Вы­став­ка в «Со­фии Ки­ев­ской» по­гру­жа­ет в ис­то­рию Су­да­ка, ко­то­рой бо­лее ты­ся­чи лет

Den (Russian) - - Репортаж - Да­рья ТРАПЕЗНИКОВА, фото Николая ТИМЧЕНКО, «День»

Музей «Су­дак­ская кре­пость» 60 лет на­зад вошел в со­став На­ци­о­наль­но­го за­по­вед­ни­ка «Со­фия Ки­ев­ская». По­это­му по­сле ок­ку­па­ции Кры­ма Су­дак­ская меж­ду­на­род­ная на­уч­ная кон­фе­рен­ция «При­чер­но­мо­рье, Крым, Русь в ис­то­рии и куль­ту­ре» пе­ре­еха­ла в Ки­ев. Свою вось­мую встре­чу уче­ные от­ме­ти­ли еще и вы­став­кой «Су­дак — Су­г­дея — Сол­дайя: на пе­ре­крест­ке миров», по­свя­щен­ной пре­бы­ва­нию в го­ро­де и вли­я­нию на его ис­то­рию тур­ков, ге­ну­эз­цев и ве­не­ци­ан­цев, гре­ков и ви­зан­тий­цев.

Материалы для экс­по­зи­ции, кро­ме «Со­фии Ки­ев­ской», предо­ста­ви­ли Ар­хео­ло­ги­че­ский музей КНУ име­ни Тараса Шевченко, Ин­сти­тут ру­ко­пи­си На­ци­о­наль­ной би­б­лио­те­ки Укра­и­ны име­ни Вла­ди­ми­ра Вер- над­ско­го, Го­су­дар­ствен­ный ар­хив Ге­нуи и част­ные кол­лек­ци­о­не­ры. Увидеть вы­став­ку мож­но до кон­ца ок­тяб­ря, а «День» уже узнал о том, что ин­те­рес­но­го там пред­став­ле­но.

СЛЕ­ДЫ ПРА­ВИ­ТЕ­ЛЕЙ

В од­ной из вит­рин мож­но увидеть си­нак­сарь (кни­гу крат­ких жи­тий), на по­лях ко­то­ро­го ука­за­на да­та ос­но­ва­ния Су­г­деи — 212 год. Ве­ро­ят­но, это бы­ло од­но из мно­го­чис­лен­ных укреп­ле­ний, по­стро­ен­ных бос­пор­ски­ми пра­ви­те­ля­ми, ко­то­рое про­су­ще­ство­ва­ло недол­го. По­се­ле­ние на­ча­лось воз­рож­дать­ся лишь во вто­рой половине VII ве­ка. Здесь на­чал функ­ци­о­ни­ро­вать ви­зан­тий­ский порт. Со временем Су­г­дея ста­ла цен­тром ад­ми­ни­стра­тив­ной еди­ни­цы, ее обо­рон­ные сте­ны бы­ли во­ста­нов­ле­ны. По­сле па­де­ния Ви­зан­тии го­род по­бы­вал под про­тек­то­ра­том по­лов­цев, Тра­пезунд­ской им­пе­рии и Золотой Ор­ды.

В кон­це ХІІІ ве­ка в При­чер­но­мо­рье по­яви­лись ве­не­ци­ан­ские и ге­ну­эз­ские тор­гов­цы. По­след­ние ос­но­ва­ли свою фак­то­рию Ка­фу (со­вре­мен­ная Фе­одо­сия), а в 1365 го­ду за­ня­ли и Су­г­дею. Вско­ре на ме­сте ста­ро­го по­се­ле­ния по­яви­лась кре­пость Сол­дайя. Ор­га­ни­за­то­ры раз­ме­сти­ли на вы­став­ке ин­фор­ма­ци­он­ные стен­ды о то­гдаш­них па­мят­ни­ках, со­хра­нив­ших­ся до на­ших дней. Здесь и безы­мян­ные баш­ни, и хра­мы, и зам­ки, и со­ору­же­ния, на­зван­ные в честь то­гдаш­них пра­ви­те­лей го­ро­да. Об этих на­зва­ни­ях сви­де­тель­ству­ют стро­и­тель­ные пли­ты, со­хра­нив­ши­е­ся на неко­то­рых баш­нях in situ (так в ар­хео­ло­гии го­во­рят об ар­те­фак­тах, ко­то­рые ни­ко­гда не пе­ре­ме­ща­ли с ори­ги­наль­но­го ме­ста). По сло­вам уче­ных, эти пли­ты хо­ро­шо вид­ны лишь од­ну неделю в го­ду, при­бли­зи­тель­но во вре­мя лет­не­го солн­це­сто­я­ния. Впро­чем, по­се­ти­те­лям вы­став­ки их раз­гля­деть лег­че, прав­да, на фо­то­гра­фи­ях.

