ЗВЕРЯКОВ М. И.

Economy of Ukraine (Russian) - - Содержание - М.И.ЗВЕРЯКОВ, про­фес­сор, док­тор эко­но­ми­че­ских на­ук, член кор­ре­спон­дент НАН Укра­и­ны, рек­тор Одес­ско­го на­ци­о­наль­но­го эко­но­ми­че­ско­го уни­вер­си­те­та

– Гло­ба­ли­за­ция и де­ин­ду­стри­а­ли­за­ция: со­дер­жа­ние, про­ти­во­ре­чия и спо­со­бы их ре­ше­ния

Пред­став­лен тео­ре­ти­че­ский ана­лиз кри­зи­са нео­ли­бе­раль­ной мо­де­ли гло­ба­ли­за­ции, ко­то­рая при­ве­ла к про­цес­сам де­ин­ду­стри­а­ли­за­ции во мно­гих стра­нах ми­ра, в том чис ле и в Укра­ине. По­ка­за­но, что по­сред­ством вос­ста­нов­ле­ния раз­ви­тия вы­со­ко­тех­но­ло гич­ных от­рас­лей ре­аль­но­го сек­то­ра эко­но­ми­ки про­ис­хо­дит сме­на гло­баль­ной хо­зяй ствен­ной мо­де­ли, ко­то­рая да­ет шанс преодолеть нега­тив­ные последствия ми­ро­во­го кри­зи­са. Про­ве­ден ана­лиз раз­лич­ных мо­де­лей ка­пи­та­лиз­ма в усло­ви­ях нео­ли­бе­раль ной гло­ба­ли­за­ции, в том чис­ле в стра­нах, воз­ник­ших на пост­со­ци­а­ли­сти­че­ском про стран­стве. По­ка­за­но, что ре­ше­ние сло­жив­ше­го­ся в укра­ин­ской эко­но­ми­ке про­ти­во­ре чия меж­ду те­ку­щи­ми и дол­го­сроч­ны­ми за­да­ча­ми воз­мож­но на ос­но­ве вос­про­из­вод ствен­но­го под­хо­да.

Клю­че­вые сло­ва: гло­ба­ли­за­ция, де­ин­ду­стри­а­ли­за­ция и ре­ин­ду­стри­а­ли­за­ция, раз лич­ные мо­де­ли ка­пи­та­лиз­ма, про­мыш­лен­ная по­ли­ти­ка, амор­ти­за­ция, стра­те­ги­че­ское це­ле­по­ла­га­ние, мо­дель устой­чи­во­го эко­но­ми­че­ско­го ро­ста.

Пост­кри­зис­ный пе­ри­од раз­ви­тия ми­ро­во­го хо­зяй­ства со всей опре­де­лен но­стью по­ста­вил фун­да­мен­таль­ные во­про­сы, на ко­то­рые ищут от­ве­ты ученые во мно­гих стра­нах. Преж­де все­го эти от­ве­ты смо­гут очер­тить кон­ту­ры бу­ду­ще­го ми ро­во­го раз­ви­тия. Во пер­вых, мож­но ли пред­по­ло­жить мас­штаб­ное за­мед­ле­ние гло­ба­лист­ской тен­ден­ции и по­сте­пен­ное воз­рож­де­ние су­ве­ре­ни­те­тов на­цио наль­ных эко­но­мик, или она воз­об­но­вит свое дей­ствие в ка­ких то но­вых фор­мах? Во вто­рых, ка­ко­вы спо­со­бы движения раз­лич­ных ча­стей ми­ро­во­го хо­зяй­ства в свя­зи со сме­ной па­ра­диг­мы пост­кри­зис­но­го раз­ви­тия? По­ис­ки от­ве­тов на эти во­про­сы тре­бу­ют ин­тел­лек­ту­аль­ных уси­лий мно­гих за­ру­беж­ных и оте­че­ствен­ных уче­ных.

Та­ким об­ра­зом, цель ста­тьи – вы­яс­нить при­чи­ны кри­зи­са нео­ли­бе­раль­ной гло ба­ли­за­ции, ко­то­рая при­ве­ла не толь­ко к раз­ви­тию тен­ден­ций де­ин­ду­стри­а­ли­за­ции в раз­ви­ва­ю­щих­ся стра­нах (к ко­то­рым при­над­ле­жит и Укра­и­на), но и к со­кра­ще­нию ин­ду­стри­аль­но­го сек­то­ра в вы­со­ко­раз­ви­тых стра­нах, о ко­то­рых пи­шут в сво­ей ста тье аме­ри­кан­ский уче­ный Дж. Фокс и неко­то­рые участ­ни­ки на­уч­ной дис­кус­сии.

Про­ти­во­ре­чия про­цес­са гло­ба­ли­за­ции

В по­след­ние 30 лет со­вре­мен­ное ми­ро­вое хо­зяй­ство всту­пи­ло в новый этап гло ба­ли­за­ции. Новые гло­ба­ли­за­ци­он­ные тен­ден­ции уско­ри­ли раз­ви­тие ка­пи­та­ли­сти чес­кой си­сте­мы хо­зяй­ства, при­да­ли ей новые со­вре­мен­ные чер­ты. Эти новые чер ты обу­слов­ле­ны ре­зуль­та­том дей­ствия глав­ной до­ми­нан­ты функ­ци­о­ни­ро­ва­ния и раз­ви­тия ми­ро­во­го хо­зяй­ства – ли­бе­раль­ной мо­де­ли ор­га­ни­за­ции хо­зяй­ствен­ной дея тель­но­сти. Сам же кри­зис мож­но рас­смат­ри­вать как вполне за­ко­но­мер­ный ре­зуль тат раз­ви­тия ка­пи­та­лиз­ма в усло­ви­ях гло­ба­ли­за­ции.

На про­тя­же­нии несколь­ких де­ся­ти­ле­тий, в со­от­вет­ствии с за­ко­на­ми рын­ка, во мно­гих вы­со­ко­раз­ви­тых стра­нах про­ис­хо­ди­ло рас­ши­ре­ние спро­са на про­дук­цию ка­пи­та­ли­сти­че­ских пред­при­я­тий за счет внеш­них рын­ков, по­лу­че­ния де­ше­вых ре сур­сов и обес­пе­че­ния тем са­мым эко­но­ми­че­ско­го ро­ста на­ци­о­наль­ной эко­но­ми­ки. Это яв­ля­ет­ся им­ма­нент­ной чер­той са­мо­го ка­пи­та­ла. Ло­ги­ка раз­ви­тия по­след­не­го обу­сло­ви­ла то, что транс­на­ци­о­наль­ная фор­ма ка­пи­та­ла за­ко­но­мер­но пре­вра­ти­лась в до­ми­ни­ру­ю­щую эко­но­ми­че­скую си­лу в со­вре­мен­ном ми­ро­вом хо­зяй­стве, по­сколь ку про­мыш­лен­ный рост – глав­ный фак­тор ин­те­гра­ции рын­ка в еди­ный ми­ро­вой ры­нок.

Раз­вер­ты­ва­ние про­цес­са ин­тер­на­ци­о­на­ли­за­ции про­из­вод­ства по­сред­ством углуб­ле­ния меж­ду­на­род­но­го раз­де­ле­ния тру­да при­ве­ло к то­му, что ми­ро­вое хо­зяй ство всту­пи­ло в новый этап раз­ви­тия, ко­то­рый на про­тя­же­нии по­след­них 30– 40 лет на­зы­ва­ет­ся “гло­ба­ли­за­ция”. В этот пе­ри­од тем­пы ро­ста внеш­ней тор­гов­ли на­ча­ли об­го­нять го­до­вые при­ро­сты ми­ро­во­го ВВП, про­изо­шло рас­ши­ре­ние транс гра­нич­ных вза­и­мо­дей­ствий меж­ду аген­та­ми ми­ро­во­го хо­зяй­ства, что про­яви­лось в уве­ли­че­нии по­то­ков движения то­ва­ров, ка­пи­та­ла и тру­да, воз­ник­но­ве­нии и уси­ле нии ро­ли меж­ду­на­род­ных ин­сти­ту­тов, обес­пе­чи­ва­ю­щих бес­пре­пят­ствен­ное про ник­но­ве­ние на на­ци­о­наль­ные рын­ки от­дель­ных го­су­дарств. Са­ми на­ци­о­наль­ные го­су­дар­ства по­сте­пен­но утра­ти­ли свою роль цен­тров при­ня­тия ре­ше­ний и ока­за лись эле­мен­та­ми бо­лее мас­штаб­но­го це­ло­го ми­ро­во­го хо­зяй­ства . Про­изо­шла по сте­пен­ная утра­та на­ци­о­наль­но го­су­дар­ствен­но­го су­ве­ре­ни­те­та стра­на­ми, по­пав­ши ми в ор­би­ту гло­баль­ных эко­но­ми­че­ских сил и оли­це­тво­ря­ю­щих их меж­ду­на­род­ных ин­сти­ту­тов. На­ци­о­наль­ные эко­но­ми­ки на­ча­ли под­чи­нять­ся “гло­баль­ным ре­гу­ля то­рам”, за­ме­ня­ю­щим на­ци­о­наль­ные пра­ви­тель­ства.

