Кто и ко­гда уни­что­жил в Рос­сии де­мо­кра­тию?

Ре­ши­тель­ность Ель­ци­на и его окру­же­ние в ок­тяб­ре 1993 го­да спас­ли мир от ши­ро­ко­мас­штаб­ной вой­ны за «вос­со­зда­ние СССР»

Den (Russian) - - День Планеты - Сер­гей ГРАБОВСКИЙ

Рос­сий­ская оп­по­зи­ция не пе­ре­ста­ет удив­лять. При­чем не толь­ко «но­та­ри­аль­но за­ве­рен­ная», в ли­це КПРФ или ЛДПР(удив­ля­ет под­ха­ли­ма­жем к вла­сти), но и так на­зы­ва­е­мая «вне- си­стем­ная», ко­то­рая ре­аль­но пы­та­ет­ся про­ти­во­сто­ять Пу­ти­ну, преж­де все­го — боль­шая часть пре­тен­ден­тов на роль ее ин­тел­лек­ту­аль­ных ли­де­ров. Все по­след­ние неде­ли эти пер­со­на­жи в ин­тер­не­те чуть ли не на­пе­ре­гон­ки по­сы­па­ли свои го­ло­вы пеп­лом и ка­я­лись в сво­их про­шлых гре­хах, а имен­но — в под­держ­ке Бо­ри­са Ель­ци­на в его про­ти­во­сто­я­нии с крас­но-ко­рич­не­вы­ми пут­чи­ста­ми в ок­тяб­ре 1993 го­да. Мол, име­ем свое­об­раз­ный юбилей, чет­верть ве­ка, пре­крас­ный по­вод пе­ре­осмыс­ле­ния про­шло­го. А пе­ре­осмыс­ле­ние это за­клю­ча­ет­ся в том, что про­тив­ни­ки Ель­ци­на в дей­стви­тель­но­сти бы­ли чуть ли не све­то­ча­ми де­мо­кра­тии, а сам Ель­цин и его ко­ман­да — де­мо­на­ми зла, ко­то­рые уни­что­жи­ли кон­сти­ту­ци­он­ный строй и по­вер­ну­ли Рос­сию на путь к дик­та­ту­ре. Имен­но то­гда, 3—4 ок­тяб­ря 1993 го­да, рас­стрел Ель­ци­ным пар­ла­мен­та и гру­бое на­ру­ше­ние всех за­ко­нов, вме­сте с Ос­нов­ным, как раз, мол, и сде­ла­ли неми­ну­е­мым при­ход к вла­сти Пу­ти­на и тор­же­ство ны­неш­не­го неото­та­ли­тар­но­го строя.

Немно­го­чис­лен­ные мне­ния про­ти­во­по­лож­но­го содержания то­нут в друж­ном хо­ре ли­бе­раль­ных и со­ци­а­ли­сти­че­ских оп­по­зи­ци­о­не­ров, раз­ни­ца толь­ко в ню­ан­сах. Од­ни об­ви­ня­ют Ель­ци­на преж­де все­го в по­пра­нии по­ли­ти­че­ских сво­бод и со­ци­аль­ных га­ран­тий, дру­гие — в уни­что­же­нии ду­ха и бук­вы Кон­сти­ту­ции и свободы сло­ва. Од­на­ко все эти пер­со­на­жи схо­дят­ся в том, что де­мо­кра­тия в Рос­сии за­кон­чи­лась в ок­тяб­ре 93-го — в мо­мент рас­стре­ла пар­ла­мен­та.

