Лю­ди, ко­то­рые мо­гут из­ме­нить си­сте­му

Как ро­ди­те­ли пы­та­ют­ся вклю­чить в об­ще­ство де­тей с осо­бен­ны­ми по­треб­но­стя­ми

Den (Russian) - - Тема «Дня» - Али­на ШУЛЬГА, Де­нис КУКЛИН, Иван­на СКИБА-ЯКУБОВА

Уже свы­ше пя­ти­де­ся­ти лет в ми­ре су­ще­ству­ет сер­вис так на­зы­ва­е­мо­го ран­не­го вме­ша­тель­ства — для де­тей с ин­ва­лид­но­стью или риском ее раз­ви­тия и их се­мей. Во мно­гих слу­ча­ях спе­ци­а­ли­стам уда­ет­ся оста­но­вить раз­ви­тие ин­ва­лид­но­сти. В тех же си­ту­а­ци­ях, где ее не из­бе­жать, ре­бен­ку по­мо­га­ют мак­си­маль­но со­ци­а­ли­зи­ро­вать­ся, по­лу­чить необ­хо­ди­мые жиз­нен­ные на­вы­ки, а глав­ное — стать счаст­ли­вой. Ра­бо­та­ют не толь­ко с ре­бен­ком, но и со всей се­мьей. За­да­ча спе­ци­а­ли­стов по РВ — на­учить се­мью с осо­бен­ным ре­бен­ком жить пол­но­цен­ной жиз­нью.

Во мно­гих стра­нах (на­при­мер, США, Ве­ли­ко­бри­та­нии, Пор­ту­га­лии) дви­жи­те­лем внед­ре­ния услу­ги ран­не­го вме­ша­тель­ства на го­су­дар­ствен­ном уровне ста­но­ви­лись в свое вре­мя ро­ди­тель­ские ор­га­ни­за­ции — в парт­нер­стве со спе­ци­а­ли­ста­ми.

Для то­го что­бы ро­ди­те­ли и спе­ци­а­ли­сты мог­ли учить­ся, об­ме­ни­вать­ся опы­том и объ­еди­нять­ся, а еще — про­мо­ти­ро­вать идеи РВ, в том чис­ле — сре­ди го­су­дар­ствен­ных и мест­ных чи­нов­ни­ков, Ев­ро­пей­ская ас­со­ци­а­ция ран­не­го вме­ша­тель­ства еже­год­но про­во­дит кон­фе­рен­цию в од­ной из ев­ро­пей­ских стран. В этом го­ду ECI Conference 2018 при­ни­ма­ет Укра­и­на. 10—12 ок­тяб­ря она со­сто­ит­ся в Харь­ко­ве.

Од­ной из тем, о ко­то­рых бу­дут го­во­рить ве­ду­щие спе­ци­а­ли­сты по Ев­ро­пе и Аме­ри­ке, яв­ля­ет­ся роль ро­ди­те­лей в по­стро­е­нии на­ци­о­наль­ной по­ли­ти­ки по­мо­щи де­тям и их се­мьям. Что­бы го­су­дар­ство по­стро­и­ло си­сте­му ран­не­го вме­ша­тель­ства, ну­жен об­щий го­лос ро­ди­те­лей.

«Сядь­те! Я с ва­ми еще не за­кон­чи­ла!»

Фи­лип­па Рас­сел бы­ла од­ной из пер­вых в Ве­ли­ко­бри­та­нии, кто от­ка­зал­ся остав­лять сво­е­го ре­бен­ка с ин­ва­лид­но­стью в боль­ни­це. Се­го­дня она уже свы­ше 50 лет ра­бо­та­ет над раз­ви­ти­ем сер­ви­сов для де­тей с осо­бен­ны­ми по­треб­но­стя­ми, в том чис­ле — раз­ви­ти­ем ран­не­го вме­ша­тель­ства.