Эти гло­баль­ные ин­сти­ту­ты дей­ству­ют в уго­ду транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций (ТНК), для ко­то­рых лю­бые на­ци­о­наль­ные огра­ни­че­ния ста­но­вят­ся пре­гра­дой для во­вле­че­ния на­ци­о­наль­ных ре­сур­сов в гло­баль­ный эко­но­ми­че­ский обо­рот. Сто­рон ни­ки гло­ба­ли­за­ции ис­хо­дят из нео­ли­бе­раль­ной тео­ре­ти­че­ской док­три­ны, со­глас­но ко­то­рой на­ци­о­наль­ные эко­но­ми­ки и их ре­сур­сы во­вле­ка­ют­ся в гло­баль­ные рын­ки и ис­поль­зу­ют­ся бо­лее эф­фек­тив­но. Имен­но нео­ли­бе­раль­ная тео­ре­ти­че­ская докт ри­на ле­жит в ос­но­ве дей­ствий гло­баль­ных ре­гу­ля­то­ров , ко­то­рые пред­став­ле­ны в фор ме меж­ду­на­род­ных ин­сти­ту­тов (ВТО, МВФ, Все­мир­ный банк и т. д.) и дей­ству­ют в ин­те­ре­сах ТНК, стре­мя­щих­ся осво­бо­дить­ся от ка­ких ли­бо огра­ни­че­ний на­цио наль­ных го­су­дарств.

В рам­ках ми­ро­во­го хо­зяй­ства сфор­ми­ро­ва­лась сеть ТНК, кон­тро­ли­ру­ю­щих зна­чи­тель­ную часть гло­баль­но­го рын­ка и на­хо­дя­щих­ся меж­ду со­бой в от­но­ше­ни­ях жест­кой кон­ку­рен­ции. По­след­няя не огра­ни­чи­ва­ет­ся гло­баль­ны­ми ин­сти­ту­та­ми, по­сколь­ку их дей­ствия как раз и создают усло­вия для функ­ци­о­ни­ро­ва­ния ры­ноч ных сил, а та­к­же фор­ми­ру­ют гло­баль­ное ли­бе­раль­ное ры­ноч­ное про­стран­ство. В ито­ге воз­ни­ка­ет спе­ци­фи­че­ская ры­ноч­но се­те­вая си­сте­ма хо­зяй­ство­ва­ния, не ко ор­ди­ни­ру­е­мая из еди­но­го цен­тра, что со­зда­ет объ­ек­тив­ные предпосылки для уве ли­че­ния ко­ли­че­ства сбо­ев в гло­баль­ной се­ти мо­но­по­лий. В гло­ба­ли­зи­ро­ван­ном ры­ноч­ном хо­зяй­стве на­рас­та­ют рис­ки воз­ник­но­ве­ния ми­ро­вых кри­зи­сов.

Со­сто­я­ние неопре­де­лен­но­сти в усло­ви­ях на­рас­та­ния рис­ков по­ро­ди­ло по­зи­цию неко­то­рых ис­сле­до­ва­те­лей о воз­ник­но­ве­нии “общества рис­ка”, в ко­то­ром на­цио наль­ные го­су­дар­ства на­чи­на­ют пре­вра­щать­ся в но­си­те­лей кос­мо­по­ли­ти­че­ских ин­те ре­сов * . Как раз под­чи­не­ние на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сов, ко­то­рые вы­ра­жа­ют на­цио наль­ные го­су­дар­ства, си­лам гло­баль­но­го рын­ка и со­став­ля­ет глав­ное со­дер­жа­ние про цес­са гло­ба­ли­за­ции на со­вре­мен­ном эта­пе. Ко­неч­ная цель гло­ба­ли­за­ции – под­чи­не­ние на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сов гло­баль­ным. Имен­но эта со­дер­жа­тель­ная ха рак­те­ри­сти­ка от­ра­жа­ет смысл по­ня­тия гло­ба­ли­за­ции и при­вно­сит нечто ка­че­ствен но но­вое в ши­ро­кую па­лит­ру по­ня­тия ми­ро­хо­зяй­ствен­ных от­но­ше­ний.

Дей­ствия сил гло­баль­но­го ка­пи­та­ла в фор­ме ТНК, с од­ной сто­ро­ны, и со­п­ро тив­ле­ние та­ко­му дей­ствию на­ци­о­наль­ных пра­ви­тельств, вы­ра­жа­ю­щих ин­те­ре­сы на­ци­о­наль­ных го­су­дарств, – с дру­гой и со­став­ля­ют, на наш взгляд, глав­ное про­ти во­ре­чие ми­ро­во­го эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия . Внеш­ни­ми фор­ма­ми про­яв­ле­ния это­го про­ти­во­ре­чия яв­ля­ют­ся: Вrexit, про­ти­во­ре­чия внут­ри ЕС, а та­к­же спо­ры меж­ду США и ЕС по по­во­ду прин­ци­пов ор­га­ни­за­ции транс­ат­лан­ти­че­ско­го тор­го­во­го парт­нер ства (ТТП), объ­еди­не­ние стран Юго Во­сточ­ной Азии и США в Ази­ат­ско ти­хо­оке­ан ское эко­но­ми­че­ское со­труд­ни­че­ство (АТЭС) для огра­ни­че­ния уси­ли­ва­ю­ще­го­ся тор го­во­го мо­гу­ще­ства Ки­тая, и т. п.

Од­на­ко се­го­дня мож­но на­блю­дать уси­ле­ние тен­ден­ции ко все боль­ше­му огра ни­че­нию гло­ба­ли­за­ции, ко­то­рая ста­ла про­яв­лять­ся внут­ри ЕС, а та­к­же во мно­гих стра­нах ка­пи­та­лиз­ма, в том чис­ле в США [2, c. 19].

Как из­вест­но, нео­ли­бе­раль­ная мо­дель мак­ро­эко­но­ми­че­ско­го ре­гу­ли­ро­ва­ния при­шла на сме­ну кейн­си­ан­ской, ко­то­рая, во пер­вых, к кон­цу 1970 х го­дов при­ве­ла

По это­му по­во­ду не­мец­кий уче­ный У. Бек пи­шет: “Без со­мне­ния, рис­ки, свя­зан­ные с раз­ви­ти­ем про­мыш­лен­но­сти, так же ста­ры, как и са­мо это раз­ви­тие. Об­ни­ща­ние зна­чи­тель­ной ча­сти на­се­ле­ния – “риск бед­но­сти” – дер­жа­ло ХХ век в на­пря­же­нии. “Рис­ки ква­ли­фи­ка­ции” и “рис­ки здо­ро­вья” дав­но уже яв­ля­ют­ся те­мой ра­ци­о­на­ли­за­ции и свя­зан­ных с ней со­ци­аль­ных кон­флик­тов. … Опас­но­сти вы­со­ко­раз­ви­тых про­из­во­ди­тель­ных сил в об­ла­сти хи­мии или атом ной энер­ге­ти­ки упразд­ня­ют ос­но­вы и ка­те­го­рии в рам­ках, в ко­то­рых мы до сих пор мыс­ли­ли и дей­ство­ва­ли, – про­стран­ство и вре­мя, труд и до­суг, пред­при­я­тие и на­ци­о­наль­ное го­су­дар­ство, да­же гра­ни­цы меж­ду во­ен­ны­ми бло­ка­ми и кон­ти­нен­та­ми” [1, c. 4].

к за­мет­но­му па­де­нию эф­фек­тив­но­сти фак­то­ров про­из­вод­ства и, во вто­рых, не смог ла преодолеть на­чав­шу­ю­ся с се­ре­ди­ны 1960 х го­дов нега­тив­ную тен­ден­цию па­де ния нор­мы при­бы­ли на вло­жен­ный ка­пи­тал [3, c. 444]. В ос­но­ве са­мой нео­ли­бе раль­ной док­три­ны ле­жит тео­ре­ти­че­ская па­ра­диг­ма, от­ста­и­ва­ю­щая эф­фек­тив­ность дей­ствия ры­ноч­ных сил и огра­ни­чи­ва­ю­щая все фор­мы го­су­дар­ствен­но­го ре­гу­ли ро­ва­ния. Транс­на­ци­о­наль­ный ка­пи­тал в фор­ме ТНК по­ро­дил сред­ства гло­баль­ной ком­му­ни­ка­ции в фор­ме ин­фор­ма­ци­он­но ком­пью­тер­ных си­стем, охва­ты­ва­ю­щих все ми­ро­вое про­стран­ство. Это от­кры­ло новые воз­мож­но­сти для ТНК рас­про­стра­нять свои про­из­вод­ства, то­ва­ры и фи­нан­со­вые ре­сур­сы по все­му ми­ру.

От­каз от го­су­дар­ствен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния фи­нан­со­вой сфе­ры поз­во­лил рез­ко воз­рас­ти объ­е­му спе­ку­ля­тив­ных опе­ра­ций на ми­ро­вом рын­ке и пре­вра­тить эту сфе­ру в ве­ду­щий сек­тор гло­баль­ной эко­но­ми­ки, а сам ка­пи­та­лизм – в “фи­нан­со­вый”. В до­кри­зис­ный пе­ри­од в усло­ви­ях рез­ко­го рас­ши­ре­ния фи­нан­со­во кре­дит­ной сфе ры во мно­гих ве­ду­щих стра­нах ми­ра воз­ник­ла ил­лю­зия, что с по­мо­щью но­вых фи нан­со­во кре­дит­ных ин­стру­мен­тов удаст­ся уве­ли­чить со­во­куп­ный спрос и тем са мым из­бе­жать па­де­ния до­ход­но­сти ка­пи­та­ла, по­сто­ян­но вос­про­из­во­дя новые сти му­лы для раз­ви­тия. Кро­ме то­го, пред­по­ла­га­лось, что воз­рос­шие мас­шта­бы гло­баль­но­го рын­ка и транс­на­ци­о­наль­ный ха­рак­тер хо­зяй­ствен­ных от­но­ше­ний по мо­гут преодолеть при­су­щие ка­пи­та­лиз­му про­ти­во­ре­чия. Од­на­ко та­ко­го ро­да пред по­ло­же­ния ока­за­лись невер­ны­ми. В ито­ге, про­изо­шед­шее пе­ре­на­коп­ле­ние фи­нан со­во­го ка­пи­та­ла при­ве­ло к тя­же­ло­му эко­но­ми­че­ско­му кри­зи­су.

