Брек­сит и ев­ро­пей­ский по­ря­док,

Или о том, что по­мо­жет ЕС спра­вить­ся со сво­им пе­ре­ход­ным пе­ри­о­дом

Den (Russian) - - Первая Страница - ФО­ТО РЕЙТЕР

или О том, что по­мо­жет ЕС спра­вить­ся со сво­им пе­ре­ход­ным пе­ри­о­дом

Йош­ка ФИШЕР

Оста­лось все­го не­сколь­ко ме­ся­цев до то­го, как Ве­ли­ко­бри­та­ния офи­ци­аль­но вый­дет из Ев­ро­со­ю­за. По­ка что де­ба­ты о Брек­си­те в ос­нов­ном со­сре­до­то­че­ны на его эко­но­ми­че­ских ас­пек­тах. Ес­ли Бри­та­ния по­ки­нет ЕС, не за­клю­чив вза­им­но­го со­гла­ше­ния о вы­хо­де, ущерб, ско­рее все­го, бу­дет весь­ма зна­чи­тель­ным. А де­ла об­сто­ят та­ким об­ра­зом, что за­клю­че­ние та­ко­го со­гла­ше­ния да­ле­ко не га­ран­ти­ро­ва­но.

«Жeст­кий Брек­сит» бу­дет озна­чать, что 29 мар­та 2019 го­да в 23.00 по грин­вич­ско­му вре­ме­ни член­ство Ве­ли­ко­бри­та­нии во всех до­го­во­рах ЕС, в том чис­ле в та­мо­жен­ном со­ю­зе и об­щем рын­ке, а так­же в меж­ду­на­род­ных со­гла­ше­ни­ях, за­клю­чeн­ных Ев­ро­со­ю­зом, пре­кра­тит­ся. Ве­ли­ко­бри­та­ния ста­нет про­сто «тре­тьей сто­ро­ной», что при­ведeт к огром­ным по­след­стви­ям для тор­гов­ли Ев­ро­со­ю­за, в част­но­сти, к ха­о­су на бри­тан­ской гра­ни­це.

Од­на­ко Брек­сит, ко­неч­но, бу­дет иметь и огром­ные по­ли­ти­че­ские по­след­ствия. С точ­ки зре­ния по­все­днев­ной жиз­ни, Ев­ро­со­юз обыч­но вос­при­ни­ма­ет­ся как об­щий ры­нок и та­мо­жен­ный со­юз. Но в сво­ей ос­но­ве это по­ли­ти­че­ский про­ект, опи­ра­ю­щий­ся на кон­крет­ную идею ев­ро­пей­ской си­сте­мы го­су­дарств. И имен­но эта идея, а не эко­но­ми­че­ские со­об­ра­же­ния, и яв­ля­ет­ся ре­аль­ной при­чи­ной Брек­си­та. И имен­но по­это­му бри­тан­ское ре­ше­ние вый­ти изЕС (с со­гла­ше­ни­ем или без­не­го) ока­жет глу­бо­кое вли­я­ние на ев­ро­пей­ский по­ря­док в XXI ве­ке.

Боль­шин­ство бри­тан­цев, ко­то­рые с незна­чи­тель­ным пе­ре­ве­сом про­го­ло­со­ва­ли за вы­ход из ЕС на ре- фе­рен­ду­ме 2016 го­да, тре­во­жи­лись не по по­во­ду эко­но­ми­че­ско­го бо­гат­ства, они тре­бо­ва­ли пол­но­цен­но­го по­ли­ти­че­ско­го су­ве­ре­ни­те­та. И их опре­де­ле­ние су­ве­ре­ни­те­та опи­ра­ет­ся не на объ­ек­тив­ные фак­ты, ка­са­ю­щи­е­ся на­сто­я­ще­го или бу­ду­ще­го стра­ны, а на про­шлое Бри­та­нии, гло­баль­ной дер­жа­вы XIX столетия. Для них не важ­но, что сей­час Ве­ли­ко­бри­та­ния пре­вра­ти­лась сред­нюю по раз­ме­рам ев­ро­пей­скую дер­жа­ву с неболь­ши­ми или во­об­ще ни­ка­ки­ми шан­са­ми стать ко­гда-ни­будь вновь гло­баль­ным иг­ро­ком, при­чeм как в со­ста­ве ЕС, так и вне это­го со­ю­за.

