КОРАБЛИН С. А.

Economy of Ukraine (Russian) - - Содержание - С.А.КОРАБЛИН, док­тор эко­но­ми­че­ских на­ук, за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра ГУ “Ин­сти­тут эко­но­ми­ки и про­гно­зи­ро­ва­ния НАН Укра­и­ны” (Ки­ев)

– Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус: то­гда и те­перь

Про­ана­ли­зи­ро­ва­ны прин­ци­пы “ре­форм пер­во­го по­ко­ле­ния” и “ре­форм вто­ро­го по­ко­ле ния”, ре­ко­мен­ду­е­мые меж­ду­на­род­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми стра­нам, ко­то­рые об­ра­ща­ют­ся к ним за фи­нан­со­вой под­держ­кой. Рас­смот­ре­на кри­ти­ка ука­зан­ных ре­ко­мен­да­ций в рам­ках Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са. По­ка­за­на спе­ци­фи­ка ма­лых, сы­рье­вых эко­но­мик, при­вя­зан­ных к гло­баль­ным цик­лам сы­рье­вой конъ­юнк­ту­ры. Под­черк­ну­то, что на­цио наль­ные финансы та­ких эко­но­мик кри­тич­но за­ви­сят от фаз ми­ро­вой конъ­юнк­ту­ры, но это не учи­ты­ва­ет­ся Ва­шинг­тон­ским кон­сен­су­сом. Сде­лан вы­вод, что ни­ве­ли­ро­ва­ние сы­рье­вой уяз­ви­мо­сти тре­бу­ет тех­но­ло­ги­че­ско­го раз­ви­тия и про­из­вод­ствен­ной мо­дер ни­за­ции ма­лых эко­но­мик. Клю­че­вые сло­ва: Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус; “ре­фор­мы пер­во­го по­ко­ле­ния”; “ре­фор мы вто­ро­го по­ко­ле­ния”; ма­лая, сы­рье­вая эко­но­ми­ка; сы­рье­вая конъ­юнк­ту­ра; тех­но­ло ги­че­ское раз­ви­тие; мо­дер­ни­за­ция эко­но­ми­ки.

По­пыт­ки ре­фор­ми­ро­ва­ния укра­ин­ской эко­но­ми­ки име­ли ме­сто еще во вре­ме на быв­ше­го СССР, ко­гда ста­ла оче­вид­ной глу­би­на его об­ще­ствен­ных про­блем и со­пут­ству­ю­щих фи­нан­со­вых дис­ба­лан­сов. Од­на­ко раз­ви­тие собственного хо­зяй ствен­но­го ком­плек­са на­ше го­су­дар­ство начало с мо­мен­та про­воз­гла­ше­ния сво­ей неза­ви­си­мо­сти в ав­гу­сте 1991 г., по­сле че­го оно на де­ся­ти­ле­тия по­гру­зи­лось в бур ный по­ток “ра­ди­каль­ных струк­тур­ных ре­форм”. На­звать их си­стем­ны­ми бы­ло бы от­кро­вен­ным пре­уве­ли­че­ни­ем, а не на­звать – бес­смыс­ли­цей. Ведь, с од­ной сто­ро ны, из­ме­не­ния, про­изо­шед­шие в на­ци­о­наль­ной эко­но­ми­ке за по­след­ние 26 лет, на­по­ми­на­ли ско­рее ха­о­тич­ный на­бор внут­ренне про­ти­во­ре­чи­вых мер, ко­то­рые, в ко­неч­ном сче­те, спро­во­ци­ро­ва­ли два Май­да­на. С дру­гой сто­ро­ны, эти из­ме­не­ния бы­ли та­ки­ми глу­бо­ки­ми, что те­перь уже по­чти ни­что не напоминает об об­ра­зе и стан­дар­тах жиз­ни в преж­ней Укра­ине.