Сле­до­ва­тель­но, ны­неш­няя пост­кри­зис­ная фаза раз­ви­тия ми­ро­вой эко­но­ми­ки пред­став­ля­ет со­бой вступ­ле­ние в слож­ный и дли­тель­ный пе­ри­од устра­не­ния воз ник­ших дис­про­пор­ций в мас­шта­бах как гло­баль­ной, так и на­ци­о­наль­ных эко­но мик. Ины­ми сло­ва­ми, мож­но ска­зать, что про­ис­хо­дит за­вер­ше­ние од­но­го гло­баль но­го вос­про­из­вод­ствен­но­го цик­ла и на­сту­па­ет дру­гой на ка­че­ствен­но но­вой тех­но ло­ги­че­ской, ин­сти­ту­ци­о­наль­ной и фи­нан­со­вой ос­но­ве, во­вле­ка­ю­щий в свою ор­би­ту и вы­со­ко­раз­ви­тые, и раз­ви­ва­ю­щи­е­ся стра­ны. По­сред­ством вос­ста­нов­ле­ния при ори­те­та раз­ви­тия ре­аль­но­го сек­то­ра эко­но­ми­ки на но­вой тех­но­ло­ги­че­ской ос­но­ве про­ис­хо­дит сме­на гло­баль­ной хо­зяй­ствен­ной мо­де­ли, ко­то­рая да­ет шанс пре­одо леть нега­тив­ные последствия ми­ро­во­го кри­зи­са.

Как пра­виль­но от­ме­ча­ют участ­ни­ки дис­кус­сии, сме­на хо­зяй­ствен­ной мо­де­ли сви­де­тель­ству­ет о кри­зи­се нео­ли­бе­раль­ной мо­де­ли гло­ба­ли­за­ции и ее глав­ных но си­те­лей [4, c. 66]. По­сколь­ку глав­ным вы­ра­зи­те­лем са­мой гло­ба­ли­за­ции яв­ля­ют­ся ТНК, по­столь­ку са­ми ТНК ме­ня­ют в на­сто­я­щее вре­мя свою мо­дель вос­про­из­вод ства. О чем идет речь? Де­ло в том, что са­ми ТНК как глав­ные но­си­те­ли гло­ба­ли­за ции име­ют внут­рен­ние про­ти­во­ре­чия и двой­ствен­ный ха­рак­тер раз­ви­тия. С од­ной сто­ро­ны, они фор­ми­ру­ют гло­баль­ное ры­ноч­ное про­стран­ство и осу­ществ­ля­ют сво бод­ное дви­же­ние ка­пи­та­лов, то­ва­ров и ра­бо­чей си­лы, а с дру­гой – ТНК мо­гут по лу­чать сверх­при­бы­ли в усло­ви­ях со­хра­не­ния ло­каль­ных неод­но­род­ных рын­ков тру­да и усло­вий эко­но­ми­че­ско­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния (си­сте­мы опла­ты тру­да, на­ло­го­об ло­же­ния, эко­ло­ги­че­ских и со­ци­аль­ных усло­вий про­из­вод­ства и т. д.). Как раз ди­на ми­ка по­лу­че­ния сверх­при­бы­ли яв­ля­ет­ся сво­е­го ро­да эко­но­ми­че­ским пре­де­лом раз ви­тия гло­ба­ли­за­ции. В тех слу­ча­ях, ко­гда по­лу­че­ние вы­со­ких при­бы­лей на ло­каль ных рын­ках умень­ша­ет­ся, ТНК ищут новые, бо­лее на­деж­ные усло­вия при­ло­же­ния ка­пи­та­ла. Имен­но та­кие из­ме­не­ния и раз­во­ра­чи­ва­ют­ся на на­ших гла­зах. Оста­но вим­ся на этом бо­лее по­дроб­но.

Де­ин­ду­стри­а­ли­за­ция и ре­ин­ду­стри­а­ли­за­ция в США

Бла­го­да­ря успеш­но­му при­ме­не­нию но­вых тех­но­ло­гий в неф­те­га­зо­вой отрас ли в ре­зуль­та­те “слан­це­вой ре­во­лю­ции” США не толь­ко смог­ли рез­ко уве­ли­чить объ­е­мы до­бы­чи неф­ти и га­за и стать круп­ней­шим про­из­во­ди­те­лем и экс­пор­те­ром уг­ле­во­до­ро­дов в ми­ре, но и до­бить­ся дву­крат­но­го сни­же­ния цен на газ на внут рен­нем рын­ке: в на­сто­я­щее вре­мя они по­чти в 3 ра­за ни­же, чем в Япо­нии, и бо­лее чем в 2 ра­за – чем в Ев­ро­пе * .

Со­ци­аль­но эко­но­ми­че­ские из­ме­не­ния, про­ис­хо­дя­щие под вли­я­ни­ем “слан­це вой ре­во­лю­ции”, оце­ни­ва­ют­ся мно­ги­ми экс­пер­та­ми как эпо­халь­ные. Та­кие оцен ки по­ка­зы­ва­ют, что энер­ги­че­ский сек­тор мо­жет вы­звать муль­ти­пли­ка­ци­он­ный эф фект и со­здать от 2,2 млн. до 3,6 млн. но­вых ра­бо­чих мест, а та­к­же сни­зить де­фи­цит те­ку­ще­го сче­та пла­теж­но­го ба­лан­са на 471 млрд. дол. (в це­нах 2005 г.) и ги­по­те­ти чес­кий рост ВВП око­ло 4% ** . Столь об­на­де­жи­ва­ю­щие про­гно­зы по­след­ствий “слан це­вой ре­во­лю­ции” не слу­чай­ны. Дж. Фокс от­ме­ча­ет, что “в кон­це 1970 х го­дов Со еди­нен­ные Шта­ты Аме­ри­ки ста­ли ис­пы­ты­вать хро­ни­че­ский тор­го­вый де­фи­цит, что яв­ля­ет­ся ры­ноч­ным сиг­на­лом о сни­же­нии кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти. Перед 1979 г. на­ча­лась стаг­на­ция ре­аль­ной за­ра­бот­ной пла­ты аме­ри­кан­ских ра­бо­чих, а за­тем – ее сни­же­ние” [2, c. 19]. С 1970 г. и до на­ча­ла те­ку­ще­го де­ся­ти­ле­тия до­ля США в ми­ро­вом про­мыш­лен­ном про­из­вод­стве со­кра­ти­лась с 26% до 20%, то­гда как до­ля Ки­тая за этот же пе­ри­од вы­рос­ла с 1% до 19% [5, р. 2].

Та­кая же нега­тив­ная тенденция на­блю­да­лась и с ди­на­ми­кой про­из­вод­ства до бав­лен­ной сто­и­мо­сти в США с 1970 по 2013 г. Ес­ли в 1970 г. до­ля США в ми­ро­вом про­из­вод­стве до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти об­ра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти со­став ля­ла 26,63%, то в 2013 г. она сни­зи­лась до 19,14%. Осо­бен­но рез­ко ее сни­же­ние про изо­шло перед кри­зи­сом 2007–2009 гг. и по­сле него, то­гда как в Ки­тае толь­ко с 2005 по 2013 г. она по­чти удво­и­лась: с 9,71% до 18,48%. В то же вре­мя за этот же пе­ри­од до­ля США в ми­ро­вом про­из­вод­стве до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти об­ра­ба­ты­ва­ю­щей про мыш­лен­но­сти сни­зи­лась на 3,9% [6, c. 39].

Та­ким об­ра­зом, как сви­де­тель­ству­ет от­ри­ца­тель­ная ди­на­ми­ка про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ства до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти, в США про­ис­хо­ди­ла де­ин­ду­стри­а­ли­за­ция эко­но­ми­ки, а в Ки­тае на­блю­дал­ся ин­ду­стри­аль­ный рост. Од­на­ко сле­ду­ет на­пом нить, что в США со­кра­ще­ние ин­ду­стри­аль­ной сфе­ры и об­ще­го чис­ла ра­бо­чих мест на­ча­лось еще до Ве­ли­кой де­прес­сии в ре­зуль­та­те ро­ста про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да в про­мыш­лен­но­сти, что са­мо по се­бе яв­ля­ет­ся по­ло­жи­тель­ным фак­то­ром, сви­де­тель ству­ю­щим об уве­ли­че­нии до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти в ВВП. Ины­ми сло­ва­ми, про­ис хо­ди­ла де­ин­ду­стри­а­ли­за­ция, опи­рав­ша­я­ся на рост эф­фек­тив­но­сти са­мой ин­дуст рии, ко­то­рую мож­но бы­ло бы на­звать “по­ло­жи­тель­ной де­ин­ду­стри­а­ли­за­ци­ей” . Но с 1970 х го­дов в США мно­гие за­во­ды на­ча­ли за­кры­вать­ся или пе­ре­но­сить­ся в дру­гие стра­ны из за по­ис­ков бо­лее вы­год­ных сфер при­ло­же­ния ка­пи­та­ла. Осо­бен­но уско рен­ный ха­рак­тер эта тенденция при­об­ре­ла с 1990 по 2009 г., ко­гда до­ля об­ра­ба­ты­ва ющей про­мыш­лен­но­сти в ВВП США сни­зи­лась с 17% до 11%. С 2009 по 2012 г. про­мыш­лен­ный сек­тор США пе­ре­ло­мил эту тен­ден­цию, уве­ли­чив свою до­лю в ВВП до 11,9% в 2012 г. *** .

* BP Statistical Review of World Energy. – 2016. – June. – Р. 27. ** Там же . – Р. 17. *** Europe’s re industrialization: The gulf between aspiration and reality // Deutsche Bank DB Research. – 2013. – November 26. – Р. 14.