Еще в 1980-х го­дах Фи­лип­па вме­сте с кол­ле­га­ми со­зда­ла зон­тич­ную ор­га­ни­за­цию, ко­то­рая объ­еди­ня­ла все ро­ди­тель­ские ор­га­ни­за­ции Бри­та­нии, — для со­труд­ни­че­ства с пра­ви­тель­ством.

В 1989 го­ду ма­ма-ак­ти­вист­ка вме­сте с кол­ле­гой-вра­чом боль­ши­ми уси­ли­я­ми до­би­лась встре­чи с Мар­га­рет Тэт­чер, что­бы убе­дить пре­мьер-ми­ни­стра в том, что ро­ди­те­ли де­тей с осо­бен­но­стя­ми раз­ви­тия долж­ны быть при­вле­че­ны в при­ня­тие ре­ше­ний на всех эта­пах.

«У вас бу­дет ров­но 15 ми­нут на раз­го­вор, и ко­гда Биг-Бен про­бьет, вы вста­не­те и вый­де­те прочь», — пре­ду­пре­дил ор­га­ни­за­тор встре­чи.

Фи­лип­па и ее друг-док­тор дол­го го­то­ви­ли речь, тща­тель­ным об­ра­зом под­би­рая сло­ва, что­бы уло­жить­ся в свои 15 ми­нут. Ко­гда Биг-Бен про­зву­чал, они под­ня­лись и на­пра­ви­лись на вы­ход.

«А ну сядь­те! Я еще с ва­ми не за­кон­чи­ла!» — гро­мых­ну­ла Же­лез­ная Ле­ди.

Раз­го­вор про­дол­жал­ся три ча­са, и стал пе­ре­лом­ным мо­мен­том в бри­тан­ской на­ци­о­наль­ной по­ли­ти­ке от­но­си­тель­но под­держ­ки де­тей с ин­ва­лид­но­стью.

Се­го­дня ни од­но­му бри­тан­ско­му по­ли­ти­ку или чи­нов­ни­ку не при­дет в го­ло­ву раз­ра­бо­тать про­грам­му или при­нять ре­ше­ние от­но­си­тель­но лю­дей с ин­ва­лид­но­стью, не со­труд­ни­чая с те­ми, ко­го это не­по­сред­ствен­но ка­са­ет­ся. А все наи­боль­шие ор­га­ни­за­ции в Ве­ли­ко­бри­та­нии, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся за­щи­той прав дис­кри­ми­ни­ро­ван­ных де­тей, ос­но­ва­ны их ро­ди­те­ля­ми.

В Укра­ине же осо­бен­ные дети, ка­жет­ся, до сих пор име­ют ис­клю­чи­тель­но 15 ми­нут.

Чи­нов­ни­ки ра­пор­ту­ют о свер­ше­ни­ях, об­ни­ма­ют де­тей под вспыш­ки фо­то­ка­мер, а за­тем зву­чит неви­ди­мый Биг-Бен, и дети опять ста­но­вят­ся неви­ди­мы­ми.

Впро­чем, в 2016 го­ду спе­ци­а­ли­стам уда­лось ак­ти­ви­зи­ро­вать Ка­б­мин к за­пус­ку пи­лот­но­го про­ек­та «Со­зда­ние си­сте­мы предо­став­ле­ния услуг по ран­не­му вме­ша­тель­ству». Над про­ек­том ра­бо­та­ли экс­пер- ты харь­ков­ско­го бла­го­тво­ри­тель­но­го фон­да «Ин­сти­тут ран­не­го вме­ша­тель­ства» вме­сте с кол­ле­га­ми из Ль­во­ва, Одес­сы, За­кар­па­тья при под­держ­ке Упол­но­мо­чен­но­го Пре­зи­ден­та Укра­и­ны по пра­вам лю­дей с ин­ва­лид­но­стью Ва­ле­рия Суш­ке­ви­ча. Это, го­во­рят спе­ци­а­ли­сты, уже хоть ка­кое-то, но на­ча­ло.

