Мис­сия со­ве­сти

Сло­во к чи­та­те­лям Ла­ри­сы Ив­ши­ной

Den (Russian) - - Первая Страница -

...В по­за­про­шлом го­ду мне до­ве­лось быть в Же­не­ве в му­зее Крас­но­го Кре­ста. В про­стор­ных за­лах, ко­то­рые по­ра­жа­ют сво­им фун­да­мен­таль­ным под­хо­дом, на сте­нах — спис­ки, сфор­ми­ро­ван­ные по про­сто­му прин­ци­пу: ес­ли в лю­бой стране в ре­зуль­та­те сти­хий­но­го бед­ствия или во­ен­но­го кон­флик­та по­гиб­ла ми­ни­мум ты­ся­ча лю­дей, — да­та, стра­на, ме­сто за­но­сят­ся в этот спи­сок па­мя­ти.

Я бы­ла шо­ки­ро­ва­на (и ска­за­ла об этом со­труд­ни­кам му­зея), ко­гда уви­де­ла, что в мар­ти­ро­ло­ге этой чрез­вы­чай­но вли­я­тель­ной меж­ду­на­род­ной ор­га­ни­за­ции нет стро­ки, где бы­ло бы написано: « Укра­и­на. Го­ло­до­мор. Око­ло 10 мил­ли­о­нов».

Этот штрих, на мой взгляд, очень точ­но по­ка­зы­ва­ет уро­вень ин­фор­ми­ро­ван­но­сти ми­ро­во­го со­об­ще­ства, в ко­то­ром жи­ла Укра­и­на в XX ве­ке, и уже бо­лее три­на­дца­ти лет жи­вет в неза­ви­си­мом го­су­дар­стве. Это — ил­лю­стра­ция то­го, каким фан­та­сти­че­ски тя­же­лым де­лом за­ни­мал­ся вы­да­ю­щий­ся уче­ный Джеймс Мейс. Наш Джим.

До­клад Кон­грес­са Ко­мис­сии США по во­про­сам го­ло­да в Укра­ине, ко­то­рый под­го­то­вил в 1986 го­ду ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор этой ко­мис­сии Джеймс Мейс, стал на­сто­я­щим взры­вом, впер­вые от­крыв ми­ро­вой об­ще­ствен­но­сти гла­за на мас­шта­бы ка­та­стро­фы, ко­то­рую пе­ре­жил наш на­род.

Уже нема­ло ска­за­но о том, что Джеймс стал укра­ин­цем, при­бли­зив­шись к бо­ли, ко­то­рую пе­ре­да­ли ему те, кто уце­лел по­сле страш­но­го го­ло­да. Укра­ин­цем его сде­ла­ло обострен­ное чув­ство спра­вед­ли­во­сти. Про­бить за­го­вор мол­ча­ния бы­ло очень слож­но. Не се­крет, что мно­гие его аме­ри­кан­ские кол­ле­ги еще до сих пор оста­ют­ся « со­ве­то­ло­га­ми » и не очень хо­ро­шо от­ли­ча­ют на кар­те ми­ра Укра­и­ну с ее ка­та­стро­фа­ми и на­ци­о­наль­ны­ми ин­те­ре­са­ми.

Не ме­нее дра­ма­тич­ным бы­ло то, что уви­дел Джеймс Мейс в пер­вые го­ды, ко­гда при­был в Укра­и­ну. И что мно­го лет спу­стя му­ча­ло его, вол­но­ва­ло, тер­за­ло, на­пол­ня­ло стра­стью и бо­лью стро­ки в ко­лон­ках The Day и ста­тьях в «Дне». Это прав­да о том, что мы бы­ли и еще оста­ем­ся ПОСТ­ге­но­цид­ным об­ще­ством. Она объ­яс­ня­ет по­чти все: и ка­че­ство на­шей эли­ты, и со­сто­я­ние на­ше­го на­ро­да, и уро­вень со­ве­сти, и ду­хов­ный стан­дарт — все. Джеймс мно­го со­здал в Укра­ине — но мно­го ли зна­ли о нем? В ин­тел­лек­ту­аль­ных кру­гах его рей­тинг был до­ста­точ­но вы­сок — но был ли он по- на­сто­я­ще­му вос­тре­бо­ван? Хо­тя все вре­мя он был бо­лее чем на ви­ду. В ли­це Джейм­са жур­на­ли­сты «Дня» по­лу­чи­ли дру­га и чрез­вы­чай­но мощ­но­го со­юз­ни­ка. Для ме­ня лич­но это бы­ло буд­то от­кры­ти­ем «вто­ро­го фрон­та».