По мне­нию мно­гих ана­ли­ти­ков, по­явив­ша­я­ся тенденция ре­ин­ду­стри­а­ли­за­ции будет про­дол­жать­ся. Это свя­за­но с вос­ста­нов­ле­ни­ем срав­ни­тель­ных пре­иму­ществ эко­но­ми­ки США, обу­слов­лен­ных не толь­ко “слан­це­вой ре­во­лю­ци­ей”, сни­жа­ю­щей из­держ­ки про­из­вод­ства, но и ро­стом транс­порт­ных и тран­сак­ци­он­ных из­дер­жек. Та­ким об­ра­зом, стре­ми­тель­ное вос­ста­нов­ле­ние срав­ни­тель­ных пре­иму­ществ про мыш­лен­но­сти США по за­тра­там яв­ля­ет­ся при­чи­ной то­го, что па­де­ние до­ли про мыш­лен­но­го про­из­вод­ства в ВВП США и вы­вод его за ру­беж пре­кра­ти­лись. По мне­нию ис­сле­до­ва­те­лей, ре­аль­ны­ми пред­по­сыл­ка­ми эко­но­ми­че­ско­го ро­ста в США по­ми­мо уде­шев­ле­ния энер­го­ре­сур­сов яв­ля­ют­ся: ин­но­ва­ци­он­ность про­из­вод­ства; рост про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да; уве­ли­че­ние ин­ве­сти­ций в ин­фра­струк­ту­ру; бо­лее эф­фек­тив­ная си­сте­ма раз­ви­тия об­ра­зо­ва­ния [7, р. 5]. В свя­зи с ро­стом сред­ней зар пла­ты в Ки­тае на 15–20% в год со­кра­ща­ет­ся це­но­вое пре­иму­ще­ство ки­тай­ской ра бо­чей си­лы по срав­не­нию с до­ро­ги­ми тру­до­вы­ми ре­сур­са­ми США. Ес­ли в 2000 г. сред­няя за­ра­бот­ная пла­та ки­тай­ско­го ра­бот­ни­ка в про­мыш­лен­ном сек­то­ре со­став ля­ла лишь 3% со­от­вет­ству­ю­щей зар­пла­ты в США, то в 2015 г. – при­мер­но 15%. В ито­ге, из­держ­ки про­из­вод­ства то­ва­ров неко­то­рых аме­ри­кан­ских ком­па­ний лишь на 10% вы­ше про­дук­ции ана­ло­гич­ных ки­тай­ских ком­па­ний * . По­это­му, по мне­нию ав­то­ров ис­сле­до­ва­ния “Boston Consalting Group”, про­из­вод­ство неко­то­рых то­ва­ров будет сме­щать­ся из Ки­тая в стра­ны с бо­лее низ­ки­ми за­тра­та­ми на за­ра­бот­ную пла ту, та­кие как Вьет­нам, Ин­до­не­зия и Мек­си­ка [8, р. 5]. Од­на­ко спо­соб­ность раз­ви вать про­из­вод­ство в этих стра­нах будет огра­ни­чи­вать­ся нераз­ви­той ин­фра­струк­ту рой, нехват­кой ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной ра­бо­чей си­лы, а та­к­же по­ли­ти­че­ски­ми, иму ще­ствен­ны­ми и дру­ги­ми рис­ка­ми [8, р. 5].

Од­ной из важ­ных со­став­ля­ю­щих в об­щем пе­речне про­блем, на­ко­пив­ших­ся в эко­но­ми­ке США и наи­бо­лее ре­льеф­но про­явив­ших­ся в пе­ри­од по­след­не­го кри­зи са, по мне­нию Дж. Стиг­ли­ца, стал пе­ре­ход от раз­ви­тия эко­но­ми­ки про­мыш­лен­нос ти к еще боль­ше­му про­из­вод­ству услуг. В слу­чае про­дол­же­ния нега­тив­но­го трен­да та­ко­го раз­ви­тия США, по мне­нию Дж. Стиг­ли­ца, с боль­шой до­лей ве­ро­ят­но­сти бу­дут по­сте­пен­но пре­вра­щать­ся в тре­тью эко­но­ми­ку ми­ра, не имея воз­мож­но­сти под­дер­жи­вать су­ще­ству­ю­щий уро­вень жиз­ни, не го­во­ря уже о его ро­сте [9, р. 25]. Дж. Стиг­лиц ви­дит глав­ное усло­вие эко­но­ми­че­ско­го ро­ста в США в вос­ста­нов­ле нии про­мыш­лен­но­сти на ос­но­ве ин­но­ва­ци­он­ной со­став­ля­ю­щей. Осо­бую роль в этом иг­ра­ет про­из­вод­ство ин­ве­сти­ци­он­ных то­ва­ров. Имен­но про­из­вод­ство и за­ме ще­ние то­ва­ров дли­тель­но­го поль­зо­ва­ния, по сто­и­мо­сти и на­ту­раль­ной фор­ме, со став­ля­ют ма­те­ри­аль­ную ос­но­ву эко­но­ми­че­ско­го цик­ла в ры­ноч­ной эко­но­ми­ке. В развитых ка­пи­та­ли­сти­че­ских стра­нах про­дол­жи­тель­ность эко­но­ми­че­ско­го цик­ла ко­леб­лет­ся око­ло 10 лет, да­же в пе­ри­од по­вы­ше­ния ин­но­ва­ци­он­ной со­став­ля­ю­щей, уско­ря­ю­щей мо­раль­ное ста­ре­ние то­ва­ров дли­тель­но­го поль­зо­ва­ния. Та­ким об­ра зом, имен­но про­из­вод­ство этих то­ва­ров яв­ля­ет­ся ос­но­во­по­ла­га­ю­щим эле­мен­том вос­про­из­вод­ства как в на­ци­о­наль­ном, так и в гло­баль­ном эко­но­ми­че­ском цик­ле. Что же ка­са­ет­ся сфе­ры услуг, ко­то­рая су­ще­ствен­но вли­я­ет на на­ци­о­наль­ное вос про­из­вод­ство, то ее до­ля в ми­ро­вой тор­гов­ле не пре­вы­ша­ет 20% [10, c. 5], по­это­му в экс­пор­те и им­пор­те круп­ных вы­со­ко­раз­ви­тых эко­но­мик ми­ра наи­боль­шую до­лю за­ни­ма­ют имен­но то­ва­ры.

Сле­до­ва­тель­но, до­ми­ни­ру­ю­щим эле­мен­том вос­про­из­вод­ства как в ми­ро­вой эко­но­ми­ке, так и в гло­баль­ном эко­но­ми­че­ском цик­ле оста­ет­ся про­из­вод­ство то­ва ров. В си­лу это­го эко­но­ми­че­ская ак­тив­ность в вы­со­ко­раз­ви­тых эко­но­ми­ках ха­рак

* Там же . – Р. 15.

те­ри­зу­ет­ся ис­поль­зо­ва­ни­ем про­из­вод­ствен­ных мощ­но­стей в вы­пус­ке то­ва­ров и яв ля­ет­ся свое­об­раз­ным кри­те­ри­ем эко­но­ми­че­ской ди­на­ми­ки. Об этом сви­де­тель­ству ют дан­ные ро­ста ВВП США в пост­кри­зис­ный пе­ри­од (табл. 1).

Как вид­но из таб­ли­цы 1, имен­но про­из­вод­ство и по­треб­ле­ние то­ва­ров ста­ли драй­ве­ром ро­ста ВВП в США в пост­кри­зис­ный пе­ри­од, то­гда как тем­пы при­рос та услуг бы­ли бо­лее чем в 2 ра­за ни­же по срав­не­нию с тем­па­ми при­ро­ста то­ва­ров (табл. 2).

Сле­ду­ет об­ра­тить вни­ма­ние на то, что во вре­мя кри­зи­са объ­ем част­ных на коп­ле­ний со­кра­тил­ся в США на 21,6% в 2009 г. Од­на­ко в пе­ри­од подъ­ема в 2010– 2015 гг. они еще вы­рос­ли, что обес­пе­чи­ло при­рост ВВП в сред­нем на 2%, несмот ря на сни­же­ние в 2009–2010 гг. уров­ня го­су­дар­ствен­ных ин­ве­сти­ций и по­треб­ле ния. Та­ким об­ра­зом, хо­зяй­ствен­ная си­сте­ма США в про­цес­се вы­хо­да из кри­зи­са опи­ра­ет­ся на рост про­из­вод­ства и по­треб­ле­ния то­ва­ров и услуг. Рас­ши­ре­ние про из­вод­ства но­вых ви­дов то­ва­ров и услуг при­во­дит под вли­я­ни­ем ин­но­ва­ци­он­ных про­цес­сов в ре­аль­ном сек­то­ре к струк­тур­ным из­ме­не­ни­ям в эко­но­ми­ке и ме­ня­ет вос­про­из­вод­ствен­ные про­пор­ции. Все это сви­де­тель­ству­ет о на­чав­шем­ся про­цес се ре­ин­ду­стри­а­ли­за­ции в США.

