«Все бу­дем рав­ны»

«Чор­на ра­да» Пан­те­лей­мо­на Ку­ли­ша как про­из­ве­де­ни­е­пре­ду­пре­жде­ние

Den (Russian) - - История И «я» - Петр КРАЛЮК Окон­ча­ние. На­ча­ло чи­тай­те «День» № 147-148, 155-156

Но да­ле­ко не все про­сто­лю­ди­ны, ко­то­рые при­шли на «чор­ную ра­ду» и на­де­я­лись здесь по­жи­вить­ся, по­лу­чи­ли то, что хо­те­ли. Мно­гие из них ушли от­ту­да на­лег­ке. В ро­мане есть эпи­зод, где несколь­ко про­сто­лю­ди­нов по­сле ра­ды ве­дут речь меж­ду со­бой. Го­во­рит один из них: «Я он по­пав був жу­пан та­кий, що па­ри волів стоїть, та гас­педсь­кий ко­зак дав ке­ле­пом по ру­ці так, що не рад би й ше­сти­ри­ку! Те­пер са­ме в ко­со­ви­цю до­ве­деть­ся по­по­но­си­тись із ру­кою! І чар­ки горіл­ки не за­ро­биш. От тобі й ра­да!». Го­во­рят дру­гие про­сто­лю­ди­ны: «Ру­шай­мо, ру­шай­мо до­до­му, по­ки ще й ніг не по­пе­ре­би­ва­ли, мов ка­ба­нам у го­роді!.. Ні­де прав­ди діти, не на доб­ре ді­ло ми пу­сти­лись! Ліп­ше зро­би­ли на­ші сусі­де, що не по­слу­ха­ли за­по­рож­ців. Те­пер стид­но в се­ло й очі по­яви­ти: до­віку бу­дуть драж­ни­ти чор­ною ра­дою!!».

«І по­чав чор­ний люд роз­хо­ди­тись, — пи­шет Ку­лиш. — За­мовк­ли й му­зи­ки, за­тих­ли й ско­ки, і ве­селі го­па­ки по по­лю. Не­за­ба­ром ста­ло кож­но­му ро­зум­но, що ні­чо­го га­разд ве­се­ли­тись». Неко­то­рые из оби­жен­ных да­же при­зы­ва­ют пе­ре­вы­брать гет­ма­на: «Ко­ли ми по­мог­ли ко­му зліз­ти на гетьмансь­кий стіл, дак зу­міє­мо і зі сто­лу зо­пхну­ти! Куп­тесь у пол­ки, кри­чіть «у ра­ду!». Од­на­ко уже позд­но. И эти при­зы­вы не на­хо­дят над­ле­жа­щей под­держ­ки.

Да­же ста­рый за­по­ро­жец Пу­гач, ко­то­рый вся­че­ски под­дер­жи­вал Брю­хо­вец­ко­го, разо­ча­ро­ван. Обра­ща­ясь к но­во­из­бран­но­му гет­ма­ну, он го­во­рит: «А хі­ба ж ти... не ка­зав нам, ока­ян­ний, як під­мо­в­ляв нас у го­ро­ди: «Ході­мо, бать­ки, зо мною, за­ве­де­мо свої по­ряд­ки по всії Україні?». Хі­ба ти не ка­зав, що Січ бу­де Січ­чю, а за­по­рож­ці бу­дуть су­ди­ти й ря­ди­ти всю Гетьман­щи­ну по своїм зви­ча­ям?». Прав­да, Брю­хо­вец­кий ему де­ма­го­гич­но от­ве­ча­ет: «Ка­зав... і як ка­зав, так і зро­бив. Са­мі ба­чи­те, що за­по­рож­ці те­пер пер­ші па­ни на Вкраїні: по­на­став­ляв я їх сот­ни­ка­ми й пол­ков­ни­ка­ми, су­ди­ти­муть і ря­ди­ти­муть во­ни по за­по­розь­ких зви­ча­ях усю Вкраї­ну. Не­ма вже й те­пер ні в мі­ща­ни­на, ні в му­жи­ка се моє, а се твоє, все ста­ло об­ще; ко­зак усю­ди став гос­по­да­рем, як у се­бе в ки­шені. Чо­го ж вам іще хо­четь­ся?». По­это­му Брю­хо­вец­кий, буд­то ре­а­ли­зо­вал «ком­му­ни­сти­че­скую про­грам­му» за­по­рож­цев: ка­зац­кая голь по­лу­чи­ла власть (на са­мом де­ле лишь те, кто был при­бли­жен к но­во­из­бран­но­му гет­ма­ну), а соб­ствен­ность буд­то бы ста­ла об­щей — ее мож­но бы­ло за­би­рать у бо­га­тых се­бе.

