«Ам­бас­са­дор одес­ской кух­ни» в Ве­ли­ко­бри­та­нии Ма­рия Ка­лен­ская

о том, как ку­ли­на­рия со­хра­ня­ет куль­ту­ру, сбли­жа­ет ми­ры и де­ла­ет лю­дей счаст­ли­вы­ми

Den (Russian) - - Первая Страница - Кри­сти­на ШКРЯБИНА, участ­ни­ца Лет­ней шко­лы жур­на­ли­сти­ки га­зе­ты «День»-2017, фото предоставлено Ма­ри­ей КАЛЕНСКОЙ

Пре­вра­ща­ем­ся ли мы в шеф-по­ва­ров, эс­те­тов и куль­ту­ро­ло­гов, на­де­вая фар­тук? Без­услов­но. Точно так же чув­ство­ва­ли се­бя и на­ши ро­ди­те­ли, и ро­ди­те­ли на­ших ро­ди­те­лей, и в об­щем-то мно­гие дру­гие пред­ста­ви­те­ли Homo sapiens. С той лишь раз­ни­цей, что мы се­го­дняш­ние от­кры­ва­ем соц­се­ти, вклю­ча­ем те­ле­ви­зор или вы­би­ра­ем­ся в центр го­ро­да — и тут же по­па­да­ем на га­стро­но­ми­че­ский празд­ник са­мых раз­ных ку­хонь и школ.

Недав­но в Одес­се да­же в но­во­стях опуб­ли­ко­ва­ли рецепт пло­ва из ми­дий, ко­то­рые «долж­ны бле­стеть, как ла­ко­вые туфли пер­во­класс­ни­цы». Его ав­то­ром яв­ля­ет­ся

га­стро­но­ми­че­ский экс­перт, фуд­б­ло­гер и ам­бас­са­дор одес­ской кух­ни в Лон­доне — Ма­рия КА­ЛЕН­СКАЯ.

Она так­же со­труд­ни­ча­ет с про­ек­том Ев­ро­со­ю­за «Гео­гра­фи­че­ские на­име­но­ва­ния в Украине» и ни­ко­гда не упус­ка­ет воз­мож­ность на­пи­сать о ку­ли­нар­ных но­вин­ках в на­шей стране.

«Я ВИ­ЖУ СВОЮ КНИ­ГУ КАК КНИГУПУТЕШЕСТВИЕ»

— По­сле пе­ре­ез­да в Лон­дон в 2014 го­ду вы за­хо­те­ли пи­сать кни­гу об одес­ской кухне и вы­пу­стить её на бри­тан­ском рын­ке. По­че­му лю­дям из дру­гой стра­ны эта те­ма ин­те­рес­на и нуж­на?

— Я не знаю, ин­те­рес­но им или нет, но хо­чу сде­лать так, что­бы бы­ло ин­те­рес­но. На са­мом де­ле Ан­глия — это стра­на, по­стро­ен­ная на муль­ти­куль­ту­ра­лиз­ме. Её по­ли­ти­ка на­прав­ле­на на под­держ­ку раз­ви­тия всех куль­тур, ко­то­рые на­се­ля­ют стра­ну. Управ­лять та­ким го­су­дар­ством слож­ней, чем ка­ким-ли­бо еще, имен­но по­то­му, что нуж­но сде­лать так, что­бы все лю­ди друж­но жи­ли вме­сте, а они все со­вер­шен­но раз­ные.

— Это по­ли­ти­че­ский уровень, ад­ми­ни­стра­тив­ный. А как са­мо бри­тан­ское об­ще­ство от­но­сит­ся к украинской кухне?

— Оно про неё ни­че­го не зна­ет. Это аб­со­лют­но неза­пол­нен­ный ры­нок. На­до от­да­вать се­бе от­чет, что ан­гли­чане — лю­ди с им­пе­ри­а­ли­сти­че­ским про­шлым. У них есть ощу­ще­ние, как у аме­ри­кан­цев, что их го­су­дар­ство главное на пла­не­те Зем­ля, и все са­мое важ­ное про­ис­хо­дит имен­но там. До­ми­ни­ро­ва­ние бри­тан­ской куль­ту­ры про­яв­ля­ет­ся во всем — в дне фла­га Union Jack, в ко­ро­лев­ских со­бы­ти­ях, в су­ве­нир­ных лав­ках, в том, что бри­тан­ские то­ва­ры на 30% до­ро­же, чем лю­бые дру­гие, и на них огром­ным шриф­том пи­шет­ся «made in Britain». По­это­му ка­кая-то часть на­се­ле­ния во­об­ще не ин­те­ре­су­ет­ся тем, что про­ис­хо­дит за пре­де­ла­ми их стра­ны.

