Как об­ма­ны­ва­ют ProZorro

Dengi - - Деньги - Па­вел Хар­ла­мов

Элек­трон­ные тен­де­ры да­ют бизнесу воз­мож­ность непло­хо за­ра­ба­ты­вать. И все бы хо­ро­шо, но в ProZorro то и де­ло про­ска­ки­ва­ют за­каз­чи­ки, ко­то­рые вся­че­ски пы­та­ют­ся под­та­со­вать усло­вия тен­де­ров и «про­та­щить» сво­их по­став­щи­ков. «День­ги» раз­би­ра­лись, ка­кие зло­упо­треб­ле­ния встре­ча­ют­ся в гос­за­куп­ках и как с ни­ми бо­роть­ся.

ВМи­ни­стер­стве эко­но­мраз­ви­тия и тор­гов­ли очень до­воль­ны ра­бо­той си­сте­мы гос­за­ку­пок ProZorro. За год, с ав­гу­ста 2016-го по ав­густ 2017-го, все го­стен­де­ры про­во­дят­ся ис­клю­чи­тель­но че­рез ProZorro, ко­ли­че­ство за­каз­чи­ков воз­рос­ло с 9,3 до 27,4 тыс., участ­ни­ков – с 30 до 115,4 тыс., об­щая сум­ма объ­яв­лен­ных тор­гов по со­сто­я­нию на 31 ав­гу­ста 2017 го­да до­стиг­ла 725 млрд. грн. А гос­бюд­жет бла­го­да­ря ProZorro сэко­но­мил за год свы­ше 19 млрд. грн. – ес­ли сле­до­вать ло­ги­ке устро­и­те­лей, ко­то­рые вы­счи­ты­ва­ют эко­но­мию как раз­ни­цу меж­ду мак­си­му­мом за­яв­лен­ных цен и це­ной ко­неч­ной сдел­ки. Но то, что хо­ро­шо смот­рит­ся в циф­рах, не так ра­дуж­но вы­гля­дит со сто­ро­ны пред­при­ни­ма­те­лей, ко­то­рые при­ни­ма­ют уча­стие в тен­де­рах. Бе­з­услов­но, по­сле лик­ви­да­ции «ста­рой» кор­руп­ци­он­ной си­сте­мы гос­за­ку­пок, ко­то­рая не име­ла ни­че­го об­ще­го с кон­ку­рент­ны­ми тор­га­ми, пе­ред ма­лым и сред­ним биз­не­сом от­крыл­ся огром­ный ры­нок. На этом рын­ке в ро­ли за­каз­чи­ка вы­сту­па­ет го­су­дар­ство с его по­чти неогра­ни­чен­ны­ми фи­нан­со­вы­ми воз­мож­но­стя­ми (см. «День­ги» № 346 от 20 ап­ре­ля 2017 го­да). Тем не ме­нее, да­же элек­трон­ная си­сте­ма, ко­то­рая по идее из­бав­ле­на от руч­но­го вме­ша­тель­ства, несо­вер­шен­на. Она по-преж­не­му име­ет ла­зей­ки для зло­упо­треб­ле­ний и под­та­со­вы­ва­ния ре­зуль­та­тов тен­де­ров. При этом пра­ва участ­ни­ков за­щи­ще­ны очень сла­бо.

