Ро­ман БАЛАЯН: «Необ­хо­ди­мы соб­ствен­ные ав­то­ри­те­ты, вы­зы­ва­ю­щие до­ве­рие»

Раз­мыш­ле­ния о жиз­ни и ки­но в пред­две­рии 77-летия

Den (Russian) - - Культура - Свет­ла­на АГРЕСТ-КОРОТКОВА

Филь­мы Ро­ма­на Ба­ла­я­на, по­ка­зан­ные недав­но, один за дру­гим, в те­че­ние несколь­ких ме­ся­цев, неиз­мен­но со­би­ра­ли пол­ный зал в Мастер-клас­се. Они так ис­крен­но, без па­фо­са го­во­рят о жиз­ни, судь­бе, по­те­рях и при­об­ре­те­ни­ях, люб­ви и пре­да­тель­стве, уме­нии вы­жить и до­сто­ин­стве жить, что вре­мен­ное рас­сто­я­ния от их пер­во­го по­яв­ле­ния, до се­го­дняш­не­го дня, — нет. И сам мэтр, по-преж­не­му, ста­тен, оба­я­те­лен, ин­те­рес­но об­ща­ет­ся, мет­ко шу­тит. Вот толь­ко, к со­жа­ле­нию (и не толь­ко по— мо­е­му), не сни­ма­ет ки­но.

По­пы­та­ем­ся узнать, по­че­му?..

ПЕРЕСМАТРИВАЯ КИ­НО

— Ро­ман Гур­ге­но­вич, недав­но в Мастер-клас­се про­шла ре­тро­спек­ти­ва ва­ших филь­мов. Бы­ла сви­де­те­лем, как зри­те­ли но­вых по­ко­ле­ний ее вос­при­ни­ма­ли. Знаю, вы не пе­ре­смат­ри­ва­е­те свое ки­но, но ме­ня­ин­те­ре­су­ет впе­чат­ле­ние от об­ще­ни­яс но­вым зри­те­лем?

— Чест­но го­во­ря, у ме­ня вы­зва­ло удив­ле­ние, что ко­му-то это ка­жет­ся ин­те­рес­ным. Сам я в ки­но не хо­жу и удив­ля­юсь тем, кто смот­рит. При­ят­но, ко­неч­но, ко­гда ин­те­ре­су­ют­ся тем, что ты де­лал. Но, ес­ли бы там бы­ли кри­ти­ки, оса­ди­ли бы слег­ка «вос­тор­жен­ный по­ток». Бо­лее позд­ние кар­ти­ны: «Две лу­ны, три солн­ца», «Ночь свет­ла», «Рай­ские пти­цы» — счи­таю, это уже бы­ла про­сто ра­бо­та. По те­ме я в них бо­лее, чем уве­рен, а вот в ху­до­же­ствен­ном, ки­не­ма­то­гра­фи­че­ском по­ня­тии ме­нее... Увы, но я че­стен пе­ред со­бой.

— Из­ме­ни­лись ре­а­лии, в ко­то­рых мы су­ще­ству­ем, хо­тя­лю­ди, в сущ­но­сти сво­ей, не ме­ня­ют­ся. Но — «По­ле- ты...», «Хра­ни ме­ня, мой та­лис­ман», «Фи­лер», — вос­при­ни­ма­ют­ся­но­вым зри­те­лем, как аб­со­лют­но се­го­дняш­нее ки­но?

— Рань­ше на­у­ку и куль­ту­ру да­ви­ла цен­зу­ра — и это уни­жа­ло. Се­го­дня уни­жа­ет невни­ма­ние ко всем во­об­ще или ска­жем, к 85 про­цен­там на­ше­го на­се­ле­ния. Ведь в тех упо­мя­ну­тых мо­их кар­ти­нах речь шла о судь­бе ин­тел­ли­ген­ции. Она же и се­го­дня си­дит в за­ле. Не го­во­рю, что вре­мя вер­ну­лось, оно, ви­ди­мо, про­дол­жа­ет­ся. С той раз­ни­цей, что то­гда уни­же­на бы­ла на эти 95 про­цен­тов на­уч­ная и твор­че­ская ин­тел­ли­ген­ция, а сей­час — все. Бу­дем счи­тать, что на­ко­нец-то ин­тел­ли­ген­ция вме­сте с на­ро­дом, а не сбо­ку... Толь­ко жал­ко, что про­изо­шло это из-за бед­но­сти...