Ко неч но, у то го, что мно гие бри тан цы не зна­ют, где на­хо­дит­ся Украина, есть определенные ос­но­ва­ния. Но в по­след­ние го­ды из-за кри­ти­че­ских со­бы­тий в Украине мы за­зву­ча­ли в но­во­стях. Нас ста­ли от­де­лять от Рос­сии. Мы ста­ли от дель ным го су дар ст вом с дру гим мен та ли те - том. Сред­не­ста­ти­сти­че­ский бри­та­нец по­ни­ма­ет, что укра­и­нец ему се­го­дня ближе, чем рус­ский, по­то­му что укра­и­нец раз­де­ля­ет с ним од­ни и те же цен­но­сти — цен­но­сти ев­ро­пей­ско­го об­ще­ства. Так же, ко­гда бы­ла война меж­ду Гру­зи­ей и Рос­си­ей, за­зву­ча­ла Гру­зия. Ста­ли от­кры­вать­ся гру­зин­ские ре­сто­ра­ны, по­яви­лось мно­го ку­ли­нар­ных гру­зин­ских книг. В том чис­ле это от­ра­зи­лось на ту­ри­сти­че­ском траф­фи­ке — мно­гие бри­тан­цы очень ча­сто ез­дят в Гру­зию. Это бы­ла хо­ро­шая воз­мож­ность для Гру­зии из­ме­нить свою узна­ва­е­мость. У Укра­и­ны сей­час есть точно та кая же воз мож ность. Так что всег да есть хо­ро­шее в пло­хом.

— Вы око­ло 15 лет кол­лек­ци­о­ни­ру­е­те кулинарные кни­ги и ча­сто про­во­ди­те вре­мя в бри­тан­ских книж­ных ма­га­зи­нах. Мож­но ли там встре­тить что-то об украинской кухне?

— В огром­ных от­де­лах та­ких ма­га­зи­нов, как Waterstones, на­при­мер, есть кни­ги ку­хонь все­го ми­ра, но нет книг об украинской или одес­ской кухне. Это ме­ня за­де­ва­ет. Ведь одес­ская кух­ня, на­при­мер, не ме­нее ин­те­рес­ная, чем кух­ни Ве­не­ции, То­кио или Стам­бу­ла. Я мо­гу так го­во­рить, так как те­перь смот­рю на неё со сто­ро­ны, по­то­му что вы­шла из этой си­сте­мы и уви­де­ла боль­шое из да­ле­ка. Мне за­хо­те­лось, что­бы имен­но кни­га об одес­ской кухне по­яви­лась на пол­ках бри­тан­ских ма­га­зи­нов. Ведь еда — это часть куль­ту­ры, и кни­га — это от­лич­ный ин­стру­мент, что­бы по­пу­ля­ри­зи­ро­вать на­шу куль­ту­ру. Я ви­жу свою кни­гу как кни­гу-путешествие. Она не про­сто бу­дет на­пол­не­на ре­цеп­та­ми, а так­же фраг­мен­та­ми одес­ской жиз­ни, ар­хи­тек­ту­ры. Это долж­но быть ма­лень­кое путешествие по Одес­се, и глав­ным в этом пу­те­ше­ствии долж­на быть еда. По­то­му что я не ве­рю, что ка­кой-ни­будь ту­рист, при­ез­жа­ю­щий в Одес­су, не за­ме­тит феномен одес­ской кух­ни. Ес­ли я на­пи­шу эту кни­гу на ан­глий­ском язы­ке,

о том, как ку­ли­на­рия со­хра­ня­ет куль­ту­ру, сбли­жа­ет ми­ры и де­ла­ет лю­дей счаст­ли­вы­ми

то смо­гу сде­лать для это­го го­ро­да мно­гое, по­то­му что то­гда о нём узна­ет мно­го­мил­ли­ард­ная англо­го­во­ря­щая ауди­то­рия. И да­же за рам­ка­ми Ве­ли­ко­бри­та­нии. Ес­ли не сде­лать это­го, то это пространство зай­мет ка­кая-то дру­гая ин­фор­ма­ция.