Пробле­мы ин­ду­стри­аль­но­го раз­ви­тия в стра­нах – чле­нах ЕС

Се­го­дня необ­хо­ди­мость вос­ста­нов­ле­ния про­мыш­лен­ной сфе­ры рас­смат­ри­ва ет­ся в ка­че­стве глав­но­го на­прав­ле­ния стра­те­ги­че­ско­го раз­ви­тия и в стра­нах ЕС. Имен­но ин­ду­стрия вы­со­ких тех­но­ло­гий долж­на по­вы­сить кон­ку­рен­то­спо­соб­ность эко­но­мик ев­ро­пей­ских стран. На­при­мер, в кон­це 2010 г. Ев­ро­пей­ской ко­мис­си­ей бы­ла при­ня­та Стра­те­гия ев­ро­пей­ско­го раз­ви­тия до 2020 г., в рам­ках ко­то­рой пре ду­смат­ри­ва­ет­ся уве­ли­че­ние до­ли про­мыш­лен­но­го сек­то­ра в стра­нах ЕС с 16% до 20% * . Та­кая стра­те­гия про­мыш­лен­но­го раз­ви­тия для стран ЕС бы­ла обу­слов­ле­на тем, что на про­тя­же­нии 2000 х го­дов про­изо­шло зна­чи­тель­ное со­кра­ще­ние до­ли про­мыш­лен­но­го сек­то­ра в ва­ло­вой до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти прак­ти­че­ски во всех эко­но­ми­ках. Ис­клю­че­ни­ем ста­ла ФРГ, у ко­то­рой этот по­ка­за­тель за 2000–2012 гг. не из­ме­нил­ся. Не­мец­кая про­мыш­лен­ность со­хра­ня­ет вы­со­кую кон­ку­рен­то­спо­соб ность бла­го­да­ря ее ин­но­ва­ци­он­ной со­став­ля­ю­щей, а эко­но­ми­ка ока­за­лась очень устой­чи­вой и лег­ко пре­одо­ле­ла кри­зис 2007–2009 гг. бла­го­да­ря вы­со­кой кон­ку­рен­то спо­соб­но­сти про­мыш­лен­но­сти. С уче­том опыта Гер­ма­нии в стра­нах ЕС при­ня­та Стра­те­гия эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия до 2020 г., в ос­но­ву ко­то­рой по­ло­же­на про­мыш лен­ная по­ли­ти­ка , ко­то­рая будет спо­соб­ство­вать ро­сту про­из­вод­ства вы­со­ко­тех­но ло­гич­но­го ре­аль­но­го сек­то­ра.

Как из­вест­но, глав­ной со­став­ля­ю­щей про­мыш­лен­но­сти яв­ля­ют­ся ма­ши­но стро­е­ние и его серд­це­ви­на – стан­ко­стро­е­ние. Раз­ви­тие этих сек­то­ров сти­му­ли­ру ет рост ин­но­ва­ци­он­ной со­став­ля­ю­щей в до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти про­из­во­ди­мых то­ва­ров и услуг, что в ко­неч­ном сче­те по­вы­ша­ет их кон­ку­рен­то­спо­соб­ность. В на­сто­я­щее вре­мя вло­же­ния част­но­го биз­не­са в НИОКР ре­аль­но­го сек­то­ра в стра нах За­пад­ной Ев­ро­пы со­став­ля­ют бо­лее 60% ** . Од­на­ко та­кие по­ка­за­те­ли ин­вес ти­ций при­зна­ют­ся недо­ста­точ­ны­ми. Рост кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти ре­аль­ных вы со­ко­тех­но­ло­гич­ных от­рас­лей про­мыш­лен­но­сти со­зда­ет бо­лее проч­ную ос­но­ву для раз­ви­тия экс­пор­та и по­вы­ше­ния меж­ду­на­род­ной кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти за­пад­но ев­ро­пей­ских то­ва­ров.

Раз­ви­тие вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ных от­рас­лей про­мыш­лен­но­сти тре­бу­ет на­ли­чия со­от­вет­ству­ю­ще­го рын­ка тру­да. Де­ин­ду­стри­а­ли­за­ция Ев­ро­пы при­ве­ла к ро­сту об ще­го уров­ня без­ра­бо­ти­цы. По­сле кри­зи­са 2007–2009 гг. она до­стиг­ла 11%, а в стра нах Юж­ной Ев­ро­пы – пре­вы­си­ла 20%, боль­ше все­го кос­нув­шись мо­ло­де­жи *** .

Пер­спек­ти­вы раз­ви­тия вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ных от­рас­лей эко­но­ми­ки, преду­смот рен­ные в 2010 г. Ев­ро­пей­ской ко­мис­си­ей, трак­ту­ют­ся тех­но­кра­ти­че­ски, без уче­та спе­ци­фи­ки ис­то­ри­че­ских об­сто­я­тельств, ха­рак­тер­ных для от­дель­ных стран. Для стран ЕС опре­де­ле­ны “кон­троль­ные циф­ры”, ко­то­рые долж­ны быть до­стиг­ну­ты бла­го­да­ря из­ме­не­нию по­то­ка фи­нан­со­вых ре­сур­сов. Од­на­ко они не учи­ты­ва­ют то важ­ное си­стем­ное об­сто­я­тель­ство, что в пре­де­лах са­мо­го ЕС, несмот­ря на дей­ствия еди­ных ин­сти­ту­ци­о­наль­ных норм, функ­ци­о­ни­ру­ют раз­ные мо­де­ли ка­пи­та­лиз­ма. Так, по мне­нию неко­то­рых ав­то­ров, све­де­ние раз­лич­ных ти­пов ка­пи­та­лиз­ма к двум ос­нов­ным – ли­бе­раль­ной и ко­ор­ди­ни­ру­ю­щей мо­де­лям ры­ноч­ной эко­но­ми­ки – оши­боч но [11, c. 10].

* Communication from the Commission / Europe 2020. – Р. 9 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://eur lex.europa.eu/legal content/en/all/?uri=celex%3a52010dc2020.

** Europe’s re industrialization: The gulf between aspiration and reality // Deutsche bank DB Research. – 2013. – November 26. – Р. 2.

*** Eurostat Compact guides [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : statistics/ eurostat/ cocmpact.

Су­ще­ство­ва­ние этих мо­де­лей – ре­зуль­тат ис­то­ри­че­ских осо­бен­но­стей дли­тель но­го раз­ви­тия кон­крет­ных го­су­дарств. Так, ли­бе­раль­ная мо­дель ка­пи­та­лиз­ма пред по­ла­га­ет на­ли­чие в стране со­вре­мен­ных ин­сти­ту­тов обез­ли­чен­но­го об­ме­на. Ко­ор ди­ни­ру­ю­щий ры­ноч­ный ме­ха­низм невоз­мо­жен без вы­со­ко­го уров­ня раз­ви­тия ин сти­ту­тов граж­дан­ско­го общества, си­сте­мы со­ци­аль­ной за­щи­ты. От­сут­ствие та­ких усло­вий в но­вых стра­нах – чле­нах ЕС, то есть в быв­ших пост­со­ци­а­ли­сти­че­ских го су­дар­ствах, прак­ти­че­ски бло­ки­ро­ва­ло воз­ник­но­ве­ние у них за­пад­ных мо­де­лей ка пи­та­лиз­ма (ли­бе­раль­ной и ко­ор­ди­ни­ру­ю­щей). При этом по­яви­лась но­вая раз­но вид­ность мо­де­ли, ха­рак­те­ри­зу­ю­щей­ся се­рьез­ной спе­ци­фи­кой. Ес­ли рас­смат­ри­вать мо­дель ка­пи­та­лиз­ма, ко­то­рая сло­жи­лась в ря­де стран Цен­траль­ной и Во­сточ­ной Ев­ро­пы (ЦВЕ), вхо­дя­щих в ЕС, то в на­уч­ной ли­те­ра­ту­ре она по­лу­чи­ла на­зва­ние за­ви­си­мый ры­ноч­ный ка­пи­та­лизм [11, c. 14].

В этих стра­нах, в от­ли­чие от стран ли­бе­раль­но­го ры­ноч­но­го ка­пи­та­лиз­ма , где в ка­че­стве цен­траль­но­го ме­ха­низ­ма ко­ор­ди­на­ции вы­сту­па­ют кон­ку­рент­ные рын­ки и кон­трак­ты, а та­к­же в от­ли­чие от стран ко­ор­ди­ни­ро­ван­но­го ры­ноч­но­го ка­пи­та­лиз­ма , где эту роль вы­пол­ня­ют внут­ри и меж­фир­мен­ные се­ти ас­со­ци­а­ции, в стра­нах за ви­си­мо­го ка­пи­та­лиз­ма цен­траль­ным ме­ха­низ­мом ко­ор­ди­на­ции яв­ля­ет­ся иерар­хия в рам­ках ТНК [12, р. 682]. Ха­рак­тер­ной чер­той та­ко­го ти­па ка­пи­та­лиз­ма яв­ля­ет­ся его пол­ная зависимость от ре­ше­ний ТНК от­но­си­тель­но раз­ви­тия про­из­вод­ства и бан­ков­ской сфе­ры. Та­кая зависимость на­ча­ла скла­ды­вать­ся на ос­но­ве при­то­ка ПИИ транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций в эко­но­ми­ку стран ЦВЕ. Эти стра­ны обо­гна­ли ЕС по объ­е­му при­то­ка ПИИ от­но­си­тель­но ВВП. В 2000–2008 гг. они по­лу­ча­ли их в сред­нем в объ­е­ме 6,5% ВВП про­тив 1% в ЕС в це­лом. На­коп­лен­ные ПИИ в 2014 г. пре­вы­си­ли 730 млрд. дол. – по­чти 10% их об­ще­го объ­е­ма в Ев­ро­со­ю­зе. В пе­ре­сче­те на ду­шу на­се­ле­ния это в 2 ра­за боль­ше, чем в сред­нем в ми­ре [13, c. 15]. ПИИ бы­ли осу­ществ­ле­ны транс­на­ци­о­наль­ны­ми кор­по­ра­ци­я­ми пу­тем со­зда­ния в стра­нах ЦВЕ сво­их фи­ли­а­лов, ра­бо­та ко­то­рых кон­тро­ли­ру­ет­ся из цен­траль­ных офи­сов, обес­пе чи­вая управ­ле­ние ими в ин­те­ре­сах са­мих ТНК.

Та­ким об­ра­зом, пер­вым эле­мен­том за­ви­си­мой мо­де­ли ка­пи­та­лиз­ма яв­ля­ет­ся связь меж­ду кор­по­ра­тив­ным управ­ле­ни­ем ТНК и ос­нов­ны­ми ис­точ­ни­ка­ми ин­ве­сти­ций в эко­но­ми­ки ЦВЕ .

