ЯРЕМЕНКО О. Л.

Economy of Ukraine (Russian) - - Содержание - О. Л. ЯРЕМЕНКО, про­фес­сор, док­тор эко­но­ми­че­ских на­ук, ве­ду­щий на­уч­ный со­труд­ник от­де­ла эко­но­ми­че­ской тео­рии ГУ “Ин­сти­тут эко­но­ми­ки и про­гно­зи­ро­ва­ния НАН Укра­и­ны” (Ки­ев)

– Гло­баль­ные дис­ба­лан­сы и новый про­тек­ци­о­низм: ин­сти­ту­ци­о­наль­ная ги­по­те­за

До­ка­зан за­ко­но­мер­ный ха­рак­тер из­ме­не­ний во внеш­не­эко­но­ми­че­ском по­зи­цио ни­ро­ва­нии США под воз­дей­стви­ем гло­баль­ных дис­ба­лан­сов. По­ка­за­но, что часть при­чин обостре­ния тор­го­вых, фи­нан­со­вых и гео­эко­но­ми­че­ских дис­ба­лан­сов и кон­флик­тов ле­жит в цен­ност­но ин­сти­ту­ци­о­наль­ной плос­ко­сти. “Новый про­тек ци­о­низм” трак­ту­ет­ся как по­пыт­ка США вос­ста­но­вить по­тен­ци­ал субъ­ект­но­сти, что вы­гля­дит как про­яв­ле­ние ис­то­ри­че­ско­го ин­стинк­та са­мо­со­хра­не­ния. Об ос­но­ван вы­вод, что но­вая мо­дель гло­ба­ли­за­ции про­дол­жит про­цес­сы углуб­ле ния по­ло­жи­тель­ной вза­и­мо­за­ви­си­мо­сти, но на ос­но­ве су­ве­рен­ной иден­тич­нос ти и со­ци­аль­ной от­вет­ствен­но­сти на­ци­о­наль­ных го­су­дарств.

сте­мы, в том чис­ле для Аме­ри­ки. Как ука­за­но в об­суж­да­е­мом До­кла­де, ли бе­ра­ли­за­ция меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли за по­след­ние де­ся­ти­ле­тия при­ве­ла в США к по­те­ре ра­бо­чих мест и упад­ку тех шта­тов, в ко­то­рых тра­ди­ци­он­но кон­цен­три­ро­ва­лась про­мыш­лен­ная мощь стра­ны. Ожи­да­ния от­но­си­тель­но даль­ней­шей ди­на­ми­ки на­ци­о­наль­ной про­из­во­ди­тель­но­сти в США неуте ши­тель­ны: ре­аль­ный ВВП на ду­шу на­се­ле­ния в бли­жай­шее де­ся­ти­ле­тие бу дет рас­ти в сред­нем на 1%, а за 1 ра­бо­чий час – на 1,4% [1].

Тра­ек­то­рия движения в те­пе­реш­нем ви­де сти­хий­но ве­дет США к по­те­ре по­зи­ций не толь­ко как глав­но­го субъ­ек­та гло­ба­ли­за­ции, но и как та­ко­во­го в це­лом, по­сколь­ку имен­но они пер­вы­ми стал­ки­ва­ют­ся с яв­ле­ни­ем ис­то­ри­че ско­го ха­о­са. То, что се­го­дня до­ста­точ­но услов­но отож­деств­ля­ют с “но­вым про тек­ци­о­низ­мом”, – это по­пыт­ка США по­чув­ство­вать по­тен­ци­ал и гра­ни­цы сво­ей субъ­ект­но­сти, что вы­гля­дит как про­яв­ле­ние ис­то­ри­че­ско­го ин­стинк­та са­мо­со­хра­не­ния.

Непо­сред­ствен­ная при­чи­на кри­зис­ных яв­ле­ний – на­коп­лен­ные дис­ба лан­сы в рас­пре­де­ле­нии ре­сур­сов и эко­но­ми­че­ской вла­сти в ми­ро­вой эко­но ми­ке. Об их мас­шта­бах го­во­рят сле­ду­ю­щие фак­ты. В 2016 г., по оцен­кам спе ци­а­ли­стов, ми­ро­вой ВВП по па­ри­те­ту по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти со­ста вил 119,4 трлн. дол. В то же вре­мя по но­ми­наль­но­му кур­су на­ци­о­наль­ных ва­лют он оце­ни­вал­ся в 75,7 трлн. дол. ВВП США в 2016 г. до­стиг 18,56 трлн. дол., сле­до­ва­тель­но, в пер­вом слу­чае он ра­вен 15,8%, а во вто­ром – 24,5% ми­ро­во­го ВВП , то есть раз­рыв со­ста­вил бо­лее 1/3. Речь идет не о ста­ти­сти чес­ких по­греш­но­стях или ошиб­ках, а о на­гляд­ном фун­да­мен­таль­ном рас хож­де­нии меж­ду важ­ней­ши­ми по­ка­за­те­ля­ми струк­ту­ры рас­пре­де­ле­ния эко но­ми­че­ской вла­сти в ми­ре. Дей­ству­ю­щие ме­ха­низ­мы при­ня­тия важ­ных для эко­но­ми­ки боль­шин­ства стран ре­ше­ний фак­ти­че­ски отож­деств­ля­ют­ся с но­ми­наль­ной струк­ту­рой, хо­тя рас­пре­де­ле­ние квот в МВФ фор­маль­но бли же к па­ри­тет­ным по­ка­за­те­лям.

Невоз­мож­ность функ­ци­о­ни­ро­ва­ния го­су­дарств и их фи­нан­со­вых си стем по дей­ству­ю­щей си­сте­ме ин­сти­ту­ци­о­наль­но­го (ле­ги­тим­но­го) рас­пре де­ле­ния вла­сти и пол­но­мо­чий про­яв­ля­ет­ся в бес­пре­це­дент­ном ро­сте за­дол жен­но­сти – как внут­рен­ней, так и внеш­ней. Внут­рен­ний долг стран ми­ра в 2016 г. со­ста­вил 85 трлн. дол., то есть за год уве­ли­чил­ся по­чти на 5%. Го­су дар­ствен­ный долг в ми­ре до­стиг в 2016 г. 60,3% ВВП, то есть вы­рос на 1,6 про­цент­но­го пунк­та . Это озна­ча­ет, что го­су­дар­ство как ин­сти­тут пре­тен ду­ет на боль­ший мас­сив об­ще­ствен­ных ре­сур­сов, неже­ли это раз­ре­ше­но дей ству­ю­щи­ми нор­ма­ми. Ин­сти­ту­ци­о­наль­ные пра­ви­ла по по­лу­че­нию и рас­хо до­ва­нию средств го­су­дар­ством яв­ля­ют­ся од­ной из глав­ных со­став­ля­ю­щих об­ще­ствен­но­го до­го­во­ра (contract social). Из за на­ру­ше­ния ба­лан­са ис­точ ни­ков фи­нан­си­ро­ва­ния го­су­дар­ство му­ти­ру­ет: боль­ше вни­ма­ния уде­ля­ет­ся от­вет­ствен­но­сти перед кре­ди­то­ра­ми, в том чис­ле внеш­ни­ми, и мень­ше – перед на­ло­го­пла­тель­щи­ка­ми. Это при­во­дит к раз­мы­ва­нию су­ве­ре­ни­те­та.

* **

* The World Factbook / Central Intelligence Agency [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://www.cia.gov/library/publications/the world factbook/geos/us.html.

** Там же.

Сле­до­ва­тель­но, со­от­вет­ству­ю­щие со­став­ля­ю­щие об­ще­ствен­но­го до­го­во­ра тре­бу­ют пе­ре­смот­ра.

Со­во­куп­ный внеш­ний долг стран ми­ра до­стиг в 2016 г. 75,74 трлн. дол. и про­дол­жа­ет рас­ти на фоне спа­да ми­ро­во­го экс­пор­та на 4% в год (в том чис­ле в Ки­тае – на 7,7%). Это озна­ча­ет, что воз­мож­но­сти об­слу­жи­ва­ния это­го дол­га сужа­ют­ся. Гло­баль­ный ле­веридж не обес­пе­чен гло­баль­ны­ми ак­ти­ва­ми и тем па­ми экс­пор­та, что сви­де­тель­ству­ет о быст­ром ро­сте гло­баль­но­го дол­го­во­го рис­ка. Дол­го­вая гло­ба­ли­за­ция со­дер­жит в се­бе неиз­беж­ность фи­нан­со­вых кри­зи­сов и тор­го­вых войн.

Обыч­но в эко­но­ми­че­ской ли­те­ра­ту­ре речь идет о дис­ба­лан­сах ми­ро­вой тор­гов­ли и фи­нан­со­вых дис­ба­лан­сах. Тео­ре­ти­че­ские под­хо­ды к гло­баль­ным дис­ба­лан­сам мож­но услов­но раз­де­лить на две боль­шие груп­пы: 1) эк­зо­ген ный под­ход; 2) эн­до­ген­ный под­ход. Пер­вая груп­па пред­став­ле­на та­ки­ми ис сле­до­ва­те­ля­ми, как П. Круг­ман [2], О. Блан­шар [3], А. Фер­ре­ро [4], А. Легг и Н. Пра­сад [5]. В со­от­вет­ствии с та­ким под­хо­дом, при­чи­ны дис­ба­лан­сов свя за­ны с ошиб­ка­ми по­ли­ти­ки и те­ку­щи­ми от­кло­не­ни­я­ми в функ­ци­о­ни­ро­ва нии гло­баль­ных рын­ков. Пу­ти пре­одо­ле­ния дис­ба­лан­сов ле­жат в плос­ко­сти бо­лее пол­ной ко­ор­ди­на­ции меж­ду­на­род­но­го со­труд­ни­че­ства в гло­баль­ном мас­шта­бе, со­вер­шен­ство­ва­ния ре­гу­ля­тор­ных прак­тик и бо­лее чет­ко­го сог­ла со­ва­ния дей­ствий меж­ду­на­род­ных и на­ци­о­наль­ных фи­нан­со­вых ин­сти­ту­тов.

