«Слож­но ска­зать, хо­ро­шо это или пло­хо»

Те­атр на По­до­ле но­ми­ни­ру­ют на ев­ро­пей­скую ар­хи­тек­тур­ную пре­мию

Den (Russian) - - День Украины - Ин­на ЛИХОВИД, «День»

Вар­хи­тек­тур­ном бю­ро Оле­га Дроз­до­ва, харь­ков­ско­го ар­хи­тек­то­ра, по про­ек­ту ко­то­ро­го в сто­ли­це в про­шлом го­ду от­кры­ли Те­атр на По­до­ле, на днях рас­ска­за­ли, что этот про­ект но­ми­ни­ро­ван на пре­мию име­ни Ми­са ван дер Роэ 2019 (European Union Prize for Contemporary Architecture — Mies van der Rohe Award 2019). Прав­да, на офи­ци­аль­ном сай­те пре­мии по­ка нет но­во­стей по это­му по­во­ду. Так же непо­нят­но, как те­атр по­пал в спи­сок но­ми­нан­тов.

Но ес­ли про­ана­ли­зи­ро­вать, ка­кие имен­но про­ек­ты по­па­да­ют в топ-лист пре­мии, на­зван­ной в честь немец­ко­аме­ри­кан­ско­го ар­хи­тек­то­ра Лю­дви­га Ми­са ван дер Роэ, то ки­ев­ский Те­атр на По­до­ле пол­но­стью впи­сы­ва­ет­ся в этот контекст. Жю­ри пре­мии ищет что-то кон­тра­вер­си­он­ное, ин­но­ва­ци­он­ное, сверх­со­вре­мен­ное, то есть все то, что да­ет ар­хи­тек­то­ру воз­мож­ность про­явить нестан­дарт­ное мыш­ле­ние. Пре­мию при­суж­да­ют раз в два го­да. По­это­му име­на по­бе­ди­те­лей узна­ем толь­ко в мае 2019 го­да.

Ес­ли учесть усло­вия, при ко­то­рых по­явил­ся этот те­атр на Ан­дре­ев­ском спус­ке, то до­ста­точ­но боль­шая часть об­ще­ства не по­ни­ма­ет, за что он мо­жет по­лу­чить ев­ро­пей­скую на­гра­ду. Се­то­ва­ли на фор­му, цвет, вы­со­ту и вы­со­кую сто­и­мость зда­ния, на­ру­ше­ния сти­ли­сти­ки спус­ка и кра­жу ав­тор­ско­го пра­ва. Ведь еще 20 лет то­му на­зад пра­во на со­зда­ние те­ат­раль­но­го объ­ек­та по­лу­чил ар­хи­тек­тор Ви­та­лий Юдин.

«В сфе­ре ар­хи­тек­ту­ры ана­лог Но­бе­лев­ской пре­мии — это Притц­ке­ров­ская пре­мия, где при­зе­ра опре­де­ля­ют не за один объ­ект, а за твор­че­ский путь. От­но­си­тель­но пре­мии Ми­са ван дер Роэ, я впер­вые об этом услы­шал, — ком­мен­ти­ру­ет ар­хи­тек­тор Олег ГРЕЧУХ. — Это был до­ста­точ­но про­грес­сив­ный ар­хи­тек­тор, ко­то­рый опе­ре­жал свое вре­мя. В его ра­бо­тах бы­ли стек­лян­ные сте­ны, це­лые кус­ки мра­мо­ра или гра­ни­та, то есть это кон­цеп­ту­аль­ная ар­хи­тек­ту­ра. Удив­ля­ет, что на эту пре­мию по­да­ет­ся толь­ко объ­ект. Ес­ли бы Мис ван дер Роэ стро­ил что-то на спус­ке, ду­маю, это бы­ло бы еще бо­лее кон­тра­вер­си­он­но, чем то, что по­стро­ил Дроз­дов. Са­мо имя ар­хи­тек­то­ра го­во­рит о том, что но­ми­ни­ру­ют ве­щи кон­тра­вер­си­он­ные. Речь о дру­гом ми­ро­воз­зре­нии. Укра­и­на еще не го­то­ва к ми­ро­во­му кон­тек­сту ар­хи­тек­ту­ры. От­но­си­тель­но но­ми­на­ции Те­ат­ра на По­до­ле, слож­но ска­зать, хо­ро­шо это или пло­хо. Воз­мож­но, это та­кой пи­ар-ход. Не мо­гу ска­зать, что я аб­со­лют­но про­тив это­го объ­ек­та. Я да­же по­се­тил спе­ци­аль­но этот те­атр. Би­ле­ты ку­пить очень труд­но, зал пе­ре­пол­нен. С дру­гой сто­ро­ны, мож­но кри­ти­ко­вать этот те­атр, по­то­му что на­ру­ше­но ав­тор­ское пра­во, а мил­ли­о­ны долларов на про­тя­же­нии мно­гих лет вы­бра­сы­ва­лись на ве­тер, по­ка все это пе­ре­стра­и­ва­лось и сно­си­лось».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.