Ес­ли осталь­ные стра­ны кон­ти­нен­та по­сле­ду­ют бри­тан­ско­му при­ме­ру и пред­по­чтут XIX век XXI, то­гда ЕС раз­ва­лит­ся. Все стра­ны бу­дут вы­нуж­де­ны вер­нуть­ся к за­пу­тан­ной си­сте­ме су­ве­рен­ных го­су­дарств, ко­то­рые бо­рют­ся за пре­вос­ход­ство и по­сто­ян­но сдер­жи­ва­ют ам­би­ции друг дру­га.

В та­ких усло­ви­ях у ев­ро­пей­ских стран не бу­дут ни­ка­кой ре­аль­ной си­лы, а зна­чит, они на­все­гда по­ки­нут ми­ро­вую аре­ну. Ев­ро­па, раз­ры­ва­е­мая меж­ду транс­ат­лан­тиз­мом и евра­зи­а­низ­мом, ста­нет лeг­кой до­бы­чей для ве­ли­ких неев­ро­пей­ских дер­жав XXI ве­ка. В худ­шем сце­на­рии Ев­ро­па мо­жет да­же пре­вра­тить­ся в по­ле боя для бо­лее круп­ных дер­жав. Ев­ро­пей­цы боль­ше не смо­гут са­ми опре­де­лять своe бу­ду­щее; их судь­ба бу­дет ре­шать­ся дру­ги­ми го­су­дар­ства­ми.

Ста­рый, при­хо­дя­щий в упа­док ев­ро­пей­ский по­ря­док XIX ве­ка из­на­чаль­но воз­ник по­сле Трид­ца­ти­лет­ней вой­ны (1618—1648). Пред­ше­ство­вав­шая ему сред­не­ве­ко­вая си­сте­ма опи­ра­лась на уни­вер­саль­ную церковь и им­пе­рию, ко­то­рые по­гиб­ли в хо­де Ре­фор­ма­ции. По­сле се­рии ре­ли­ги­оз­ных войн и по­яв­ле­ния силь­ной тер­ри­то­ри­аль­ной вла­сти этот по­ря­док был за­менeн на «Вест­фаль­скую си­сте­му» су­ве­рен­ных го­су­дарств.

В даль­ней­шем на про­тя­же­нии несколь­ких ве­ков Ев­ро­па правила ми­ром, при этом Бри­та­ния бы­ла до­ми­ни­ру­ю­щей ев­ро­пей­ской дер­жа­вой. Тем не ме­нее, Вест­фаль­ская си­сте­ма бы­ла раз­ру­ше­на в пер­вой по­ло­вине XX ве­ка дву­мя ми­ро­вы­ми вой­на­ми (в ре­аль­но­сти обе бы­ли ев­ро­пей­ски­ми вой­на­ми за ми­ро­вое гос­под­ство). Ко­гда в 1945 го­ду за­мол­ча­ли пуш­ки, ев­ро­пей­цы, при­чeм да­же ев­ро­пей­ские со­юз­ни­ки-по­бе­ди­те­ли, фак­ти­че­ски утра­ти­ли свой су­ве­ре­ни­тет. На сме­ну Вест­фаль­ской си­сте­ме при­шeл би­по­ляр­ный по­ря­док Хо­лод­ной вой­ны, в ко­то­ром су­ве­ре­ни­тет стал пре­ро­га­ти­вой двух неев­ро­пей­ских ядер­ных дер­жав — США и СССР.