Юля Ма­тю­шен­ко хо­дит в обыч­ную шко­лу. Хо­тя это, как рас­ска­зы­ва­ют зна­ко­мые се­мьи, не все­гда на­хо­ди­ло по­ни­ма­ние школь­но­го ру­ко­вод­ства. Ди­а­гноз де­воч­ки — спи­наль­ная му­скуль­ная атро­фия (СМА). Ее отец Ви­та­лий Ма­тю­шен­ко — пре­зи­дент фон­да «Дети из СМА». Он убеж­ден: из­ме­нить от­но­ше­ние к осо­бен­ным де­тям мож­но, толь­ко ес­ли пе­ре­стать их скры­вать, пре­кра­тить соб­ствен­но­руч­но ис­клю­чать из об­ще­ства. Ви­та­лий ста­ра­ет­ся при­хо­дить с доч­кой на раз­ные со­бы­тия. Юля бы­ла с ним и на про­шло­год­нем фо­ру­ме «Учим­ся жить вме­сте», где ро­ди­те­ли и спе­ци­а­ли­сты встре­ти­лись для об­суж­де­ния на­ци­о­наль­ной стра­те­гии по­мо­щи де­тям и их се­мьям.

«Мы пы­та­ем­ся сво­им при­сут­стви­ем в шко­ле, в об­ще­стве по­ка­зать при­мер: как нуж­но относиться к дру­гим де­тям, — рас­ска­зы­ва­ет Ви­та­лий Ма­тю­шен­ко. — Дети скло­ны ста­но­вить­ся на по­зи­ции окру­жа­ю­щих. По­это­му в млад­шей шко­ле Юлю вос­при­ни­ма­ли как обыч­но­го ре­бен­ка. А уже в сред­ней, ко­гда кол­лек­тив стал боль­шим, меж­ду на­шей доч­кой и дру­ги­ми как буд­то воз­ник­ла сте­на: ее со­зна­тель­но не при­вле­ка­ли к об­щим иг­рам, про­ек­там».

Эти дети недо­оце­не­ны, они мо­гут при­вне­сти мно­го че­го об­ще­ству, убеж­ден отец Юли. Нуж­но толь­ко не счи­тать, что мы мо­жем опре­де­лять, кто ра­вен, а кто дру­гой. И, го­во­рит Ви­та­лий, для это­го долж­на быть раз­вер­ну­та бо­лее ши­ро­кая ин­фор­ма- ци­он­ная кам­па­ния на го­су­дар­ствен­ном уровне. Лю­дям нуж­но объ­яс­нять, ка­кие мы все раз­ные, и как нам друг с дру­гом со­су­ще­ство­вать.

У Ла­ри­сы Сам­со­но­вой, в про­шлом — ди­рек­то­ра об­ще­ствен­ной ор­га­ни­за­ции «Се­мья», — доч­ка с синдромом Дауна. Се­го­дня 23-лет­няя На­та­лья ра­бо­та­ет в пе­карне, где де­вуш­ку це­нят и лю­бят, но в дет­стве все бы­ло не так про­сто.

«Мне в де­вя­но­стых с ре­бен­ком на ули­цу нель­зя бы­ло вый­ти, — вспо­ми­на­ет Ла­ри­са. — Я при­хо­ди­ла на дет­скую пло­щад­ку и кри­ча­ла: «Ма­мы, не ухо­ди­те прочь!»

Ра­бо­та для де­вуш­ки на­шлась слу­чай­но. Два го­да то­му на­зад в од­ном из сто­лич­ных «Аша­нов» устро­и­ли ак­цию: Ма­ри­на По­ро­шен­ко пек­ла пас­хи вме­сте со все­ми же­ла­ю­щи­ми детьми. Ру­ко­во­ди­те­ли ма­га­зи­на уви­де­ли, что На­та­лья Сам­со­но­ва уме­ло по­мо­га­ет: зна­ет, как ме­сить те­сто, на­ре­зать про­дук­ты, поль­зо­вать­ся ку­хон­ны­ми при­над­леж­но­стя­ми, и ска­за­ли: «Мы хо­тим ее в ко­ман­ду!»