Из ска­зан­но­го в ро­мане сле­ду­ет, что Не­жин­ская «чор­ная ра­да» ни­че­го хо­ро­ше­го не да­ла ни про­сто­лю­ди­нам, ни ка­зац­кой стар­шине, ни Укра­ине в це­лом. На­обо­рот, она при­ве­ла к раз­до­ру, дез­ор­га­ни­за­ции об­ще­ства. От это­го вы­иг­ра­ли Брю­хо­вец­кий и гор­сточ­ка его сто­рон­ни­ков.

В за­вер­ша­ю­щей ча­сти ро­ма­на про­ис­хо­дит свое­об­раз­ный фи­ло­соф­ский диа­лог меж­ду Пет­ром Шра­мен­ко и коб­за­рем, че­ло­ве­ком Бо­жьим. Пер­вый го­во­рит: «Смут­но мені..., що в світі ле­да­що па­нує, а доб­ре за пра­цю й за го­ре не має жод­ної на­гра­ди».

«Не ка­жи так, син­ку, — от­ве­ча­ет Бо­жий че­ло­век, — уся­ко­му єсть своя ка­ра і на­гра­да од Бо­га.

— Як же? — го­во­рит Пет­ро. — Іва­не­ць ось воз­не­сен, а Сом­ко з моїм па­нот­цем гір­кую ви­пи­ли. А Бо­жий че­ло­век: — Іван­ця Бог грі­хом уже по­ка­рав; а пра­вед­но­му чо­ло­ві­ко­ві якої тре­ба в світі на­гра­ди? Гетьман­ство, ба­гат­ство або верх над во­ро­гом? Діти тіль­ко га­ня­ють­ся за та­ки­ми ця­ць­ка­ми; а хто хоть раз за­гля­нув че­рез край світу, той ін­шо­го бла­га ба- жає... Не­має, ка­жеш, на­гра­ди! За що на­гра­ди? За те, що в мене ду­ша луч­ча от моїх ближ­ніх? А се ж хі­ба ма­ла ми­лость гос­под­ня? Ма­ла ми­лость, що моя ду­ша сміє і змо­же та­ке, що ін­шо­му й не при­снить­ся?.. Ін­ший іще ска­же, що та­кий чо­ло­вік, як твій па­но­те­ць, уга­няє за сла­вою? Хи­ме­ра! Сла­ви тре­ба ми­ро­ві, а не то­му, хто сла­вен? Мир нехай нав­чаєть­ся доб­ру, слу­ха­ю­чи, як од­да­ва­ли жизнь за людсь­ке бла­го; а слав­но­му сла­ва у Бо­га».

Ко­неч­но, в чем-то та­кая фи­ло­со­фия мо­жет им­по­ни­ро­вать: мол, не сто­ит го­нять­ся за иг­руш­ка­ми это­го ми­ра — есть 17 июня 1663, Не­жин, из­бра­ние Брю­хо­вец­ко­го гет­ма­ном на «Чер­ной Ра­де» (рисунок кон­ца XVII ве­ка). Пе­ред на­ми — ал­го­ритм Ру­и­ны в укра­ин­ской ис­то­рии, по­том он вос­про­из­во­дил­ся сно­ва на про­тя­же­нии ве­ков ве­щи бо­лее важ­ные, ко­то­рые ви­дят лишь те, кто су­мел уви­деть выс­шие ве­щи. Но не яв­ля­ет­ся ли та­кая фи­ло­со­фия фи­ло­со­фи­ей по­ра­же­ния? Из при­ве­ден­ных рас­суж­де­ний вы­плы­ва­ет, буд­то не сто­ит про­ни­кать­ся по­ра­же­ни­я­ми в этой жиз­ни. Ес­ли ты по­сту­пил пра­вед­но, чест­но, то про­слав­лен бу­дешь у Бо­га. Та­кая фи­ло­со­фия, ес­ли ее по­сле­до­ва­тель­но при­дер­жи­вать­ся, яв­ля­ет­ся то­ле­ри­ро­ва­ни­ем зла, при­ми­ре­ни­ем со злом.

