Пу­те­ше­ствие в по­ту­сто­рон­ний мир

Несколь­ко под­ска­зок для «про­чте­ния» вы­став­ки «Оди­на­ко­во раз­ные. Ча­сти ре­чи»

Den (Russian) - - Общество - Ан­дри­а­на БИЛА Фото Николая ТИМЧЕНКО, «День»

Из­да­тель­ство ArtHuss про­дол­жа­ет по­пу­ля­ри­зи­ро­вать со­вре­мен­ное ис­кус­ство, на этот раз — че­рез вы­став­ку «Оди­на­ко­во раз­ные. Ча­сти ре­чи». Про­ект мож­но уви­деть в Ин­сти­ту­те про­блем со­вре­мен­но­го ис­кус­ства в Ки­е­ве. Оди­на­ко­во раз­ные — это ху­дож­ни­ки Сер­гей Рад­ке­вич, Кон­стан­тин Зор­кин, Петр Бе­вза и Ви­та­лий Ко­хан.

Ви­та­лий Ко­хан по­де­лил­ся сек­ре­том, что хо­тя у него с Кон­стан­ти­ном Зор­ки­ным ма­стер­ской «зыр­ка­ют» друг на дру­га, но про­ек­ты ни­как не сой­дут­ся во что-то об­щее: «Мы как буд­то и по­хо­жи в чем­то, но дол­гое вре­мя ни­че­го об­ще­го не кле­и­лось. Толь­ко вот эта вы­став­ка на удив­ле­ние удалась. Мы все здесь буд­то бы и вме­сте под од­ной кры­шей, а буд­то бы каж­дый в сво­ем ми­ре. По­это­му на­зва­ние та­кое — и оди­на­ко­вые, и раз­ные од­но­вре­мен­но».

В ви­де­нье ху­дож­ни­ка Пет­ра Бе­взы вы­став­ка по­хо­жа на эс­се или но­вел­лу, где каж­дая кар­ти­на, ин­стал­ля­ция — как буд­то от­дель­ное вы­ска­зы­ва­ние. Пред­став­ле­ны его ра­бо­ты из се­рии «Ін­ний», что в пе­ре­во­де со ста­ро­укра­ин­ско­го озна­ча­ет «иной». Цве­та по­ло­тен пла­стич­но кон­стру­и­ру­ют ре­аль­ность, услож­нен­но, «по-ін­но­му» зву­чат оран­же­вый и ма­ли­но­во-ро­зо­вый. «Ін­ні» цве­та рас­пол­за­ют­ся пуль­си­ру­ю­щи­ми пят­на­ми, ка­са­ясь кое-где ре­ши­тель­но­го кон­ту­ра. Зри­тель, без­услов­но, за­ме­тит изоб­ре­та­тель­ную кон­фи­гу­ра­цию и раз­мы­ва­ние пре­де­лов, гра­ниц.

По­лот­на, гра­фи­ка и ин­стал­ля­ции Сер­гея Рад­ке­ви­ча объ­еди­не­ны на­зва­ни­ем «В пре­де­лах со­зна­ния/ Пер­со­наль­ный миф». Мастер го­во­рит об этой се­рии ра­бот так: «Пер­со­наль­ный миф — част­ная тер­ри­то­рия, где ху­дож­ник мо­жет быть «твор­цом». Глав­ной точ­кой от­сче­та яв­ля­ет­ся субъ­ек­тив­ное «Я» и со­зда­ние услов­но­го про­стран­ства в пре­де­лах че­ты­рех уг­лов по­лот­на. Моя тер­ри­то­рия вы­рас­та­ет из кос­ми­че­ски чер­но­го ха­о­са, где от­сут­ству­ю­щие по­ня­тия бо­ли, со­пер­ни­че­ства, со­ци­аль­ных го­нок, по­бе­ди­те­лей и по­беж­ден­ных. Это про­стран­ство но­вой част­ной ис­то­рии, ко­то­рую я мо­гу кон­тро­ли­ро­вать, вы­ду­мы­вать но­вые ми­фы, ко­то­рые мо­гут быть ре­аль­но­стью в бу­ду­щем. Со­здать тер­ри­то­рию люб­ви, ко­то­рая про­ры­ва­ет чер­ное...».

