Как од­но­вре­мен­но га­ран­ти­ро­вать без­опас­ность и со­хра­нить сво­бо­ду сло­ва и де­мо­кра­тию?

Как од­но­вре­мен­но га­ран­ти­ро­вать без­опас­ность и со­хра­нить сво­бо­ду сло­ва и де­мо­кра­тию?

Den (Russian) - - Пресс-клуб «дня» - На­та­лья ИЩЕНКО

Меж­ду­на­род­ная кон­фе­рен­ция «Уро­ки ги­брид­но­го де­ся­ти­ле­тия: что нуж­но знать для дви­же­ния впе­ред», ко­то­рая про­хо­ди­ла в рам­ках де­я­тель­но­сти Плат­фор­мы Укра­и­на — НАТО 7— 8 но­яб­ря в Ки­е­ве, долж­на бы­ла со­сто­ять­ся на­мно­го рань­ше, и на­зы­вать­ся, со­от­вет­ствен­но, несколь­ко ина­че. Но, как го­во­рят, луч­ше позд­но, чем ни­ко­гда — хо­ро­шо, что хо­тя бы че­рез де­сять лет по­сле на­па­де­ния на Гру­зию и на пя­том го­ду ги­брид­ной агрес­сии Рос­сии про­тив Укра­и­ны на­ши за­пад­ные парт­не­ры пы­та­ют­ся си­стем­но ис­сле­до­вать эту про­бле­му и ра­бо­та­ют над по­вы­ше­ни­ем эф­фек­тив­но­сти «ги­брид­но­го со­про­тив­ле­ния» сво­их стран и стран парт­не­ров.

Фра­зу о том, что Укра­и­на де­фа­кто яв­ля­ет­ся во­сточ­ным флан­гом НАТО, на от­кры­тии кон­фе­рен­ции про­воз­гла­сил Пре­зи­дент Петр По­ро­шен­ко. Но, ка­жет­ся, так ду­ма­ет не толь­ко он, и са­мо осо­зна­ние этой ре­аль­но­сти и за­ста­ви­ло За­пад бо­лее се­рьез­но и бо­лее гло­баль­но вос­при­ни­мать рос­сий­ско- укра­ин­ский кон­фликт.

Впро­чем, по­ка еще, как ка­жет­ся, про­цесс про­ти­во­дей­ствия ги­брид­ной агрес­сии Рос­сии пре­иму­ще­ствен­но на­хо­дит­ся на ста­дии изу­че­ния это­го яв­ле­ния и «на­щу­пы­ва­ния» пу­тей ре­зуль­та­тив­но­го про­ти­во­дей­ствия.

ВОЙ­НА ПРИ ПО­МО­ЩИ СЛАБОСТЕЙ

«Что яв­ля­ет­ся ги­брид­ной вой­ной?» Об этом так мно­го го­во­ри­лось на кон­фе­рен­ции, что, от­кро­вен­но го­во­ря, это немно­го уди­ви­ло тех, кто дав­но «в те­ме». Впро­чем, бу­дем счи­тать, что по­след­ствия бо­лез­нен­но­го осо­зна­ния ре­аль­но­сти, это толь­ко на­ча­ло, и даль­ше бу­дет.

Ес­ли все же по­про­бо­вать дать обоб­щен­ный от­вет на вы­ше­упо­мя­ну­тый во­прос, то бес­спор­ным сей­час яв­ля­ет­ся по­ни­ма­ние то­го, что ГИ­БРИД­НАЯ ВОЙ­НА — ЭТО СО­ЧЕ­ТА­НИЕ ВО­ЕН­НЫХ И НЕВОЕННЫХ ТИ­ПОВ АТАК И ВЛИЯНИЙ НА ПРО­ТИВ­НИ­КА РА­ДИ ДО­СТИ­ЖЕ­НИЯ СВО­ЕЙ ЦЕ­ЛИ. В про­цес­се ги­брид­ной агрес­сии враг ис­поль­зу­ет, в первую оче­редь и в ос­нов­ном, сла­бо­сти, недо­стат­ки или ха­рак­те­ри­сти­ки про­тив­ни­ка, ко­то­рые в це­лом, в мир­ное вре­мя не вос­при­ни­ма­ют­ся как сла­бые сто­ро­ны.

