За лю­бовь к Украине – 25 лет ла­ге­рей

О судь­бе ка­тор­жан­ки ста­лин­ских ла­ге­рей, украинской пат­ри­от­ки Ека­те­ри­ны Ду­бо­вик

Den (Russian) - - Почта «дня» - Ро­ман НОВОСАД

26сен­тяб­ря не ста­ло Ека­те­ри­ны Ду­бо­вик. Есть лю­ди, ко­то­рые сво­ей жиз­нью по­ка­зы­ва­ют насто­я­щий при­мер чест­но­сти, ду­хов­ной кра­со­ты, ис­тин­но­го пат­ри­о­тиз­ма и любви к зем­ле, где ро­ди­лись. Од­ной из та­ких лич­но­стей и бы­ла жи­тель­ни­ца неболь­шо­го во­лын­ско­го се­ла Ощев Го­ро­хов­ско­го района, Ека­те­ри­на Ду­бо­вик. Она во­все не жа­ле­ла, что ко­гда- то не по­бо­я­лась от­кры­то бо­роть­ся за во­лю род­ной стра­ны. Хо­тя и до­ро­го за­пла­ти­ла за это...

«ТО БЫ­ЛА БЕ­ДА...»

Два го да то му на зад, со би рая материалы по ис­то­рии род­но­го се­ла, от за слу жен но го учи те ля Укра­и­ны и известного на Во­лы­ни кра­е­ве­да Ан­ны Ба­бий я узнал, что в кон­це од­ной из са­мых от­да­лен­ных уло­чек Още­ва жи­вет быв­шая за­клю­чен­ная ста­лин­ских ла­ге­рей Ека­те­ри­на Ду­бо­вик.

В тот день Ека­те­ри­на Ни­ко­ла - ев­на встре­ти­ла ме­ня в сво­ем боль­шом и уют­ном жи­ли­ще за­ин­те­ре­со ван ным взг­ля дом. Но ког да услы­ша­ла, что раз­го­вор бу­дет ка­сать ся ее за клю че ния, не смог ла сдер жать слез. « Си ну, то ж бу ла бі да! » — с го ре чью вспо ми на ла жен щи на все со бы тия сво ей не - легкой жиз­ни.

Ро ди лась Ека те ри на Грим в 1932 го ду в се ле Не вильск Сам - бор ско го рай о на Ль­вов ской об - ла­сти. Ее уче­бу в шко­ле пре­рва­ла вой на. Уже поз же, в 1944- м, уст­ро и лась на ра бо ту в дет ский сад. Имен но тог да кто- то из мест - ных « яс т реб ков » ( аген тов ми ли - ции) ( дру гое на зва ние — « стриб - ки » ) за ме тил, что де вуш ка тай но по мо га ет во инам УПА. По след - ствия не за ста ви ли се бя ждать: в этом же го ду еще со всем мо ло - дую Ека те ри ну вы зы ва ли в про - ку ра­ту ру Сам бо ра, где жес то ко до­пра­ши­ва­ли:

« Два го да в под ва лах дер жа - ли. Не мог ли до ка за тельств най - ти. Го­то­ви­лись к су­ду», — с го­ре­чью вспо­ми­на­ет женщина.

Суд со сто ял ся в 1946- ом во Ль­во ве. Ека те ри не Грим объ­яви - ли при го вор: 25 лет ка тор ж ных ра бот и 5 лет ли ше ния прав. Че - рез неделю ее и дру­гих ка­тор­жан от пра ви ли по эта пу в го род Тай - шет Ир­кут­ской об­ла­сти.

«НЕЛЕГКО БЫ­ЛО НА КУ­СОК

ХЛЕ­БА ЗА­РА­БО­ТАТЬ»

«Вышли под кон­во­ем из по­ез­да и жда­ли, ко­гда нас раз­де­лят, — вспо ми на ет жен щи на. — Во круг ба­рак, по­ле и лес. Ви­дим: мужчин за би ра ют и даль ше ве зут, а нас, де ву шек, остав ля ют. Тог да нас всех за гна ли в тот ба рак и за ста - ви­ли уби­рать».

А как бы ло труд но спать, ког - да в ма лень ком по ме ще нии юти - лось 75 ка тор жа нок. И ру ки, и но ги не раз бо ле ли. Ра бо та ли зак­лю чен ные на ле со по ва ле. Бы - ло не по силь но тя же ло, мно гие ду ма ли, что не вы дер жат та ко го на­пря­же­ния.

