«Да­же здесь есть жизнь и шут­ки сквозь сле­зы»

Ка­кие шан­сы на осво­бож­де­ние име­ют по­жиз­нен­но за­клю­чен­ные укра­ин­цы

Den (Russian) - - Общество - Да­рья ТРА­ПЕЗ­НИ­КО­ВА, «День» Фо­то предо­став­ле­ны сту­ди­ей Real Stories Producton

Вки­ев­ском ки­но­те­ат­ре «Жо­втень» со­сто­я­лась пре­мье­ра до­ку­мен­таль­ной лен­ты «ПЖ». Ее ге­рои — по­жиз­нен­но за­клю­чен­ный на имя Вячеслав и его отец, во­ди­тель ав­то­бу­са Иван. Он — един­ствен­ный близ­кий че­ло­век, ко­то­рый остал­ся у Вя­че­сла­ва, по­сколь­ку мать умер­ла, а с же­ной тот рас­стал­ся.

Ре­жис­сер Ксения КРАВЦОВА рас­ска­зы­ва­ет: «Ме­ня по­ра­зи­ли бло­ки для по­жиз­нен­но за­клю­чен­ных. Не мог­ла по­нять: как лю­ди мо­гут осталь­ную жизнь до­жи­вать в «клет­ках»? Два ша­га ту­да, два ша­га на­зад, час про­гул­ки один раз в день. Мне за­хо­те­лось снять фильм о пси­хо­ло­ги­че­ском со­сто­я­нии по­жиз­нен­но за­клю­чен­ных лю­дей и их род­ных, ко­то­рые про­жи­ва­ют все это па­рал­лель­но с ни­ми. Об­ще­ство ду­ма­ет, что «до­веч­ни­ки» — это толь­ко ма­нья­ки, к ко­то­рым нуж­но при­ме­нить смерт­ное на­ка­за­ние. Я по­про­бо­ва­ла по­ка­зать их обыч­ны­ми людь­ми. Да­же там, на ПЖ (со­кра­ще­ние от рос­сий­ско­го «по­жиз­нен­ное за­клю­че­ние». — Авт.) есть жизнь и шут­ки сквозь сле­зы».

Ав­то­бус от­ца уже несколь­ко де­сят­ков лет еже­днев­но ез­дит од­ним и тем же марш­ру­том. Сы­но­вья про­гул­ка то­же име­ет оди­на­ко­вый марш­рут, чет­ко ре­гла­мен­ти­ро­ван­ный рас­пи­са­ни­ем. «День» узнал, есть ли у по­жиз­нен­но за­клю­чен­ных укра­ин­цев воз­мож­ность по­ки­нуть тю­рем­ную ру­ти­ну в про­шлом и ре­ин­те­гри­ро­вать­ся в об­ще­ство.

СИ­ДЕТЬ НА МЕ­СТЕ

Со­глас­но Уго­лов­но­му ко­дек­су Укра­и­ны, по­жиз­нен­ное ли­ше­ние сво­бо­ды яв­ля­ет­ся са­мым су­ро­вым ви­дом на­ка­за­ния. Им на гра­ни 1990-х и 2000-х го­дов за­ме­ни­ли смерт­ную казнь, ко­то­рая на­сле­до­ва­лась от со­вет­ской си­сте­мы.

В на­сто­я­щее вре­мя та­кой при­го­вор вы­не­сен 1561 ли­цу. С каж­дым го­дом их ста­но­вит­ся на несколь­ко де­сят­ков боль­ше. Та­ких за­клю­чен­ных дер­жат в сек­то­рах мак­си­маль­но­го уров­ня без­опас­но­сти, от­дель­но от тех, кто от­бы­ва­ет опре­де­лен­ные сро­ки.

На­чаль­ник управ­ле­ния Го­су­дар­ствен­ной кри­ми­наль­но-ис­пол­ни­тель­ной служ­бы Укра­и­ны Алек­сей БОН­ДА­РЕН­КО опи­сы­ва­ет бы­то­вые усло­вия: по двое в ка­ме­ре, ино­гда, ес­ли поз­во­ля­ет пло­щадь (при нор­ме че­ты­ре квад­рат­ных мет­ра на че­ло­ве­ка), дер­жат по чет­ве­ро-пя­те­ро. По­сле пя­ти лет от­бы­ва­ния на­ка­за­ния за об­раз­цо­вое по­ве­де­ние мо­гут пе­ре­ве­сти в бо­лее ком­форт­ные мно­го­мест­ные по­ме­ще­ния. Та­кие по­ка еще есть в неко­то­рых ко­ло­ни­ях, но со вре­ме­нем по­явят­ся в каж­дом ре­ги­оне.