От­дель­но хо­те­лось бы ска­зать о той кам­па­нии, ко­то­рую про­ве­ла на­ша га­зе­та вме­сте с Джейм­сом в 2003 го­ду. В га­зе­те «День» бы­ла на­пе­ча­та­на од­на из са­мых силь­ных ста­тей Джейм­са Мей­са — « По­весть о двух жур­на­ли­стах» (15.07.2003 г.). Это по­ра­зи­тель­ная ис­то­рия о борь­бе добра со злом, ко­то­рое по­сто­ян­но ви­до­из­ме­ня­ет­ся и ка­му­фли­ру­ет­ся... На мой взгляд, эту ста­тью нуж­но бы­ло бы вклю­чить в учеб­ную про­грам­му всех фа­куль­те­тов жур­на­ли­сти­ки.

А то­гда мы об­ра­ща­лись ко всем жур­на­ли­стам Укра­и­ны, что­бы они под­дер­жа­ли нас, рас­про­стра­ни­ли ин­фор­ма­цию с це­лью ли­ше­ния Пу­лит­це­ров­ской пре­мии аме­ри­кан­ско­го жур­на­ли­ста Уол­те­ра Дю­ран­ти — пре­мии, ко­то­рая бы­ла вы­да­на за ложь о го­ло­де. Джеймс очень пе­ре­жи­вал, что ре­ак­ция бы­ла ми­ни­маль­ной. Хо­тя сам знал и пи­сал, в чем при­чи­на: « Неза­ви­си­мость по­лу­чи­ла УССР». Это так. Но, ра­зу­ме­ет­ся, бы­ли и дру­гие при­чи­ны. Нема­ло со­вре­мен­ных укра­ин­ских жур­на­ли­стов, ве­ро­ят­но, узна­ли в се­бе «но­вей­ших Дю­ран­ти», ко­то­рые с лег­ко­стью при­ни­ма­ли фор­му, за­дан­ную оче­ред­ным пра­ви­те­лем. И имен­но по­это­му про­мол­ча­ли. Но Джеймс Мейс ве­рил в си­лы и ви­дел вы­ход аб­со­лют­но чет­ко. Все его мыс­ли бы­ли о том, что без чет­кой ори­ен­та­ции на Ев­ро­пу, без по­ис­ка со­юз­ни­ков в ми­ре, ко­то­рые бы по­ни­ма­ли, с ка­ки­ми про­бле­ма­ми вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся Укра­и­на, — бу­дет очень слож­но. Он го­во­рил, что укра­ин­цам нуж­но быст­ро учить­ся и мо­дер­ни­зи­ро­вать­ся, что­бы впи­сать­ся в но­вый ми­ро­вой ритм, не по­те­ряв, ко­неч­но, свою иден­тич­ность. Он пре­ду­пре­ждал, как че­ло­век, в жи­лах ко­то­ро­го тек­ла и часть ин­дей­ской кро­ви, от опас­но­сти мар­ги­не­са — ре­зер­ва­ции для укра­ин­ско­го ми­ра.

В од­ном из ма­те­ри­а­лов Джеймс Мейс на­пи­сал, что укра­ин­цы — та на­ция, ко­то­рая до сих пор пе­ре­жи­ва­ет биб­лей­ские тра­ге­дии. Жа­лею, что при жиз­ни Джи­ма не спро­си­ла о том, ка­кую из них он имел в ви­ду. Мо­жет, прит­чу о Ка­ине и Аве­ле? Здесь боль­шое про­стран­ство для мыс­лей. Не толь­ко бо- лез­нен­ные от­но­ше­ния Укра­и­ны с ее « стар­шим бра­том», но и от­но­ше­ния внут­ри са­мой Укра­и­ны. Я ино­гда ду­маю, как чув­ство­ва­ли се­бя го­род­ские жи­те­ли, ко­гда ели свои бу­тер­бро­ды с мас­лом, а в это же вре­мя в се­лах в этой же стране уми­ра­ли страш­ной, му­че­ни­че­ской го­лод­ной смер­тью их бра­тья и сест­ры?..