В ПРЕД­ДВЕ­РИИ «ЗОЛОТОЇ ДЗИҐИ». БЕЗ ПРО­ГНО­ЗОВ

— Кро­ме ва­ше­го дня­рож­де­ния , мы об­ща­ем­ся­на­ка­нуне вру­че­ни­я­во вто­рой раз «укра­ин­ско­го Оскара» — пре­мии «Зо­ло­та Дзиґа», как вы, как ака­де­мик на­ше­го ки­но, оце­ни­ва­е­те укра­ин­ский ки­но­про­цесс?

— Все­гда го­во­рил, что ме­ня ма­ло ин­те­ре­су­ют еди­нич­ные уда­чи, они все­гда воз­мож­ны. Наи­бо­лее важ­но, что­бы раз­ви­ва­лось ки­но­про­из­вод­ство, ки­но­про­мыш­лен­ность. Го­во­рил и дав­но: ес­ли в год сни­ма­ет­ся 20 филь­мов и 2 из них — при­лич­ные, это очень да­же хо­ро­ший по­ка­за­тель. Я се­го­дня че­ло­век от­стра­нен­ный от про­цес­са, но знаю, ко­неч­но, что на­ко­нец-то есть нема­лое ко­ли­че­ство сни­ма­е­мых филь­мов. И бе­з­услов­но, две три кар­ти­ны най­дут­ся...

— Пит­чин­ги вре­мен­но при­оста­нов­ле­ны, это на поль­зу или во вред на­ше­му ки­но?

— Сей­час ведь два по­то­ка де­нег на ки­но — в Агент­ство и в Мин­культ. Го- су­дар­ство вы­де­ли­ло 500 мил­ли­о­нов на Агент­ство по ки­не­ма­то­гра­фии и та­кую же сум­му Мин­куль­ту, с ого­вор­кой — на пат­ри­о­ти­че­ские те­мы. Чест­но го­во­ря, эта ого­вор­ка мне на­пом­ни­ла по­че­му-то рос­сий­ско­го ми­ни­стра куль­ту­ры Ме­дин­ско­го, ко­то­рый все вре­мя гре­шит этим опре­де­ле­ни­ем при об­суж­де­нии де­нег на ки­но, да и при об­суж­де­нии филь­мов и спек­так­лей. На­де­юсь, что на­ше­го Ев­ге­ния Ни­щу­ка, ко­то­ро­му я сим­па­ти­зи­рую, обой­дут эти опре­де­ле­ния в ис­кус­стве, да­ва­е­мые свер­ху.

— Нас­коль­ко но­ва­яст­рук­ту­ра Фон­да куль­ту­ры, ко­то­рый воз­гла­ви­ла Ма­ри­на По­ро­шен­ко, бу­дет дей­ствен­на?

— Как пра­ви­ло, бе­рет­ся чу­жая каль­ка, про­ве­рен­ная, чет­ко ра­бо­та­ю­щая, но мне не нра­вит­ся, что все вре­мя нуж­но или не нуж­но — ее яко­бы при­спо­соб­ля­ют к ре­а­ли­ям Укра­и­ны. В этом я усмат­ри­ваю некое при­твор­ство. Лю­бой чет­ко ра­бо­та­ю­щий за­кон «от­ту­да», ес­ли он при­ем­лем для стра­ны, ес­ли он мо­жет дей­стви­тель­но улуч­шить со­сто­я­ние стра­ны и на­ро­да, мож­но при­нять. Ко­неч­но же, зная и ду­мая о на­ших ре­а­ли­ях. Но ино­гда вот эта «при­спо­соб­ля­е­мость» во­лей нево­лей в поль­зу ко­го-то, го­во­рят в на­ро­де. Не в те­ме, не знаю... А Фонд куль­ту­ры, бе­з­услов­но, ну­жен, как нам в ки­но ну­жен был дав­но и «ЕВРИМАЖ», в ко­то­рый мы, кста­ти, до сих пор не всту­пи­ли. На все, братцы есть день­ги , на это по­ка нет— ха ха ха!... А «Евримаж» меж­ду про­чим — это от­сут­ствие пре­пон по ча­сти ко­про­дук­ции, и, что крайне важ­но, ев­ро­пей­ско­го про­ка­та.

Я вот ча­сто го­во­рю, что мне все рав­но, кто Пре­зи­дент. Это долж­ность пред­ста­ви­тель­ская, по­ли­ти­че­ская. Ме­ня ин­те­ре­су­ют, нас­коль­ко неза­ан­га­жи­ро­ва­ны и про­фес­си­о­наль­ны те в его ко­ман­де, кто за­ни­ма­ет­ся и да­ет ре­ко­мен­да­ции по раз­ным от­рас­лям: про­из­вод­ство, фи­нан­сы, куль­ту­ра, на­у­ка и т.д. Ве­рим ли мы вку­су, зна­ни­ям и неан­га­жи­ро­ван­но­сти этих со­вет­ни­ков...