Па­ра­докс си­ту­а­ции со­сто­ит в том, что на са­мом де­ле ни­ка­ко­го пар­ла­мен­та то­гда в Рос­сии не су­ще­ство­ва­ло, а «за­щит­ни­ки де­мо­кра­тии» из чис­ла на­род­ных де­пу­та­тов бы­ли чле­на­ми ли­бо КПРФ, ли­бо еще бо­лее ра­ди­каль­ных откровенно ста­ли­нист­ских пар­тий, ли­бо «про­сто» рос­сий­ски­ми на­ци­о­нал-со­циа- ли­ста­ми и чер­но­со­тен­ца­ми, сре­ди ко­то­рых уди­ви­тель­ным об­ра­зом мель­ка­ли оди­ноч­ные ис­крен­ние сим­па­ти­ки пар­ла­мен­та­риз­ма, ко­то­рые иг­ра­ли из­вест­ную еще со вре­мен Ле­ни­на-Ста­ли­на роль «по­лез­ных иди­о­тов» вла­сти.

Да­вай­те вспом­ним: выс­шую за­ко­но­да­тель­ную власть в Рос­сии в судь­бо­нос­ных 1990—1993 го­дах осу­ществ­лял Съ­езд на­род­ных де­пу­та­тов из бо­лее чем ты­ся­чи че­ло­век. Этот съ­езд из­би­рал двух­па­лат­ный Вер­хов­ный Со­вет из 252 де­пу­та­тов, ко­то­рый под­ле­жал ро­та­ции (по­след­няя осу­ществ­ля­лась нере­гу­ляр­но, по­то­му что по­сто­ян­но­го ре­гла­мен­та ра­бо­ты съ­езд не имел и ру­ко­вод­ство­вал­ся по боль­шей ча­сти «тре­бо­ва­ни­я­ми мо­мен­та»). При этом по­ста­нов­ле­ния Съ­ез­да, при­ня­тые про­стым боль­шин­ством го­ло­сов, име­ли выс­шую си­лу, чем за­ко­ны, при­ня­тые Вер­хов­ным Со­ве­том, сле­до­ва­тель­но про­ис­хо­ди­ло по­сто­ян­ное пе­ре­рас­пре­де­ле­ние пол­но­мо­чий ор­га­нов ис­пол­ни­тель­ной вла­сти. По Кон­сти­ту­ции Съ­езд дол­жен был со­би­рать­ся еже­год­но, од­на­ко ре­аль­но он со­би­рал­ся несколь­ко раз в год. Что же ка­са­ет­ся Вер­хов­но­го Со­ве­та, то он отоб­ра­жал не по­ли­ти­че­ские вку­сы из­би­ра­те­лей, а, в со­от­вет­ствии с ро­та­ци­я­ми, си­ту­а­тив­ные рас­кла­ды сре­ди на­род­ных де­пу­та­тов.

Дру­ги­ми сло­ва­ми, и Съ­езд, и Вер­хов­ный Со­вет Рос­сии име­ли неболь­шую схо­жесть с со­вре­мен­ны­ми выс­ши­ми пред­ста­ви­тель­ски­ми ор­га­на­ми и боль­ше сма­хи­ва­ли на со­бра­ние вы­бор­ных пред­ста­ви­те­лей на­се­ле­ния позд­не­сред­не­ве­ко­вых и ран­не­мо­дер­ных вре­мен, на­при­мер Зем­ские Со­бо­ры в Мос­ков­ском го­су­дар­стве. Эф­фек­тив­ность ра­бо­ты этих ор­га­нов в си­лу их аморф­но­сти и нере­гла­мен­ти­ро­ван­но­сти бы­ла незна­чи­тель­ной, а вот де­струк­тив­ная со­став­ля­ю­щая их де­я­тель­но­сти яв­ля­лась опре­де­ля­ю­щей. До­ста­точ­но вспомнить, что в 1992 го­ду Съ­езд за­ста­вил уй­ти в от­став­ку пра­ви­тель­ство хоть и непо­сле­до­ва­тель­но­го, но ли­бе­раль­но­го ре­фор­ма­то­ра Его­ра Гай­да­ра и вы­ра­зил тер­ри­то­ри­аль­ные пре­тен­зии к Украине, а в 1993 го­ду Вер­хов­ный Со­вет РФ при­нял по­ста­нов­ле­ние «О ста­ту­се го­ро­да Се­ва­сто­по­ля», ко­то­рое за­де­кла­ри­ро­ва­ло «рос­сий­ский фе­де­раль­ный ста­тус го­ро­да Се­ва­сто­по­ля в ад­ми­ни­стра­тив­но-тер­ри­то­ри­аль­ных границах го­род­ско­го окру­га по со­сто­я­нию на де­кабрь 1991 го­да» и тре­бо­вал вы­во­да войск Укра­и­ны из го­ро­да. К сча­стью, в ре­зуль­та­те обостре­ния про­ти­во­сто­я­ния меж­ду пре­зи­ден­том Ель­ци­ным и ком­му­ни­сти­че­ски-нео­на­цист­ским боль­шин­ством рос­сий­ских де­пу­та­тов де­ло не до­шло то­гда до «го­ря­чей» вой­ны, огра­ни­чив­шись «хо­лод­ной».