Вто­рым эле­мен­том за­ви­си­мой мо­де­ли ка­пи­та­лиз­ма яв­ля­ет­ся осо­бая си­сте­ма от­но­ше­ний меж­ду тру­дом и ка­пи­та­лом. В от­ли­чие от на­ем­ных ра­бот­ни­ков ТНК, на­хо­дя­щих­ся в ма­те­рин­ских ком­па­ни­ях, ко­то­рые дей­ству­ют с по­мо­щью ге­не­раль ных со­гла­ше­ний по во­про­сам тру­да в пре­де­лах стра­ны, кол­лек­ти­вы фи­ли­а­лов ТНК ра­бо­та­ют в рам­ках се­лек­тив­ных со­гла­ше­ний, в ко­то­рых про­пи­са­ны на­мно­го бо­лее низ­кие за­тра­ты на труд [11, c. 15–16]. Так, по дан­ным ис­сле­до­ва­те­лей, сред­ние за тра­ты ра­бо­то­да­те­лей на од­но­го ра­бот­ни­ка в рас­че­те на 1 час ра­бо­че­го вре­ме­ни в Гер­ма­нии, Фран­ции и Ав­стрии вы­ше, чем в Вен­грии, Польше, Сло­ва­кии и Че­хии, в 3–5 раз, в стра­нах Бал­тии – в 4–6 раз, в Ру­мы­нии – в 8–9 раз и в Бол­га­рии – в 14– 16 раз [13, c. 30].

Тре­тьим эле­мен­том за­ви­си­мой мо­де­ли ка­пи­та­лиз­ма яв­ля­ет­ся со­сре­до­то­че­ние ин­но­ва­ци­он­ной де­я­тель­но­сти ТНК в сво­их штаб квар­ти­рах . Транс­фер ин­но­ва­ци­он ных тех­но­ло­гий в за­ви­си­мые ры­ноч­ные эко­но­ми­ки осу­ществ­ля­ет­ся в пре­де­лах фи ли­а­лов ТНК. Там про­ис­хо­дит и про­фес­си­о­наль­ная под­го­тов­ка на­ем­ных ра­бот­ни ков. Сле­до­ва­тель­но, в этих стра­нах нет необ­хо­ди­мо­сти ве­сти на­уч­но ис­сле­до­ва­тель скую де­я­тель­ность в преж­них объ­е­мах и со­дер­жать си­сте­му под­го­тов­ки кад­ров. Та­кая при­вяз­ка тру­до­вых ре­сур­сов к фи­ли­а­лам ТНК предот­вра­ща­ет пе­ре­ток ква­ли­фи­ци

ро­ван­ных кад­ров в дру­гие сек­то­ры и тем са­мым обес­пе­чи­ва­ет устой­чи­вое функ­цио ни­ро­ва­ние их под­раз­де­ле­ний.

Чет­вер­тым эле­мен­том за­ви­си­мой ры­ноч­ной мо­де­ли яв­ля­ет­ся пол­ное под­чине ние на­ци­о­наль­ных бан­ков­ских си­стем за­пад­но­ев­ро­пей­ским бан­кам . В стра­нах ЦВЕ 80% бан­ков­ских ак­ти­вов, а в Сло­ва­кии, Че­хии и Эсто­нии – по­чти 100%, при­над­ле­жат ино­стран­ным бан­кам из За­пад­ной Ев­ро­пы. Един­ствен­ной стра­ной, со­кра­тив­шей ос­нов­ную часть (око­ло 70%) ак­ти­вов бан­ков­ской си­сте­мы и соб­ствен­но­сти на­цио наль­но­го и го­су­дар­ствен­но­го ка­пи­та­ла, бы­ла Сло­ве­ния [13, c. 30].

Та­ким об­ра­зом, срав­ни­тель­ным пре­иму­ще­ством за­ви­си­мой мо­де­ли ка­пи­та лиз­ма яв­ля­ют­ся ре­зуль­та­ты вза­и­мо­дей­ствия низ­ких за­трат на опла­ту тру­да и вы со­кой ква­ли­фи­ка­ции ра­бо­чей си­лы. Имен­но это де­ла­ет стра­ны ЦВЕ при­вле­ка тель­ны­ми для ор­га­ни­за­ции на их тер­ри­то­рии про­из­водств по сбор­ке и вы­пус­ку по­лу­стан­дар­ти­зи­ро­ван­ных то­ва­ров. Сре­ди ос­нов­ных от­рас­лей стран за­ви­си­мо­го ка­пи­та­лиз­ма, ра­бо­та­ю­щих на экс­порт, мож­но на­звать: про­из­вод­ство транс­порт но­го обо­ру­до­ва­ния, элек­три­че­ских при­бо­ров, об­щее ма­ши­но­стро­е­ние. Так, в Сло ва­кии на про­дук­цию ма­ши­но­стро­е­ния, вклю­чая транс­порт­ное обо­ру­до­ва­ние, при хо­дит­ся 37% экс­пор­та, Вен­грии – 35%, Че­хии – 24% [13, c. 26]. Итак, в стра­нах за­ви­си­мо­го ка­пи­та­лиз­ма за­дей­ство­ва­ны тех­но­ло­гии про­из­вод­ства стан­дарт­ных про­дук­тов, где они под­кон­троль­ны ТНК. Что ка­са­ет­ся ин­но­ва­ци­он­ных про­из вод­ствен­ных це­по­чек, то они оста­ют­ся в глав­ных под­раз­де­ле­ни­ях кор­по­ра­ций.

Ис­сле­до­ва­ния раз­ви­тия и функ­ци­о­ни­ро­ва­ния за­ви­си­мой мо­де­ли ка­пи­та­лиз­ма поз­во­ля­ют сде­лать про­ти­во­ре­чи­вые вы­во­ды. С од­ной сто­ро­ны, та­кая мо­дель мо­жет успеш­но кон­ку­ри­ро­вать за ПИИ и раз­ви­вать­ся на этой ос­но­ве, а с дру­гой – ин­те­ре сы ТНК охва­ты­ва­ют толь­ко от­дель­ные от­рас­ли эко­но­ми­ки.

Сле­до­ва­тель­но, на­ци­о­наль­ные эко­но­ми­ки стран ЦВЕ вклю­ча­ют в се­бя два нерав­но­знач­ных сег­мен­та – вы­со­ко­до­ход­ный, успеш­ный, под­дер­жи­ва­е­мый ино стран­ны­ми ТНК, ори­ен­ти­ро­ван­ный на внеш­ний ры­нок, и низ­ко­до­ход­ный, ори ен­ти­ро­ван­ный на удо­вле­тво­ре­ние внут­рен­них по­треб­но­стей на­се­ле­ния. По­это­му в усло­ви­ях до­ми­ни­ро­ва­ния ре­па­три­а­ции ка­пи­та­ла в ме­ста раз­ме­ще­ния ТНК в от рас­лях за­ви­си­мо­го ка­пи­та­лиз­ма уси­ли­ва­ют­ся рис­ки сни­же­ния вы­со­ко­го уров­ня при­то­ка ино­стран­но­го ка­пи­та­ла. Так, уже по­сле кри­зи­са 2008–2009 гг. чи­стый при­ток ка­пи­та­ла ТНК со­кра­тил­ся во всех стра­нах ЦВЕ [13, c. 18]. Транс­на­цио наль­ные кор­по­ра­ции ищут бо­лее вы­год­ные сфе­ры при­ме­не­ния ка­пи­та­ла, преж­де все­го в стра­нах Юго Во­сточ­ной Азии. Се­рьез­ной про­бле­мой для стран за­ви­си­мо го ка­пи­та­лиз­ма, обу­слов­лен­ной со­хра­не­ни­ем льгот­ных усло­вий на­ло­го­об­ло­же­ния для ТНК, яв­ля­ет­ся на­пол­не­ние бюд­же­та. Здесь су­ще­ству­ет не­хват­ка бюд­жет­ных средств для раз­ви­тия со­ци­аль­ной сфе­ры, на­уч­но ис­сле­до­ва­тель­ской де­я­тель­нос ти и дру­гих об­ще­ствен­но зна­чи­мых от­рас­лей эко­но­ми­ки. Ины­ми сло­ва­ми, име ет­ся свое­об­раз­ное про­ти­во­ре­чие меж­ду уча­сти­ем в про­из­вод­стве ВВП ино­стран но­го ка­пи­та­ла, су­ще­ствен­но пре­вы­ша­ю­ще­го уро­вень без­опас­но­сти, при­знан­ный в ми­ро­вой прак­ти­ке (30% ВВП), и его вкла­дом в бюд­же­ты стран ЦВЕ. В си­лу это го, на­при­мер, пра­ви­тель­ство Вен­грии в но­яб­ре 2010 г. вве­ло осо­бый на­лог в тех сек­то­рах, где ТНК за­ни­ма­ют гос­под­ству­ю­щее по­ло­же­ние: в энер­ге­ти­ке, те­ле­ком му­ни­ка­ци­ях, круп­ных тор­го­вых се­тях, бан­ков­ской сфе­ре. Та­кие дей­ствия од­ной из но­вых стран – чле­нов ЕС бы­ли нега­тив­но вос­при­ня­ты ру­ко­вод­ством ЕС. Ста ло быть, да­же в пре­де­лах од­но­го эко­но­ми­че­ско­го об­ра­зо­ва­ния, ка­ким яв­ля­ет­ся ЕС, двой­ствен­ный, про­ти­во­ре­чи­вый ха­рак­тер раз­ви­тия ТНК мо­жет фор­ми­ро­вать спе­ци­фи­че­ские мо­де­ли ка­пи­та­лиз­ма.