Сто­рон­ни­ки аль­тер­на­тив­ной – эн­до­ген­ной – трак­тов­ки гло­баль­ных дис ба­лан­сов счи­та­ют, что эти дис­ба­лан­сы нераз­рыв­но свя­за­ны с фи­нан­со­вы­ми ме­ха­низ­ма­ми гло­ба­ли­за­ции, и преж­де все­го – с кре­дит­ной экс­пан­си­ей и глу бо­ки­ми ин­сти­ту­ци­о­наль­но струк­тур­ны­ми изъ­я­на­ми, ко­то­рые невоз­мож­но преодолеть в крат­ко­сроч­ной пер­спек­ти­ве. Та­ко­го под­хо­да при­дер­жи­ва­ют­ся М. Обст­фельд и К. Ро­гофф [6], К. Бо­рио [7], В. Ге­ец [8], А. Гри­цен­ко [8; 9], В. Си­ден­ко [10], Т. Ар­тё­мо­ва [11], О. Белорус [12]. На наш взгляд, це­ле­со­об раз­нее на­чи­нать с вы­яв­ле­ния глу­бин­ных при­чин для дис­ба­лан­сов и раз­ры вов, что­бы по­том уже пе­ре­хо­дить к ана­ли­зу воз­мож­но­стей по­ли­ти­ки по их пре­одо­ле­нию.

Необ­хо­ди­мо обос­но­вать це­ле­со­об­раз­ность вклю­че­ния в тео­ре­ти­че­ский ана­лиз гло­баль­ных дис­ба­лан­сов ин­сти­ту­ци­о­наль­ной со­став­ля­ю­щей про­цес сов гло­ба­ли­за­ции в ее наи­бо­лее об­щем по­ни­ма­нии – как си­сте­мы пра­вил и норм, сни­жа­ю­щих неопре­де­лен­ность ре­ше­ний и их по­след­ствий в усло­ви­ях гло­баль­ной кон­фликт­но­сти и фун­да­мен­таль­ных из­ме­не­ний.

Важ­ной ха­рак­те­ри­сти­кой со­вре­мен­но­го со­сто­я­ния об­ществ и хо­зяй ствен­ных си­стем яв­ля­ют­ся про­цес­сы цен­ност­ной де­струк­ции, из­ме­не­ния цен­ност­ных ори­ен­ти­ров общества. Это не слу­чай­но, по­сколь­ку без опре­де лен­ной ней­тра­ли­за­ции цен­ност­но­го им­му­ни­те­та невоз­мож­но быст­ро сог­ла со­вать важ­ные стан­дар­ты и нор­мы по­ве­де­ния в гло­баль­ном ре­сурс­ном про стран­стве. Да­же та­кой адепт быст­рой гло­ба­ли­за­ции со­вре­мен­но­го общества, как Ф. Фу­ку­я­ма, был вы­нуж­ден от­ме­тить на­ли­чие двух раз­ных иден­тич­нос тей в со­вре­мен­ных Со­еди­нен­ных Шта­тах Аме­ри­ки – но­вой про­грес­сив­ной иден­тич­но­сти, в ка­че­стве сим­во­лов ко­то­рой вы­сту­па­ют то­ле­рант­ность, по лит­кор­рект­ность, сво­бод­ный выбор цен­но­стей, гло­баль­ная сво­бо­да дви­же

ния идей, лю­дей и ста­рой тра­ди­ци­он­ной иден­тич­но­сти, хри­сти­ан­ской по сво­е­му про­ис­хож­де­нию, ко­то­рая ба­зи­ру­ет­ся на тру­де, се­мье, лич­ной от­вет ствен­но­сти че­ло­ве­ка перед Бо­гом.

Цен­ност­ная де­струк­ция при­во­дит к уско­ре­нию сра­бо­тан­но­сти ин­сти­ту тов, что при­бли­жа­ет де­жур­ную вол­ну ин­сти­ту­ци­о­наль­ных пе­ре­стро­ек с не опре­де­лен­ны­ми ре­зуль­та­та­ми. М. Тве­ну при­пи­сы­ва­ют сло­ва: “Ис­то­рия не по вто­ря­ет­ся, она риф­му­ет­ся”. Со­дер­жа­ние ин­сти­ту­ци­о­наль­ных пе­ре­стро­ек мо жет “риф­мо­вать­ся” с вол­ной эта­ти­за­ции ин­ду­стри­аль­ных эко­но­мик 20–30 х го­дов ХХ в. (вплоть до то­та­ли­тар­ных прак­тик) в усло­ви­ях глу­бо­кой кон­фликт но­сти, ин­тен­сив­но­го пе­ре­рас­пре­де­ле­ния эко­но­ми­че­ской вла­сти, от­но­си­тель но­го сни­же­ния ро­ли кри­те­рия эф­фек­тив­но­сти в поль­зу кри­те­ри­ев субъ­ект но­сти и иден­тич­но­сти.

В усло­ви­ях глу­бо­ко­го кри­зи­са гло­баль­но­го раз­ви­тия изу­че­ние фе­но ме­нов цен­ност­но ин­сти­ту­ци­о­наль­ной де­струк­ции и вли­я­ний со­ци­аль­ной неопре­де­лен­но­сти на фун­да­мен­таль­ные ори­ен­ти­ры общества име­ет важ ное зна­че­ние для обос­но­ва­ния на­ци­о­наль­но­го стра­те­ги­че­ско­го вы­бо­ра. В со­вре­мен­ной ин­сти­ту­ци­о­наль­ной на­у­ке сло­жи­лись опре­де­лен­ные под­хо ды к тео­ре­ти­че­ско­му мо­де­ли­ро­ва­нию неопре­де­лен­но­сти эко­но­ми­че­ской эво­лю­ции за счет при­вле­че­ния дан­ных со­вре­мен­но­го при­ро­до­ве­де­ния, вклю­чая ре­ля­ти­вист­ские под­хо­ды и тер­мо­ди­на­ми­ку слож­ных си­стем. Та кое рас­ши­ре­ние поз­во­ли­ло при­об­щить к су­ще­ству­ю­щим фак­то­рам функ ци­о­ни­ро­ва­ния и эво­лю­ции ин­сти­ту­тов их ин­фор­ма­ци­он­ные ха­рак­те­рис ти­ки и воз­мож­но­сти.

Боль­шой интерес пред­став­ля­ют со­вре­мен­ные при­клад­ные ис­сле­до­ва ния вли­я­ния фак­то­ров неопре­де­лен­но­сти на ди­на­ми­ку гло­баль­ных фи­нан со­вых рын­ков, ин­ве­сти­ций и эф­фек­тив­ность ре­гу­ля­тор­ной по­ли­ти­ки го­су дарств [13; 14; 15; 16]. Ме­то­до­ло­ги­че­ская цен­ность та­ко­го под­хо­да за­клю­ча ет­ся в том, что по­яв­ля­ет­ся ре­аль­ная воз­мож­ность фик­си­ро­вать новые эф­фек­ты и про­яв­ле­ния неопре­де­лен­но­сти в кон­тек­сте нере­а­ли­зо­ван­ных ожи­да­ний, гло­баль­ных тех­но­ло­ги­че­ских и струк­тур­но ин­сти­ту­ци­о­наль­ных сдви­гов. Та­ким об­ра­зом, со­зда­ны со­дер­жа­тель­ные предпосылки для си­сте ма­ти­за­ции ин­сти­ту­ци­о­наль­ных трак­то­вок функ­ци­о­ни­ро­ва­ния и раз­ви­тия хо­зяй­ствен­ных си­стем в усло­ви­ях неопре­де­лен­но­сти с уче­том при­ве­ден­ных на­уч­ных тео­ре­ти­че­ских на­ра­бо­ток.

На наш взгляд, пер­во­при­чи­ны се­го­дняш­не­го обостре­ния тор­го­вых, фи нан­со­вых и гео­эко­но­ми­че­ских дис­ба­лан­сов и кон­флик­тов ле­жат в цен­ност но ин­сти­ту­ци­о­наль­ной плос­ко­сти. За по­след­ние 25 лет про­изо­шло быст­рое рас­ши­ре­ние про­стран­ства эко­но­ми­че­ской вла­сти ТНК за счет но­вых тех­но ло­гий и ин­но­ва­ци­он­ных фи­нан­со­вых ин­стру­мен­тов. Кон­ку­рент­ное дав­ле ние за­ста­ви­ло ТНК дви­гать­ся в гло­баль­ное про­стран­ство, усва­и­вать гло­баль ные че­ло­ве­че­ские, при­род­ные и тех­но­ло­ги­че­ские ре­сур­сы. Ми­ро­вой ка­пи та­лизм при­вле­ка­ет к со­вре­мен­ным тех­но­ло­ги­ям огром­ные мас­сы лю­дей с раз­ны­ми цен­но­стя­ми, пред­по­чте­ни­я­ми и мо­ти­ва­ми. На од­ном и том же ре сурс­ном про­стран­стве со­шлись раз­ные со­ци­аль­ные эпо­хи и ци­ви­ли­за­ции, от ар­ха­ич­ных и тра­ди­ци­он­ных об­ществ до пост и нео­мо­дер­на. Их вза­и­мо

дей­ствие име­ет при­зна­ки как “вой­ны ци­ви­ли­за­ций”, так и их вза­им­но­го обо­га­ще­ния и со­труд­ни­че­ства, о воз­мож­но­сти че­го пи­сал еще К. Яс­перс, обос­но­вы­вая трак­тов­ку гло­ба­ли­за­ции как воз­вра­ще­ние “осе­во­го вре­ме­ни”.

По­вы­ше­ние плот­но­сти гло­баль­ной сре­ды уси­ли­ва­ет вза­им­ную за­ви­си мость и ак­ту­а­ли­зи­ру­ет фак­тор кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти. Кон­фликт­ность ми ро­во­го хо­зяй­ства обу­слов­ле­на от­но­си­тель­но низ­кой воз­мож­но­стью су­ще ству­ю­щих пра­вил и стан­дар­тов. Как по­ка­зы­ва­ет опыт ин­сти­ту­ци­о­наль­ной эво­лю­ции, та­кая кон­фликт­ность мо­жет пред­ше­ство­вать ин­тен­сив­но­му ге нези­су но­вых ин­сти­ту­тов.