« По дру га у ме ня бы ла, зва ли Ма­рия Дов­буш. Ни­как она не мог­ла при­вык­нуть к ла­гер­ным усло­ви­ям, — рас­ска­зы­ва­ла Ека­те­ри­на Ду­бо­вик. — Там ее и не ста­ло...».

Не лег ко бы ло на ку сок хле ба за­ра­бо­тать. Нор­ма то­гда со­став­ля­ла все­го 250 граммов на че­ло­ве­ка. Не ред ко оста ва лись ка тор жа не го­лод­ны­ми.

По сле че ты рех лет ра бо ты на ле со по ва ле Ека те ри не Грим по - вез­ло пе­рей­ти на ра­бо­ту в жи­вот­но­вод­че­ской от­рас­ли. На­ча­ла уха­жи­вать за бы­ка­ми и ко­ня­ми.

Бы­ва­ло, что в ко­ло­нии воз­ни­ка­ли кон­флик­ты. Раз мо­ло­дую де­вуш­ку так по­би­ли «зэки» (при по­сред­ни­че­стве охра­ны), что ни од­но­го зу­ба не осталось. А еще в ла­ге рях сви реп ст во ва ли тя же лые бо лез ни. Вспо ми на ла жен щи на, как по ра жен ные цин гой зу бы у дру гих ка тор ж ни ков прос то вы - па да ли на ее гла зах и не бы ло от это­го спа­се­ния.

ПО­СЛЕ ПОМИЛОВАНИЯ НА­ЗЫ­ВА­ЛИ «БАНДЕРИВКОЙ»

По­сле смер­ти Ста­ли­на 5 мар­та 1953 го­да из ко­ло­нии на­ча­ли осво­бож­дать уз­ни­ков. Ека­те­рине Грим то­же од­на женщина — «хо­ро­шая гра­мот­ная ев­рей­ка» — на­пи­са­ла хо­да­тай­ство о по­ми­ло­ва­нии. Вско­ре по­сле это­го ка­тор­жан­ку вы­зы­ва­ли на до­прос. По­сле несколь­ких во про сов Ека те ри не со об щи ли, что она сво­бод­на и мо­жет ехать до­мой. Но от­ме­ти­ли, что­бы на сво­бо­де дер­жа­ла язык за зу­ба­ми.

« Хо тя во ля бы ла для ме ня счас тьем, я про дол жа ла бо я - лась, — про­дол­жа­ет женщина. — Страш но бы ло, что рас стре ля ют или по­вер­нут на­зад в ба­рак. Шла до мой пеш ком, по то му что да же оста­но­вить ма­ши­ну бо­я­лась».

По воз­вра­ще­нии в Укра­и­ну в 1954-го Ека­те­ри­на Грим вы­шла замуж за та­ко­го же «зэка» Алексея Ду­бо­ви­ка из Во­лы­ни. По­сле ре­ги­стра­ции бра­ка переехали на ро­ди­ну му­жа — в се­ло Ощев на Го­ро­хов - щи­ну. Со временем за­бы­лись все непри­ят­но­сти, но мест­ное на­се­ле­ние ча­сто на­по­ми­на­ло ей о «бан­де­ров­ском» про­шлом. И на­сме­ха­лись, и сплет­ни­ча­ли всячески.

Но женщина на это не слиш­ком бо лез нен но ре а ги ро ва ла, а вме­сте с му­жем тя­же­ло ра­бо­та­ла, за ра ба ты ва ла на хлеб. Не взи рая на тя­же­лые ис­пы­та­ния судь­бы Ека­те­ри­на Ду­бо­вик до­жи­ла, как го во рят на Во лы ни, до глу бо кой ста­ро­сти и до­жда­лась да­же пра­вну­ков. С вы­со­ты пе­ре­жи­то­го, она ни­ко­го и ни­че­го не бо­я­лась и го­во­ри­ла, что, по-ви­ди­мо­му, неда­ром бы­ла в за­клю­че­нии за ты­ся­чи кило мет ров от до ма, ес ли те перь Украина дей­стви­тель­но сво­бод­на. Од­но­го лишь не мог­ла по­нять: чем она и де сят ки ты сяч дру гих пат - ри­о­тов за­слу­жи­ли та­кую судь­бу?

Ека­те­ри­на Ду­бо­вик во вре­мя встре­чи; Ека­те­ри­на (в цен­тре) вме­сте с по­дру­га­ми-ка­тор­жан­ка­ми На­та­ли­ей и Ве­рой

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.