Осо­бен­но­сти ин­ду­стри­а­ли­за­ции в стра­нах Юго во­сточ­ной Азии и Ла­тин­ской Аме­ри­ки

Раз­но­род­ность и раз­но­вид­но­сти со­ци­аль­но эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия от­дель ных ре­ги­о­нов и стран в пре­де­лах гло­баль­но­го вос­про­из­вод­ствен­но­го цик­ла яв­ля ют­ся де­мон­стра­ци­ей несво­ди­мо­сти ми­ро­во­го хо­зяй­ства к ка­ко­му то од­но­му уни вер­саль­но­му стан­дар­ту. Об этом сви­де­тель­ству­ют про­ти­во­по­лож­ные тен­ден­ции со ци­аль­но эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия стран Юго Во­сточ­ной Азии и Ла­тин­ской Аме­ри­ки, где про­цес­сы ин­ду­стри­а­ли­за­ции скла­ды­ва­лись по раз­но­му.

На­при­мер, в но­вых ин­ду­стри­аль­ных стра­нах Юго Во­сточ­ной Азии на про­тя же­нии по­след­них 40 лет ин­тен­сив­но раз­ви­ва­лась об­ра­ба­ты­ва­ю­щая про­мыш­лен ность, в то вре­мя как на За­па­де она со­кра­ща­лась. Од­на­ко в но­вых ин­ду­стри­аль­ных стра­нах Азии пер­вой вол­ны (Гон­кон­ге, Юж­ной Ко­рее, Син­га­пу­ре, на Тай­ване) с неко­то­рым опоз­да­ни­ем та­к­же на­ме­ти­лась тенденция к со­кра­ще­нию от­рас­лей об ра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти. Да­же в наи­бо­лее ин­ду­стри­а­ли­зи­ро­ван­ной сре­ди пер­во­го по­ко­ле­ния “тиг­ров” Юж­ной Ко­рее до­ля за­ня­тых в об­ра­ба­ты­ва­ю­щей про мыш­лен­но­сти до­стиг­ла мак­си­му­ма в 1989 г. (27,8%), а до­ля об­ра­ба­ты­ва­ю­щей про мыш­лен­но­сти в ВВП – лишь в 2011 г. (30,7%) при 16,74% всех за­ня­тых, что сви­де тель­ству­ет о вы­со­кой эф­фек­тив­но­сти ко­рей­ской ин­ду­стрии [6, c. 35]. Од­на­ко об щая тенденция со­кра­ще­ния уров­ня за­ня­то­сти в но­вых ин­ду­стри­аль­ных стра­нах пер­во­го по­ко­ле­ния ха­рак­те­ри­зу­ет­ся од­но­вре­мен­ным уве­ли­че­ни­ем до­ли об­ра­ба­ты ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти в ВВП, что сви­де­тель­ству­ет о ро­сте про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да в ре­аль­ном сек­то­ре эко­но­ми­ки. Ис­хо­дя из это­го, мож­но сде­лать вы­вод, что, несмот­ря на сни­же­ние об­щей чис­лен­но­сти за­ня­тых в об­ра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш лен­но­сти, про­ис­хо­ди­ло по­вы­ше­ние до­ли но­вых ин­ду­стри­аль­ных стран в про­из­вод стве ми­ро­вой до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти. Так, ес­ли в 1970 х го­дах она со­став­ля­ла 0,73%, то в 2013 г. – уже 6,17%, то есть вы­рос­ла в 8,5 ра­за [6, c. 39].

Несколь­ко иная кар­ти­на на­блю­да­лась в стра­нах Ла­тин­ской Аме­ри­ки, где про ис­хо­ди­ли про­цес­сы де­ин­ду­стри­а­ли­за­ции. Это ста­ло след­стви­ем дей­ствия со­во­куп но­сти фак­то­ров, ко­то­рые мож­но от­не­сти к на­бо­ру ин­стру­мен­тов нео­ли­бе­раль­ной кон­цеп­ции мак­ро­эко­но­ми­че­ско­го ре­гу­ли­ро­ва­ния, на­сто­я­тель­но ре­ко­мен­ду­е­мых раз ви­ва­ю­щим­ся стра­нам. В 1990 е го­ды это бы­ли: 1) ли­бе­ра­ли­за­ция внеш­ней тор­гов ли, из за че­го мно­гие мест­ные про­мыш­лен­ные пред­при­я­тия не вы­дер­жа­ли кон­ку рен­ции и за­кры­лись; 2) за­вы­шен­ный бан­ков­ский про­цент, на­це­лен­ный на сдер­жи ва­ние ин­фля­ции, но од­но­вре­мен­но бло­ки­ру­ю­щий ин­ве­сти­ци­он­ные ре­сур­сы, необ­хо­ди­мые для про­из­вод­ства; 3) уста­нов­ле­ние за­вы­шен­но­го об­мен­но­го кур са как ан­ти­ин­фля­ци­он­но­го сред­ства, но од­но­вре­мен­но сти­му­ли­ру­ю­ще­го им­порт то­ва­ров, осо­бен­но ки­тай­ских, угне­та­ю­ще­го экс­порт и под­ры­ва­ю­ще­го кон­ку­рен­то спо­соб­ность про­мыш­лен­ных то­ва­ров.

В ито­ге, во всех ве­ду­щих ла­ти­но­аме­ри­кан­ских стра­нах на про­тя­же­нии по­след них 30 лет прак­ти­че­ски ни­че­го не из­ме­ни­лось в про­из­вод­стве до­бав­лен­ной стои мо­сти. А в та­ких стра­нах, как Ар­ген­ти­на, Бра­зи­лия, Мек­си­ка, до­ля об­ра­ба­ты­ваю щей про­мыш­лен­но­сти в ми­ро­вой до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти да­же умень­ши­лась в 2013 г. по срав­не­нию с 1980 г.: с 0,86% до 0,67% в Ар­ген­тине, с 2,67% до 1,64% в Бра­зи­лии, с 2,06% до 1,72% в Мек­си­ке. В Чи­ли она прак­ти­че­ски не из­ме­ни­лась: в 1980 г. – 0,2%, а в 2013 г. – 0,22% [6, c. 39]. Мож­но со­гла­сить­ся с мне­ни­ем тех ис­сле­до­ва­те­лей, ко­то­рые счи­та­ют, что де­ин­ду­стри­а­ли­за­ция в ла­ти­но­аме­ри­кан­ских стра­нах ста­ла след­стви­ем нео­ли­бе­раль­ных ре­форм , ко­то­рые при­ве­ли к со­кра­ще­нию об­ра­ба­ты­ва­ю­щих от­рас­лей и спо­соб­ство­ва­ли ро­сту аг­рар­но сы­рье­вых про­из­водств.

В свою оче­редь, осо­зна­ние нега­тив­но­го про­цес­са де­ин­ду­стри­а­ли­за­ции по­ли­ти чес­ки­ми кру­га­ми неко­то­рых стран Ла­тин­ской Аме­ри­ки, на­при­мер Бра­зи­лии, по влек­ло за со­бой по­иск аль­тер­на­тив­ных дан­но­му про­цес­су де­ин­ду­стри­а­ли­за­ции про­грамм.

Уси­ле­ние ро­ли го­су­дар­ства и про­ве­де­ние ак­тив­ной про­мыш­лен­ной по­ли­ти ки в со­че­та­нии с за­ни­жен­ным кур­сом на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты бы­ли по­ло­же­ны в ос­но­ву го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки Бра­зи­лии и во­пло­ща­лись в ее хо­зяй­ствен­ную жизнь на про­тя­же­нии по­след­них 15 лет. Борь­ба с де­ин­ду­стри­а­ли­за­ци­ей пу­тем уве ли­че­ния до­ли ин­ве­сти­ций в ВВП, фи­нан­си­ро­ва­ние до­ро­го­сто­я­щих ин­фра­струк тур­ных про­ек­тов преду­смат­ри­ва­лись про­грам­ма­ми раз­ви­тия, при­ня­ты­ми еще при пре­зи­ден­тах Лу­ле (“Про­грам­ма уско­ре­ния ро­ста”) и Д. Рус­сефф (“План Боль­шая Бра­зи­лия”). Од­на­ко ре­а­ли­за­ция этих про­грамм не да­ла же­ла­е­мых ре­зуль­та­тов. При­чи­на “про­бук­сов­ки ре­форм” усмат­ри­ва­ет­ся в кон­сер­ва­тиз­ме со­ци­аль­ных сло­ев общества, не го­то­вых по­сту­пить­ся сво­и­ми до­хо­да­ми и уров­нем по­треб­ле­ния ра­ди по­вы­ше­ния нор­мы на­коп­ле­ния ВВП. Боль­шая часть бо­га­тых счи­та­ет, что борь­ба с бед­но­стью и по­вы­ше­ние ка­че­ства мас­со­во­го об­ра­зо­ва­ния долж­ны осу­ществ­лять ся за счет го­су­дар­ства. Что же ка­са­ет­ся ши­ро­ких сло­ев бед­но­го на­се­ле­ния, охва ты­ва­ю­щих по­чти по­ло­ви­ну жи­те­лей Бра­зи­лии, то по уров­ню сво­ей ква­ли­фи­ка ции, а та­к­же пси­хо­ло­ги­че­ски они не го­то­вы к со­вре­мен­ным вы­со­ко­тех­но­ло­гич ным ви­дам де­я­тель­но­сти [6, c. 35].