К «до­веч­ни­кам» при­ме­ня­ют­ся на­мно­го бо­лее жест­кие огра­ни­че­ния. Ко­рот­кие и неча­стые сви­да­ния, ма­ло­по­движ­ность, огра­ни­че­ние про­стран­ства и вре­ме­ни для про­гу­лок, ми­ни­мум воз­мож­но­стей для уче­бы и ин­те­рес­но­го до­су­га, за­пре­ще­ние ра­бо­тать вне ка- ме­ры — все это спо­соб­ству­ет не ис­прав­ле­нию пре­ступ­ни­ков, а изо­ля­ции, оже­сто­че­нию и разо­ча­ро­ва­нию.

Пра­во­за­щит­ни­ки от­ме­ча­ют: по­ряд­ки в ис­пра­ви­тель­ных учре­жде­ни­ях по­не­мно­гу из­ме­ня­ют­ся, ува­же­ния к пра­вам че­ло­ве­ка ста­но­вит­ся боль­ше. Но на­деж­да на воз­вра­ще­ние к жиз­ни вне стен тюрь­мы до сих пор оста­ет­ся при­зрач­ной.

МИЛОСТИВЫЙ ГАРАНТ

В на­сто­я­щее вре­мя един­ствен­ный спо­соб вый­ти на сво­бо­ду — по­ми­ло­ва­ние от Пре­зи­ден­та Укра­и­ны. Впро­чем, эта пер­спек­ти­ва не очень ре­а­ли­стич­на. За­клю­чен­ный име­ет пра­во по­дать хо­да­тай­ство лишь по­сле 20 лет за ре­шет­кой. Кро­ме то­го, по­ми­ло­ва­ние озна­ча­ет не мо­мен­таль­ное осво­бож­де­ние, а за­ме­ну по­жиз­нен­но­го за­клю­че­ния на срок не ме­нее 25 лет.

По­доб­ных пре­це­ден­тов в Укра­ине еще до недав­не­го вре­ме­ни не бы­ло, ведь от­мет­ку в 20 лет ед­ва толь­ко пре­одо­ле­ли пер­вые «до­веч­ни­ки». В кон­це про­шло­го го­да жур­на­ли­сты пи­са­ли об осво­бож­де­нии Алек­сандра Ка­вер­зи­на, ко­то­ро­му от­быть на­ка­за­ние яко­бы пре- пят­ству­ет бо­лезнь. Но его осво­бо­ди­ли не по стан­дарт­ной про­це­ду­ре. А на этой неде­ле ме­ха­низм по­ми­ло­ва­ния, на­ко­нец, сработал — на сво­бо­ду вы­шла пер­вая осуж­ден­ная по­жиз­нен­но жен­щи­на, Лю­бовь Ку­шин­ская. В тюрь­ме она на­хо­ди­лась 20 лет, по­сле пе­ре­сче­та по за­ко­ну Са­вчен­ко» от­бы­тый ею срок со­став­ля­ет 27 лет и де­вять ме­ся­цев. На­род­ный де­пу­тат Алек­сандр Гра­нов­ский со­би­рал до­ка­за­тель­ства неви­нов­но­сти Ку­шин­ской и хло­по­тал о ее осво­бож­де­нии. Са­ма она ка­те­го­ри­че­ски от­ка­за­лась при­знать свою ви­ну, а по­сле вы­хо­да на сво­бо­ду за­яви­ла, что бу­дет вос­ста­нав­ли­вать свое доб­рое имя в су­дах.

Но при­зна­ние и рас­ка­я­ние яв­ля­ет­ся обя­за­тель­ным усло­ви­ем для удо­вле­тво­ре­ния хо­да­тай­ства о по­ми­ло­ва­нии. По­это­му это фак­ти­че­ски ли­ша­ет на­деж­ду на осво­бож­де­ние тех, кто осуж­ден неспра­вед­ли­во.