Как на ла­до­ни

Ес­ли срав­ни­вать он­лайн-за­куп­ки с «бу­маж­ны­ми», то пре­иму­ще­ства на­ли­цо. Глав­ный плюс в том, что все пуб­лич­но и про­зрач­но. Лю­бой же­ла­ю­щий мо­жет за­ре­ги­стри­ро­вать­ся на од­ной из 19 тор­го­вых пло­ща­док, ко­то­рые при­со­еди­не­ны к ProZorro (пол­ный спи­сок здесь: prozorro.gov. ua/majdanchiki-prozorro), и сле­дить за тем, как про­хо­дят аук­ци­о­ны. Бла­го­да­ря это­му по­пыт­ки ма­хи­на­ций на ви­ду. Кро­ме то­го, тен­де­ры про­во­дят­ся по стан­дар­ти­зи­ро­ван­ной про­це­ду­ре. Сна­ча­ла пуб­ли­ку­ет­ся объ­яв­ле­ние, ко­то­рое ока­зы­ва­ет­ся на всех тор­го­вых пло­щад­ках-парт­не­рах ProZorro. В усло­ви­ях тен­де­ра со­дер­жат­ся тех­ни­че­ские тре­бо­ва­ния к пред­ме­ту за­куп­ки, ква­ли­фи­ка­ци­он­ные тре­бо­ва­ния к по­тен­ци­аль­ным участ­ни­кам, пе­ре­чень необ­хо­ди­мых до­ку­мен­тов, в том чис­ле шаб­лон до­го­во­ра, ко­то­рый за­каз­чик под­пи­сы­ва­ет с по­бе­ди­те­лем. По­сле ре­ги­стра­ции участ­ни­ки мо­гут об­ра­щать­ся к за­каз­чи­ку с во­про­са­ми и уточ­не­ни­я­ми. На по­след­нем эта­пе про­во­дит­ся аук­ци­он, ком­па­ния, пред­ло­жив­шая наи­луч­шую це­ну, становится по­бе­ди­те­лем и про­хо­дит ква­ли­фи­ка­цию. То есть про­вер­ку на со­от­вет­ствие тре­бо­ва­ни­ям за­каз­чи­ка. И ес­ли ока­жет­ся, что по­бе­ди­тель, ска­жем, не име­ет обо­ру­до­ва­ния для про­из­вод­ства тре­бу­е­мо­го про­дук­та, его дис­ква­ли­фи­ци­ру­ют. Еще од­но важ­ное от­ли­чие в том, что недо­воль­ный участ­ник, за­по­до­зрив­ший ма­хи­на­ции, впра­ве оспо­рить ито­ги тор­гов. Ес­ли речь идет о до­по­ро­го­вых за­куп­ках (то­ва­ров на сум­му до 200 тыс. грн. и услуг до 1,5 млн. грн.), мож­но об­ра­тить­ся непо­сред­ствен­но к за­каз­чи­ку, из­ло­жив суть пре­тен­зий. При сверх­по­ро­го­вых за­куп­ках ал­го­ритм дей­ствий несколь­ко слож­нее. Необ­хо­ди­мо по­да­вать жа­ло­бу в Ан­ти­мо­но­поль­ный ко­ми­тет, ко­то­рый рас­смат­ри­ва­ет ее в те­че­ние 15 дней. Сам же тен­дер за­мо­ра­жи­ва­ет­ся, и за­каз­чик не смо­жет за­клю­чить до­го­вор с по­бе­ди­те­лем, по­ка не устра­нит на­ру­ше­ния (ко­неч­но, ес­ли АМКУ эти на­ру­ше­ния при­зна­ет).

Дай­те жа­лоб­ную кни­гу

Клю­че­вой недо­ста­ток си­сте­мы ProZorro в том, что ос­нов­ным кри­те­ри­ем от­бо­ра по­бе­ди­те­ля яв­ля­ет­ся це­на. Это поз­во­ля­ет недоб­ро­со­вест­ным участ­ни­кам с по­мо­щью дем­пин­га об­хо­дить кон­ку­рен­тов. «У нас был опыт, ко­гда при про­ве­де­нии тор­гов с ожи­да­е­мой сто­и­мо­стью 2,3 млн. грн. по­бе­дил участ­ник, пред­ло­жив­ший це­ну в 600 тыс. грн. Хо­тя оче­вид­но, что за эту сто­и­мость пре­до-

Тех­ни­че­ские тре­бо­ва­ния к пред­ме­ту за­куп­ки и ква­ли­фи­ка­ци­он­ные тре­бо­ва­ния к по­тен­ци­аль­ным участ­ни­кам – ин­стру­мен­ты обо­ю­до­ост­рые. За счет них – наи­боль­шее чис­ло ма­ни­пу­ля­ций. Но они же пре­се­ка­ют необос­но­ван­ный дем­пинг