«КАЖ­ДЫЙ МО­ЖЕТ ПО­ЛЮ­БИТЬ СЕ­БЯ. ЭТО ОЧЕНЬ СЛОЖ­НО»

— Как вы счи­та­е­те, что нуж­но сде­лать ку­ли­на­рам, лю­бой се­мье, ко­то­рая ин­те­ре­су­ет­ся ку­ли­на­ри­ей, эс­те­ти­кой по­да­чи еды, что­бы об­ра­тить вни­ма­ние на укра­ин­скую кух­ню?

— Про­сто це­нить то, что у нас есть. Каж­дый мо­жет по­лю­бить се­бя. Это очень слож­но. Мы здесь так устро­е­ны, что со­вет­ская ма­ши­на про­еха­лась по на­ше­му со­зна­нию, и нам те­перь все­гда ка­жет­ся, что за гра­ни­цей луч­шее, чем у нас — еда вкус­нее, а лю­ди ум­нее. Ко­неч­но, есть стра­ны, у ко­то­рых нам есть че­му по­учить­ся, — не об­суж­да­ет­ся — но есть стра­ны, ко­то­рых мы и са­ми мно­го­му мо­жем на­учить. На­при­мер, ту же са­мую Ве­ли­ко­бри­та­нию. Ведь кро­ме Лон­до­на, где дей­стви­тель­но мож­но по­про­бо­вать все, что толь­ко есть в ми­ре, есть осталь­ная часть ост­ро­ва, где кулинарные ком­пе­тен­ции дав­но уте­ря­ны под дав­ле­ни­ем быст­ро раз­ви­ва­ю­щей­ся эко­но­ми­ки. На­при­мер, эко­но­ми­ки Мар­га­рет Тет­чер, ко­гда не бы­ло вре­ме­ни го­то­вить — нуж­но бы­ло за­ра­ба­ты­вать день­ги. Жаж­да за­ра­бот­ка за­тя­ги­ва­ла жен­щин, ко­то­рые еще в при­да­чу бо­ро­лись за ген­дер­ное ра­вен­ство. Это бы­ли вре­ме­на, ко­гда в шко­лах в рам­ках борь­бы за ген­дер­ное ра­вен­ство бы­ли от­ме­не­ны кулинарные уро­ки для де­во­чек. Се­го­дня вы мо­же­те ча­сто встре­тить со­ро­ка­лет­нюю сред­не­ста­ти­сти­че­скую ан­глий­скую жен­щи­ну из го­род­ка под Лон­до­ном, ко­то­рая не су­ме­ет по­жа­рить яич­ни­цу. Имен­но по­это­му 30% ас­сор­ти­мен­та су­пер­мар­ке­та — это го­то­вая еда. Вот по­это­му в книж­ных ма­га­зи­нах те­перь та­кие огром­ные от­де­лы ку­ли­нар­ных книг, неве­ро­ят­ное ко­ли­че­ство ку­ли­нар­ных школ — лю­ди хо­тят на­учить­ся го­то­вить.

— Воз­вра­ща­ясь к то­му, что нам нуж­но це­нить свою кух­ню, в том чис­ле и мест­ную, по­то­му что в од­ной се­мье од­на одес­ская кух­ня, а в дру­гой — со­вер­шен­но дру­гая...

— В каж­дой одес­ской се­мье своя кух­ня, в точ­ку!

— Так по­че­му же мы её не це­ним? По­то­му что лю­ди за­ня­ты? Или есть ка­кой-то ком­плекс, ко­то­рый не поз­во­ля­ет нам на­сла­ждать­ся жиз­нью, от­кла­ды­вать удовольствие на по­том, по­то­му что есть что-то бо­лее важ­ное?

— Во-пер­вых, бы­ло мно­го эми­гра­ций, ко­то­рые вы­мы­ли с на­шей тер­ри­то­рии лю­дей, спо­соб­ных фор­ми­ро­вать куль­тур­ное на­сле­дие, в том чис­ле га­стро­но­ми­че­ское. За­да­ча со­вет­ской кух­ни бы­ла со­здать уни­вер­саль­ную еду, ко­то­рая бу­дет нор­маль­ной в каж­дой рес­пуб­ли­ке. То есть пред­при­ни­ма­лись ма­лень­кие ша­ги по то­му, что­бы раз­мыть на­ци­о­наль­ную иден­тич­ность, сде­лать лю­дей оди­на­ко­вы­ми, а зна­чит — управ­ля­е­мы­ми.