Но по­ка это­го не про­изо­шло, вы­ход из со­сто­я­ния опас­ной кон­фликт но­сти воз­мо­жен лишь при усло­вии бо­лее ме­нее опре­де­лен­но­го и устой­чи во­го рас­пре­де­ле­ния эко­но­ми­че­ской вла­сти меж­ду сто­ро­на­ми кон­флик­тов.

В на­уч­ной ли­те­ра­ту­ре дис­ба­лан­сы отож­деств­ля­ют­ся с со­сто­я­ни­ем не рав­но­ве­сия или близ­ким к нему . В тео­ре­ти­че­ской ме­ха­ни­ке дис­ба­ланс рас смат­ри­ва­ет­ся как рас­хож­де­ние меж­ду осью сим­мет­рии и осью вра­ще­ния ро­то­ра, что при­во­дит к виб­ра­ции все­го устрой­ства. Та­кая ана­ло­гия мо­жет в чем то быть по­лез­ной для по­ни­ма­ния фак­то­ра рас­хож­де­ния меж­ду ве­кто ром фак­ти­че­ско­го рас­пре­де­ле­ния ре­сур­сов и эко­но­ми­че­ской вла­сти в гло баль­ной эко­но­ми­ке и век­то­ром су­ще­ству­ю­щих фор­маль­но­го и нефор­маль но­го по­ряд­ков при­ня­тия гло­баль­ных ре­ше­ний. Рас­хо­ды на под­держ­ку су ще­ству­ю­ще­го фор­маль­но­го рас­пре­де­ле­ния пол­но­мо­чий в та­ких усло­ви­ях воз­рас­та­ют, а по­боч­ные эф­фек­ты в ви­де гло­баль­ных “виб­ра­ций” ста­но­вят­ся все опас­нее. Од­ним из прак­ти­че­ских вы­во­дов та­кой ана­ло­гии мо­жет быть признание по­лез­но­сти ослаб­ле­ния слиш­ком жест­ко­го со­че­та­ния со­став­ных ча­стей гло­баль­ных ме­ха­низ­мов, что мо­жет быть до­стиг­ну­то пу­тем су­ве­ре ни­за­ции, ло­ка­ли­за­ции и ре­ги­о­на­ли­за­ции от­вет­ствен­но­сти и ре­сур­сов.

За ос­но­ву ана­ли­за гло­баль­ных дис­ба­лан­сов как про­яв­ле­ния осо­бо­го со сто­я­ния ин­сти­ту­ци­о­наль­ной си­сте­мы взя­та ги­по­те­за “глав­ной по­сле­до­ва тель­но­сти” со­ци­аль­ных ме­ха­низ­мов сня­тия неопре­де­лен­но­сти хо­зяй­ствен ных си­стем, ко­то­рую ав­тор об­на­ро­до­вал в 2016 г. в до­кла­де “До­ве­рие как ин­фор­ма­ци­он­ный процесс” [17]. В со­от­вет­ствии с этой ги­по­те­зой, Q = F [ f ( V ), f ( I ), f ( T ), F ( R ), f ( r ), f ( i )] + S + S , (1)

1 2 3 4 5 6 1 2 где Q – со­во­куп­ный по­тен­ци­ал неопре­де­лен­но­сти сре­ды хо­зяй­ствен­ной си сте­мы; F – функ­ци­о­нал со­во­куп­ной спо­соб­но­сти хо­зяй­ствен­ной си­сте­мы к це­лост­но­му по­ве­де­нию; f ( V ) – по­тен­ци­ал согласования цен­но­стей V ; f ( I ) –

1 2 по­тен­ци­ал согласования, при­су­щий ин­сти­ту­там I ; f ( T ) – по­тен­ци­ал сог­ла

3 со­ва­ния ме­ха­низ­мов до­ве­рия T ; f ( R ) – по­тен­ци­ал согласования ме­ха­низ­мов

4 вы­бо­ра R ; f ( r ) – по­тен­ци­ал согласования ме­ха­низ­мов рис­ка r ; f ( i ) – по­тен

5 6 ци­ал согласования ме­ха­низ­мов ин­но­ва­ций i ; S ( S , S ) – оста­точ­ная неопре

1 2 де­лен­ность хо­зяй­ствен­ной си­сте­мы, со­сто­я­щая из двух ком­по­нен­тов: S – оста­точ­ная неопре­де­лен­ность хо­зяй­ствен­ной си­сте­мы пер­во­го ро­да,

1 то есть та­кая, ко­то­рая в прин­ци­пе мо­жет быть пре­одо­ле­на на до­стиг­ну­том ми­ро­вом уровне ин­сти­ту­ци­о­наль­но тех­но­ло­ги­че­ско­го раз­ви­тия;

* * [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://biznes prost.ru/disbalans.html.

S – оста­точ­ная неопре­де­лен­ность хо­зяй­ствен­ной си­сте­мы вто­ро­го ро­да,

2 ко­то­рую нель­зя снять с по­мо­щью су­ще­ству­ю­щих тех­но­ло­гий и со­ци­аль­ных ме­ха­низ­мов.

По­сколь­ку дан­ный вид неопре­де­лен­но­сти свя­зан с от­кры­то­стью лю­бой со­ци­аль­ной си­сте­мы внеш­ней сре­де при­род­ных про­цес­сов и яв­ле­ний, в ко то­рой впо­след­ствии рас­тет эн­тро­пия, то вклю­че­ние фак­то­ра вре­ме­ни t в ка че­стве неза­ви­си­мо­го ар­гу­мен­та в ис­ход­ную мо­дель необ­хо­ди­мо. Сра­зу ска жем: та­кое пред­став­ле­ние яв­ля­ет­ся упро­щен­ным, по­то­му что аб­стра­ги­ру­ет ся от вза­и­мо­свя­зей меж­ду эти­ми ме­ха­низ­ма­ми, а это до­бав­ля­ет во всю мо­дель сня­тия неопре­де­лен­но­сти еще один вид эн­до­ген­ной оста­точ­ной не опре­де­лен­но­сти S .

3 Ие­рар­хич­ность фун­да­мен­таль­ной струк­ту­ры хо­зяй­ствен­ной си­сте­мы про­яв­ля­ет­ся в том, что по­тен­ци­ал упо­ря­до­чи­ва­ния от­дель­но­го со­ци­аль но­го ме­ха­низ­ма фор­ми­ру­ет­ся лишь на ос­но­ве ре­а­ли­зо­ван­но­го по­тен­ци­а­ла бо­лее глу­бо­ко­го “преды­ду­ще­го” ме­ха­низ­ма, на­чи­ная с цен­но­стей. Со­от вет­ствен­но, де­струк­ции бо­лее глу­бо­ких иерар­хи­че­ских эле­мен­тов мо­гут па ра­ли­зо­вать дей­ствие сле­ду­ю­щих эле­мен­тов си­сте­мы сня­тия неопре­де­лен но­стей (по схе­ме “по­то­му что в куз­ни­це не бы­ло гвоз­дя”). То­гда со­ци­аль­ный ме­ха­низм, ко­то­рый не до кон­ца от­ра­бо­тал свою мис­сию, ста­но­вит­ся ис точ­ни­ком спе­ци­фи­че­ской неопре­де­лен­но­сти для хо­зяй­ствен­ной си­сте­мы. На­при­мер, цен­ност­ная неопре­де­лен­ность обу­слов­ли­ва­ет неопре­де­лен­ность по вы­бо­ру ин­сти­ту­ци­о­наль­ных ре­форм. Ин­сти­ту­ци­о­наль­ная неопре­де­лен ность по­рож­да­ет ситуацию то­таль­но­го недо­ве­рия, об­ще­го кон­тро­ля и по до­зри­тель­но­сти, от­каз от ка­тал­лак­ти­ки (Ф. Хай­ек) как от рас­ши­рен­но­го по­ряд­ка че­ло­ве­че­ско­го со­труд­ни­че­ства. Ра­ци­о­наль­ность вы­бо­ра ста­но­вит­ся от­но­си­тель­нее, а це­ны – рав­но­вес­нее на бо­лее ко­рот­ких ин­тер­ва­лах. Это озна­ча­ет, что сум­мар­ный эф­фект дей­ствия си­сте­мы име­ет нели­ней­ный ве­ро­ят­ност­ный ха­рак­тер.

Цен­но­сти V име­ют наи­бо­лее мощ­ный по­тен­ци­ал сня­тия неопре­де­лен но­сти, од­но­вре­мен­но яв­ля­ясь ос­но­вой общ­но­сти и от­ли­чия эле­мен­тов си сте­мы. Имен­но они слу­жат непо­сред­ствен­ной ба­зой иден­тич­но­сти дан­но го со­ци­у­ма и при­да­ют ин­сти­ту­там, тех­но­ло­ги­ям, ин­но­ва­ци­ям со­ци­аль­ную окрас­ку. На­при­мер, нео­ли­ти­че­ская ре­во­лю­ция да­ла мак­си­маль­ный при­рост зна­ний и тех­но­ло­гий за всю ис­то­рию че­ло­ве­че­ства на крайне уз­ком био­ло ги­че­ском и ре­сурс­ном по­тен­ци­а­ле бла­го­да­ря воз­ник­но­ве­нию фун­да­мен­таль ных со­ци­аль­ных пре­иму­ществ че­ло­ве­ка, ко­то­рые с это­го вре­ме­ни при­об­ре ли ха­рак­тер без­услов­ных цен­но­стей. Цен­ност­ная иден­тич­ность яв­ля­ет­ся уз­кой в смыс­ле со­от­вет­ству­ю­щих гра­ниц ее из­мен­чи­во­сти. Вы­ход за них озна­ча­ет пре­одо­ле­ние в той или иной сте­пе­ни иден­тич­но­сти пу­тем ли­бо ее пе­ре­хо­да к бо­лее вы­со­ко­му ка­че­ству, ли­бо де­гра­да­ции и уга­са­ния.