Для ко­го-то это еще до сих пор не при ем ле мо и шо ки ру ю щее, но сей­час ГЛАВ­НОЙ ЛАЗЕЙКОЙ ДЛЯ ПРОНИКНОВЕНИЯ ГИ­БРИД­НО­ГО АГРЕС­СО­РА ЯВ­ЛЯ­ЮТ­СЯ ДЕМОКРА ТИ ЧЕСКИЕ ПРО­ЦЕ­ДУ­РЫ, ПРИН ЦИПЫ И ЦЕН­НО­СТИ, В ЧАСТ­НО­СТИ — А МО­ЖЕТ И В ПЕРВУЮ ОЧЕ­РЕДЬ — СВО­БО­ДА СЛО­ВА.

Об ис­поль­зо­ва­нии средств мас­со­вой ин­фор­ма­ции и со­ци­аль­ных се­тей на кон­фе­рен­ции вспо­ми­на­ли мно­го­крат­но. Об этом — в той или дру­гой фор­му­ли­ров­ке — го­во­ри­ли и Петр По­ро­шен­ко, и по­мощ­ник ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря НАТО по во­про­сам но­вых вы­зо­вов без­опас­но­сти Ан­то­нио Мис­си­ро­ли, и ви­це-пре­мьер-ми­нистр по во­про­сам ев­ро­пей­ской и ев­ро­ат­лан­ти­че­ской ин­те­гра­ции Укра­и­ны Иван­на Клим­пу­шЦин­цад­зе, и преж­ний Пре­зи­дент Лат­вии Вал­дис Зат­лерс и дру­гие спи­ке­ры.

Наи­бо­лее от­кро­вен­ным был со­вет­ник Пре­зи­ден­та, ака­де­мик НАН Укра­и­ны Владимир Гор­бу­лин, ко­то­рый, в част­но­сти, за­явил: «Ни­ко­гда еще сред­ства мас­со­вой ин­фор­ма­ции в Рос­сии не бы­ли настоль­ко ин­фи­ци­ро­ва­ны свое­об­раз­ным ви­ру­сом бе­шен­ства». По его мне­нию, «агрес­сия в ин­фор­ма­ци­он­ном про­стран­стве — это тот про­дукт, ко­то­рый Рос­сия ак­тив­но пы­та­ет­ся экс­пор­ти­ро­вать не толь­ко в Укра­и­ну, но и в Ев­ро­пу и США».

Идет речь о СМИ, ко­то­рые рас­про­стра­ня­ют раз­ру­ши­тель­ные нар­ра­ти­вы, о «фаб­ри­ках трол­лей». Но сей­час мир еще не вы­ра­бо­тал ре­ше­ния про­бле­мы, как од­но­вре­мен­но за­щи­тить на­ци­о­наль­ную без­опас­ность и со­хра­нить од­ну из са­мых цен­ных де­мо­кра­ти­че­ских цен­но­стей — сво­бо­ду сло­ва.

ТИРАНИЯ СЛО­ВА

Так сов­па­ло, что имен­но во вре­мя от­кры­тия кон­фе­рен­ции пост на эту же те­му на­пи­сал в «Фейс­бу­ке» По­сто­ян­ный пред­ста­ви­тель Укра­и­ны при Со­ве­те Ев­ро­пы Дмит­рий Ку­ле­ба, что в по­след­нее вре­мя на­хо­дит­ся бук­валь­но на пе­ре­до­вой со­про­тив­ле­ния За­пад­но­го ми­ра рос­сий­ско­му дав­ле­нию.

«Де­мо­кра­тия сто­ит на по­ро­ге очень важ­но­го раз­го­во­ра. Не­мод­но­го и опас­но­го. Но жиз­нен­но важ­но­го.

Раз­го­во­ры о том, что в тех­но­ло­ги­че­ском ми­ре сво­бо­да сло­ва нуж­да­ет­ся в пе­ре­осмыс­ле­нии.

Слов в этом ми­ре ста­но­вит­ся все боль­ше, а сво­бо­ды все мень­ше.

Сво­бо­да сло­ва пре­вра­ща­ет­ся в ти­ра­нию сло­ва.

Не каж­дое мне­ние име­ет пра­во на рас­про­стра­не­ние, об­суж­де­ние и то­ле­рант­ное от­но­ше­ние.

Мы уже, ча­сто неза­мет­но для се­бя, раз­вра­ще­ны по­хот­ли­во­стью и агрес­си­ей онлайн-плат­форм. И в этой ре­аль­но­сти «чем боль­ше сво­бо­ды, тем луч­ше» уже ра­бо­та­ет про­тив нас и са­мой сво­бо­ды.

