«ДЕ­ЛО ГОНГАДЗЕПОДОЛЬСКОГО» НАЧИНАЛОСЬ С «ДЕ­ЛА ЕЛЬЯШ­КЕ­ВИ­ЧА», КО­ТО­РОЕ ПРЕСТУПНО СФАЛЬСИФИЦИРОВАЛИ»

Den (Russian) - - Подробности - Алек­сей ПО­ДОЛЬ­СКИЙ,

об­ще­ствен­ный де­я­тель, по­стра­дав­ший в де­ле Гон­гад­зе-По­доль­ско­го»:

— Ка­кое име­ют от­но­ше­ние из­ме­не­ния к Уго­лов­но­му ко­дек­су к рас­сле­до­ва­нию «де­ла Гон­гад­зе-По­доль­ско­го»? То, что нам рас­ска­зы­вал пан Ли­щи­на, яв­ля­ет­ся сви­де­тель­ством то­го, что 18 лет укра­ин­ское го­су­дар­ство не хо­чет за­ни­мать­ся этим де­лом. Не нуж­но нам чи­тать лек­цию по кри­ми­наль­но­му пра­ву, вы ска­жи­те, что кон­крет­но сде­ла­но за 18 лет, что­бы за­каз­чи­ки убий­ства Гон­гад­зе си­де­ли в тюрь­ме, ведь вы до­кла­ды­ва­е­те от име­ни укра­ин­ско­го го­су­дар­ства?

Мно­гие из жур­на­ли­стов ду­ма­ют, что По­доль­ский ни­как не мо­жет про­стить Куч­ме свои си­ня­ки. Так вот, кро­ме это­го де­ла, су­ще­ству­ет де­ся­ток мо­их дру­зей, ко­то­рые по­стра­да­ли и бы­ли уби­ты. Я мо­гу на­зы­вать фа­ми­лии, но они вам ни­че­го не ска­жут. Но так рас­по­ря­ди­лась ис­то­рия, что Мель­ни­чен­ко за­пи­сал то­гдаш­не­го пре­зи­ден­та. И ока­за­лось, что за тре­мя за­пи­сан­ны­ми де­ла­ми сто­ят де­сят­ки дру­гих по­доб­ных пре­ступ­ле­ний. По­это­му я здесь и бу­ду сра­жать­ся, ведь де­ло не толь­ко в од­ном Гон­гад­зе, а во всех невин­но уби­тых кра­вчен­ка­ми, дер­ка­ча­ми, куч­ма­ми, ко­то­рые де­ли­ли на­ше иму­ще­ство. В этом моя мо­ти­ва­ция.

Бла­го­да­ря кон­крет­ным ев­ро­пей­ским ре­зо­лю­ци­ям, бла­го­да­ря Кон­грес­су США, бла­го­да­ря меж­ду­на­род­но­му со­об­ще­ству, ко­то­рое при­ез­жа­ло и встре­ча­лось со мной, этот во­прос за­тра­ги­ва­ет­ся. Но, к со­жа­ле­нию, укра­ин­ским жур­на­ли­стам, за неко­то­рым ис­клю­че­ни­ем, это не ин­те­рес­но. Ни Мо­сто­вая, ко­то­рая ску­ри­ла пач­ку си­га­рет с убий­цей, ни дру­гие этим не ин­те­ре­су­ют­ся. Ни один из пре­зи­ден­тов не от­ве­ча­ет на этот во­прос, по­то­му что фи­нал расследования «де­ла Гон­гад­зе-По­доль­ско­го» — это ко­гда за­каз­чик ся­дет за ре­шет­ку. Это бу­дет на­ча­ло борь­бы с си­стем­ной кор­руп­ци­ей. И то­гда уже не бу­дет уби­та Ека­те­ри­на Ган­дзюк, по­то­му что мы бу­дем спра­ши­вать у во­ров. Мы — те, ко­го се­го­дня уби­ва­ют. А без это­го они бу­дут про­дол­жать уби­вать и чув­ство­вать свою пол­ную без­на­ка­зан­ность.