Во-вто­рых, у нас в Украине ма­ло хо­ро­ших но­во­стей. А ведь лю­бо­му на­ро­ду нуж­ны не толь­ко пло­хие но­во­сти. Те­ле­ви­де­ние — один из мощ­ных ис­точ­ни­ков ве­ща­ния. На­зо­ви­те мне хо­тя бы один фуд­про­ект, ко­то­рый по­мо­га­ет укра­ин­цу по­нять, ка­кая у него по­тря­са­ю­щая га­стро­но­ми­че­ская ба­за, ка­кие есть возможности для вы­ра­щи­ва­ния ово­щей и фрук­тов. Кто укра­ин­цу из те­ле­ви­зо­ра се­го­дня го­во­рит, что его кух­ня то­же хо­ро­шая, не ху­же, чем ис­пан­ская, ита­льян­ская или фран­цуз­ская? Ни­кто. На­о­бо­рот, го­во­рят, что имен­но в дру­гих стра­нах кра­си­во, ин­те­рес­но и вкус­но. Мол, «Давай, по­ез­жай, вдох­но­вись, а по­том воз­вра­щай­ся и бу­дешь здесь как-то жить». Ни­кто не учит лю­дей быть счаст­ли­вым то­му, что у них есть.

— Ка­кое вы­ход из этой си­ту­а­ции вы ви­ди­те?

— Ес­ли бы я мог­ла, то вы­вез­ла бы тех лю­дей, ко­то­рые мо­гут менять мне­ние, за границу на год и вер­ну­ла бы по­том об­рат­но, что­бы у них про­изо­шла пе­ре­оцен­ка цен­но­стей и по­ни­ма­ние, что да­же солн­це за ок­ном — это и есть счастье, по­то­му что есть стра­ны, где солн­це мож­но увидеть толь­ко по празд­ни­кам или за боль­шие день­ги. Ко­ли­че­ство сол­неч­ных лу­чей в Ве­ли­ко­бри­та­нии кри­тич­но на­столь­ко, что я, от­кры­вая ита­льян­ские кулинарные кни­ги с фо­то­гра­фи­я­ми солн­ца, гре­юсь кар­тин­кой. Но для то­го, что­бы это про­чув­ство­вать, не по­дой­дет про­сто при­е­хать в Лон­дон. Это на­до про­жить. И ко­гда ты это про­жи­вешь, нач­нешь це­нить воз­мож­ность ку­пить воз­ле до­ма у де­душ­ки огур­цы, ко­то­рые все еще с цве­точ­ком на­вер­ху, и ко­то­рые выглядят, буд­то де­душ­ка их каж­дый день це­лу­ет, ко­гда по­ли­ва­ет. Та­кой про­дукт в Ве­ли­ко­бри­та­нии сто­ит крайне до­ро­го и ку­пить его обыч­но­му че­ло­ве­ку не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным. По­это­му лю­ди идут в су­пер­мар­ке­ты, где всё кра­си­вое, но пласт­мас­со­вое и ничем не пах­нет. Вот то­гда на­чи­на­ешь це­нить то, что рас­тет у те­бя до­ма, что, мо­жет, немно­жеч­ко гни­ет и неров­ное, но за­то пах­нет так, что те­бе хо­чет­ся сра­зу взять это и приготовить.

— Вы ведь как раз го­во­ри­те о ку­ли­на­ро­те­ра­пии?

— Да, ко­гда мы с Оль­гой Жа­ро­вой от­кры­ва­ли ку­ли­нар­ную шко­лу в Одес­се, то со­чи­ни­ли та­кой тер­мин. Мы ду­ма­ли, что бу­дем учить лю­дей го­то­вить, а по­том по­ня­ли, что мы на са­мом де­ле учим их от­ды­хать и эмо­ци­о­наль­но за­ря­жать­ся в процессе при­го­тов­ле­ния еды. Ведь, де­лая что-то ру­ка­ми, мы раз­гру­жа­ем­ся эмо­ци­о­наль­но. В этой шко­ле все про­бле­мы оста­ва­лись за дверь­ми и 3 часа на од­ной кухне да­ва­ли лю­дям та­кой за­ряд энергии, что по­том у них всю неделю бы­ло отличное на­стро­е­ние и вдох­но­ве­ние. Лю­дям не хва­та­ет эмо­ци­о­наль­ной под­пит­ки, они пе­ре­жи­ва­ют ко­лос­саль­ный стресс, а стресс со­вер­шен­но есте­ствен­но за­еда­ем едой. Ес­ли съесть что-то вкус­ное, на­ше на­стро­е­ние улуч­ша­ет­ся, по­то­му что про­ис­хо­дит вы­брос эн­дор­фи­нов. И это та­кое ма­лень­кое счастье, до­ступ­ное каждому.