Ла­ри­са рас­ска­зы­ва­ет, что доч­ка как буд­то гар­мо­ни­зу­ет ат­мос- фе­ру в пе­карне: «По­ка не об­ни­мет­ся с каж­дым утром — не нач­нет ра­бо­тать, по­ка не об­ни­мет каж­до­го ве­че­ром — не за­кон­чит ра­бо­ту».

Ме­не­дже­ры тор­го­во­го цен­тра ста­ли спра­ши­вать Ла­ри­су, нет ли сре­ди ее зна­ко­мых дру­гих мо­ло­дых лю­дей с синдромом Дауна — го­то­вы при­нять на ра­бо­ту еще как ми­ни­мум од­но­го маль­чи­ка. Ведь лю­ди с та­ким синдромом, как пра­ви­ло, бы­ва­ют пре­крас­ны­ми ра­бот­ни­ка­ми, без­уко­риз­нен­но вы­пол­ня­ют ра­бо­ту, ес­ли за­да­ча по­став­ле­на чет­ко, а от­но­ше­ние — дру­же­ствен­ное.

Ла­ри­са Сам­со­но­ва се­го­дня ис­пол­ня­ет обя­зан­но­сти ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра Ди­рек­то­ра­та ин­клю­зив­но­го и вне­школь­но­го об­ра­зо­ва­ния, ру­ко­во­ди­те­лем экс­перт­ной груп­пы по ин­клю­зив­но­му об­ра­зо­ва­ния при Ми­ни­стер­стве об­ра­зо­ва­ния и на­у­ки — про­дол­жа­ет бо­роть­ся за де­тей уже на ин­сти­ту­ци­он­ном го­су­дар­ствен­ном уровне.

В Укра­ине жи­вут по­чти 2,5 мил­ли­о­на взрос­лых с ин­ва­лид­но­стью раз­ных групп. Из них, по дан­ным Ми­ни­стер­ства со­ци­аль­ной по­ли­ти­ки, тру­до­устро­е­ны толь­ко чет­верть. Несмот­ря на то, что го­су­дар­ство име­ет и пре­фе­рен­ции для ра­бо­то­да­те­лей (ком­пен­са­ция еди­но­го взно­са), и ры­ча­ги вли­я­ния (штра­фы в раз­ме­ре сред­не­го­до­вой за­ра­бот­ной пла­ты на пред­при­я­тии за каж­дое неза­ня­тое ра­бо­чее ме­сто, за ко­то­рым дол­жен быть за­креп­лен че­ло­век с ин­ва­лид­но­стью), вла­дель­цы пред­при­я­тий не спе­шат на­ни­мать лю­дей с ин­ва­лид­но­стью.

Вик­то­рия Пи­ро­го­ва при­шла к спе­ци­а­ли­стам по ран­не­му вме­ша­тель­ству от­но­си­тель­но позд­но, ко­гда ее до­че­ри Оле бы­ло пять лет. Позд­но — по­то­му что ок­но воз­мож­но­стей ши­ре все­го ра­бо­та­ет в пер­вые че­ты­ре го­да жиз­ни ре­бен­ка. У Оли ди­а­гно­сти­ро­ва­ли мен­таль­ные на­ру­ше­ния, свя­зан­ные с ро­до­вой трав­мой, — се­мья к та­ко­му вы­зо­ву бы­ла не го­то­ва.

Се­го­дня де­вуш­ке 21 год, се­мья Пи­ро­го­вых име­ет вто­ро­го ре­бен­ка — сы­на Ар­те­ма, и жи­вет ак­тив­ной жиз­нью. Но на это по­на­до­би­лось мно­го лет.