ста­вить необ­хо­ди­мый сер­вис невоз­мож­но. Нас­коль­ко нам из­вест­но, по­бе­ди­тель так и не вы­пол­нил взя­тые на се­бя обя­за­тель­ства, а за­каз­чик не смог во­вре­мя ре­а­ли­зо­вать свой про­ект», – рассказывает Ни­ко­лай Да­ви­ден­ко, ди­рек­тор по раз­ви­тию кор­по­ра­тив­но­го сег­мен­та ком­па­нии «Укр­те­ле­ком». Боль­шой ми­нус и в том, что до­по­ро­го­вые за­куп­ки в от­дель­ных слу­ча­ях мо­гут про­во­дить­ся без кон­кур­са. За­каз­чик сам ре­ша­ет, объ­яв­лять тен­дер или за­клю­чить до­го­вор с кон­крет­ным по­став­щи­ком. «Это преду­смот­ре­но для за­ку­пок, ко­то­рые про­во­дить че­рез аук­ци­он неце­ле­со­об­раз­но. На­при­мер, сроч­ные тен­де­ры при ава­ри­ях, за­куп­ки на неболь­шие сум­мы. Но, к со­жа­ле­нию, есть та­кие за­каз­чи­ки, ко­то­рые умыш­лен­но 99% сво­их «до­по­ро­гов» за­кры­ва­ют от­че­та­ми о за­клю­чен­ных до­го­во­рах, без кон­кур­са», – объ­яс­ня­ет Ва­си­лий За­двор­ный, ру­ко­во­ди­тель си­сте­мы ProZorro. При­чем с точ­ки зре­ния за­ко­но­да­тель­ства все «чи­сто». Но из-за та­ко­го под­хо­да биз­нес ли­ша­ет­ся за­ра­бот­ка. Об­жа­ло­ва­ние тен­де­ров то­же не па­на­цея. В ProZorro утвер­жда­ют, что да­же в слу­чае при­зна­ния жа­ло­бы обос­но­ван­ной, ви­нов­ник не обя­зан устра­нять на­ру­ше­ния. То есть для до­по­ро­го­вых за­ку­пок эф­фек­тив­ные ин­стру­мен­ты вли­я­ния на недоб­ро­со­вест­ных за­каз­чи­ков от­сут­ству­ют. С жа­ло­ба­ми в АМКУ то­же не все про­сто. Во-пер­вых, за их по­да­чу пла­тит оби­жен­ный участ­ник: 5 тыс. грн., ес­ли тен­дер ка­сал­ся то­ва­ров и услуг, и 15 тыс. грн., ес­ли про­во­ди­лась за­куп­ка ра­бот. И эти день­ги ему ни­кто не вер­нет. Во-вто­рых, пусть АМКУ и при­зна­ет ре­зуль­та­ты тен­де­ра недей- стви­тель­ны­ми, но это аб­со­лют­но не ме­ша­ет за­каз­чи­ку объ­явить но­вый аук­ци­он и сно­ва про­ве­сти его с на­ру­ше­ни­я­ми. Кста­ти, по дан­ным ProZorro, за все вре­мя ра­бо­ты си­сте­мы бы­ло по­да­но по­чти 24 ты­ся­чи тре­бо­ва­ний и жа­лоб. Из них удо­вле­тво­ре­но 7,7 тыс., что со­став­ля­ет лишь око­ло 33% всех об­ра­ще­ний в АМКУ. «Да и да­ле­ко не у всех ком­па­ний есть фи­нан­со­вые ре­сур­сы на то, что­бы жа­ло­вать­ся. Для них по­доб­ные тор­ги за­ча­стую за­кан­чи­ва­ют­ся ни­чем. Все-та­ки по­беж­да­ет «свой» по­став­щик, и ре­ше­ние не оспа­ри­ва­ет­ся», – при­во­дит при­мер Алек­сандр Соколовский, пре­зи­дент все­укра­ин­ско­го объ­еди­не­ния ра­бо­то­да­те­лей «Укр­лег­пром». Ну а для то­го, что­бы при­влечь на­ру­ши­те­лей к от­вет­ствен­но­сти по всей стро­го­сти за­ко­на, при­дет­ся об­ра­щать­ся в суд. Но и здесь нет ни­ка­ких га­ран­тий. «По­ка су­ды рас­смат­ри­ва­ют спо­ры, тен­дер мо­жет быть

от­ме­нен во­об­ще и про­ве­ден за­но­во с та­ки­ми усло­ви­я­ми, по ко­то­рым сто­ро­на, об­жа­лу­ю­щая его ре­зуль­та­ты, не смо­жет вы­иг­рать в прин­ци­пе», – пре­ду­пре­жда­ет Вик­тор Мо­роз, управ­ля­ю­щий парт­нер ад­во­кат­ско­го объ­еди­не­ния Suprema Lex.