«Очень мно­го лю­дей от­бы­ва­ют на­ка­за­ния за чу­жое пре­ступ­ле­ние. Рань­ше глав­ным до­ка­за­тель­ством ви­ны бы­ло при­зна­ние че­ло­ве­ка, ко­то­рое ча­сто вы­би­ва­лось под пыт­ка­ми. Слу­чаи, ко­гда на­хо­ди­ли на­сто­я­ще­го ис­пол­ни­те­ля пре­ступ­ле­ния, а че­ло­век, ко­то­рый от- си­дел за это, осво­бож­дал­ся, слу­ча­ют­ся очень ред­ко», — го­во­рит Ро­ман КУЙБИДА, за­ме­сти­тель гла­вы прав­ле­ния Цен­тра по­ли­ти­ко-пра­во­вых ре­форм.

Ро­ман от­ме­ча­ет: в на­сто­я­щее вре­мя в Укра­ине, в от­ли­чие от Ев­ро­пы, по­жиз­нен­но за­клю­чен­ные ли­ше­ны пра­ва на пе­ре­смотр при­го­во­ра. «Ес­ли мы го­во­рим о пе­ни­тен­ци­ар­ной си­сте­ме, как той, ко­то­рая долж­на ис­прав­лять, то шанс на осво­бож­де­ние дол­жен оста­вать­ся. Но на за­ко­но­да­тель­ном уровне нуж­но чет­ко про­пи­сать усло­вия для это­го», — убеж­ден Куйбида.

СО­ПРО­ТИВ­ЛЕ­НИЕ СИ­СТЕ­МЫ

В пар­ла­мен­те уже дав­но го­тов к при­ня­тию во вто­ром чте­нии за­ко­но­про­ект «по­след­ней на­деж­ды» №2033а. Он внед­ря­ет ме­ха­низм пе­ре­смот­ра при­го­во­ров, вы­не­сен­ных без над­ле­жа­щей до­ка­за­тель­ной ба­зы или на ос­но­ве неза­кон­но по­лу­чен­ных до­ка­за­тельств (пыт­ки или фаб­ри­ко­ва­ние). Это ка­са­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но дел, рас­смот­рен­ных до 2012 го­да, пе­ред об­нов­ле­ни­ем стан­дар­тов Уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­го ко­дек­са Укра­и­ны. Дей­ствие на­сто­я­ще­го ак­та бу­дет рас­про­стра­нять­ся и на «до­веч­ни­ков» и мо­жет стать для них ре­аль­ным шан­сом не про­сто осво­бо­дить­ся, но и воз­об­но­вить свою ре­пу­та­цию. Воз­мож­но, ко­му-то этот за­ко­но­про­ект спа­сет жизнь, убе­рег­ши от пы­ток. Впро­чем, по сло­вам пра­во­за­щит­ни­ков, си­сте­ма бло­ки­ру­ет при­ня­тие за­ко­на, по­сколь­ку он за­ста­вит ка­рать тех, кто вы­нес неспра­вед­ли­вые при­го­во­ры. А боль­шин­ство из них до сих пор «в де­ле».

Уже несколь­ко лет об­суж­да­ет­ся идея от­ме­ны по­жиз­нен­но­го за­клю­че­ния для жен­щин, ко­то­рые яко­бы на­мно­го тя­же­лее пе­ре­но­сят изо­ля­цию и пол­ный раз­рыв со­ци­аль­ных свя­зей. Мыс­ли раз­де­ли­лись, но бо­лее ра­ци­о­наль­ной все же ви­дит­ся пред­ло­же­ние гу­ма­ни­зи­ро­вать на­ка­за­ние для обо­их по­лов. На­при­мер, при­ба­вить к «ар­се­на­лу» су­дей 20 или 25-лет­ние сро­ки.

«ПЖ» или срок — ча­сто за­ви­сит от субъ­ек­тив­ной оцен­ки судьи, по­то­му неред­ко в од­них ко­ло­ни­ях за плюс-ми­нус рав­но­знач­ные пре­ступ­ле­ния лю­ди от­бы­ва­ют раз­ные на­ка­за­ния. По­это­му, по мне­нию неко­то­рых пра­во­за­щит­ни­ков и юри­стов, по­жиз­нен­ное за­клю­че­ние вполне мож­но за­ме­нить та­ким сро­ком. Его за­кон­чен­ность мо­жет стать хо­ро­шим сти­му­лом для осуж­ден­ных из­ме­нить свои взгля­ды на жизнь.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.