Ев­ро­со­юзз аду­мы­вал­ся как по­пыт­ка вос­ста­но­вить ев­ро­пей­ский су­ве­ре­ни­тет мир­ным путeм, объ­еди­нив на­ци­о­наль­ные ин­те­ре­сы ев­ро­пей­ских стран. Цель это­го про­ек­та все­гда за­клю­ча­лась в предот­вра­ще­нии воз­вра­та к ста­рой си­сте­ме си­ло­во­го со­пер­ни­че­ства, кон­ку­ри­ру­ю­щих аль­ян­сов и стал­ки­ва­ния лба­ми за ге­ге­мо­нию. Клю­чом к успе­ху ста­ла кон­ти­нен­таль­ная си­сте­ма, опи­ра­ю­ща­я­ся на эко­но­ми­че­скую, по­ли­ти­че­скую и пра­во­вую ин­те­гра­цию.

Брек­сит на­гляд­но под­чер­ки­ва­ет ма­те­ри­аль­ное зна­че­ние ин­те­гра­ции на та­ком уровне. В хо­де бри­тан­ских пе­ре­го­во­ров с ЕС вновь всплы­ла ста­рая про­бле­ма — ир­ланд­ский во­прос. Как толь­ко Рес­пуб­ли­ка Ир­лан­дия и Со­единeн­ное Ко­ро­лев­ство во­шли в ЕС, ис­чез­ла не­об­хо­ди­мость в вос­со­еди­не­нии Ир­лан­дии, а длив­шу­ю­ся не­сколь­ко де­ся­ти­ле­тий граж­дан­скую вой­ну меж­ду ка­то­ли­ка­ми и про­те­стан­та­ми в Се­вер­ной Ир­лан­дии уда­лось пре­кра­тить. В практическом смыс­ле ин­те­гра­ция в ЕС озна­ча­ла, что боль­ше не име­ло ни­ка­ко­го зна­че­ния, ка­кой имен­но стране при­над­ле­жит Се­вер­ная Ир­лан­дия. Но те­перь, ко­гда Брек­сит по­во­ра­чи­ва­ет ис­то­рию вспять, воз­ник­ла угро­за воз­вра­та при­зра­ков про­шло­го.

Ев­ро­пей­цы долж­ны вни­ма­тель­но сле­дить за ир­ланд­ской про­бле­мой, по­то­му что на кон­ти­нен­те по­тен­ци­ал воз­об­нов­ле­ния по­доб­ных кон­флик­тов ещe вы­ше. Сей­час фор­ми­ру­ет­ся но­вый ми­ро­вой по­ря­док, и его центр бу­дет на­хо­дить­ся в Ти­хом оке­ане, а не в Ат­лан­ти­че­ском. У Ев­ро­пы есть один — и толь­ко один — шанс спра­вить­ся со сво­им пе­ре­ход­ным пе­ри­о­дом. Ста­рые ев­ро­пей­ские на­ци­о­наль­ные го­су­дар­ства не смо­гут участ­во­вать в но­вой кон­ку­рен­ции, ес­ли они не объ­еди­нят­ся. И да­же в этом слу­чае до­сти­же­ние ев­ро­пей­ско­го су­ве­ре­ни­те­та по­тре­бу­ет огром­ных и со­сре­до­то­чен­ных уси­лий по­ли­ти­че­ской во­ли, а так­же на­ход­чи­во­сти.

Тос­ка по слав­но­му про­шло­му — это по­след­нее, что по­мо­жет ев­ро­пей­цам спра­вить­ся с про­бле­ма­ми, ко­то­рые сто­ят пе­ред ни­ми. Про­шлое уже за­вер­ши­лось, та­ко­ва его при­ро­да. Ев­ро­па — с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей или без­неe — долж­на смот­реть в бу­ду­щее.

В Ве­ли­ко­бри­та­нии сот­ни мест­ных жи­те­лей вме­сте со сво­и­ми со­ба­ка­ми про­шли по цен­тру Лон­до­на, про­те­стуя про­тив бу­ду­ще­го Brexit

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.