В этом раз­го­во­ре не бу­дет про­стых ре­ше­ний. Есть ку­ча рис­ков. Но не го­во­рить — это зна­чит про­дол­жать ак­ти­ви­зи­ро­ван­ное ско­ро­стью мо­биль­но­го ин­тер­не­та па­де­ние на дно», — от­ме­ча­ет ди­пло­мат.

Это дей­стви­тель­но так, и хо­ро­шо, что на кон­фе­рен­ции вы­со­ко­го уров­ня Укра­и­на вме­сте с со­юз­ни­ка­ми из Се­ве­ро­ат­лан­ти­че­ско­го Аль­ян­са го­во­ри­ла о про­бле­ме ис­поль­зо­ва­ния для гибридных атак де­мо­кра­ти­че­ских цен­но­стей. Впро­чем, уже, на­вер­ное, при­шло вре­мя не раз­го­во­ров, а кон­крет­ных дей­ствий, хо­тя бы кон­крет­но­го пла­на та­ких дей­ствий, с ко­то­ры­ми и Укра­и­на, и За­пад, опоз­да­ли ми­ни­мум на 10 лет, — в са­мом на­зва­нии ме­ро­при­я­тия вспо­ми­на­ет­ся имен­но этот срок, на про­тя­же­нии ко­то­ро­го Рос­сия дей­ство­ва­ла, а ее оп­по­нен­ты счи­та­ли, что жи­вут в мир­ном и без­опас­ном ми­ре.

ЧЕТ­ВЕР­ТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ВОЙ­НЫ

Ги­брид­ная агрес­сия Рос­сии, ко­то­рая со­сто­ит из це­ло­го ря­да ком­по­нен­тов, хо­ро­шо ор­га­ни­зо­ва­на и спла­ни­ро­ва­на. Ко­ор­ди­ни­ру­ет­ся эта де- ятель­ность, как от­ме­ча­ли участ­ни­ки кон­фе­рен­ции, рос­сий­ски­ми си­ло­вы­ми струк­ту­ра­ми. Для это­го, по ин­фор­ма­ции Вла­ди­ми­ра Гор­бу­ли­на, РФ да­же со­зда­ет Ге­не­раль­ный штаб ин­фор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти.

К со­жа­ле­нию, фор­мат кон­фе­рен­ции не преду­смат­ри­вал по­дроб­но­го опи­са­ния и ана­ли­за стра­те­гии и так­ти­ки гибридных дей­ствий Рос­сии в ин­фор­ма­ци­он­ной сфе­ре. Впро­чем, эти све­де­ния мож­но узнать из дру­гих ис­точ­ни­ков.

Ме­сяц то­му на­зад рос­сий­ское из­да­ние «Во­ен­но-про­мыш­лен­ный ку­рьер» на­пе­ча­та­ло ста­тью «Чет­вер­тое измерение вой­ны. Каким дол­жен быть Ге­не­раль­ный штаб ин­фор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти», ав­тор ко­то­рой, за­ме­сти­тель пре­зи­ден­та РАРАН по ин­фор­ма­ци­он­ной по­ли­ти­ке, доктор во­ен­ных на­ук Кон­стан­тин Сив­ков, пред­ста­вил свое по­дроб­ное ви­де­нье этой про­бле­ма­ти­ки. Вот несколь­ко ци­тат: «В про­ти­во­сто­я­нии го­су­дарств на ин­фор­ма­ци­он­ном по­ле не бы­ва­ет пе­ре­ры­ва, борь­ба идет по­сто­ян­но».

«Для до­сти­же­ния вы­со­кой эф­фек­тив­но­сти та­ко­го ро­да про­ти­во­сто­я­ния необ­хо­ди­мо ком­плекс­ное вли­я­ние, ко­гда для ре­ше­ния од­ной за­да­чи при­ме­ня­ет­ся мно­же­ство ино­гда фор­маль­но сла­бо свя­зан­ных ме­то­дов вли­я­ния на про­тив­ни­ка. Важ­ная осо­бен­ность — ши­ро­кое ис­поль­зо­ва­ние ре­сур­са про­ти­во­по­лож­ной сто­ро­ны».

«Так как ре­зуль­тат вли­я­ния, как пра­ви­ло, про­яв­ля­ет­ся опо­сред­ство­ва­но, ино­гда неяв­но, осо­бен­ное зна­че- ние при­об­ре­та­ет кон­троль, а так­же ка­че­ствен­ное на­уч­ное обес­пе­че­ние функ­ци­о­ни­ро­ва­ния си­сте­мы управ­ле­ния ИВ [ин­фор­ма­ци­он­ной вой­ной]. По­след­нее тре­бу­ет ис­клю­чи­тель­но точ­но­го и по­дроб­но­го пла­ни­ро­ва­ния, са­мо­го тес­но­го со­гла­со­ва­ния дей­ствий раз­ных струк­тур еди­ным за­мыс­лом».