Од­на­ко не бу­дем углуб­лять­ся в эту фи­ло­со­фию тер­пи­мо­сти, ко­то­рую пред­став­ля­ет че­ло­век Бо­жий. Нас боль­ше ин­те­ре­су­ет со­ци­аль­ная фи­ло­со­фия ро­ман. На нее, как пра­ви­ло, ис­сле­до­ва­те­ли не об­ра­ща­ли вни­ма­ния. А жаль...

Ку­лиш, осмыс­ли­вая со­бы­тия укра­ин­ской ис­то­рии в «Чор­ній ра­ді», буд­то су­мел «за­гля­нуть в бу­ду­щее». Да­же мож­но утвер­ждать, что он преду­смот­рел по­бе­ду боль­ше­виз­ма на укра­ин­ских зем­лях.

Ко­неч­но, ком­му­низм в Рос­сии и ком­му­низм в Укра­ине — не од­но и то же.

Од­ним из пер­вых, кто об­ра­тил вни­ма­ние на то, что боль­ше­визм, соб­ствен­но рос­сий­ский ком­му­низм, яв­ля­ет­ся не толь­ко и не столь­ко про­дол­же­ни­ем тра­ди­ций марк­сиз­ма и со­ци­а­лиз­ма, как про­дол­же­ни­ем рос­сий­ских тра­ди­ций, был укра­ин­ский мыс­ли­тель Ар­сен Ри­чин­ский. В част­но­сти, эта идея встре­ча­ет­ся в его кни­ге «Пробле­ми українсь­кої релі­гій­ної сві­до­мост» (1933). Поз­же, че­рез че­ты­ре го­да, она бы­ла озву­че­на Ни­ко­ла­ем Бер­дя­е­вым в ра­бо­те «Ви­то­ки й сенс російсь­ко­го ко­муніз­му» (впер­вые опуб­ли­ко­ван­ная на ан­глий­ском язы­ке в 1937 г.).

Дей­стви­тель­но, рос­сий­ский ком­му­низм (боль­ше­визм) име­ет кор­ни в рус­ской куль­ту­ре, мен­таль­но­сти. Для рос­си­я­ни­на об­щин­ное су­ще­ство­ва­ние, где «все об­щее» и нет лич­ной сво­бо­ды — нор­маль­ное со­сто­я­ние. В то же вре­мя та­кое бы­тие сов­ме­ща­ет­ся с жест­кой вла­стью гор­де­ца, ко­то­ро­му все долж­ны по­ви­но­вать­ся.

Укра­ин­ский ком­му­низм не та­кой. Прав­да, мы не име­ем ра­бо­ту, где бы это яв­ле­ние все­сто­ронне ана­ли­зи­ро­ва­лось — как в упо­ми­нав­шем­ся тру­де Бер­дя­е­ва от­но­си­тель­но рос­сий­ско­го ком­му­низ­ма. За­то име­ем «Чор­ну ра­ду» Ку­ли­ша. Здесь в ху­до­же­ствен­ной фор­ме по­ка­за­ны и ис­то­ки, и смысл укра­ин­ско­го ком­му­низ­ма. Соб­ствен­но, ис­то­ки это­го яв­ле­ния сто­ит ис­кать в за­по­рож­ском ка­за­че­стве, в сре­де ко­то­ро­го по­пу­ляр­ной бы­ла идея со­ци­аль­но­го ра­вен­ства, же­ла­ния экс­про­при­и­ро­вать экс­про­при­а­то­ров.