С че­го начиналось «де­ло Гон­гад­зе-По­доль­ско­го»? Оно начиналось с па­на Ельяш­ке­ви­ча. По­че­му здесь нет Лу­цен­ко? По­то­му что «де­ло Ельяш­ке­ви­ча» — это пря­мое об­ви­не­ние Ку­ч­мы в убий­стве. По Ельяш­ке­ви­чу Куч­ма уже по­сле по­ку­ше­ния на плен­ках пря­мо ска­зал, что нуж­но его до­бить. Он так и ска­зал: «До­бить это­го «жи­ден­ка». Я хо­тел бы, что­бы здесь был по­сол Из­ра­и­ля и что­бы мы об этом вспом­ни­ли. Это был пря­мой за­каз убий­ства. В ре­зуль­та­те — как бы­ло сфаль­си­фи­ци­ро­ва­но это де­ло? Под­су­ди­мо­го да­же в суд не при­во­ди­ли, не бы­ло на су­де и по­стра­дав­ше­го Ельяш­ке­ви­ча, хо­тя в при­го­во­ре идет речь о том, что он вы­но­сит­ся при со­гла­сии сто­рон. Ни­кто не до­про­шен, ни­ка­ких сви­де­те­лей. Зна­е­те, по­че­му? По­то­му что не бы­ло са­мо­го су­да. Су­дья под­пи­сал при­го­вор в сво­ем ка­би­не­те, ко­то­рый ему при­нес­ли из Ад­ми­ни­стра­ции Пре­зи­ден­та, к то­му же на рус­ском язы­ке. По­том все эти до­ку­мен­ты спря­та­ли, что­бы не дать Ельяш­ке­ви­чу воз­мож­ность вос­поль­зо­вать­ся ими и по­дать апел­ля­цию. А зна­е­те, кто этот су­дья? Тот, ко­му бы­ло по­ру­че­но ве­сти за­кры­тый про­цесс по Пу­ка­чу в пер­вой ин­стан­ции — Пе­чер­ском су­де, Ан­дрей Мель­ник.

Что ка­са­ет­ся ме­ня, то я ока­зал­ся непо­стра­дав­шим по за­ка­зу мо­е­го же ис­тя­за­ния. И те­перь ге­не­раль­ный про­ку­рор Лу­цен­ко, ко­то­рый мне клял­ся, что он жизнь по­ло­жит за де­мо­кра­тию и уста­нов­ле­ние спра­вед­ли­во­сти, про­сто из­бе­га­ет ме­ня. Как та­кое мо­жет быть? Ко­го же то­гда за­щи­ща­ет на­ша Фе­ми­да? Вы­хо­дит, что я — не че­ло­век, Ельяшкевич — не че­ло­век, Гон­гад­зе — не че­ло­век, а толь­ко Куч­ма у нас че­ло­век? Ес­ли вы на­де­е­тесь, что за Ка­тей Ган­дзюк не бу­дет дру­гих, то это не так. Ведь по­ка мы не бу­дем ста­вить точ­ку в со­от­вет­ству­ю­щих де­лах, то пре­ступ­ле­ния бу­дут по­вто­рять­ся. Я не хо­чу жить в стране, где мо­гут убить мо­их вну­ков. Моя внуч­ка хо­чет быть жур­на­ли­стом. Она чест­ная и бу­дет пи­сать прав­ду. Так к че­му я дол­жен го­то­вить­ся? Мо­жет, нам на­ко­нец нуж­но стать укра­ин­ца­ми и до­бить­ся спра­вед­ли­во­сти, что за­ста­вит Лу­цен­ко си­деть здесь и от­ве­чать. И не толь­ко здесь, но и на Май­дане, где он нам мно­го че­го обе­щал. До­бить­ся, что­бы за­каз­чик, на­ко­нец, был на­ка­зан.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.