Эти пли­ты рас­кры­ва­ют ин­те­рес­ные подробности не толь­ко о то­гдаш­них пра­ви­те­лях, но и о по­ли­ти­че­ских пред­по­чте­ни­ях ге­ну­эз­цев, и да­же от­но­си­тель­но про­ис­хож­де­ния ма­сте­ров. Так, мо­ти­вы ор­на­мен­та на пли­те из баш­ни Пас­куа­ле Джу­ди­чи ха­рак­тер­ны для ис­кус­ства За­кав­ка­зья. Си­лу­эт жу­рав­ля в кон­це верх­ней стро­ки и спе­ци­фи­че­ская бук­ва как под­пись в ниж­ней мо­гут ука­зы­вать на ар­мян­ское про­ис­хож­де­ние ма­сте­ра. С двух щи­тов на пли­те из баш­ни Лу­ки­но де Флис­ко де Ла­ва­нья еще до ее уста­нов­ле­ния бы­ли сби­ты фран­цуз­ские гер­бы. Это от­сы­ла­ет нас к «раз­во­ду» ге­ну­эз­цев с мест­ны­ми пра­ви­те­ля­ми в 1409 го­ду. А пли­та на башне Джо­ан­ни Мар­ко­ни — по­жа­луй, един­ствен­ный источ­ник ге­раль­ди­ки его ро­да.

В кон­це XV ве­ка го­род попадает под власть Осман­ской им­пе­рии и опять ме­ня­ет название. По­сте­пен­но Су- дак пре­вра­тил­ся в при­бреж­ный по­се­лок, кре­пость на­ча­ла раз­ру­шать­ся. На ру­бе­же XVIII-XIX ве­ков рос­си­яне рас­квар­ти­ро­ва­ли здесь свой гар­ни­зон, но про­су­ще­ство­вал он недол­го. Мест­ные по­ме­щи­ки дол­го пи­са­ли прось­бу к вла­сти о со­хра­не­нии кре­по­сти, но все ре­шил ви­зит им­пе­ра­три­цы к из­вест­но­му ху­дож­ни­ку Ива­ну Ай­ва­зов­ско­му, ко­то­рый по­ка­зал ей раз­ва­ли­ны. В ито­ге с 1868 го­да и до раз­ва­ла Рос­сий­ской им­пе­рии па­мят­ник на­хо­дил­ся на по­пе­че­нии Одес­ско­го об­ще­ства ис­то­рии и древ­но­стей.

В пер­вые десятилетия со­вет­ской вла­сти Ге­ну­эз­ской кре­по­сти до­ста­ва­лось очень ма­ло вни­ма­ния. Толь­ко в кон­це 1950-х она пе­ре­шла в управ­ле­ние за­по­вед­ни­ка «Со­фий­ский музей», по­сле чего ту­да на­т­пра­ви­лась ис­сле­до­ва­тель­ская экс­пе­ди­ция. На вы­став­ке мож­но увидеть ак­ва­рель­ные за­ри­сов­ки раз­ных ча­стей кре­по­сти и пла­ны неко­то­рых объ­ек­тов. Бы­ла при­ня­та ре­став­ра­ци­он­ная про­грам­ма, ко­то­рая рас­тя­ну­лась на несколь­ко де­ся­ти­ле­тий. За это вре­мя вос­ста­но­ви­ли по­чти всю ци­та­дель, ли­нию обо­ро­ны, от­дель­ные внут­рен­ние зда­ния. Ис­сле­до­ва­ние и раскопки про­дол­жа­лись и в неза­ви­си­мой Украине.

СО­КРО­ВИ­ЩА НА ДНЕ

В вы­со­ких вит­ри­нах удоб­но раз­гля­ды­вать са­мые раз­но­об­раз­ные ве­щи, най­ден­ные ар­хео­ло­га­ми во­круг Су­да­ка, в част­но­сти во вре­мя под­вод­ных ис­сле­до­ва­ний в бух­те око­ло по­сел­ка Но­вый Мир. Во вто­рой половине ХІІІ ве­ка там за­то­ну­ло суд­но, на­прав­ляв­ше­е­ся в го­род из ита­льян­ско­го ре­ги­о­на Ли­гу­рия.