Го­нят в шею

Ино­гда до­хо­дит и до от­кро­вен­ных ма­хи­на­ций. И бе­да в том, что от­сле­дить их в об­щей мас­се тен­де­ров – непро­стая за­да­ча. «Еже­днев­но в си­сте­ме объ­яв­ля­ет­ся до 3–4 тыс. за­ку­пок раз­лич­ных ти­пов, что услож­ня­ет мо­ни­то­ринг», – объ­яс­ня­ет Ва­си­лий За­двор­ный. На­при­мер, по­пу­ляр­ная улов­ка – дис­ква­ли­фи­ка­ция участ­ни­ков по фор­маль­ным и на­ду­ман­ным при­чи­нам. Все для то­го, что­бы по­бе­ду одер­жал кон­крет­ный по­став­щик. При­чем неза­ви­си­мо от це­ны, ко­то­рую он пред­ло­жил. При­чин для дис­ква­ли­фи­ка­ции мо­жет быть мас­са: от­сут­ствие ка­кой-то важ­ной «бу­маж­ки», неудо­вле­тво­ри­тель­ное ка­че­ство проб­ной пар­тии про­дук­ции и т. д. Неред­ко усло­вия тен­де­ра про­пи­сы­ва­ют­ся под кон­крет­но­го по­став­щи­ка. Ска­жем, за­каз­чик хо­чет за­ку­пить пар­тию ав­то­мо­би­лей. Он ука­зы­ва­ет их спе­ци­фи­ка­ции та­ким об­ра­зом, что про­из­ве­сти или осу­ще­ствить по­став­ку транс­порт­ных средств мо­жет толь­ко кон­крет­ная ком­па­ния. «У нас был слу­чай, ко­гда од­ним из кри­те­ри­ев от­бо­ра бы­ло на­ли­чие про­из­вод­ствен­ных мощ­но­стей в ра­ди­у­се не бо­лее 15 км от ме­ста по­став­ки. Хо­чешь вы­иг­рать тен­дер – пе­ре­не­си свое про­из­вод­ство бли­же к за­каз­чи­ку», – го­во­рит Алек­сандр Соколовский.

Хит­ро­сти грам­ма­ти­ки

Мно­гие ком­па­нии ма­ни­пу­ли­ру­ют пе­реч­нем до­ку­мен­тов, тре­буя очень спе­ци­фи­че­ские справ­ки, сер­ти­фи­ка­ты и ли­цен­зии, ли­бо про­сто остав­ляя за со­бой пра­во про­сить все но­вые и но­вые бу­маж­ки. «Вплоть до то­го, что в усло­ви­ях тор­гов есть пункт «предо­ста­вить ко­пию пас­пор­та», ко­то­рый мо­жет зна­чить что угод­но – ко­пию пер­вой и вто­рой стра­ни­цы или всех под­ряд. И вот та­кие раз­мы­тые фор­му­ли­ров­ки по­том ста­но­вят­ся при­чи­ной дис­ква­ли­фи­ка­ции», – рассказывает Еле­на Пар­фе­нюк, ру­ко­во­ди­тель де­пар­та­мен­та раз­ви­тия го­су­дар­ствен­ных за­ку­пок тор­го­вой пло­щад­ки Zakupki. Prom.ua. Не­ко­то­рые за­каз­чи­ки при­бе­га­ют к бо­лее ис­кус­ным ухищ­ре­ни­ям. На­при­мер, раз­ме­ща­ют объ­яв­ле­ние так, что­бы в сво­бод­ном по­ис­ке по ба­зе ProZorro его бы­ло очень слож­но об­на­ру­жить. Это­го мож­но до­бить­ся, ес­ли до­пус­кать грам­ма­ти­че­ские ошиб­ки, вы­би­рать за­ву­а­ли­ро­ван­ное на­зва­ние тен­де­ра и по­ме­щать его в непра­виль­ную ка­те­го­рию. До­воль­но по­пу­ляр­ная прак­ти­ка – ма­ни­пу­ля­ция це­ной для от­се­че­ния мак­си­маль­но­го чис­ла доб­ро­со­вест­ных участ­ни­ков. «Про­ис­хо­дит ис­кус­ствен­ное за­ни­же­ние сто­и­мо­сти за­куп­ки од­ним из участ­ни­ков, с ко­то­рым в даль­ней­шем по­про­сту за­клю­ча­ют­ся до­пол­ни­тель­ные до­го­во­ра об уве­ли­че­нии сто­и­мо­сти», – рассказывает Алек­сандр Тре­тья­ков, стар­ший юрист юри­ди­че­ской фир­мы «Ан­ти­ка». По­став­щи­ки стал­ки­ва­ют­ся со слож­но­стя­ми и по­сле по­бе­ды в тор­гах: за­каз­чик на­чи­на­ет «про­дав­ли­вать» но­вые усло­вия до­го­во­ра, тре­бу­ет еще боль­ше сни­зить сто­и­мость то­ва­ров или услуг, не хо­чет вно­сить пред­опла­ту и т.д. И ес­ли по­бе­ди­тель от­ка­зы­ва­ет­ся ид­ти на­встре­чу, это за­кан­чи­ва­ет­ся дис­ква­ли­фи­ка­ци­ей, а вме­сто него за­каз­чик вы­би­ра­ет «нуж­ную» ком­па­нию или объ­яв­ля­ет но­вый тен­дер.