По­это­му се­го­дня с уве­рен­но­стью мож­но ве­сти речь о си­стем­ных из­ме­не­ни­ях, ко­то­рые ко­рен­ным об­ра­зом транс­фор­ми­ро­ва­ли на­ци­о­наль­ную эко­но­ми­ку. Но во прос о том, до­тя­ги­ва­ют ли они до уров­ня ре­форм, цель ко­то­рых за­клю­ча­ет­ся в улуч­ше­нии бла­го­со­сто­я­ния общества и жиз­ни граж­дан, оста­ет­ся от­кры­тым. Ведь толь­ко тот факт, что в 2016 г. ре­аль­ный ВВП Укра­и­ны был на 40% ни­же со­от­вет ству­ю­ще­го по­ка­за­те­ля 1990 г., да­ет мно­же­ство ос­но­ва­ний для раз­мыш­ле­ний о том, что же имен­но про­изо­шло в стране и что про­ис­хо­дит в ней те­перь. Меж­ду тем та­кая ста­ти­сти­ка по всем па­ра­мет­рам пре­вос­хо­дит кош­мар Ве­ли­кой де­прес­сии в США, во­шед­шей в ми­ро­вые учеб­ни­ки в ка­че­стве при­ме­ра чрез­вы­чай­но­го кри­зи са со­вре­мен­но­сти.

Впро­чем, что не вы­зы­ва­ет дис­кус­сий, так это тот факт, что на про­тя­же­нии все го это­го вре­ме­ни страна дви­га­лась в сто­ро­ну раз­ви­тия ры­ноч­ных от­но­ше­ний. И это ей, от­кро­вен­но го­во­ря, уда­лось. Дру­гое де­ло – на­сколь­ко по­лу­чен­ная ры­ноч­ная эко­но­ми­ка от­ве­ча­ет же­ла­е­мой це­ли. Еди­но­глас­но­го мне­ния по по­во­ду при­чин фак ти­че­ских рас­хож­де­ний меж­ду на­шей ре­аль­но­стью и преж­ни­ми ры­ноч­ны­ми меч­та ми се­го­дня нет. В то же вре­мя прак­ти­че­ски все схо­дят­ся на том, что что то бы­ло не так. В си­лу это­го од­ни кри­ти­ку­ют нео­ли­бе­раль­ные ло­зун­ги оте­че­ствен­ных пре­об ра­зо­ва­ний, а дру­гие ука­зы­ва­ют на то, что са­ми по се­бе ло­зун­ги бы­ли аб­со­лют­но пра­виль­ны­ми, но прин­ци­па­ми ре­форм в Укра­ине они так и не ста­ли.

Меж­ду тем за­слу­жи­ва­ет вни­ма­ния тот факт, что за по­след­ние 30 лет из­мене ния про­изо­шли и в идео­ло­гии са­мих нео­ли­бе­раль­ных ре­форм. По­это­му се­го­дня они зна­чи­тель­но от­ли­ча­ют­ся от 10 пер­во­на­чаль­ных прин­ци­пов Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са, или то­го их смыс­ло­во­го на­пол­не­ния, ко­то­рое Дж. Со­рос окре­стил “ры­ноч­ным фун­да­мен­та­лиз­мом” [1].

Это поз­во­ля­ет сде­лать, по мень­шей ме­ре, несколь­ко вы­во­дов. Преж­де все­го, в на­сто­я­щее вре­мя из­лиш­няя упро­щен­ность нео­ли­бе­раль­ных “ре­форм пер­во­го по ко­ле­ния” при­зна­на не толь­ко их кри­ти­ка­ми, но и сто­рон­ни­ка­ми (дру­гое де­ло, что пуб­лич­но это по­чти не ком­мен­ти­ру­ет­ся). Со­от­вет­ствен­но, о кор­рект­но­сти нео­ли бе­раль­ных со­ве­тов на­ча­ла 1990 х го­дов, ко­то­рые не про­сто да­ва­лись, а ино­гда на вя­зы­ва­лись пе­ре­ход­ным эко­но­ми­кам извне, те­перь уже речь не идет. По­это­му и аргументы о по­пра­нии нео­ли­бе­раль­ных прин­ци­пов в Укра­ине, есте­ствен­но, те­ря ют свой преж­ний вес. Об этом, в част­но­сти, сви­де­тель­ству­ет и укло­не­ние дей­ству юще­го ру­ко­вод­ства МВФ от упо­ми­на­ний о Ва­шинг­тон­ском кон­сен­су­се. Впро­чем, кон­цеп­ту­аль­ное сов­па­де­ние “ре­форм вто­ро­го по­ко­ле­ния” с про­грам­ма­ми фи­нан со­вой под­держ­ки Укра­и­ны со сто­ро­ны МВФ остав­ля­ет от­кры­тым во­прос об их эф фек­тив­но­сти.

Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус: нео­ли­бе­раль­ная “ре­во­лю­ция”

В 1989–1990 гг. эко­но­ми­че­ская тер­ми­но­ло­гия обо­га­ти­лась но­вым по­ня­ти­ем “Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус”, ко­то­рое бы­ло ис­поль­зо­ва­но Дж. Ви­льям­со­ном при опре­де­ле­нии наи­бо­лее важ­ных ин­стру­мен­тов успеш­ной эко­но­ми­че­ской по­ли­ти ки [2, c. 1; 3]. Тер­мин был пред­ло­жен при ана­ли­зе то­гдаш­них эко­но­ми­че­ских проб лем Ла­тин­ской Аме­ри­ки и ос­нов­ных при­чин, ко­то­рые не поз­во­ля­ли мно­гим стра нам За­пад­но­го по­лу­ша­рия пе­рей­ти к бо­лее удач­ным мо­де­лям собственного раз ви­тия.

При­ме­няя сло­во “Ва­шинг­тон”, ав­тор от­ме­тил, что оно от­но­сит­ся как к по­ли ти­че­ским кру­гам Ва­шинг­то­на (вклю­чая чле­нов Кон­грес­са США и выс­ших чи­нов ни­ков аме­ри­кан­ской ад­ми­ни­стра­ции), так и к тех­но­кра­там, ко­то­рые ра­бо­та­ли в рас по­ло­жен­ных в столице стра­ны меж­ду­на­род­ных фи­нан­со­вых ин­сти­ту­тах, эко­но­ми­че ских агент­ствах пра­ви­тель­ства США, Фе­де­раль­ной ре­зерв­ной си­сте­ме и моз­го­вых цен­трах на­по­до­бие Ин­сти­ту­та меж­ду­на­род­ной эко­но­ми­ки [3, с. 1].

По­сколь­ку ста­тья по­яви­лась в пе­ри­од расцвета “рей­га­но­ми­ки” и “тет­че­риз ма”, три­ум­фа ры­ноч­ных эко­но­мик, кон­ца эры “хо­лод­ной вой­ны”, раз­гром­но­го по ра­же­ния в ней быв­ше­го СССР и его со­юз­ни­ков, их оче­вид­ной неспо­соб­но­сти пре одо­леть си­стем­ный кри­зис соб­ствен­ной хо­зяй­ствен­ной мо­де­ли и все­об­ще­го ощу ще­ния бо­лее зна­чи­мых гря­ду­щих ми­ро­вых пе­ре­мен, то она по­лу­чи­ла на­мно­го бо ′ ль шие тео­ре­ти­че­ский ре­зо­нанс, прак­ти­че­ский вес и круг по­тен­ци­аль­ных ад­ре­са­тов, чем те, ко­то­рые, воз­мож­но, ожи­да­лись в мо­мент ее на­пи­са­ния.

Так или нет, но на прак­ти­ке тер­мин “Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус” стал вос­при ни­мать­ся как ма­ни­фест сто­рон­ни­ков сво­бод­но­го рын­ка в но­вых ре­а­ли­ях гло­баль ной эко­но­ми­ки. При­ме­ча­тель­но, что та­кая ме­та­мор­фо­за ока­за­лась несколь­ко не ожи­дан­ной да­же для ав­то­ра это­го тер­ми­на от­но­си­тель­но его как на­пол­не­ния, так и даль­ней­шей трак­тов­ки, о чем им по­том неод­но­крат­но под­чер­ки­ва­лось [2, c. 6]. Не смот­ря на это, ин­тел­лек­ту­аль­ный плод Дж. Ви­льям­со­на все же вы­скольз­нул из его рук и стал до­сто­я­ни­ем ми­ро­во­го со­об­ще­ства, по­лу­чив тем са­мым но­вую жизнь, не за­ви­си­мую от взгля­дов и пер­во­на­чаль­ных на­ме­ре­ний его изоб­ре­та­те­ля. Но – что бы и как бы он ни от­ри­цал в даль­ней­шем – его соб­ствен­ное признание то­го, что Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус яв­ля­ет­ся “ка­пи­та­лиз­мом сво­бод­но­го рын­ка” [3, c. 8], ко­то­рый пред­ла­га­ет­ся Ва­шинг­то­ном все­му ми­ру, оста­ви­ло ма­ло ме­ста для раз­ду мий и со­мне­ний по по­во­ду его тео­ре­ти­че­ско­го со­дер­жа­ния и прак­ти­че­ско­го на прав­ле­ния, по мень­шей ме­ре, для тех, ко­му ад­ре­со­ва­лись пред­ло­жен­ные 10 ос­нов ных ин­стру­мен­тов успеш­ной эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки.