Цен­но­сти но­сят пре­иму­ще­ствен­но вне­ра­ци­о­наль­ный ха­рак­тер, хо­тя и мо­гут под­вер­гать­ся неко­то­рой ра­ци­о­наль­ной ин­тер­пре­та­ции. Не­да­ром Ф. Хай­ек вы­со­ко це­нил за­ме­ча­ние Д. Юма, что пра­ви­ла мо­ра­ли не яв­ля­ют­ся вы­во­да­ми на­ше­го ума. При этом Хай­ек пи­сал: “На­ши цен­но­сти и ин­сти­ту ты не про­сто опре­де­ля­ют­ся ка­ки­ми то про­шлы­ми со­бы­ти­я­ми, но фор­ми­ру

ют­ся как со­став­ная часть про­цес­са несо­зна­тель­ной са­мо­ор­га­ни­за­ции ка­кой то струк­ту­ры или мо­де­ли” [18, с. 47].

Со­вре­мен­ная кон­цеп­ция сво­бод­но­го (ра­ци­о­наль­но­го) вы­бо­ра цен­нос тей не учи­ты­ва­ет тот факт, что вы­зре­ва­ние цен­но­стей – это ты­ся­че­лет­ний процесс ста­нов­ле­ния со­ци­аль­ной иден­тич­но­сти че­ло­ве­ка и че­ло­ве­че­ства. Он тре­бу­ет ко­лос­саль­ных за­трат сущ­ност­ных сил че­ло­ве­ка, со­ци­аль­но­го вре­ме­ни, энер­гии, ре­сур­сов. Вся эта энер­гия в сжа­том ви­де со­дер­жит­ся в цен­ност­ной иден­тич­но­сти как яд­ре со­ци­аль­но­сти. Ма­ни­пу­ли­ро­ва­ние та­кой иден­тич­но­стью угро­жа­ет со­ци­аль­ным взры­вом, спо­соб­ным раз­ру­шить об ще­ствен­ные струк­ту­ры лю­бо­го уров­ня.

Ин­сти­ту­ты I устой­чи­во струк­ту­ри­ру­ют вза­и­мо­дей­ствие субъ­ек­тов с по мо­щью уста­нов­ле­ния и под­дер­жа­ния об­щих для них пра­вил. Непо­сред­ствен ной сфе­рой от­вет­ствен­но­сти ин­сти­ту­тов как ове­ществ­лен­ных цен­но­стей яв ля­ет­ся адап­тив­ный по­тен­ци­ал хо­зяй­ствен­ной си­сте­мы, со­сто­я­щей в спо­соб но­сти хра­нить цен­ност­ную иден­тич­ность на бо­лее ме­нее ши­ро­ком ин­тер­ва ле зна­че­ний жиз­нен­но важ­ных па­ра­мет­ров пу­тем за­щи­ты ком­плек­са цен но­стей от непри­ем­ле­мых из­ме­не­ний. Ком­пле­мен­тар­ное един­ство цен­нос тей и ин­сти­ту­тов мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать как ши­ро­кую иден­тич­ность хо­зяй ствен­ной си­сте­мы.

До­ве­рие T яв­ля­ет­ся уни­вер­саль­ным ме­ха­низ­мом оп­ти­ми­за­ции ин­фор ма­ци­он­ных по­треб­но­стей хо­зяй­ствен­ной си­сте­мы при ее функ­ци­о­ни­ро­ва нии как ин­те­гри­ро­ван­ной це­лост­но­сти. Мы мо­жем аб­стра­ги­ро­вать­ся от то­го, что са­мо по се­бе до­ве­рие – слож­ная функ­ция цен­ност­но ин­сти­ту­ци­о­наль ной иден­тич­но­сти, вы­бо­ра и рис­ка. На этом уровне сня­тия неопре­де­лен­нос ти воз­ни­ка­ет воз­мож­ность су­ще­ство­ва­ния де­нег как та­ко­вых. На­ци­о­наль ную де­неж­ную еди­ни­цу мож­но рас­смат­ри­вать как ве­ще­ствен­ное (от­чуж­ден ное) про­яв­ле­ние иден­тич­но­сти дан­но­го со­ци­у­ма.

Выбор R – непо­сред­ствен­ное про­яв­ле­ние субъ­ект­но­го из­ме­ре­ния си сте­мы. Его функ­ци­ей яв­ля­ет­ся оп­ти­маль­ное ис­поль­зо­ва­ние ре­сур­сов, а не по­сред­ствен­ным про­яв­ле­ни­ем – рав­но­вес­ная це­на.

Риск r от­ве­ча­ет за об­ще­си­стем­ное рав­но­ве­сие, вы­сту­пая од­но­вре­мен­но в ка­че­стве сти­му­ла и ме­ха­низ­ма про­фес­си­о­на­ли­за­ции субъ­ек­тов, что поз­во ля­ет сни­жать ин­ди­ви­ду­аль­ные оцен­ки рис­ка по срав­не­нию со сред­ни­ми ры­ноч­ны­ми оцен­ка­ми.

Ин­но­ва­ции i рас­ши­ря­ют сфе­ру вы­бо­ра, сво­бо­ды и от­вет­ствен­но­сти субъ­ек­тов за рам­ки рав­но­вес­ной це­ны, вы­сту­пая как спо­соб пре­одо­ле­ния неопре­де­лен­но­сти пер­во­го ро­да S при од­но­вре­мен­ном ро­сте неопре­де­лен

1 но­сти вто­ро­го ро­да S .

2 Каж­дый ме­ха­низм сни­же­ния неопре­де­лен­но­сти име­ет им­ма­нент­ную сфе­ру ис­поль­зо­ва­ния и огра­ни­чен дей­стви­ем эф­фек­та нис­хо­дя­щей от­да­чи. С од­ной сто­ро­ны, из­лишне ин­сти­ту­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные (за­ре­гу­ли­ро­ван­ные) си­сте­мы не яв­ля­ют­ся ин­но­ва­ци­он­ны­ми и ха­рак­те­ри­зу­ют­ся от­но­си­тель­но низ­кой со­ци­аль­ной це­ной сво­бо­ды вы­бо­ра и про­фес­си­о­на­лиз­ма (про­фес си­о­на­ли­зи­ру­ю­ще­го рис­ка). При­ме­ром мо­гут быть го­су­дар­ства Древ­не­го Вос то­ка. С дру­гой сто­ро­ны, адап­та­ци­он­ные воз­мож­но­сти ин­сти­ту­ци­о­наль­но

недо­ста­точ­ных си­стем низ­кие, а иден­тич­ность – сла­бая, по­это­му они яв­ля ют­ся при­вле­ка­тель­ным объ­ек­том де­струк­тив­ной кон­ку­рен­ции с це­лью за хва­та ре­сур­сов и ар­бит­ра­жа.

Су­ще­ству­ют объ­ек­тив­ные гра­ни­цы эф­фек­тив­но­го сня­тия неопре­де­лен но­сти с по­мо­щью ме­ха­низ­мов ра­ци­о­наль­но­го вы­бо­ра. С од­ной сто­ро­ны, со­кра­ще­ние сфе­ры сво­бод­но­го вы­бо­ра пе­ре­гру­жа­ет си­сте­му эн­до­ген­ной неопре­де­лен­но­стью. С дру­гой – ес­ли ме­ха­низ­мы сво­бод­но­го вы­бо­ра рас про­стра­ня­ют­ся на сфе­ру ба­зо­вых цен­но­стей со­ци­у­ма, то си­сте­ма мо­жет стать неустой­чи­вой. Для си­ту­а­ции со­вре­мен­но­го тек­то­ни­че­ско­го со­ци­аль но­го сдви­га ха­рак­те­рен вы­ход от­дель­ных со­став­ля­ю­щих за рам­ки усто­яв шей­ся сфе­ры дей­ствия, на­ру­ше­ния кри­те­ри­ев.

По­сколь­ку боль­шая оста­точ­ная неопре­де­лен­ность по­рож­да­ет в хо­зяй ствен­ной си­сте­ме необ­хо­ди­мость и воз­мож­ность ее огра­ни­че­ния за счет при вле­че­ния внеш­них фак­то­ров, внеш­ние субъ­ек­ты мо­гут быть пря­мо за­ин­те ре­со­ва­ны в ро­сте оста­точ­ной неопре­де­лен­но­сти бо­лее низ­ких си­стем: на при­мер, за счет ин­кор­по­ра­ции в эти си­сте­мы несов­ме­сти­мых цен­но­стей и ин­сти­ту­тов.

Со­во­куп­ность ме­ха­низ­мов сня­тия неопре­де­лен­но­сти мо­жет рас­смат­ри вать­ся в кон­тек­сте обес­пе­че­ния до­сту­па к ин­фор­ма­ции и ре­сур­сам с по мо­щью де­я­тель­но­сти, уста­нов­ле­ния це­ли и вы­бо­ра. Во мно­гих си­ту­а­ци­ях неопре­де­лен­ность мож­но трак­то­вать как от­сут­ствие необ­хо­ди­мой ин­фор ма­ции. Ес­ли со­гла­сить­ся с точ­кой зре­ния Ф. Хай­е­ка, ко­то­рый важ­ней­ши­ми сре­ди ме­ха­низ­мов функ­ци­о­ни­ро­ва­ния и раз­ви­тия хо­зяй­ствен­ных си­стем счи­тал неяв­ные зна­ния, то неопре­де­лен­ность мо­жет быть в де­фи­ци­те яв­ных и неяв­ных зна­ний. Ис­точ­ни­ка­ми неяв­ных зна­ний яв­ля­ют­ся та­кие яв­ные ис точ­ни­ки зна­ний, как тех­но­ло­гии, вклю­чая обо­ру­до­ва­ние, до­ку­мен­та­цию, ноу хау, стан­дар­ты ка­че­ства и ме­недж­мен­та, ли­цен­зии, па­тен­ты, а та­к­же скры­тые ис­точ­ни­ки, воз­ни­ка­ю­щие из за сто­ха­сти­че­ско­го вза­и­мо­дей­ствия участ­ни­ков тех­но­ло­гий.