Ноч­ной до­зор

И все же, бо­роть­ся со зло­упо­треб­ле­ни­я­ми в сфе­ре гос­за­ку­пок ре­аль­но. Для это­го еще осе­нью 2016 го­да был за­пу­щен мо­ни­то­рин­го­вый пор­тал DoZorro (dozorro.org). Он пред­на­зна­чен для то­го, что­бы ак­ку­му­ли­ро­вать от­зы­вы о тен­де­рах и за­каз­чи­ках. «На DoZorro свой от­зыв мо­жет оста­вить лю­бой, кто уви­дел на­ру­ше­ния в тен­де­ре», – уве­ря­ет Еле­на Пар­фе­нюк. На­при­мер, толь­ко за пер­вый ме­сяц су­ще­ство­ва­ния DoZorro бы­ли най­де­ны на­ру­ше­ния в 70% тен­де­ров. Кро­ме то­го, со вре­ме­нем в DoZorro был до­бав­лен Ин­декс луч­ших прак­тик. Это свое­об­раз­ный рей­тинг за­каз­чи­ков в ProZorro, ко­то­рый поз­во­ля­ет ви­деть по­став­щи­кам, ка­кое из гос­учре­жде­ний пы­та­ет­ся огра­ни­чить кон­ку­рен­цию в тор­гах или услож­нить бизнесу уча­стие в тен­де­рах, а кто на­обо­рот – от­кры­то и ка­че­ствен­но про­во­дит про­це­ду­ры. Ин­декс оце­ни­ва­ет за­каз­чи­ков по 50 ин­ди­ка­то­рам. Так­же в рам­ках DoZorro за­пу­ще­на си­сте­ма риск-ин­ди­ка­то­ров, с по­мо­щью ко­то­рой мож­но вы­яв­лять тен­де­ры, где су­ще­ству­ет риск зло­упо­треб­ле­ний или огра­ни­че­ния кон­ку­рен­ции. Но, что са­мое важ­ное, DoZorro дей­стви­тель­но по­мо­га­ет оспа­ри­вать сом­ни­тель­ные тен­де­ры. На­при­мер, скан­даль­ный тен­дер по за­куп­ке 635 вне­до­рож­ни­ков Mitsubishi Outlander PHEV для На­ци­о­наль­ной по­ли­ции на сум­му око­ло 959 млн. грн. был пе­ре­смот­рен имен­но бла­го­да­ря от­зы­ву на DoZorro. В ито­ге, де­ло до­шло до то­го, что в эту си­ту­а­цию вме­шал­ся ми­нистр МВД Ар­сен Ава­ков, и по­став­щи­ка ав­то­мо­би­лей обя­за­ли вер­нуть в бюд­жет 124 млн. грн. По­хо­жая си­ту­а­ция свя­за­на и с Ки­ев­ским мет­ро­по­ли­те­ном, ко­то­рый объ­явил тен­дер по за­куп­ке ко­лес для ва­го­нов мет­ро по­чти на 10,5 млн. грн. К тор­гам бы­ло до­пу­ще­но все­го два участ­ни­ка. В ито­ге, по­сле от­зы­ва на DoZorro, за­каз­чик при­знал тен­дер непра­во­мер­ным и ан­ну­ли­ро­вал его ре­зуль­та­ты. «Тем не ме­нее, в пер­спек­ти­ве хо­те­лось бы ви­деть до­пол­ни­тель­ный го­су­дар­ствен­ный кон­троль вы­пол­не­ния усло­вий тор­гов и ква­ли­фи­ка­ци­он­ных тре­бо­ва­ний. Кро­ме то­го, нуж­но пе­ре­смат­ри­вать ме­ха­низм по­да­чи жа­лоб, так как на дан­ный мо­мент он силь­но огра­ни­чи­ва­ет воз­мож­но­сти для ма­ло­го биз­не­са по от­ста­и­ва­нию сво­их прав», – счи­та­ет Ни­ко­лай Да­ви­ден­ко.

Ма­ло­му бизнесу очень слож­но оспа­ри­вать ре­зуль­та­ты непро­зрач­ных тен­де­ров. Ведь за­каз­чик мо­жет про­сто иг­но­ри­ро­вать пре­тен­зии. Но да­же ес­ли де­ло дой­дет до АМКУ – опла­та жа­ло­бы пол­но­стью ло­жит­ся на пле­чи пред­при­ни­ма­те­ля

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.