ПРО­СТО ХО­РО­ШЕЕ КИ­НО, ИЛИ КИ­НО С ЭПИТЕТОМ

— Мы го­во­ри­ли вы­ше, что часть де­нег на ки­но, ко­то­ра­я­пой­дет че­рез Мин­культ — на ки­но «пат­ри­о­ти­че­ско­го ха­рак­те­ра». А что это та­кое — пат­ри­о­ти­че­ское ки­но?

— Ну, это, яко­бы, про­па­ган­да все­го укра­ин­ско­го. В дан­ном слу­чае, на­вер­ное, речь идет о войне и про­ти­во­сто­я­нии Рос­сии. А я счи­таю, что в это вре­мя нуж­но сни­мать филь­мы о люб­ви, о со­стра­да­нии, об уни­жен­ных и оскорб­лен­ных... ко­то­рых сей­час, ох, как мно­го... Для тех, кто во­ю­ет, как по мне, это очень да­же близ­ко — они бы по­чув­ство­ва­ли, что это — и про них, стра­да­ю­щих и го­то­вых на жерт­вы ра­ди стра­ны, ра­ди лю­дей, ра­ди близ­ких и лю­би­мых.

— По­че­му, ко­гда го­су­дар­ство да­ет до­ста­точ­но боль­шие день­ги на ки­но, Ро­ман Балаян не сни­ма­ет?

— Чест­но го­во­ря, на про­шлом пич­чин­ге я пред­ста­вил свой про­ект с про­дю­се­ром Еле­ной Фе­ти­со­вой. Но дней за де­сять до фи­наль­но­го пит­чин­га, по­про­сил Еле­ну не оби­жать­ся и снять про­ект, хо­тя положительная судь­ба его бы­ла уже ре­ше­на. Это бы­ло мое ре­ше­ние, не­важ­но, по­че­му это я сде­лал... Те­перь го­тов пред­ста­вить дру­гой про­ект, но кон­курс, го­во­рят, от­ло­жен до сен­тяб­ря. Да­же ес­ли утвер­дят, фи­нан­си­ро­ва­ние пой­дет в19-м, 20-м го­дах. Дол­го это... Чест­но го­во­ря, все свои филь­мы, бо­лее или ме­нее при­лич­ные я снял дав­но, мы о них го­во­ри­ли вы­ше. В от­ли­чие от мно­гих, ко­то­рые лю­бят все свои филь­мы, я люб­лю, точ­нее, при­знаю не­ко­то­рые из них. Я трез­во оце­ни­ваю те­ку­щий мо­мент и чув­ствую, что ско­рее, на­хо­жусь в за­ме­ча­тель­ном воз­расте на­став­ни­ка и со­вет­ни­ка. С удо­воль­стви­ем вклю­ча­юсь в чу­жие сце­на­рии и филь­мы со­ве­та­ми. Сам се­бе удив­ля­юсь — ес­ли б в свои так вклю­чал­ся!.. При этом, не ста­ра­юсь пе­ре­де­лать ав­тор­ское ре­ше­ние «под се­бя», тща­тель­но обе­ре­гаю его стиль. Ес­ли бы во­вре­мя, на уровне сце­на­рия, или про­смот­ра ра­бо­че­го ма­те­ри­а­ла при­слу­ши­ва­лись бы к мо­им со­ве­там, мно­гие филь­мы мож­но бы­ло бы

сде­лать луч­ше. Тут я хва­стун, но, как ни стран­но, в этом сво­ём, при­ят­ном мне, за­блуж­де­нии на­хо­жусь и по сей день. Впер­вые хва­ста­юсь, но за­меть­те, в от­ли­чии от дру­гих, не сво­и­ми филь­ма­ми...

ВЕК­ТОР НА­СТРО­Е­НИЙ

— Об­щее ощу­ще­ние, не­за­ви­си­мо от со­ци­аль­ной сту­пе­ни, на ко­то­рой на­хо­дит­ся­ин­ди­ви­ду­ум, всех на­кры­ло об­щее ощу­ще­ние безыс­ход­но­сти. С ва­шей точ­ки зре­ния, про­свет, вы­ход ка­кой-то есть?