Тех­но­ло­гии, кро­ме вер­баль­ной и фор­ма­ли­зо­ван­ной ин­фор­ма­ции, фор ми­ру­ют еще и ла­тент­ное ин­фор­ма­ци­он­ное по­ле невер­баль­ной ин­фор­ма­ции и неяв­но­го зна­ния. Сле­до­ва­тель­но, тех­но­ло­ги­че­ские раз­ры­вы по­рож­да­ют не толь­ко низ­ший уро­вень про­из­во­ди­тель­но­сти и ис­поль­зо­ва­ния ре­сур­сов в от­ста­ю­щих хо­зяй­ствен­ных си­сте­мах, но и де­фи­цит скры­то­го по­ряд­ка, ко­то рый пред­опре­де­лен фак­то­ра­ми при­ме­не­ния неяв­ных зна­ний как ре­сур­са ко­ор­ди­на­ции субъ­ек­тов. Неопре­де­лен­ность пер­во­го ро­да S воз­ни­ка­ет имен

1 но по этой при­чине.

Ес­ли оста­точ­ная неопре­де­лен­ность хо­зяй­ствен­ной си­сте­мы пер­во­го ро­да S (то есть та, ко­то­рая в прин­ци­пе мо­жет быть сня­та при до­стиг­ну­том ми­ро

1 вом уровне ин­сти­ту­ци­о­наль­но тех­но­ло­ги­че­ско­го раз­ви­тия) при­бли­зи­тель но от­ве­ча­ет име­ю­ще­му­ся ин­сти­ту­ци­о­наль­но цен­ност­но­му, про­фес­си­о­наль но­му и кре­а­тив­но­му по­тен­ци­а­лу или да­же пре­вос­хо­дит его, то это сви­де тель­ству­ет о необ­хо­ди­мо­сти мо­дер­ни­за­ции хо­зяй­ствен­ной си­сте­мы в на­прав­ле­нии внеш­них кри­те­ри­ев, что до­ста­точ­но ча­сто со­про­вож­да­ет­ся риском раз­мы­ва­ния ши­ро­кой иден­тич­но­сти.

Ес­ли оста­точ­ная неопре­де­лен­ность пер­во­го ро­да су­ще­ствен­но ни­же на ци­о­наль­но­го ин­сти­ту­ци­о­наль­но тех­но­ло­ги­че­ско­го по­тен­ци­а­ла, но ди­на­ми ка при этом небла­го­при­ят­ная, то нуж­ны ре­фор­мы. Ес­ли же уро­вень и ди­на ми­ка ука­зан­но­го со­от­но­ше­ния бла­го­при­ят­ны для стра­ны, то ос­нов­ную проб ле­му со­став­ля­ет неопре­де­лен­ность вто­ро­го ро­да S , что го­во­рит, с од­ной

2 сто­ро­ны, о ли­дер­стве, а с дру­гой – об от­сут­ствии га­ран­тий его удер­жа­ния и неиз­беж­ной пла­те за это. Мо­дель “управ­ля­е­мо­го ха­о­са” С. Ман­на [19] пред усмат­ри­ва­ет ис­поль­зо­ва­ние воз­мож­но­стей для по­дав­ле­ния невы­год­ных про яв­ле­ний неопре­де­лен­но­сти вто­ро­го ро­да S и мак­си­маль­ной экс­плу­а­та­ции

2 вы­год­ных ее про­яв­ле­ний, вклю­чая та­к­же вы­тал­ки­ва­ние на пе­ри­фе­рию на­цио наль­ных ин­те­ре­сов. Та­кая мо­дель мо­жет иметь пра­во на су­ще­ство­ва­ние толь ко на ко­рот­ких ин­тер­ва­лах и при без­услов­ном на­ци­о­наль­ном тех­но­ло­ги­че ском ли­дер­стве. По­это­му в усло­ви­ях гло­ба­ли­за­ции тех­но­ло­ги­че­ско­го раз­ви тия дол­го­сроч­ная эф­фек­тив­ность мо­де­ли управ­ля­е­мо­го ха­о­са крайне низ­кая.

Ба­ланс неопре­де­лен­но­сти в эко­но­ми­ке да­ет воз­мож­ность уста­но­вить от ре­зок жиз­нен­но­го цик­ла си­сте­мы. Умень­ше­нию эн­тро­пии (от­ри­ца­тель­ное

зна­че­ние пер­вой про­из­вод­ной

как оста­точ­ной неопре­де­лен­но­сти

со­ци­аль­но эко­но­ми­че­ской си­сте­мы) со­от­вет­ству­ет вос­хо­дя­щий от­ре­зок тра ек­то­рии жиз­нен­но­го цик­ла. Ес­ли же оста­точ­ная неопре­де­лен­ность воз­рас

та­ет

, то мы име­ем де­ло с нис­хо­дя­щим от­рез­ком жиз­нен­но­го цик­ла.

Воз­ни­ка­ет во­прос о спо­со­бах из­ме­ре­ния или хо­тя бы о при­зна­ках ро­ста неопре­де­лен­но­сти в хо­зяй­ствен­ной си­сте­ме. На­при­мер, аме­ри­кан­ские ис сле­до­ва­те­ли из Фе­де­раль­но­го бан­ка Сент Лу­и­са счи­та­ют, что от­но­си­тель­но на­деж­ным ин­ди­ка­то­ром ди­на­ми­ки неопре­де­лен­но­сти в эко­но­ми­че­ской си сте­ме яв­ля­ет­ся ди­на­ми­ка кор­по­ра­тив­ных кас­со­вых остат­ков. “Вы­ход в лик вид­ность” да­ет воз­мож­ность ожи­дать мо­мен­та, ко­гда непри­ем­ле­мый уро вень неопре­де­лен­но­сти транс­фор­ми­ру­ет­ся в при­ем­ле­мый уро­вень рис­ка. Та­кой под­ход поз­во­ля­ет дать бо­лее ме­нее ра­ци­о­наль­ное объ­яс­не­ние совре мен­но­го гло­баль­но­го фе­но­ме­на ги­пер­лик­вид­но­сти. Од­на­ко при этом ис­сле до­ва­те­ли ука­зы­ва­ют, что кро­ме фак­то­ра неопре­де­лен­но­сти на этот по­ка­за тель вли­я­ют уро­вень кон­ку­рен­ции, осо­бен­но в сек­то­ре ин­фор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий, фи­нан­си­ро­ва­ние на­уч­ных ис­сле­до­ва­ний и раз­ра­бо­ток, фис­каль ная на­груз­ка на биз­нес.

В све­те спе­ци­фи­ки ана­ли­зи­ру­е­мо­го фе­но­ме­на есть смысл учи­ты­вать бо лее ши­ро­кий круг воз­мож­ных эф­фек­тов. Та­ки­ми мо­гут быть непред­ви­ден­ная по­те­ря ре­сур­сов или ухуд­ше­ние до­сту­па к ним, обес­це­ни­ва­ние ре­сур­сов, рост ре­сур­со­ем­ко­сти ВВП, уси­ле­ние об­щей кон­фликт­но­сти си­сте­мы в ре­зуль­та­те ослаб­ле­ния цен­ност­ных и ин­сти­ту­ци­о­наль­ных огра­ни­че­ний, на­рас­та­ю­щие мас­шта­бы по­след­ствий оши­боч­но­го вы­бо­ра и неком­пен­си­ро­ван­ных рис­ков, рас­ши­ре­ние мас­шта­бов ар­бит­раж­ных опе­ра­ций. Ча­сто­та та­ких со­бы­тий сви де­тель­ству­ет о сни­же­нии эф­фек­тив­но­сти ис­поль­зо­ва­ния ре­сур­сов и тех­но­ло гий, мас­со­вой дез­ори­ен­та­ции субъ­ек­тов и умень­ше­нии для них те­ку­щей цен но­сти ко­опе­ра­тив­но­го по­ве­де­ния.

fБо­лее ме­нее струк­ту­ри­ро­ван­ная оцен­ка ди­на­ми­ки неопре­де­лен­но­сти хо зяй­ствен­ных си­стем мо­жет ба­зи­ро­вать­ся на фор­ма­ли­зо­ван­ном опи­са­нии по тен­ци­а­ла упо­ря­до­че­ния каж­до­го из от­дель­ных со­ци­аль­ных ме­ха­низ­мов сня тия неопре­де­лен­но­сти и их со­во­куп­но­сти. Оста­но­вим­ся на нем по­дроб­нее.

Бу­дем счи­тать, что ста­тич­ная си­сте­ма яв­ля­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но де тер­ми­ни­ро­ван­ной на дан­ный мо­мент, ес­ли вы­пол­ня­ет­ся усло­вие: F [ f ( V ), f ( I ), f ( T ), F ( R ), f ( r ), ( i )] – ( S + S ) > 0. (2)

1 2 3 4 5 6 1 2 Ди­на­мич­ная си­сте­ма яв­ля­ет­ся де­тер­ми­ни­ро­ван­ной, ес­ли од­но­вре­мен­но вы­пол­ня­ет­ся и усло­вие:

Усло­вие (11) озна­ча­ет, что рас­тет раз­рыв меж­ду ха­о­ти­че­ским вли­я­ни­ем со сто­ро­ны сре­ды S и по­тен­ци­а­лом упо­ря­до­че­ния си­сте­мы F . Нео­гра­ни­чен ный рост оста­точ­ной неопре­де­лен­но­сти ве­дет к де­гра­да­ции и рас­па­ду си сте­мы, по­сколь­ку ин­те­гра­ци­он­ный по­тен­ци­ал цен­ност­ной иден­тич­но­сти мень­ше эн­тро­пий­но­го по­тен­ци­а­ла сре­ды. Цен­ност­ная иден­тич­ность, по сколь­ку она вы­ра­жа­ет стой­кие, неиз­мен­ные ос­но­ва­ния дан­ной хо­зяй­ствен ной си­сте­мы, по су­ти, не ин­но­ва­ци­он­на. Ис­клю­чи­тель­ная ори­ен­та­ция на цен­но­сти в усло­ви­ях от­кры­той си­сте­мы и огра­ни­чен­ных ре­сур­сов яв­ля­ет­ся эн­тро­пий­но невы­год­ной стра­те­ги­ей.