Мо­жет, еще до сих пор эта раз­дво­ен­ность, этот невы­го­во­рен­ный, неис­ку­пи­мый грех ме­ша­ет на­ше­му един­ству и со­ли­дар­но­сти?

Джеймс в сво­ей ко­лон­ке «Для ко­го спа­сать?» (24.07.2002 г.) на­пи­сал: «Мы спас­ли все, что мог­ли, но ино­гда нам труд­но по­нять, для ко­го».

Он очень лю­бил сво­их сту­ден­тов. Но на его по­хо­ро­нах их не бы­ло.

Джеймс Мейс, по­ки­дая нас, очень вол­но­вал­ся, очень пе­ре­жи­вал, очень стра­дал, очень тре­во­жил­ся о бу­ду­щем на­шей стра­ны — его Укра­и­ны. Ко­неч­но, для это­го бы­ло и есть нема­ло ос­но­ва­ний. В част­но­сти, в ко­лон­ке «По­сле­ге­но­цид­ная сре­да» (7.12.1999 г.) есть та­кие сло­ва: «...до тех пор, по­ка укра­ин­ский язык бу­дет оста­вать­ся вто­ро­сте­пен­ным в гла­зах са­мих укра­ин­цев, эта на­ция ни­ко­гда не бу­дет еди­ной».

Я ду­маю, что те, кто лю­бил Мей­са, те, кто у него учил­ся, сде­ла­ют еще нема­ло для ис­то­ри­че­ской правды и укреп­ле­ния укра­ин­ско­го в Укра­ине.

« День » пред­став­ля­ет чи­та­те­лям уни­каль­ный про­ект ( вы­пу­щен­ный на укра­ин­ском и ан­глий­ском язы­ках), — по­чти все, на­пи­сан­ное в на­шей га­зе­те Джейм­сом Мей­сом с 1998 по 2004 го­ды. Еже­не­дель­ные ко­лон­ки и ана­ли­ти­че­ские ста­тьи, а так­же несколь­ко ма­ло­из­вест­ных ста­тей из дру­гих из­да­ний. В част­но­сти, его вы­ступ­ле­ние в Со­ю­зе пи­са­те­лей Укра­и­ны в 1994 го­ду при за­рож­де­нии Ин­сти­ту­та Ге­но­ци­да. Идея по­лу­чи­ла боль­шую сло­вес­ную под­держ­ку, но, к со­жа­ле­нию, до сих пор не ре­а­ли­зо­ва­на.

« День » бла­го­да­рен всем, кто прислал свои вос­по­ми­на­ния о нем, со­ста­вив­шие вто­рую часть этой книж­ки. Бла­го­да­рим На­та­лию Дзю­бен­ко- Мейс за лю­без­но предо­став­лен­ные ма­те­ри­а­лы из до­маш­не­го ар­хи­ва.

От­дель­ная на­ша бла­го­дар­ность Ека­те­рине Ющен­ко, пред­се­да­те­лю бла­го­тво­ри­тель­но­го фон­да «Укра­и­на-3000» (ко­то­рый, кста­ти, под­дер­жи­вал на­шу ак­цию « Све­ча в окне» еще в 2003 го­ду), за сло­ва па­мя­ти о на­шем неза­бы­ва­е­мом кол­ле­ге.

Мы с осо­бым чув­ством го­то­ви­ли эту книж­ку «День и веч­ность Джейм­са Мей­са». Она — наш мо­раль­ный долг. Она — наш свое­об­раз­ный па­мят­ник. Кни­га на­пе­ча­та­на за счет лич­ных средств жур­на­ли­стов га­зе­ты «День». Хо­тим, что­бы она до­шла до всех укра­ин­цев, у ко­го жи­ва ду­ша... Это па­мять о чест­ном ин­тел­лек­туа­ле, му­же­ствен­ном че­ло­ве­ке и пыл­ком жур­на­ли­сте, ко­то­рых, к со­жа­ле­нию, не так мно­го. Та­кие лю­ди, как Джеймс, — лю­ди мис­сии. Де­ло чести укра­ин­цев — пом­нить его — на­сто­я­ще­го Ге­роя Укра­и­ны.

Ла­ри­са ЖАЛОВАГА (ИВ­ШИ­НА) 25 июля 2005 го­да, Ки­ев

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.