«ИВ [ин­фор­ма­ци­он­ную вой­ну] нуж­но по­ни­мать как рав­но­прав­ную с тра­ди­ци­он­ной вой­ной. Объ­ек­тив­но это неотъ­ем­ле­мая и важ­ней­шая функ­ция со­вре­мен­но­го го­су­дар­ства, по­доб­ная эко­но­ми­че­ской де­я­тель­но­сти или во­ору­жен­ной за­щи­те его ин­те­ре­сов. Ис­хо­дя из это­го, и с уче­том опы­та дру­гих стран сле­ду­ет при­знать, что Рос­сия долж­на иметь си­сте­му ин­фор­ма­ци­он­ной борь­бы, управ­ля­е­мую из еди­но­го цен­тра, по­доб­ную су­ще­ству­ю­щей в Во­ору­жен­ных Си­лах. В сущ­но­сти это са­мо­сто­я­тель­ная от­расль. И вы­стра­и­вать ее сле­ду­ет как еще од­ну и чрез­вы­чай­но важ­ную си­ло­вую струк­ту­ру».

«Струк­ту­ра выс­ше­го ор­га­на управ­ле­ния опре­де­ля­ет­ся его функ­ци­я­ми. В чис­ле са­мых важ­ных:

1. Пла­ни­ро­ва­ние и ор­га­ни­за­ция раз­вед­ки с це­лью ин­фор­ма­ци­он­но­го про­ти­во­бор­ства.

2. Пла­ни­ро­ва­ние и ор­га­ни­за­ция форм ин­фор­ма­ци­он­ной борь­бы.

3. Непо­сред­ствен­ное управ­ле­ние груп­пи­ров­ка­ми сил и средств при ве­де­нии про­ти­во­бор­ства.

4. Ор­га­ни­за­ция на­уч­ных ис­сле­до­ва­ний по про­бле­мам ИВ.

5. Пла­ни­ро­ва­ние и ор­га­ни­за­ция все­сто­рон­не­го обес­пе­че­ния дей­ствий груп­пи­ро­вок сил и средств.

6. На­ла­жи­ва­ние вза­и­мо­дей­ствия меж­ду эле­мен­та­ми и под­си­сте­ма­ми го­су­дар­ствен­ной си­сте­мы ин­форм­борь­бы, а так­же дру­ги­ми го­су­дар­ствен­ны­ми и него­су­дар­ствен­ны­ми струк­ту­ра­ми и ор­га­ни­за­ци­я­ми.

7. Кон­троль ре­зуль­та­тов». «Кро­ме ос­нов­ных функ­ций, на цен­траль­ный ор­ган управ­ле­ния неми­ну­е­мо бу­дет по­ло­же­но и ряд дру­гих. В част­но­сти, ана­лиз гео­по­ли­ти­че­ской и по­ли­ти­че­ской об­ста­нов­ки, под­го­тов­ка пред­ло­же­ний по про­бле­мам ин­фор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти и важ­ней­ших ру­ко­во­дя­щих до­ку­мен­тов...».

«Ана­лиз функ­ций цен­траль­но­го ор­га­на управ­ле­ния ин­фор­ма­ци­он­ным про­ти­во­бор­ством сви­де­тель­ству­ет о том, что они в це­лом от­ве­ча­ют на­зна­че­нию ти­пич­но­го ар­мей­ско­го (флот­ско­го) шта­ба. Ис­хо­дя из это­го, а так­же из ро­ли и ме­ста в струк­ту­ре выс­ших ор­га­нов го­су­прав­ле­ния та­кую струк­ту­ру мож­но име­но­вать Ге­не­раль­ный штаб ин­фор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции (ГШИБ РФ)».