«Ран­нее вме­ша­тель­ство — ко­манд­ная ра­бо­та, а мы с та­ким не стал­ки­ва­лись, — со­зна­ет­ся Вик­то­рия. — Нас от­прав­ля­ли по оче­ре­ди к пси­хо­ло­гу, ло­го­пе­ду, фи­зи­че­ско­му те­ра­пев­ту. Поль­зу это не при­но­си­ло. Ко­гда спе­ци­а­ли­сты ска­за­ли, что Оля оста­нет­ся по уров­ню раз­ви­тия на уровне пя­ти­лет­не­го ре­бен­ка, я упа­ла в глу­бо­кую де­прес­сию. В на­шей се­мье бо­лее все­го це­нил­ся ин­тел­лект, ро­ди­те­ли име­ют сте­пе­ни, пре­по­да­ют в ву­зах. Я не по­ни­ма­ла, как жить с до­че­рью».

По­пав в сер­вис ран­не­го вме­ша­тель­ства, Вик­то­рия по­ня­ла: не каж­до­го ре­бен­ка мож­но вы­ле­чить, но каж­дый ре­бе­нок мо­жет быть счаст­ли­вым. А с ним — и вся се­мья.

«Сей­час бы я ска­за­ла так: каж­дый че­ло­век име­ет пра­во жить, — про­дол­жа­ет ма­ма Оли. — Я, как и боль­шин­ство, по-ви­ди­мо­му, лю­дей в Укра­ине, рас­смат­ри­ва­ла ин­ва­лид­ность как недо­ста­ток. А мир пре­кра­сен раз­но­об­ра­зи­ем. Каж­дый че­ло­век — цен­ность. Я по­ня­ла это бла­го­да­ря услу­ге ран­не­го вме­ша­тель­ства и по­то­му про­дол­жи­ла за­ни­мать­ся ее ад­во­ка­ци­ей, ко­гда доч­ка уже вы­рос­ла и вы­шла из про­грам­мы».

У Оли есть се­ми­лет­ний бра­тик Ар­тем, ко­то­ро­го пси­хо­ло­ги счи­та­ют ги­пе­р­ак­тив­ным. «Ему бы­ло труд­но адап­ти­ро­вать­ся в са­ди­ке, да и до­ма нам бы­ло слож­но с ним спра­вить­ся. По­это­му то­же об­ра­ти­лись к спе­ци­а­ли­стам по ран­не­му вме­ша­тель­ству, по­то­му что они ра­бо­та­ют не толь­ко со слож­ны­ми слу­ча­я­ми, с ин­ва­лид­но­стью, но и с лю­бы­ми осо­бен­но­стя­ми ре­бен­ка, ес­ли се­мья не зна­ет, как с ним ком­му­ни­ци­ро­вать, — объ­яс­ня­ет Вик­то­рия Пи­ро­го­ва. — Со­ве­ты пси­хо­ло­гов мо­гут быть очень про­сты­ми, но са­ма ты не мо­жешь к ним прий­ти, по­то­му что фик­си­ру­ешь­ся на дру­гих де­лах».

Вик­то­рия — со­ос­но­ва­тель­ни­ца ро­ди­тель­ско­го клу­ба «Світа­нок», в ко­то­ром ак­тив­ных участ­ни­ков пят­на­дцать, но прий­ти мо­жет лю­бой — рас­ска­зать о се­бе, по­де­лить­ся опы­том, про­сто по­об­щать­ся. Муж Вик­то­рии сна­ча­ла при­хо­дил толь­ко то­гда, ко­гда нуж­но бы­ло сде­лать что-то кон­крет­ное, а по­том со­гла­сил­ся, что и па­пам ино­гда сто­ит по­го­во­рить и под­дер­жать друг дру­га.

Ан­на Ку­ку­ру­за, ди­рек­тор бла­го­тво­ри­тель­но­го фон­да «Ин­сти­тут ран­не­го вме­ша­тель­ства», убеж­де­на: имен­но ро­ди­те­ли мо­гут стать той дви­жу­щей си­лой, ко­то­рая по­мо­жет за­пу­стить об­ще­на­ци­о­наль­ную про­грам­му по­мо­щи де­тям с осо­бен­ны­ми по­треб­но­стя­ми и их се­мьям.