Для ин­стал­ля­ции бы­ла ис­поль­зо­ва­на... зем­лю из раз­ных угол­ков Укра­и­ны, ко­то­рая до­пол­ня­ет об­щую до­ми­нан­ту чер­но­го. Од­на­ко чер­ное — это то, с че­го все на­чи­на­ет­ся. Из чер­но­го все­гда ожи­да­ет­ся про­ис­хож­де­ние све­та. Ча­стич­но речь идет и о войне: в гра­фи­ке с во­ен­ной вы­крой­кой про­смат­ри­ва­ют­ся че­ло­ве­че­ские ли­ца. Ав­тор­ская квинт­эс­сен­ция — во­прос, по­че­му мы при­бе­га­ем к на­си­лию и ста­но­вим­ся по­хо­жи­ми на жи­вот­ных.

Се­рия ра­бот Кон­стан­ти­на Зор­ки­на — свое­об­раз­ный ма­ги­че­ский ре­а­лизм с пла­стич­ны­ми зна­ка­ми, ко­то­рые со­бра­ны в фор­ме ко­мик­са. Ра­бо­чее на­зва­ние пред­став­лен­ных тво­ре­ний — «Под­зем­ный по­лет». Го­во­рит­ся о по­ту­сто­рон­нем ми­ре, ниж­нем ми­ре, ко­то­рый вы­зы­ва­ет в че­ло­ве­че­ском во­об­ра­же­нии нераз­ре­ши­мую за­гад­ку.

«В се­рии мо­их ра­бот пред­став­ле­но ми­фо­ло­ги­че­ское ви­де­нье смер­ти, ко­то­рое свя­за­но с пу­те­ше­стви­ем ша­ма­на. Змея как важ­ный эле­мент ви­зу­а­ли­зи­ро­ван­но­го рас­ска­за яв­ля­ет­ся ука­за­те­лем: ес­ли она свер­ху, то все про­ис­хо­дит вни­зу, или же на­обо­рот. Мой мир — это под­зем­ный пей­за­жи его смыс­ло­вые ко­ды», — объ­яс­нил ху­дож­ник.

В этой ис­то­рии есть лю­ди без рук, чьи те­ла про­ни­за­ны ко­пья­ми. В от­дель­ной ча­сти вид­не­ет­ся во­рон­ка, дно во­до­е­ма, где нет те­че­ния, то есть то, что ни­ку­да не ве­дет. Все эти эле­мен­ты яв­ля­ют­ся клю­чи­ка­ми для отыс­ка­ния смыс­лов.

На­зва­ние еще од­ной ин­стал­ля­ции К. Зор­ки­на — Spell, что в пе­ре­во­де с ан­глий­ско­го озна­ча­ет «за­кли­на­ние». Что же нуж­но ша­ма­ну, что­бы дви­гать­ся по­ту­сто­рон­ни­ми пу­тя­ми и пре­одо­ле­вать пре­пят­ствия? Дру­гая ком­по­зи­ция Зор­ки­на — «Ми­то­за», в ми­ре со­вре­мен­ной иг­ро­ма­нии — иг­руш­ка. У те­бя есть мно­же­ство ва­ри­ан­тов раз­ви­тия со­бы­тий, од­на­ко каж­дый шаг кар­ди­наль­но ме­ня­ет ход все­го. Чей-то шаг бу­дет эпо­халь­ным, а ко­го­то за­ве­дет в под­во­рот­ню. Им­пе­ра­тив ин­стал­ля­ции ху­дож­ни­ка — за­ста­вить спро­сить се­бя, сколь­ко в че­ло­ве­че­ской сущ­но­сти кры­ла­то­сти?

Вы­став­ка из­вест­ных со­вре­мен­ных ху­дож­ни­ков не на­саж­да­ет, не на­вя­зы­ва­ет, а лишь да­ет под­сказ­ки. То, что бы­ло пер­во­на­чаль­ной иде­ей из­да­тель­ства ArtHuss и Ин­сти­ту­та про­блем со­вре­мен­но­го ис­кус­ства, — при­вне­сти твор­че­ство в от­кры­тый мир, по­буж­дать мыс­лить каж­до­го и де­лать это сво­бод­но.

Про­ект «Оди­на­ко­во раз­ные. Ча­сти ре­чи» мож­но уви­деть в Ин­сти­ту­те про­блем со­вре­мен­но­го ис­кус­ства до 17 сен­тяб­ря.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.