Од­на­ко на этом схо­жесть с рос­сий­ским ком­му­низ­мом за­кан­чи­ва­ет­ся. Укра­ин­ский ком­му­низм, в от­ли­чие от рос­сий­ско­го, ори­ен­ти­ро­ван на сво­бо­ду, ко­то­рая пе­ре­хо­дит в анар­хию. Не зря тер­ри­то­рии Укра­и­ны во вре­мя «осво­бо­ди­тель­ных со­рев­но­ва­ний» 1918—1920 гг. ста­ли ме­стом, где раз­вер­ну­ли свою ак­тив­ную де­я­тель­ность анар­хи­сты от­ца Мах­но. По­явил­ся здесь да­же ан­клав анар­хиз­ма. Че­го-то по­доб­но­го на преж­них зем­лях цар­ской Рос­сии не бы­ло.

То есть, ес­ли рос­сий­ский ком­му­низм ока­зал­ся «го­су­дар­ствен­ным», то укра­ин­ский — «ан­ти­го­су­дар­ствен­ным».

Ку­лиш в «Чор­ній ра­ді» фак­ти­че­ски по­ка­зы­вал, к че­му мо­жет при­ве­сти по­бе­да по­пу­лист­ских идей укра­ин­ско­го ком­му­низ­ма. Брю­хо­вец­кий, ко­то­рый, ис­поль­зуя их, при­шел к вла­сти, на­чал раз­ру­шать Гет­ман­ское го­су­дар­ство.

Ро­ман «Чор­на ра­да» стал свое­об­раз­ным пре­ду­пре­жде­ни­ем. Во вре­мя «осво­бо­ди­тель­ных со­рев­но­ва­ний» 1918—1920 гг. по­пу­лист­ские идеи укра­ин­ско­го ком­му­низ­ма да­ли о се­бе знать на пол­ную си­лу. Их так или ина­че ис­поль­зо­ва­ли ли­де­ры Цен­траль­ной Ра­ды, ко­то­рые в кон­це кон­цов ста­ли по­ли­ти­че­ски­ми банк­ро­та­ми. Под их вли­я­ни­ем на­хо­ди­лись ли­де­ры Ди­рек­то­рии, раз­ру­шив­шие Гет­ма­нат Павла Ско­ро­пад­ско­го, а свое пол­но­цен­ное го­су­дар­ство так и не смог­ли со­здать.

Дез­ор­га­ни­за­ци­ей укра­ин­ских го­су­дар­ствен­ных ин­сти­ту­тов луч­ше все­го вос­поль­зо­ва­лись рос­сий­ские боль­ше­ви­ки. Ис­поль­зуя по­пу­лист­ские ком­му­ни­сти­че­ские ло­зун­ги, обе­щая от­дать зем­лю кре­стья­нам, фаб­ри­ки — ра­бо­чим, они су­ме­ли при­к­ло­нить на свою сто­ро­ну нема­лую часть укра­ин­цев. Это не озна­ча­ет, что укра­ин­цы мас­со­во ри­ну­лись в Крас­ную ар­мию. Но то, что не­ма­ло из них вос­при­ни­ма­ло и при­ни­ма­ло ком­му­ни­сти­че­ские идеи, это факт. Без это­го рос­сий­ские боль­ше­ви­ки не смог­ли бы утвер­дить­ся в Укра­ине.

Ко­неч­но, Ку­лиш — не Но­стра­да­мус. И то, как про­ис­хо­дил при­ход боль­ше­виз­ма на укра­ин­ские зем­ли, пи­са­тель в де­та­лях преду­смот­реть не мог. Но он ука­зал, ка­кие нега­тив­ные по­след­ствия мо­жет иметь во­пло­ще­ние для укра­ин­цев по­пу­лист­ских ком­му­ни­сти­че­ских идей. К со­жа­ле­нию, это пре­ду­пре­жде­ние не бы­ло вос­при­ня­то. И мы по­лу­чи­ли то, что по­лу­чи­ли.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.