«В ос­но­ве ран­не­го вме­ша­тель­ства — парт­нер­ство и си­нер­гия. Меж­ду спе­ци­а­ли­ста­ми, спе­ци­а­ли­ста­ми и ро­ди­те­ля­ми, ро­ди­те­ля­ми и ре­бен­ком, — про­дол­жа­ет экс­перт. — Эту же си­нер­гию и парт­нер­ство нуж­но на­пра­вить и на на­шу об­щую борь­бу за внед­ре­ние про­грам­мы РВ во всех ре­ги­о­нах. Имен­но для это­го мы при­ни­ма­ем в Харь­ко­ве меж­ду­на­род­ную кон­фе­рен­цию, и ее ны­неш­няя те­ма — «Ран­нее вме­ша­тель­ство: на­встре­чу но­вой па­ра­диг­ме че­рез парт­нер­ство про­фес­си­о­на­лов, се­мей и об­ще­ства».

Ма­ри­на Гон­ча­рен­ко, со­ос­но­ва­тель­ни­ца Impact Hub Odessa и ма­ма маль­чи­ка с рас­строй­ством аути­че­ско­го спек­тра, рас­ска­зы­ва-

«МЫ ХО­ТИМ ПО­КА­ЗАТЬ ПРИ­МЕР, КАК ОТНОСИТЬСЯ К ДРУ­ГИМ ДЕ­ТЯМ» Как под­го­то­вить­ся к шко­ле и стать ви­ди­мы­ми

«ЛЮ­ДИ С СИНДРОМОМ ДАУНА — ПРЕ­КРАС­НЫЕ РА­БОТ­НИ­КИ» Как тру­до­устро­ить мо­ло­до­го че­ло­ве­ка с ин­ва­лид­но­стью

«КАК ЖАЛЬ, ЧТО РАНЬ­ШЕ Я ЭТО­ГО НЕ ЗНАЛА» Как ран­нее вме­ша­тель­ство из­ме­ня­ет жизнь се­мей

«НЕ БУДЬТЕ ПРО­СТО МА­МОЙ ОСОБЕННОГО РЕ­БЕН­КА, БУДЬТЕ АКТИВИСТКОЙ» Как ро­ди­те­лям не вы­го­реть и про­дол­жить борь­бу

ла во вре­мя фо­ру­ма «Учим­ся жить вме­сте»: «Ко­гда осо­бен­но­сти мо­е­го ре­бен­ка уже ста­ли оче­вид­ны­ми, я упа­ла в от­ча­я­ние, ду­ма­ла, что те­перь всю жизнь бу­ду за­ни­мать­ся толь­ко ре­а­би­ли­та­ци­ей ре­бен­ка, жить его жиз­нью. «Ваш­ре­бе­нок — ва­ше сла­бое зве­но» — та­кое слы­шит во­об­ще лю­бая ма­ма, пы­та­ясь устро­ить­ся на ра­бо­ту в него­су­дар­ствен­ном сек­то­ре».

Ма­ма-ак­ти­вист­ка убеж­де­на: си­деть и ждать ре­ше­ния про­бле­мы от го­су­дар­ства нель­зя. «Ес­ли уж так сло­жи­лось, то не будьте про­сто ма­мой с осо­бен­ным ре­бен­ком, будьте пред­ста­ви­тель­ни­цей груп­пы мам с об­щи­ми по­треб­но­стя­ми и ин­те­ре­са­ми, — под­чер­ки­ва­ет Ма­ри­на. — Да, нам нуж­но ис­кать воз­мож­но­сти для тру­до­устрой­ства, спла­чи­вать­ся с дру­ги­ми ма­ма­ми, по­это­му сто­ит со­зда­вать ор­га­ни­за­ции для про­дви­же­ния услуг и зна­ний, а так­же вза­и­мо­по­мо­щи».