Та­ким об­ра­зом, как сви­де­тель­ству­ет опыт борь­бы с де­ин­ду­стри­а­ли­за­ци­ей стран Ла­тин­ской Аме­ри­ки, да­же про­ве­де­ние ак­тив­ной про­мыш­лен­ной по­ли­ти­ки как спо со­ба из­ме­не­ния нега­тив­ных про­цес­сов в про­мыш­лен­ном сек­то­ре не озна­ча­ет до сти­же­ния без­услов­но­го успе­ха. По­пыт­ки борь­бы с де­ин­ду­стри­а­ли­за­ци­ей мо­гут на толк­нуть­ся на се­рьез­ные ба­рье­ры, обу­слов­лен­ные как ста­рым ин­ду­стри­аль­ным на сле­ди­ем оте­че­ствен­ной эко­но­ми­ки, так и кон­сер­ва­тив­ной со­ци­аль­ной струк­ту­рой общества, ко­то­рая ис­клю­че­на из про­цес­са ин­но­ва­ци­он­но­го раз­ви­тия про­мыш­лен но­го сек­то­ра эко­но­ми­ки. Та­кая со­ци­аль­ная струк­ту­ра под­дер­жи­ва­ет кон­сер­ва­тив ную мак­ро­эко­но­ми­че­скую по­ли­ти­ку, на­прав­лен­ную на со­хра­не­ние фи­нан­со­вой ста­биль­но­сти по­сред­ством нео­ли­бе­раль­ных ин­стру­мен­тов и вы­год­ную, в первую оче­редь, экс­пор­те­рам сы­рья и круп­но­му аг­ро­биз­не­су.

Все эти фак­то­ры тор­мо­же­ния ре­а­ли­за­ции ак­тив­ной про­мыш­лен­ной по­ли­ти­ки име­ют ме­сто и в Укра­ине. По­это­му при­зы­вы, зву­ча­щие от по­ли­ти­ков и уче­ных, оста но­вить де­ин­ду­стри­а­ли­за­цию в Укра­ине пу­тем про­ве­де­ния ак­тив­ной про­мыш­лен ной по­ли­ти­ки хо­ро­ши, ес­ли, во пер­вых, они бу­дут опи­рать­ся на рост эф­фек­тив­но сти са­мой ин­ду­стрии как ре­зуль­тат по­сле­до­ва­тель­ных дей­ствий кре­а­тив­но­го слоя пред­при­ни­ма­те­лей в ре­аль­ном сек­то­ре эко­но­ми­ки, а во вто­рых, ес­ли про­мыш­лен ная по­ли­ти­ка будет со­че­тать­ся с адек­ват­ной по­ли­ти­кой го­су­дар­ства в сфе­рах про из­вод­ства, на­у­ки и об­ра­зо­ва­ния.

Сле­до­ва­тель­но, ис­хо­дя из опыта ре­ше­ния пробле­мы де­ин­ду­стри­а­ли­за­ции в стра­нах Юго Во­сточ­ной Азии и Ла­тин­ской Аме­ри­ки, мож­но утвер­ждать, что этот процесс охва­ты­ва­ет це­лый ком­плекс про­блем как мак­ро­эко­но­ми­че­ской по­ли­ти ки, так и по­ли­ти­ки в со­ци­аль­ной сфе­ре, ре­ше­ние ко­то­рых тре­бу­ет но­вых под­хо дов и дей­ствий.

Спи­сок ис­поль­зо­ван­ной ли­те­ра­ту­ры 1. Бек У. Об­ще­ство рис­ка. На пу­ти к дру­го­му мо­дер­ну. – М. : Про­гресс, 2000. – 384 с.

2. Фокс Дж. Тор­го­вая по­ли­ти­ка США – вре­мя на­чать сна­ча­ла // Эко­но­ми­ка Укра­и­ны. – 2017. – № 5 6. – С. 16–30.

3. Бре­нер Р. Эко­но­ми­ка гло­баль­ной тур­бу­лент­но­сти: раз­ви­тые ка­пи­та­ли­сти­че ские эко­но­ми­ки в пе­ри­од от дол­го­го бу­ма до дол­го­го спа­да 1945–2005. – М. : ВШЭ, 2014. – 552 с.

4. Си­ден­ко В Р. Но­вая тор­го­вая по­ли­ти­ка США: гло­баль­ный ан­тракт // Эко­но ми­ка Укра­и­ны. – 2017. – № 5 6. – С. 58–66.

5. Potential Beneficiaries of a US Manufacturing Renaissance [Элек­трон­ный ре сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www.bnymellonam.jp/wordpress/wp content/uploads/ 2012_016_e_usmr.pdf.

6. Кра­силь­щи­ков В. Де­ин­ду­стри­а­ли­за­ция, ре­ин­ду­стри­а­ли­за­ция и раз­ви­тие // Ми­ро­вая эко­но­ми­ка и меж­ду­на­род­ные от­но­ше­ния. – 2016. – № 8. – С. 34–43.

7. Game changes: Five opportunities for US growth and renewal. – Mckinsey Global Institute, 2013. – 30 p.

8. Sirkin H.L., Zinser M., Hohner D . Made in America, Again. Why Manufacturing Will Return to the USA / The Boston Consulting Group. – 2011. – August [Элек­трон ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://www.bcg.com/documents/file84471.pdf.

9. Stigliz J. The Price of Inequality: How Today’s Divided Society Endangers Our Future. – NY : W.W. Norton & Company, 2012. – 506 p.

10. По­ро­хов­ский А. Струк­тур­ные из­ме­не­ния аме­ри­кан­ской эко­но­ми­ки по­сле кри­зи­са 2007–2009 го­дов // США – Ка­на­да : Эко­но­ми­ка, По­ли­ти­ка, Культура. – 2015. – № 3. – С. 3–18.

11. Глин­ки­на С.П. К во­про­су о раз­но­об­ра­зии мо­де­лей ка­пи­та­лиз­ма, или Что мы по­стро­и­ли в ре­зуль­та­те транс­фор­ма­ции : на­уч. до­клад. – М. : ИЭ РАН, 2016. – 25 с.

.. 12. Nolke A., Vliegenthаrt A. Enlarging the Varieties Capitalism. The Emergence of Dependent Market Economiеs in East Central Europe // World Politics. – 2009. – Vol. 6 . – Р. 670–702.

13. Глин­ки­на С.П., Ку­ли­ко­ва Н.В., Си­ни­цы­на И.С. Стра­ны Цен­траль­но Во­сточ ной Ев­ро­пы: ев­ро­ин­те­гра­ция и эко­но­ми­че­ский рост : на­уч. до­клад. – М. : ИЭ РАН, 2014. – 84 с.

References

1. Beck U. Obshchestvo riska. Na Puti k Drugomu Modernu [Risk Society: Towards a New Modernity]. Moscow, Progress, 2000 [in Russian].

2. Faux J. Torgovaya politika SSHA – vremya nachat’ snachala [U.S. trade policy – time to start over]. Ekonomika Ukrainy – Economy of Ukraine , 2017, No. 5 6, pp. 16–30 [in Russian].

3. Brenner R. Ekonomika Global’noi Turbulentnosti: Razvitye Kapitalisticheskie Ekonomiki v Period ot Dolgogo Buma do Dolgogo Spada 1945–2005 [The Economics of Global Turbulence. The Advanced Capitalist Economies from Long Boom to Long Downturn, 1945 – 2005]. Moscow, PH of High School of Economics, 2014 [in Russian].

4. Sidenko V.R. Novaya torgovaya politika SSHA: global’nyi antrakt [New US trade policy: global intermission]. Ekonomika Ukrainy – Economy of Ukraine, 2017, No. 5 6, pp. 58–66 [in Russian].

5. Potential Beneficiaries of a US Manufacturing Renaissance, available at: http:// www.bnymellonam.jp/wordpress/wp content/uploads/2012_016_e_usmr.pdf.

6. Krasil’shchikov V. Deindustrializatsiya, reindustrializatsiya i razvitie [Deindustrialisation, reindustrialisation and development]. Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya – World Economy and International Relations , 2016, No. 8, pp. 34–43 [in Russian].

7. Game Changers: Five Opportunities for US Growth and Renewal. Mckinsey Global Institute, 2013.

8. Sirkin H.L., Zinser M., Hohner D. Made in America, Again. Why Manufacturing Will Return to the USA. The Boston Consulting Group, August 2011, available at: https:// www.bcg.com/documents/file84471.pdf .

9. Stiglitz J. The Price of Inequality: How Today’s Divided Society Endangers Our Future. NY, W.W. Norton & Company, 2012.

10. Porokhovskii A. Strukturnye izmeneniya amerikanskoi ekonomiki posle krizisa 2007– 2009 godov [Structural changes in the US economy after the 2007–2009 crisis]. SSHA – Kanada : Ekonomika, Politika, Kul’tura – USA – Canada: Economy, Politics, Culture , 2015, No. 3, pp. 3–18 [in Russian].

11. Glinkina S.P. K Voprosu o Raznoobrazii Modelei Kapitalizma, ili Chto My Postroili v Rezul’tate Transformatsii: nauch. doklad [To the Question of the Variety of Models of Capitalism, or What We Built as a Result of the Transformation: scientific report]. Moscow, IE of the RAS, 2016 [in Russian].

.. 12. Nolke A., Vliegenthаrt A . Enlarging the varieties of capitalism. The emergence of dependent market economies in East Central Europe. World Politics , 2009. Vol. 6. pp. 670–702.

13. Glinkina S.P., Kulikova N.V., Sinitsyna I.S. Strany Tsentral’no Vostochnoi Evropy: Evrointegratsiya i Ekonomicheskii Rost: nauch. doklad [Countries of Central and Eastern Europe: European Integration and Economic Growth: scientific report]. Moscow, IE of the RAS, 2014 [in Russian].

Окон­ча­ние ста­тьи – в сле­ду­ю­щем но­ме­ре жур­на­ла. Ста­тья по­сту­пи­ла в ре­дак­цию 4 сен­тяб­ря 2017 г.

* Со­став­ле­но ав­то­ром по: BEA News Release. – 2017. – June 29. – P. 13. (%)

Та­б­ли­ца 2 При­рост ВВП США в 2009–2016 гг. (в неиз­мен­ных це­нах к преды­ду­ще­му го­ду) *

* Со­став­ле­но ав­то­ром по: BEA News Release. – 2017. – June 29. – P. 11. (%, 2009 г. = 100%)

Рост ВВП США в 2014–2016 гг. (в неиз­мен­ных це­нах) * Та­б­ли­ца 1

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.