Соб­ствен­но, для вме­ня­е­мых лю­дей бы­ло бы до­ста­точ­но упо­ми­на­ния о по­след­нем, что­бы по­нять, от ка­ко­го сце­на­рия раз­ви­тия со­бы­тий спас­ла Рос­сию то­гдаш­няя ко­ман­да Бо­ри­са Ель­ци­на. На­пом­ню, что Съ­езд по­пы­тал­ся бы­ло по­ста­вить на ме­сто гла­вы го­су­дар­ства ви­це-пре­зи­ден­та Алек­сандра Руц­ко­го, «ге­роя» агрес­сив­ной вой­ны в Аф­га­ни­стане и убеж­ден­но­го сто­рон­ни­ка вос­со­зда­ния СССР. А наи­бо­лее пыл­ко «за­щи­ща­ли де­мо­кра­тию» в Москве то­гда бо­е­ви­ки с бо­е­вым опы­том войн в Прид­не­стро­вье и Аб­ха­зии. Или, мо­жет, рос­сий­ские оп­по­зи­ци­о­не­ры за­бы­ли штурм те­ле­баш­ни в Остан­ки­но под ру­ко­вод­ством чер­но­со­тен­но­го ге­не­ра­ла Ма­ка­шо­ва? Нет со­мне­ния, он бы успешно «за­щи­тил» сво­бо­ду сло­ва и пра­ва раз­ных там «ино­род­цев».