КООРДИНАЦИЯ, КО­ТО­РОЙ НЕ ХВА­ТА­ЕТ

Что те­перь со­би­ра­ют­ся про­ти­во­по­ста­вить Укра­и­на, НАТО, За­пад в це­лом, рос­сий­ско­му ги­брид­но­му на­ступ­ле­нию, ко­то­рое чем даль­ше, тем боль­ше ста­но­вит­ся креп­ким и сфо­ку­си­ро­ван­ным, по­ка еще не очень по­нят­но. Ко­неч­но, мож­но бы­ло бы уте­шать се­бя тем, что мы мно­го­го не зна­ем и где-то кто-то ак­тив­но ра­бо­та­ет. Но без­услов­ный экс­перт в во­про­сах на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти, Ев­ге­ний Мар­чук, преж­ний пре­мьер-ми­нистр Укра­и­ны и экс-ру­ко­во­ди­тель раз­ных си­ло­вых ве­домств, пря­мо спро­сил у участ­ни­ков па­нель­ной дис­кус­сии «Рос­сий­ская ги­брид­ная вой­на: кон­цеп­ция и ре­аль­ность»: кто в Укра­ине ко­ор­ди­ни­ру­ет де­я­тель­ность по про­ти­во­дей­стви­ям ин­фор­ма­ци­он­ным угро­зам?

Из от­ве­тов укра­ин­ских участ­ни­ков, сре­ди ко­то­рых был, в част­но­сти, и Алек­сандр Лит­ви­нен­ко, за­ме­сти­тель Сек­ре­та­ря Со­ве­та на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти и обо­ро­ны, ста­ло оче­вид­но, что ка­ко­го-то еди­но­го шта­ба по ин­фор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти, или че­го-то по­хо­же­го на него, у нас нет. По­это­му пред­ло­же­ние, ко­то­рое вы­ра­зил Ев­ге­ний Мар­чук от­но­си­тель­но фор­ми­ро­ва­ния струк­ту­ры, ко­то­рая бы обес­пе­чи­ва­ла на на­ци­о­наль­ном уровне ко­ор­ди­на­цию невоенных ме­ро­при­я­тий про­ти­во­дей­ствия рос­сий­ской агрес­сии, ка­жет­ся не толь­ко ак­ту­аль­ным, но и та­ким, ко­то­рое нуж­но бы­ло ре­а­ли­зо­вать еще че­ты­ре с по­ло­ви­ной го­да то­му на­зад. Впро­чем, как уже бы­ло ска­за­но вы­ше, «луч­ше позд­но, чем ни­ко­гда».

Кста­ти, по­ду­мать над этой иде­ей нуж­но не толь­ко Укра­ине. Из об­ще­ния па­не­ли­стов с участ­ни­ка­ми кон­фе­рен­ции, ко­то­рые за­да­ва­ли во­про­сы, со­зда­лось впе­чат­ле­ние, что и в НАТО нет та­ко­го цен­тра управ­ле­ния обо­ро­ной от угроз в ин­фор­ма­ци­он­ном и дру­гих невоенных сек­то­рах. На­вер­ное, сов­мест­ная де­я­тель­ность в рам­ках та­кой струк­ту­ры мог­ла бы стать дей­ствен­ной плат­фор­мой для по­вы­ше­ния эф­фек­тив­но­сти со­труд­ни­че­ства Укра­и­ны и Аль­ян­са в сфе­ре про­ти­во­дей­ствия рос­сий­ской ги­брид­ной агрес­сии, и, на­вер­ное, по ито­гам кон­фе­рен­ции бу­дут сфор­му­ли­ро­ва­ны и та­кие ре­ко­мен­да­ции. Но и здесь есть свое «но».

По­нят­но, как та­кая координация мо­жет ра­бо­тать в усло­ви­ях то­та­ли­та­риз­ма, дик­та­ту­ры, или в пу­тин­ской Рос­сии. Но как ко­ор­ди­ни­ро­вать ра­бо­ту ВСЕХ СФЕР ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ СТРА­НЫ, вклю­чи­тель­но с функ­ци­о­ни­ро­ва­ни­ем ки­бер­про­стран­ства и ра­бо­той ме­диа, на­прав­лять их в за­щи­ту от гибридных угроз в усло­ви­ях де­мо­кра­тии? Этот во­прос ка­жет­ся настоль­ко кон­цеп­ту­аль­ным, что, на­вер­ное, имен­но из-за от­сут­ствия пра­виль­но­го от­ве­та на него де­мо­кра­ти­че­ские стра­ны За­па­да до сих пор не смог­ли изоб­ре­сти эф­фек­тив­ный ре­цепт про­ти­во­дей­ствия ги­брид­ной агрес­сии Рос­сии как про­тив «Ближ­не­го За­ру­бе­жья», так и про­тив За­пад­но­го ми­ра.

На­та­лья ИЩЕНКО

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.