В экс­по­зи­ции — жел­то­ва­тая и зе­ле­ная ке­ра­ми­че­ская по­су­да, са­вон­ские ча­ши и кув­ши­ны, сель­д­жук­ские блюда и ни­кей­ские та­рел­ки. Вы­став­ле­ны и ам­фо­ры, ко­то­рые в сред­не­ве­ко­вье бы­ли стан­дарт­ны­ми ем­ко­стя­ми для пе­ре­воз­ки жид­ко­стей, ма­сел и сы­пу­чих веществ. Ча­сто ам­фо­ры бы­ли по­кры­ты мно­го­чис­лен­ны­ми мет­ка­ми, ко­то­рые мог­ли мно­го рас­ска­зать об их пу­ти. От­мет­ки ста­ви­ли про­из­во­ди­те­ли, тор­гов­цы, та­мо­жен­ни­ки и, ко­неч­но, вла­дель­цы. Кро­ме клас­си­че­ских ам­фор по­се­ти­те­лям де­мон­стри­ру­ют и по­хо­жие на мор­ковь. В них хра­ни­ли эк­зо­ти­че­ский или цен­ный то­вар, на­при­мер ла­дан.

Би­тую по­су­ду иногда ис­поль­зо­ва­ли по­втор­но. В част­но­сти, хо­ро­шо со­хра­ниы­ши­е­ся до­ныш­ки применяли для све­тиль­ни­ков. Ар­хео­ло­ги находят нема­ло че­реп­ков, но му­зей­щи­ки пред­по­чи­та­ют не брать по­вре­жден­ные пред­ме­ты или об­лом­ки в фон­ды из-за слож­но­сти с хра­не­ни­ем и ин­вен­та­ри­за­ци­ей. По­это­му ча­сто про­во­дит­ся до­гип­сов­ка в по­ле­вых усло­ви­ях или уже му­зей­ные ре­став­ра­то­ры со­би­ра­ют пред­мет по ча­стям, вос­ста­нав­ли­вая фор­му.

Под тол­щей су­дак­ской зем­ли или пес­ка на­хо­ди­лись и бо­лее мел­кие, но не ме­нее ин­те­рес­ные пред­ме­ты. Порт все­гда был эпи­цен­тром тор­го­вой жиз­ни, по­это­му со дна бух­ты до­ста­ва­ли пе­ча­ти с до­ку­мен­тов, плом­бы для то­ва­ра, свин­цо­вые и брон­зо­вые раз­но­ве­сы, за­стеж­ки для счет­ных книг. Ря­дом — бы­то­вые без­де­луш­ки: серь­ги, бу­син­ки, на­шив­ные пряж­ки, кре­сти­ки, труб­ки для ку­ре­ния, яко­ря-аму­ле­ты, це­лая под­бор­ка свин­цо­вых ко­лец, на­зна­че­ние ко­то­рых до сих пор точно неиз­вест­но.

Не обо­шлось и без де­нег, ко­то­рые до­пол­ня­ют кар­ти­ну тор­го­вых и дру­гих свя­зей Су­г­деи-Сол­дайи-Су­да­ка. Са­мые древ­ние, ви­зан­тий­ские гек­са­грам­мы да­ти­ру­ют­ся вто­рой по­ло­ви­ной VII ве­ка, ко­гда начиналось воз­рож­де­ние го­ро­да. Бо­лее позд­ние мо­не­ты на­мно­го мень­ше, ча­сто де­фор­ми­ро­ва­ны. Мо­шен­ни­ки, от­ка­лы­вая ку­соч­ки от кра­ев, та­ким об­ра­зом об­кра­ды­ва­ли го­су­дар­ство. Та­кие ма­хи­на­ции про­дол­жа­лись где-то до XIII-XIV ве­ка, по­ка ве­не­ци­ан­цы не при­ду­ма­ли спе­ци­аль­ную резь­бу по кра­ям мо­не­ты.

Сей­час кре­пость Су­да­ка, как и дру­гие крым­ские па­мят­ни­ки, из-за ок­ку­па­ции по­лу­ост­ро­ва недо­ступ­на для укра­ин­ских ис­сле­до­ва­ний. Од­на­ко уче­ные про­дол­жа­ют свою ра­бо­ту в Украине, по­гру­зив­шись в ар­хи­вы и му­зей­ные фон­ды, и не теряют на­деж­ду на про­ве­де­ние оче­ред­ных сбо­ров на при­выч­ном ме­сте — сре­ди кре­пост­ных стен с ви­дом на Чер­ное мо­ре.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.