Эн­тро­пий­но от­но­си­тель­но вы­год­ной стра­те­ги­ей яв­ля­ет­ся бо­лее слож ная цен­ност­но ин­сти­ту­ци­о­наль­ная де­тер­ми­на­ция си­сте­мы, по­сколь­ку ин сти­ту­ты мо­гут ме­нять­ся и услож­нять­ся под воз­дей­стви­ем из­ме­не­ния сре­ды, сле­до­ва­тель­но, мо­жет воз­рас­тать по­тен­ци­ал упо­ря­до­чи­ва­ния хо­зяй­ствен­ной си­сте­мы. В этом слу­чае

бу­ет до­пол­ни­тель­но­го ис­сле­до­ва­ния). В та­кой си­сте­ме груз адап­та­ции ло жит­ся на ин­сти­ту­ты, по­это­му цен­но­сти мо­гут быть ста­биль­ны­ми. Дру­ги­ми сло­ва­ми, ин­сти­ту­ты, ко­то­рые оп­ти­маль­но ме­ня­ют­ся и услож­ня­ют­ся, от об­ра­жая услож­не­ние сре­ды, поз­во­ля­ют хо­зяй­ствен­ной си­сте­ме со­хра­нять свою цен­ност­ную иден­тич­ность. Та­кую зависимость мож­но вы­ра­зить и в нега­тив­ной фор­ме: от­кры­тая си­сте­ма не мо­жет со­хра­нять свою цен­ност­ную

Внешне это вы­гля­дит как об­щий упа­док мо­ра­ли и эти­ки, ко­гда из за от сут­ствия га­ран­тий до­сту­па к ре­сур­сам на исто­ри­че­ски сфор­ми­ро­ван­ных ус­ло ви­ях участ­ни­ки хо­зяй­ствен­ной си­сте­мы все ча­ще ве­дут се­бя во­пре­ки об­ще при­ня­тым за­пре­там и огра­ни­че­ни­ям. В эпо­ху за­стоя си­сте­мы го­су­дар­ствен­но го со­ци­а­лиз­ма в СССР рас­хож­де­ние меж­ду офи­ци­аль­ной мо­ра­лью и ре­аль­ны­ми мо­ти­ва­ми и прак­ти­ка­ми хо­зяй­ствен­ной де­я­тель­но­сти при­об­ре­ло мас­шта­бы ка та­стро­фи­че­ско­го раз­ры­ва, что за­ста­ви­ло на­чать за­поз­да­лые ре­фор­мы.

Од­на­ко сла­бая цен­ност­ная иден­тич­ность си­сте­мы при­ве­ла к ее быст­ро му рас­па­ду. Глав­ной про­бле­мой фор­ми­ро­ва­ния ди­на­мич­ной и адап­тив­ной иден­тич­но­сти це­лост­ной хо­зяй­ствен­ной си­сте­мы яв­ля­ет­ся со­от­но­ше­ние ин те­гра­ци­он­ных воз­мож­но­стей ши­ро­кой иден­тич­но­сти и мощ­но­сти де­ста­би ли­зи­ру­ю­щих фак­то­ров оста­точ­ной неопре­де­лен­но­сти S . В от­ли­чие от вы­со ко­ста­биль­ной уз­кой иден­тич­но­сти V , ши­ро­кая иден­тич­ность ( V + I ) мо­жет воз­рас­тать по срав­не­нию с ха­о­тич­ны­ми вли­я­ни­я­ми сре­ды за счет уве­ли­че ния ин­те­гра­ци­он­но­го по­тен­ци­а­ла ин­сти­ту­тов I :

, учи­ты­вая, что В слу­чае, ко­гда хо­тя мож­но до­пу­стить, что (ин­сти­ту­ци­о­наль­ная со­став­ля­ю­щая иден­тич

но­сти по­дав­ля­ет лю­бые про­цес­сы сти­хий­но­го са­мо­раз­ви­тия), воз­ни­ка­ет риск аб­со­лют­ной ин­сти­ту­ци­о­наль­ной за­ре­гу­ли­ро­ван­но­сти хо­зяй­ствен­ной си­сте мы, что бло­ки­ру­ет воз­мож­ность фун­да­мен­таль­ных ин­но­ва­ций. Ес­ли же при этом кон­ку­ри­ру­ю­щие хо­зяй­ствен­ные си­сте­мы (как эле­мент внеш­ней сре ды) име­ют та­кую воз­мож­ность, то внеш­няя сре­да как ис­точ­ник эк­зо­ген­ных ин­но­ва­ций пре­вра­ща­ет­ся в фак­тор су­ще­ствен­ной неопре­де­лен­но­сти. Воз ни­ка­ет риск по­те­ри ши­ро­кой иден­тич­но­сти в ре­зуль­та­те ин­сти­ту­ци­о­наль ной де­струк­ции. При­ме­ром ре­а­ли­за­ции рис­ка по­те­ри ши­ро­кой иден­тич­но сти мо­жет быть крах ад­ми­ни­стра­тив­но ко­манд­ной си­сте­мы в СССР.

Этот крах мо­жет рас­смат­ри­вать­ся как на­гляд­ный при­мер фор­маль­но­го ро­ста управ­ля­е­мо­сти от­кры­той си­сте­мы за счет по­пыт­ки це­ле­на­прав­лен­но­го сни­же­ния уров­ня тех­но­ло­ги­че­ско­го раз­ры­ва S (мо­дель до­го­ня­ю­ще­го раз­ви

1 тия, ко­то­рая бы­ла ос­но­ва­на на прин­ци­пе “до­гнать и пе­ре­гнать”). В СССР

это про­ис­хо­ди­ло на фоне скры­то­го ро­ста S та­ким об­ра­зом , что 2 , то есть тех­но­ло­ги­че­ский раз­рыв по неко

,

то­рым от­дель­ным на­прав­ле­ни­ям со­кра­щал­ся. Сам тер­мин “внед­ре­ние дос ти­же­ний на­у­ки и тех­ни­ки в про­из­вод­ство” озна­чал, что внут­рен­не­го спро­са на об­нов­ле­ние тех­но­ло­гий на пред­при­я­ти­ях СССР не бы­ло, и оста­вал­ся толь ко путь “внед­ре­ния” под дав­ле­ни­ем го­су­дар­ства.

Ис­ход­ная цен­ност­ная де­тер­ми­на­ция ин­сти­ту­тов яв­ля­ет­ся усло­ви­ем со че­та­ния цен­ност­ных и ин­сти­ту­ци­о­наль­ных фун­да­мен­тов иден­тич­но­сти хо зяй­ствен­ной си­сте­мы. В про­цес­се дли­тель­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния и раз ви­тия си­сте­мы в ее ин­сти­ту­ци­о­наль­ной под­си­сте­ме с те­че­ни­ем вре­ме­ни фор ми­ру­ет­ся устой­чи­вая ос­но­ва I ( V ), поз­во­ля­ю­щая функ­ци­о­наль­но де­тер­ми ни­ро­ван­ным ин­сти­ту­там I ( M ) быть до­ста­точ­но гиб­ки­ми без угро­зы для иден тич­но­сти. По­сте­пен­ное под­чи­не­ние наи­бо­лее устой­чи­вых ин­сти­ту­тов цен ност­ным за­пре­там и огра­ни­че­ни­ям поз­во­ля­ет сфор­ми­ро­вать цен­ност­но ин сти­ту­ци­о­наль­ный блок, в ко­то­ром вза­им­но отож­деств­ля­ют­ся цен­но­сти и ин­сти­ту­ты. Про­ис­хо­дит уве­ли­че­ние иден­тич­но­сти за счет скры­той экс­пан сии цен­ност­ной иден­тич­но­сти по от­но­ше­нию к бо­лее ши­ро­ко­му кру­гу хо

зяй­ствен­ных си­ту­а­ций, дей­ствий и ре­ше­ний. Для опи­са­ния фе­но­ме­на та ких цен­ност­но по­доб­ных ин­сти­ту­тов пер­спек­тив­ным мо­жет быть пред­ло жен­ное в свое вре­мя по­ня­тие “со­ци­аль­но эко­но­ми­че­ский ге­но­тип”. Ес­ли субъ­ек­ты под­чи­ня­ют­ся тре­бо­ва­ни­ям цен­ност­но по­доб­ных ин­сти­ту­тов, то их по­ве­де­ние но­сит для них есте­ствен­ный ха­рак­тер и не тре­бу­ет внеш­не­го при­нуж­де­ния.

Та­ким об­ра­зом, субъ­ект как обя­за­тель­ный эле­мент ме­ха­низ­ма функ­цио ни­ро­ва­ния и раз­ви­тия слож­ной со­ци­аль­но эко­но­ми­че­ской си­сте­мы фор ми­ру­ет­ся на ос­но­ва­нии устой­чи­вых цен­ност­но ин­сти­ту­ци­о­наль­ных ус­ло вий. Эти усло­вия создают ста­биль­ные ло­ку­сы со­ци­аль­но­го про­стран­ства, поз­во­ля­ю­щие обес­пе­чить ре­сур­сы для вос­про­из­вод­ства иден­тич­но­сти субъ­ек­та в ши­ро­кой си­сте­ме со­ци­аль­ных свя­зей и за­ви­си­мо­стей. Глав­ное пре­иму­ще­ство оп­ти­маль­но субъ­ек­ти­ви­ро­ван­ной си­сте­мы за­клю­ча­ет­ся в том ко­ли­че­стве неопре­де­лен­но­сти, ко­то­рое она спо­соб­на впу­стить внутрь без по­те­ри це­лост­но­го ка­че­ства. Это де­ла­ет хо­зяй­ствен­ную си­сте­му ин­но­ва­ци он­ной, гиб­кой и устой­чи­вой. Ес­ли же она уяз­ви­ма к ка­кой ли­бо неопре­де лен­но­сти в ре­зуль­та­те от­сут­ствия над­ле­жа­щих субъ­ект­ных ме­ха­низ­мов ее сня­тия, то она те­ря­ет внут­рен­ние ис­точ­ни­ки са­мо­раз­ви­тия и мо­жет су­ще ство­вать лишь за счет мак­си­маль­ной изо­ля­ции от внеш­ней сре­ды.

