль­ты ин­ди­ви­ду­аль­но для каж­до­го кос­мо­нав­та».

Сре­ди экс­по­на­тов — огром­ная кол­лек­ция знач­ков, порт­ре­ты кос­мо­нав­тов. «В свое вре­мя Тер­но­поль и бол­гар­ский Сли­вен бы­ли го­ро­да­ми-по­бра­ти­ма­ми. И ко­гда бол­гар­ский кос­мо­навт Геор­гий Ива­нов и со­вет­ский кос­мо­навт Ни­ко­лай Ру­ка­виш­ни­ков вме­сте со­вер­ши­ли по­лет, то это бы­ла сенсация по­то­му, что бол­га­рин по­бы­вал в космосе в со­ста­ве об­ще­го эки­па­жа. И вот ко­гда бол­га­ры при­е­ха­ли в 1980-х го­дах в По­ча­ев, они спе­ци­аль­но при­вез­ли му­зею ате­из­ма в по­да­рок ко­вер руч­ной ра­бо­ты с изоб­ра­же­ни­ем двух кос­мо­нав­тов», — рас­ска­зы­ва­ет Ал­ла Алимова. Недав­но кол­лек­ция порт­ре­тов по­пол­ни­лась. По­ча­ев­ска ху­дож­ни­ца Ва­лен­ти­на Си­ма­щук на­пи­са­ла порт­рет Лео­ни­да Ка­де­ню­ка. Так му­зей­щи­ки го­то­ви­лись к встре­че с пер­вым кос­мо­нав­том неза­ви­си­мой Укра­и­ны. Он дол­жен был при­е­хать в мае это­го го­да. «Ра­бо­та­лось над порт­ре­том очень лег­ко, — рас­ска­за­ла «Дню» па­ни Ва­лен­ти­на. — При­чем как раз в тот пе­ри­од, ко­гда он ско­ро­по­стиж­но скон­чал­ся. На­ча­ла пи­сать порт­рет, ко­гда Лео­нид Ка­де­нюк еще был жив. Про­чла его био­гра­фию, про­смот­ре­ла все его фо­то­гра­фии. Мне он был ин­те­ре­сен как лич­ность. Жаль, что не по­зна­ко­ми­лись. Не успе­ла. Хо­ро­ший был че­ло­век. Жаль».

Ра­бот­ни­ки му­зея все же на­де­ют­ся на встре­чу с ко­ман­дой Лео­ни­да Ка­де­ню­ка. Меч­та­ют иметь в экс­по­зи­ции его лич­ные ве­щи. Сей­час есть его кни­га «Мис­сия — кос­мос» с ав­то­гра­фом. «То, что для нас яв­ля­ет­ся обы­ден­ным и мы на него не об­ра­ща­ем вни­ма­ния, в космосе вы­пол­ня­ет со­от­вет­ству­ю­щую роль. Ес­ли не при­спо­со­бишь­ся, не прой­дешь со­от­вет­ству­ю­щие тре­ни­ров­ки на Зем­ле, то там фак­ти­че­ски по­тер­пишь фиа­ско. В кос­мо- се дол­жен ра­бо­тать чет­ко, со­сре­до­то­чен­но и толь­ко так, чтоб вы­пол­нить ту или иную за­да­чу. Это все очень кра­си­во опи­сы­ва­ет в сво­ей кни­ге «Мис­сия — кос­мос» Лео­нид Ка­де­нюк. Я не мог­ла ото­рвать­ся от нее», — де­лит­ся впе­чат­ле­ни­я­ми ди­рек­тор По­ча­ев­ско­го исто­ри­ко-ху­до­же­ствен­но­го му­зея.

В учре­жде­нии ра­бо­та­ют над по­пол­не­ни­ем сво­их «кос­ми­че­ских фон­дов», со­труд­ни­чая с дру­ги­ми му­зе­я­ми. Ин­фор­ма­ция о По­чев­ском му­зе во­шла в пу­те­во­ди­тель, ко­то­рый раз­ра­ба­ты­ва­ет Жи­то­мир­ский му­зей кос­мо­нав­ти­ки име­ни Сер­гея Ко­ро­ле­ва, как о за­слу­жи­ва­е­ю­щем вни­ма­ния ту­ри­стов. А по­се­тить му­зей сто­ит не толь­ко, чтоб «ока­зать­ся в космосе», по­то­му что имен­но так вос­при­ни­ма­ет­ся экс­по­зи­ция, бла­го­да­ря ху­до­же­ствен­но­му оформ­ле­нию. Вы так­же узна­е­те о про­шлом Свя­то-Успен­ской По­ча­ев­ской лав­ры, о ее свя­тых, пре­бы­ва­нии там укра­ин­ско­го ге­ния Та­ра­са Шевченко, о лю­дях, тво­рив­ших ис­то­рию сво­е­го ма­лень­ко­го во­лын­ско­го го­ро­да, из­вест­но­го во всем ми­ре. Кста­ти, о По­ча­е­ве и его слав­ных вы­ход­цах рас­ска­зы­ва­ет­ся в фун­да­мен­таль­ном из­да­нии на­уч­но­го ра­бот­ни­ка му­зея Ри­ты Квач «Світоч По­чає­ва», вы­шед­шем в свет по­чти на ше­сти­стах стра­ни­цах.

ФО­ТО МИ­ХА­И­ЛА УРБАНСКОГО

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.