— Глав­ная бе­да се­го­дняш­не­го дня — аб­со­лют­ная неуве­рен­ность в зав­траш­нем дне. Ес­ли про­хо­дит ка­кая-то ре­фор­ма, че­ло­век дол­жен по­ни­мать, что бу­дет че­рез вре­мя. На­при­мер, ко­гда сы­ну бу­дет 18, вну­ку 10, их ждет, в свя­зи с этим, та­кое-то та­кое то бу­ду­щее. На­ко­нец-то с укра­ин­ским язы­ком опре­де­ли­лись: учи и учись, че­му хо­чешь, но учти, что в ин­сти­ту­тах пре­по­да­ва­ние бу­дет толь­ко на го­су­дар­ствен­ном. От­лич­но, по­нят­но, как дей­ство­вать, ра­ди бу­ду­ще­го. И изу­че­ние язы­ка мо­ти­ви­ро­ва­но. К со­жа­ле­нию, от­сут­ству­ет оба­я­ние у тех, кто де­ла­ет ре­фор­мы. Что нема­ло­важ­но. Долж­на быть стать, ха­риз­ма, го­лос, ис­крен­ность — это вы­зы­ва­ет до­ве­рие. И еще — бы­то­вая куль­ту­ра. Она для нас — непа­ха­ное по­ле.

— Есть ли ре­цепт, как сде­лать так, что­бы то, о чем го­во­рим со стра­ниц книг, с экра­на, со сце­ны, — бы­ло ин­те­рес­но всем? Это воз­мож­но?

— Ну, я же не Мес­сия, по­чем мне знать!... В ком­мер­че­ском или, как я на­зы­ваю, смот­ри­бель­ном ки­но, долж­но быть вни­ма­ние к ожи­да­ни­ям зри­те­лей, к их ра­до­стям и пе­ча­лям.

ПО­ДЕ­ЛИТЬ­СЯ ЛЮ­БО­ВЬЮ

— Пред­по­ло­жим, зав­тра Ро­ман Балаян за­пус­ка­ет­ся с но­вой кар­ти­ной, и го­во­рит об уни­жен­ных и оскорб­лен­ных?

— Да. Ты зна­ешь, мне так мно­го бы­ло от­пу­ще­но в дет­стве люб­ви в том ма­лень­ком се­ле, где я рос. Был пер­вым си­ро­той, отец по­гиб в 1942-м, и вся де­рев­ня стре­ми­лась вос­пол­нить в те во­ен­ные вре­ме­на мой де­фи­цит люб­ви. Об­ни­ма­ли, лас­ка­ли, пла­ка­ли на пле­че си­ро­ты, каж­дый, встре­чая ме­ня, ста­рал­ся по­кор­мить, го­во­рить доб­рые сло­ва. Счи­таю сво­им дол­гом — от­дать, по­де­лить­ся этим, вер­нуть по­да­рен­ную мне в дет­стве все­об­щую лю­бовь, Зву­чит па­фос­но, но это так...

— А есть уве­рен­ность, что зри­тель, бу­дет это смот­реть?

— Не знаю. На­вер­ное, за­ви­сит от то­го, ка­ким язы­ком го­во­рить (имею в ви­ду ху­до­же­ствен­ные осо­бен­но­сти). С удив­ле­ни­ем от­крыл для се­бя, что сту­ден­там ки­но­фа­куль­те­та Тар­ков­ский, на­при­мер, ску­чен... Зри­те­ля от­учи­ли ду­мать, чув­ство­вать. Усва­и­ва­ет­ся и про­хо­дит на­сквозь, не остав­ляя сле­да, лишь зре­лищ­ная жвач­ка. Ко­неч­но же, про­шу ме­ня по­нять пра­виль­но, я го­во­рю не обо всех...

— По­че­му это про­изо­шло?

— Есть ино­стран­ные ку­ми­ры и ав­то­ри­те­ты и не ро­ди­лись по­ка соб­ствен­ные, на ко­го им хо­те­лось бы рав­нять­ся. На эст­ра­де на­при­мер, в мо­ем по­ни­ма­нии уже есть — это за­ме­ча­тель­ный пе­вец и му­зы­кант Сла­ва Ва­кар­чук.

— То есть, ки­но с боль­шо­го экра­на ухо­дит в «те­ле­мы­ло», бу­ду­щее пред­опре­де­ле­но?

— Ну, по­че­му же? Про­гно­зы — де­ло небла­го­дар­ное. Театр ведь жи­вет. И уже не од­ну ты­ся­чу лет. Он ме­ня­ет­ся, ко­неч­но, но у дра­ма­тур­гии есть чет­ко усто­яв­ши­е­ся законы. А ки­но — мо­ло­дое, — ка­ких-то 100 лет. И сце­на­рий, его ос­но­ва, де­ло по­ка зыб­кое. Пи­кассо го­во­рил ко­гда-то — «ис­кус­ство — это ложь, по­мо­га­ю­щая нам по­нять жизнь». Ки­но, ду­маю, про­дол­жа­ет ис­кать свои век­то­ры.

ФО­ТО РУСЛА­НА КАНЮКИ / «День»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.