Мы ис­хо­дим из то­го, что ко­ор­ди­ни­ру­ю­щая мощ­ность лю­бой си­сте­мы ин­сти­ту­тов ко­неч­на. Ес­ли мас­шта­бы и слож­ность эко­но­ми­ки пре­вы­ша­ют этот по­рог, то си­сте­ма в ре­зуль­та­те про­ник­но­ве­ния в нее неопре­де­лен­но­сти как пер­во­го, так и вто­ро­го уров­ней сти­хий­но пе­ре­хо­дит к ха­о­ти­че­ско­му сце на­рию упро­ще­ния и суже­ния свя­зей и за­ви­си­мо­стей. Мож­но ли утвер­ждать, что гло­баль­ная эко­но­ми­ка по­до­шла к гра­ни­цам су­ще­ству­ю­ще­го ин­сти­ту ци­о­наль­но­го по­ряд­ка? Ес­ли счи­тать, что ин­те­гра­ци­он­ный по­тен­ци­ал ли ней­но за­ви­сит от ко­ли­че­ства субъ­ек­тов, то раз­рыв не дол­жен воз­ни­кать: все субъ­ек­ты име­ют рав­ный до­ступ к ин­сти­ту­ци­о­наль­ным ак­ти­вам в ви­де пра вил и стан­дар­тов, и по­это­му си­сте­ма ра­бо­та­ет как со­гла­со­ван­ная (в ко­неч ном сче­те). Дру­ги­ми сло­ва­ми, для ин­сти­ту­ци­о­наль­ной си­сте­мы все рав­но: или де­сять субъ­ек­тов дей­ству­ют на рын­ке, или сто, или мил­ли­он – пра­ви­ла для всех оди­на­ко­вые.

Кро­ме ко­ли­че­ствен­ной су­ще­ству­ет еще и ка­че­ствен­ная ха­рак­те­ри­сти­ка хо­зяй­ствен­ной си­сте­мы, ко­то­рую мож­но со­еди­нить с по­тен­ци­а­лом уста­нов ле­ния двух и мно­го­сто­рон­них свя­зей меж­ду субъ­ек­та­ми. Имен­но в воз­мож но­сти ком­би­ни­ро­вать та­кие свя­зи ле­жит од­но из глав­ных пре­иму­ществ гло ба­ли­за­ции: новые воз­мож­но­сти ре­ком­би­на­ции ор­га­ни­за­ци­он­ных ме­ха­низ мов, ре­сур­сов и тех­но­ло­гий. Од­на­ко уже в са­мом ма­те­ма­ти­че­ском по­ня­тии ком­би­ни­ро­ва­ния со­дер­жит­ся глав­ная угро­за для гло­баль­но­го по­ряд­ка: слож ность си­сте­мы мо­жет воз­рас­тать по за­ко­нам ком­би­на­то­ри­ки, вклю­ча­ю­щим в се­бя еще и фак­то­ри­аль­ную функ­цию f ( n ) = n !.

Ес­ли до­пу­стить, что бла­го­да­ря гло­баль­ным рын­кам, ин­фор­ма­ци­он­ным се­тям, ли­бе­ра­ли­за­ции усло­вий меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли и движения ка­пи­та ла, а та­к­же ры­ноч­ным транс­фор­ма­ци­ям в стра­нах го­су­дар­ствен­но­го со­циа лиз­ма ко­ли­че­ство вза­и­мо­дей­ству­ю­щих субъ­ек­тов за по­след­ние 25 лет уве­ли

чи­лось на по­ря­док (в 10 раз), то слож­ность си­сте­мы мог­ла вы­рас­ти на несколь ко по­ряд­ков (в 100 и боль­ше раз). Мож­но ли счи­тать, что си­сте­ма ин­сти­ту­тов, име­ю­щая ин­ду­стри­аль­ное про­ис­хож­де­ние, спо­соб­на эф­фек­тив­но сни­жать неопре­де­лен­ность та­ко­го ши­ро­ко­го и слож­но­го фи­нан­со­во эко­но­ми­че­ско­го про­стран­ства? Ско­рее все­го, сбои, шо­ки и кри­зи­сы неиз­беж­но бу­дут со­п­ро во­ждать вза­им­ную адап­та­цию фак­ти­че­ской слож­но­сти гло­баль­ной эко­но­ми ки и ин­те­гра­ци­он­ных воз­мож­но­стей ее ин­сти­ту­ци­о­наль­но­го по­ряд­ка.

Од­ним из воз­мож­ных пу­тей эво­лю­ции гло­баль­ной си­сте­мы в та­ком на прав­ле­нии яв­ля­ет­ся путь упро­ще­ния, ло­ка­ли­за­ции и ре­ги­о­на­ли­за­ции ми­ро вой эко­но­ми­ки. В этом слу­чае сни­жа­ет­ся на­груз­ка на ин­сти­ту­ци­о­наль­ную со­став­ля­ю­щую, хо­тя все про­ис­хо­дит за счет по­те­ри ка­кой то до­ли уже со­здан но­го гло­баль­но­го по­тен­ци­а­ла. Так, А. Гри­цен­ко счи­та­ет, что гло­баль­ные шо­ки и кри­зи­сы яв­ля­ют­ся не те­ку­щей кор­рек­ци­ей струк­тур и про­пор­ций, ко­то­рые сло­жи­лись в ми­ро­вой эко­но­ми­ке в хо­де гло­ба­ли­за­ции, а су­ще­ствен­ным при зна­ком со­вре­мен­ной эпо­хи, ко­то­рый нераз­рыв­но свя­зан с глу­бин­ной сущ но­стью про­ис­хо­дя­щих из­ме­не­ний [9]. Дан­ные про­цес­сы ука­зы­ва­ют на на­ли чие внут­рен­них огра­ни­че­ний гло­ба­ли­за­ции как та­ко­вой в ви­де ис­точ­ни­ков неопре­де­лен­но­сти и фун­да­мен­таль­ных ци­ви­ли­за­ци­он­ных рис­ков.

Вы­во­ды

Так на­зы­ва­е­мый “новый про­тек­ци­о­низм”, ко­то­рый по­яв­ля­ет­ся в по­вест ке дня прак­ти­че­ских дей­ствий и кон­цеп­ту­аль­ных мо­де­лей эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки США, мо­жет трак­то­вать­ся как по­пыт­ка пре­кра­тить опас­ный рост неопре­де­лен­но­сти пер­во­го и вто­ро­го уров­ней пу­тем реанимации субъ­ект ных ос­нов де­я­тель­но­сти го­су­дар­ства на ми­ро­вой арене и внут­ри стра­ны. Это мо­жет вы­гля­деть как на­ци­о­наль­ный эго­изм, от­каз от ис­то­ри­че­ской мис­сии США и от­вет­ствен­но­сти перед всем ми­ром.

Но в дей­стви­тель­но­сти исто­ри­че­ская мис­сия не мо­жет вы­пол­нять­ся стра ной, ко­то­рая те­ря­ет свою ис­то­ри­че­скую иден­тич­ность и, со­от­вет­ствен­но, субъ­ект­ность. Та­риф­ная и та­мо­жен­ная по­ли­ти­ка пред­став­ля­ет со­бой свое­об раз­ную мем­бра­ну, за­щи­ща­ю­щую внут­рен­нюю сре­ду хо­зяй­ствен­ной си­сте­мы от раз­ру­ша­ю­щих вли­я­ний со сто­ро­ны внеш­ней сре­ды. Су­ве­ре­ни­тет го­су­дар ства – это, преж­де все­го, со­зна­тель­ная за­щи­та сво­ей субъ­ект­но­сти, вклю­чая внут­рен­нюю ле­ги­тим­ность. Ре­аль­ность “глав­ной по­сле­до­ва­тель­но­сти” со­ци аль­ных ме­ха­низ­мов мо­жет быть до­ка­за­на, ес­ли Д. Трамп об­ра­тит­ся к ис­кон ным цен­но­стям аме­ри­кан­ско­го на­ро­да и, со­от­вет­ствен­но, к иден­тич­но­сти как ос­но­ве са­мо­оцен­ки на­ции, ее це­лей и пред­по­чте­ний.

Гло­ба­ли­за­ция как процесс, ко­то­рый обя­за­тель­но ге­не­ри­ру­ет неопре­де лен­ность, не при­во­дит к то­таль­но­му обес­це­ни­ва­нию су­ще­ству­ю­щих фун­да мен­таль­ных цен­ност­но ин­сти­ту­ци­о­наль­ных струк­тур, а вы­нуж­ден их со­х­ра нять и ис­поль­зо­вать. В кон­тек­сте ин­сти­ту­ци­о­наль­но­го по­ни­ма­ния гло­ба ли­за­ции “новый про­тек­ци­о­низм” Д. Трампа – это не ано­ма­лия, а объ­ек­тив­но обу­слов­лен­ная ре­ак­ция на чрез­мер­ную неопре­де­лен­ность со­ци­аль­ных, фи нан­со­вых, тор­го­вых и гео­по­ли­ти­че­ских по­след­ствий гло­баль­ных из­ме­не­ний. США по­чув­ство­ва­ли, что гло­баль­ная де­субъ­ек­ти­ва­ция как то­таль­ная цен

ност­но ин­сти­ту­ци­о­наль­ная де­струк­ция мо­жет на­чать­ся имен­но с них, что крайне опас­но для всех участ­ни­ков гло­баль­ных из­ме­не­ний. Ес­ли ко­лос­саль ный ци­ви­ли­за­ци­он­ный ре­сурс Со­еди­нен­ных Шта­тов Аме­ри­ки не будет ис поль­зо­вать­ся на ос­но­ве чет­кой субъ­ект­но­сти стра­ны (то есть сво­бо­ды вы­бо ра и от­вет­ствен­но­сти) и на­ци­о­наль­ной иден­тич­но­сти, то это мо­жет слу­чай но или за­ко­но­мер­но при­ве­сти к ми­ро­вой ка­та­стро­фе – фи­нан­со­вой, тех­но­ло­ги­че­ской, со­ци­аль­ной или гео­по­ли­ти­че­ской.