По­ми­мо это­го, еда — пред­мет, во­круг ко­то­ро­го мож­но объ­еди­нять­ся и об­щать­ся, тем са­мым сни­мая этот стресс. Ты можешь ре­шить ка­кую-то про­бле­му за сто­лом, как это при­ня­то в Одес­се. Мы ж за сто­лом де­ла­ем все — до­го­ва­ри­ва­ем­ся, пе­ре­го­ва­ри­ва­ем­ся, зна­ко­мим­ся, же­ним­ся, про­ща­ем­ся, встре­ча­ем рож­де­ние. Это та­кая фиш­ка в Украине, и мы по­ка еще не по­ни­ма­ем, что у нас еда не та­кая до­ро­гая, как в раз­ви­тых стра­нах. В Ве­ли­ко­бри­та­нии лю­ди так не де­лят­ся, как мы, про­сто по­то­му, что они ча­сто не мо­гут се­бе это­го поз­во­лить, ведь де­лить­ся до­ро­го. А вот мы все­гда бу­дем де­лить­ся едой, это часть нас. Еда — это во­об­ще уни­вер­саль­ный ключ. Есть очень мно­го две­рей, ко­то­рые мож­но им от­крыть.

«НАС ЗАЩИЩАЕТ НАШ ГА­СТРО­НО­МИ­ЧЕ­СКИЙ ОПЫТ»

— В про­грам­ме «Силь­ный пол» на «7 канале» вы го­во­ри­ли, что рус­ская кух­ня — о боль­ших раз­ме­рах — там го­луб­цы боль­шие, кус­ки мя­са боль­шие. Не­мец­кая кух­ня то­же не осо­бо изощ­рен­ная. А вот фран­цуз­ская — это дру­гая ис­то­рия, там все до­ста­точ­но ми­ни­а­тюр­ное. Как же вы­гля­дит укра­ин­ская кух­ня?

— Боль­шое или ма­лень­кое зависит от то­го, что для на­ции еда — это топ­ли­во или удовольствие. Я бы все кух­ни ми­ра раз­де­ли­ла по это­му прин­ци­пу. Это ча­сто напрямую зависит от ко­ли­че­ства солн­ца в стране, по­то­му что от ко­ли­че­ства солн­ца зависит и га­стро­но­ми­че­ское раз­но­об­ра­зие. Я ни­где не ви­де­ла та­ких ма­лень­ких пель­ме­ней, сыр­ни­ков или го­луб­цов, как в Одес­се. Ни­где не ви­де­ла та­ко­го же­ла­ния по­тра­тить вре­мя, что-

бы про­сто по­есть. И мы ведь еще и хва­ста­ем­ся этим. Это то, по­че­му в каж­дой одес­ской се­мье своя кух­ня. Нет от­ве­та, ка­кая у нас кух­ня, по­то­му что она не стан­дар­ти­зи­ро­ван­ная. У нас нет ни­ка­ких ка­но­ни­че­ских ре­цеп­тов и во­об­ще ни­кто не готов при­зна­вать ка­кие-ли­бо ка­но­ны. У всех есть одес­ская ба­буш­ка, ко­то­рая де­ла­ла имен­но опре­де­лен­ным об­ра­зом и имен­но у неё все са­мое пра­виль­ное. До­го­во­рить­ся в этом во­про­се нель­зя. И при­чем все 15 ре­цеп­тов фар­ши­ро­ван­ной ры­бы бу­дут дей­стви­тель­но вкус­ны­ми. Как из них мож­но вы­брать один? У нас, одес­си­тов, во рту есть «дат­чик», чет­ко опре­де­ля­ю­щий, что есть мож­но, а что нель­зя, что вкус­но, а что невкус­но. Мы так мно­го все­го по­про­бо­ва­ли, что нам очень слож­но скор­мить невкус­ную еду. Нас защищает наш га­стро­но­ми­че­ский опыт.