Соб­ствен­но, се­рьез­ных ко­зы­рей на ру­ках у тех, кто во всем об­ви­ня­ет Ель­ци­на, два: на­ру­ше­ние Кон­сти­ту­ции РФ и раз­гон де­мо­кра­ти­че­ски из­бран­ных де­пу­та­тов. Но, во­пер­вых, мо­жет ли вы­зы­вать ува­же­ние в ка­че­стве Ос­нов­но­го За­ко­на ли­цо­ван­ная-пе­ре­ли­цо­ван­ная на про­тя­же­нии на­ча­ла 1990-х Кон­сти­ту­ция? И мож­но ли счи­тать де­мо­кра­ти­че­ски­ми в пол­ном смыс­ле это­го по­ня­тия вы­бо­ры, про­ве­ден­ные вес­ной 1990-го, в усло­ви­ях су­ще­ство­ва­ния хоть и уже про­гнив­шей, од­на­ко то­та­ли­тар­ной со­вет­ской си­сте­мы? Во­вто­рых, все­гда ли вы­бо­ры и со­от­вет­ствие Кон­сти­ту­ции яв­ля­ют­ся сви­де­тель­ства­ми де­мо­кра­тич­но­сти тех или иных по­ли­ти­че­ских про­цес­сов? Сто­ит вспомнить, что ле­том 1932 го­да в Гер­ма­нии при без­услов­но де­мо­кра­ти­че­ской Кон­сти­ту­ции бо­лее по­ло­ви­ны из­би­ра­те­лей от­да­ли го­ло­са за две то­та­ли­тар­ные силы, за на­ци­стов и ком­му­ни­стов, то есть за конц­ла­ге­ря под крас­ны­ми, хоть и несколь­ко от­ли­ча­ю­щи­ми­ся один от дру­го­го, фла­га­ми. И в той же Гер­ма­нии в на­ча­ле 1933 го­да в стро­гом со­от­вет­ствии с Кон­сти­ту­ци­ей канц­ле­ром на­зна­чен был Адольф Гит­лер. Что же ка­са­ет­ся «крас­ных» как защитников де­мо­кра­тии, то сто­ит вспомнить со­бы­тия 1917 го­да в Рос­сий­ском го­су­дар­стве: то­гда пре­мьер Алек­сандр Ке­рен­ский в борь­бе про­тив мя­те­жа ге­не­ра­ла Кор­ни­ло­ва об­ра­тил­ся за под­держ­кой к боль­ше­ви­кам, ко­то­рые на то вре­мя на­хо­ди­лись в кри­зи­се, а их ли­де­ры — за ре­шет­кой или в под­по­лье. Это ста­ло ро­ко­вым для са­мо­го Ке­рен­ско­го и рос­сий­ской де­мо­кра­тии: ле­галь­но сфор­ми­ро­вав мно­го­чис­лен­ные от­ря­ды бо­е­ви­ков («крас­ную гвар­дию»), че­рез два ме­ся­ца боль­ше­ви­ки сверг­ли — опять-та­ки под ло­зун­гом «за­щи­ты де­мо­кра­тии» — Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство, за­ста­ви­ли Ке­рен­ско­го бе­жать, устроили по всей стране кро­ва­вую рез­ню («три­ум­фаль­ную по­ступь со­вет­ской вла­сти», как пи­са­ли ко­гда-то учеб­ни­ки), ор­га­ни­зо­ва­ли ЧК, лик­ви­ди­ро­ва­ли «бур­жу­аз­ную» сво­бо­ду прес­сы и в ко­неч­ном ито­ге уста­но­ви­ли ничем не при­кры­тую дик­та­ту­ру. Это при­том, что во всем то­гдаш­нем Рос­сий­ском го­су­дар­стве за боль­ше­ви­ка­ми шло око­ло чет­вер­ти из­би­ра­те­лей. Как по­ка­за­ли пар­ла­мент­ские вы­бо­ры кон­ца 1993 го­да, за ле­галь­ны­ми неото­та­ли­тар­ны­ми пар­ти­я­ми (КПРФ и ЛДПР) шло бо­лее тре­ти элек­то­ра­та.

Дру­ги­ми сло­ва­ми, ре­ши­тель­ность Ель­ци­на и его окру­же­ния в ок­тяб­ре 1993 го­да спас­ла Рос­сию и мир от ши­ро­ко­мас­штаб­ной вой­ны за «вос­ста­нов­ле­ние СССР» и со­хра­ни­ла хо­тя бы аб­стракт­ную воз­мож­ность раз­ви­тия рос­сий­ской де­мо­кра­тии, ра­ди чего дей­стви­тель­но при­шлось пой­ти на на­ру­ше­ние фор­маль­ной за­кон­но­сти. По­че­му эта аб­стракт­ная воз­мож­ность так и не бы­ла во­пло­ще­на — это уже дру­гая те­ма. Рев­ни­те­лям же фор­маль­ной за­кон­но­сти сто­ит вспомнить, что сре­ди т.н. «ма­лых» Нюрн­берг­ских про­цес­сов в по­сле­во­ен­ной Гер­ма­нии был и про­цесс над су­дья­ми, ко­то­рые слиш­ком рев­ност­но при­дер­жи­ва­лись за­ко­нов.

ФОТО С САЙ­ТА WIKIPEDIA.ORG

Москва. Ок­тябрь 1993 г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.