Ви­та­лий Ма­тю­шен­ко про­дол­жа­ет мысль Ма­ри­ны: «Ес­ли вы не го­то­вы ли­ди­ро­вать и объ­еди­нять ро­ди­те­лей во­круг се­бя, долж­ны най­ти уже дей­ству­ю­щую пра­во­за­щит­ную ор­га­ни­за­цию. Хо­ро­шо, ес­ли она бу­дет меж­ду­на­род­ной: вы бу­де­те нам­но­го силь­нее в от­ста­и­ва­нии прав. Кро­ме то­го, вы бу­де­те сти­му­ли­ру­е­мы­ми язы­ко­вым ба­рье­ром, это даст вам раз­ви­тие и от­кры­тие но­во­го. Пы­тай­тесь вый­ти на об­ще­ев­ро­пей­ский уро­вень».

Од­ной из та­ких ор­га­ни­за­ций яв­ля­ет­ся бри­тан­ский фонд HealthProm, ко­то­рый по­мо­га­ет се­мьям де­тей с ин­ва­лид­но­стью в Во­сточ­ной Ев­ро­пе, Цен­траль­ной Азии и Аф­га­ни­стане. Его про­ект­ный ме­не­джер и кон­суль­тант Ар­мо­рер Вай­сон, кол­ле­га вы­ше­упо­мя­ну­той Фи­лип­пы Рас­сел, се­го­дня ра­бо­та­ет над со­зда­ни­ем Все­укра­ин­ско­го ро­ди­тель­ско­го фо­ру­ма за ран­нее вме­ша­тель­ство и над под­го­тов­кой упо­мя­ну­той кон­фе­рен­ции « Ран­нее вме­ша­тель­ство: на­встре­чу но­вой па­ра­диг­ме».

Имен­но ро­ди­те­ли, убеж­де­на Ар­мо­рер, долж­ны и мо­гут до­бить­ся со­зда­ния этой си­сте­мы. «Вол­нуй­тесь не толь­ко за сво­е­го ре­бен­ка, но и за дру­гих де­тей, — утвер­жда­ет кон­суль­тант. — Это ни­ко­гда не бы­ва­ет быст­ро. Это все­гда тре­бу­ет вре­ме­ни и тер­пе­ния. Вы долж­ны вы­стро­ить до­ве­рие, на­учить­ся не толь­ко го­во­рить, но и слу­шать. По­ни­мать чи­нов­ни­ков, раз­би­рать­ся, как ра­бо­та­ет бю­ро­кра­ти­че­ская ма­ши­на. Вы не мо­же­те про­сто вы­ло­мить две­ри и кри­чать «по­мо­ги­те!» Осо­знай­те: вы име­е­те уни­каль­ную экс­пер­ти­зу. Управ­лен­цы не име­ют это­го опы­та. По­это­му они ждут вас. Вы все вре­мя стал­ки­ва­е­тесь с очень тя­же­лы­ми си­ту­а­ци­я­ми, по­это­му уме­е­те на­хо­дить ре­ше­ния, ко­то­рых бю­ро­кра­ты не ви­дят».

Ар­мо­рер рас­ска­зы­ва­ет, что ис­сле­до­ва­ние, ко­то­рое HealthProm про­ве­ла в Дне­про­пет­ров­ской и Харь­ков­ской об­ла­стях (опро­ше­но 240 лю­дей), по­ка­зы­ва­ет: ро­ди­те­ли, у ко­то­рых есть осо­бен­ные дети, стра­да­ют де­прес­си­ей в шесть раз ча­ще. «Но имен­но эти лю­ди, пре­одо­лев де­прес­сию, мо­гут из­ме­нить си­сте­му», — по­вто­ря­ет ад­во­кат ран­не­го вме­ша­тель­ства.

«Вы бо­и­тесь, что вы слиш­ком обыч­ные, сла­бые лю­ди, — до­бав­ля­ет Ар­мо­рер. — Но Фи­лип­па Рас­сел пять­де­сят лет то­му на­зад то­же бы­ла са­мой обыч­ной ма­мой. И по­смот­ри­те, как из­ме­ни­лась жизнь де­тей в Бри­та­нии за эти пол­ве­ка».

ФО­ТО ПРЕДО­СТАВ­ЛЕ­НО АВТОРАМИ МАТЕРИАЛА

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.