— И это то­гда объ­яс­ня­ет, по­че­му у каждого свои вку­сы.

— И ведь у нас та­кая гре­му­чая смесь на­ци­о­наль­но­стей. В каж­дом есть немнож­ко ев­рея, немнож­ко гре­ка, по­ля­ка, бол­га­ри­на, нем­ца и т.д. Мы сей­час на­чи­на­ем ко­пать­ся. А в со­вет­ское вре­мя лю­ди, на­о­бо­рот, за­ка­пы­ва­ли свои кор­ни, по­то­му что бы­ли го­не­ния на тех, у ко­го бы­ли ка­ки­е­то род­ствен­ни­ки за гра­ни­цей. Уни­что­жа­лись до­ку­мен­ты, не вспо­ми­на­лись неко­то­рые фак­ты из жиз­ни се­мьи. Кста­ти, сти­ра­лось все, кро­ме еды, по­то­му что еду про­дол­жа­ли го­то­вить ту же, к ко­то­рой при­вык­ли. Поль­ская ба­буш­ка до­бав­ля­ла в борщ зе­ле­ную виш­ню, что­бы он был бо­лее кис­лый. Кис­лые вку­сы очень лю­бят в Поль­ше. Гре­че­ская ба­буш­ка де­ла­ла раз­но­вид­ность ху­му­са из фа­со­ли, по­то­му что гре­че­ский дед при­вык есть ху­мус. По­это­му, чи­тая кни­ги ре­цеп­тов, мож­но най­ти что-то, име­ю­щее от­но­ше­ние к тво­им кор­ням.

— По­лу­ча­ет­ся, ку­ли­на­рия в са­мые труд­ные вре­ме­на по­мо­га­ет куль­ту­ре со­хра­нит­ся?

М. К.:

— Да, под­дер­жи­ва­ет­ся тем са­мым «дат­чи­ком» во рту. И сей­час мно­гие лю­ди отыс­ки­ва­ют эти кор­ни, пы­та­ют­ся вы­пи­сы­вать то, что оста­ви­ла им их се­мья.

— На сво­ей стра­ни­це в Facebook вы пи­са­ли, что со­труд­ни­ча­е­те с про­ек­том Ев­ро­со­ю­за «Гео­гра­фи­че­ские на­име­но­ва­ния в Украине». Ка­ко­ва цель это­го про­ек­та?

— Это те хо­ро­шие но­во­сти, про ко­то­рые медиа ма­ло го­во­рят. Идея про­ек­та в том, что­бы на­учить нас, укра­ин­цев, ко­то­рые идут по пу­ти ин­те­гра­ции с ЕС, фор­ми­ро­вать си­сте­му и необходимую до­ку­мен­та­цию, что­бы внед­рить за­щи­ту про­дук­тов по гео­гра­фи­че­ско­му на­име­но­ва­нию. Эта си­сте­ма воз­ник­ла на ос­но­ве той, что дав­но су­ще­ство­ва­ла во Фран­ции и Ита­лии. Она по­мо­га ет со хра нить или за щи тить от фаль си фи ка - ции оп­ре де лен ные про дук ты и тех но ло гию их про из вод ст ва, а ино гда да же ли ми ти ру ет вы - пуск про­дук­та ра­ди со­хра­не­ния фи­нан­со­вой за­ин­те­ре­со­ван­но­сти фер­ме­ров или ма­сте­ров. На­при­мер, су­ще­ству­ют пред­по­сыл­ки для ре­ги­стра ции гео гра фи чес ких наи ме но ва ний для гу - цуль с кой брын зы и пол тав ско го ме да. За да ча про­ек­та — дать ме­ха­низм для за­щи­ты куль­тур­но­го на­сле­дия. Еда — это часть куль­тур­но­го на - сле дия. Мы, ук ра ин цы, са ми дол ж ны об этом за­го­во­рить. И то­гда мы по­лу­чим ту­ри­стов, ко­то рые за хо тят при ехать к нам и по про бо вать что-то ин­те­рес­ное, ре­сто­ра­ны, же­ла­ю­щие уди­вить новыми вку­са­ми. Это со­здаст маг­нит внут­ри го­су­дар­ства, так как еда се­го­дня — это ми­ро­вой тренд, ко­то­рый при­тя­ги­ва­ет к се­бе и ту­ризм, и ин­ве­сти­ции.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.