Будет ли озна­чать “новый про­тек­ци­о­низм” как из­ме­не­ние под­хо­дов к оцен­ке вы­год и по­терь от гло­ба­ли­за­ции со сто­ро­ны США начало про­цес­сов дег­ло­ба­ли­за­ции? Вряд ли. Ско­рее все­го, мы уви­дим за­пуск мо­де­ли “Гло­ба ли­за­ция 2.0”, ко­гда фор­маль­ное рас­пре­де­ле­ние от­вет­ствен­но­сти меж­ду су ве­рен­ны­ми го­су­дар­ства­ми и меж­ду­на­род­ны­ми ин­сти­ту­та­ми будет скор­рек ти­ро­ва­но в со­от­вет­ствии с фак­ти­че­ским рас­пре­де­ле­ни­ем ре­сур­сов и эко­но ми­че­ской вла­сти в со­вре­мен­ном об­ще­стве. Но­вая мо­дель гло­ба­ли­за­ции про­дол­жит боль­шин­ство про­цес­сов углуб­ле­ния по­ло­жи­тель­ной вза­и­мо­за ви­си­мо­сти, но на ос­но­ве при­спо­соб­ле­ния су­ве­рен­ной иден­тич­но­сти и со ци­аль­ной от­вет­ствен­но­сти на­ци­о­наль­ных го­су­дарств к но­вым тех­но­ло­ги чес­ким и ин­сти­ту­ци­о­наль­но со­ци­аль­ным ре­а­ли­ям.

Спи­сок ис­поль­зо­ван­ной ли­те­ра­ту­ры

1. Crafts N. Whither Economic Growth? // Finance & Development. – 2017. – Vol. 54. – № 1. – P. 2–6 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http:// www.imf.org/external/pubs/ft/fandd/2017/03/crafts.htm.

2. Krugman P. End this depression now! – Princeton : W.W. Norton & Company, 2012. – 272 p.

3. Blanchard O. Where Danger Lurks // Finance & Development. – 2014. – Vol. 51. – №. 3. – Р. 28–32.

4. Ferrero А., Gertler M., Svensson L. Current account dynamics and monetary policy / National bureau of economic research // Working Paper 13906. – April. – 2008.

5. Legg A., Prasad N., Robinson T. Global imbalances and the global saving glut // A panel data assessment research discussion paper. – November. – 2007 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://www.rba.gov.au/publications/ rdp/2007/pdf/rdp2007 11.pdf.

6. Obstfeld M., Rogoff K. Global Imbalances and the Financial Crisis: Products of Common Causes. – Santa Barbara : University of California, Berkeley and Harvard University. – November. – 2009 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до сту­па : http://eml.berkeley.edu/~obstfeld/santabarbara.pdf.

7. Borio C. The financial cycle and macroeconomics: What have we learnt? // BIS Working Papers. – № 395. – December. – 2012 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www.bis.org/publ/work395.pdf.

8. Ге­ец В.М., Гри­цен­ко А.А. Вы­ход из кри­зи­са (Размышления над ак­ту­аль ным в свя­зи с про­чи­тан­ным) // Эко­но­ми­ка Укра­и­ны. – 2013. – № 6. – С. 4–19.

9. Гри­цен­ко А. Гло­баль­ный кри­зис как фор­ма со­вре­мен­ной фи­нан­со­во эко­но­ми­че­ской ди­на­ми­ки // Эко­но­ми­ка Укра­и­ны. – 2010. – № 4. – С. 37–46.

10. Си­ден­ко В. Мо­ди­фи­ка­ция ми­ро­вой эко­но­ми­ки под вли­я­ни­ем но­вей ших фак­то­ров гло­баль­но­го транс­фор­ма­ци­он­но­го кри­зи­са // Эко­но­ми­ка Укра­и­ны. – 2012. – № 5. – С. 18–31.

11. Артьо­мо­ва Т. Ме­то­до­ло­гіч­на ана­то­мія гло­баль­ної фі­нан­со­во еко­но міч­ної кри­зи // Еко­но­міч­на тео­рія. – 2011. – № 2. – С. 16–33.

12. Бі­ло­рус О. Су­час­на світо­ва фі­нан­со­во еко­но­міч­на кри­за як про­яв то таль­ної кри­зи си­сте­ми гло­баліз­му [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://soskin.info/ea/2008/11 12/200801.html.

13. Erbas N.S., Sayers C.L. Institutional Quality, Knightian Uncertainty, and Insurability: A Cross Country Analysis // IMF Working Papers. – July. – 2006 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www.imf.org/external/pubs/ ft/wp/2006/wp06179.pdf.

14. Kliesen K.L. Uncertainty and the Economy [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://www.stlouisfed.org/publications/regional economist/ april 2013/uncertainty and the economy.

15. Popov V. Global Imbalances: Non conventional View // CEFIR and NES Working Paper. – 2010. – № 160 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : file:///c:/documents%20and%20settings/asus_brain/my%20documents/ Downloads/wp160.pdf.

16. Richter R. Efficiency of Institutions From the Perspective of New Institutional Economics With Emphasis on Knightian Uncertainty [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2105604.

17. Яременко О.Л. До­ві­ра як ін­фор­ма­цій­ний про­цес / Тво­рен­ня про­сто­ру сус­піль­ної до­віри в Україні ХХІ століт­тя : ма­тер. між­нар. на­ук. практ. конф. – К. : ДВНЗ “Універ­си­тет бан­ківсь­кої спра­ви”, 2016. – С. 289–291.

18. Хай­ек Ф.А. Па­губ­ная са­мо­на­де­ян­ность: Ошиб­ки со­ци­а­лиз­ма. – М. : Изд во “Но­во­сти”,1992. – 304 с.

19. Mann S.R. Chaos Theory and Strategic Thought [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : file:///c:/documents%20and%20settings/asus_brain/ My%20documents/downloads/ada528321%20(1).pdf.

References

1. Crafts N . Whither Economic Growth? Finance & Development , 2017, Vol. 54, No. 1, pp. 2–6, available at: http://www.imf.org/external/pubs/ft/fandd/2017/03/ crafts.htm.

2. Krugman P. End this depression now! Princeton , W.W. Norton & Company, 2012.

3. Blanchard Where Danger Lurks. Finance & Development , 2014, Vol. 51, No. 3, pp. 28–32.

4. Ferrero А., Gertler M., Svensson L . Current account dynamics and monetary policy. National bureau of economic research. Working Paper 13906, April, 2008.

5. Legg A., Prasad N., Robinson T . Global imbalances and the global saving glut. A panel data assessment research discussion paper. November, 2007, available at: https://www.rba.gov.au/publications/rdp/2007/pdf/rdp2007 11.pdf.

6. Obstfeld M., Rogoff K. Global Imbalances and the Financial Crisis: Products of Common Causes. Santa Barbara: University of California, Berkeley and Harvard

University, November, 2009, available at: http://eml.berkeley.edu/~obstfeld/ santabarbara.pdf.

7. Borio C. The financial cycle and macroeconomics: What have we learnt? BIS Working Papers, No. 395, December, 2012, available at: http://www.bis.org/ publ/work395.pdf.

8. Heyets V.M., Gritsenko A.A. Vykhod iz krizisa (Razmyshleniya nad aktual’nym v svyazi s prochitannym) [The way out from a crisis (Reflections about actual things after the reading)]. Ekonomika Ukrainy – Economy of Ukraine , 2013, No. 6, pp. 4– 19 [in Russian].

9. Gritsenko A. Global’nyi krizis kak forma sovremennoi finansovo ekonomicheskoi dinamiki [The global crisis as a form of the modern financial economic dynamics]. Ekonomika Ukrainy – Economy of Ukraine , 2010, No. 4, pp. 37–46 [in Russian].

10. Sidenko V. Modifikatsiya mirovoi ekonomiki pod vliyaniem noveishikh faktorov global’nogo transformatsionnogo krizisa [A modification of the world economy under the action of the newest factors of the global transformation crisis]. Ekonomika Ukrainy – Economy of Ukraine , 2012, No. 5, pp. 18–31 [in Russian].

11. Artomova T. Metodolohichna anatomiya global’noi finansovo ekonomichnoi kryzy [Methodological Anatomy of the Global Financial and Economic Crisis]. Ekonomichna teoriya – Economic Theory , 2011, No. 2, pp. 16–33 [in Ukrainian].

12. Bilorus O. Suchasna svitova finansovo ekonomichna kryza yak proyav total’noi kryzy systemy globalizmu [The current world economic crisis as a manifestation of the total crisis of the system of globalism], available at: http://soskin.info/ea/2008/ 11 12/200801.html.

13. Erbas N.S., Sayers C.L. Institutional Quality, Knightian Uncertainty, and Insurability: A Cross Country Analysis. IMF Working Papers, July, 2006, available at: http://www.imf.org/external/pubs/ft/wp/2006/wp06179.pdf.

14. Kliesen K.L. Uncertainty and the Economy, available at: https:// www.stlouisfed.org/publications/regional economist/april 2013/uncertainty and the economy.

15. Popov V. Global Imbalances: Non conventional View. CEFIR and NES Working Paper, 2011, No. 160, available at: http://www.cefir.ru/index.php?l=eng& id=35&yf=2011.

16. Richter R. Efficiency of Institutions From the Perspective of New Institutional Economics With Emphasis on Knightian Uncertainty, available at: http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2105604.

17. Yaremenko O.L. Dovira yak informatsiinyi protses, v: Tvorennya prostoru suspil’noi doviry v Ukraini XXI stolittya [Trust as an information process, in: Creation of a space of public trust in Ukraine of the XXI century]. Proceedings from International Scientific and Practical Conference. Kyiv, SHEI “University of banking affairs”, 2016, pp. 289–291 [in Ukrainian].

18. Hayek F.A . Pagubnaya Samonadeyannost’. Oshibki Sotsializma [The Fatal Conceit. The Errors of Socialism]. Moscow, “Novosti”, 1992 [in Russian].

19. Mann S.R. Chaos Theory and Strategic Thought, available at: file:///c:/ Documents%20and%20settings/asus_brain/my%20documents/downloads/ Ada528321%20(1).pdf.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.