По­след­ние рас­смат­ри­ва­лись имен­но как ин­стру­мен­ты, а не как це­ли эко­но­ми чес­кой по­ли­ти­ки, к ко­то­рым был от­не­сен “стан­дарт­ный на­бор” та­ких ори­ен­ти­ров, как рост, низ­кая ин­фля­ция, устой­чи­вый пла­теж­ный ба­ланс и рав­но­мер­ное рас­пре де­ле­ние до­хо­дов. Итак, для успеш­но­го ре­ше­ния этих за­дач Ва­шинг­тон­ским кон сен­су­сом Дж. Ви­льям­со­на бы­ли опре­де­ле­ны сле­ду­ю­щие ин­стру­мен­ты * [3, c. 2–8].

Бюд­жет­ная дис­ци­пли­на. По­сколь­ку бюд­жет­ная дис­ци­пли­на дав­но опре­де­ля лась цен­траль­ным эле­мен­том всех про­грамм фи­нан­со­вой под­держ­ки МВФ, по­столь ку бы­ло под­черк­ну­то, что их оп­по­нен­ты – сто­рон­ни­ки кейн­си­ан­ских ме­то­дов сти му­ли­ро­ва­ния и зна­чи­тель­ных бюд­жет­ных де­фи­ци­тов – ста­ли уже “вы­мер­шим ви дом”. Что же ка­са­ет­ся бюд­жет­ной дис­ци­пли­ны, то она свя­за­на, преж­де все­го, с

Хо­тя, ка­жет­ся, ло­гич­нее бы­ло бы ве­сти речь не об ин­стру­мен­тах, а о прин­ци­пах или при зна­ках эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки, но в дан­ном слу­чае оста­ют­ся ори­ги­наль­ные опре­де­ле­ния, пред­ло­жен­ные ав­то­ром тер­ми­на “Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус”.

при­ем­ле­мым уров­нем бюд­жет­но­го де­фи­ци­та, ко­то­рый пред­по­ла­га­ет от­сут­ствие ро­ста от­но­ше­ния дол­га к ВВП (ВНП) или на­ли­чие сба­лан­си­ро­ван­но­го бюд­же­та, по мень­шей ме­ре, на сред­не­сроч­ных про­ме­жут­ках вре­ме­ни.

При­о­ри­те­ты бюд­жет­ных рас­хо­дов. По­сколь­ку ба­лан­си­ро­ва­ние бюд­же­та тре бу­ет умень­ше­ния рас­хо­дов и/или уве­ли­че­ния его до­хо­дов, то наи­боль­шее вни­ма ние сле­ду­ет уде­лять имен­но пер­вой за­да­че. Для это­го необ­хо­ди­мо иметь чет­кий пе ре­чень при­о­ри­тет­ных ста­тей бюд­жет­ных рас­хо­дов. К ним долж­ны быть от­не­се­ны рас­хо­ды на об­ра­зо­ва­ние, здра­во­охра­не­ние и раз­ви­тие ин­фра­струк­ту­ры. При­чем аб со­лют­ное зна­че­ние – в си­лу осо­бен­но­стей раз­ви­ва­ю­щих­ся эко­но­мик – долж­но при­да­вать­ся раз­ви­тию учре­жде­ний ба­зо­во­го об­ра­зо­ва­ния и ме­ди­ци­ны, спрос на ко­то­рые в об­ще­стве наи­бо­лее рас­про­стра­нен (в том чис­ле со сто­ро­ны наи­ме­нее за щи­щен­ных сло­ев на­се­ле­ния). Что ка­са­ет­ся бюд­жет­ных суб­си­дий (осо­бен­но для по­кры­тия по­терь го­су­дар­ствен­ных пред­при­я­тий), то от них же­ла­тель­но во­об­ще от ка­зать­ся в поль­зу уже обо­зна­чен­ных при­о­ри­те­тов.

На­ло­го­вая ре­фор­ма . Как и ра­ци­о­на­ли­за­ция рас­ход­ной ча­сти бюд­же­та, на­ло­го вая ре­фор­ма долж­на быть на­прав­ле­на на умень­ше­ние его де­фи­ци­та. Эта за­да­ча пред по­ла­га­ет сни­же­ние ста­вок на­ло­го­об­ло­же­ния с од­но­вре­мен­ным рас­ши­ре­ни­ем на ло­го­вой ба­зы.

Про­цент­ная став­ка Она долж­на опре­де­лять­ся рын­ком, быть по­ло­жи­тель­ной от­но­си­тель­но уров­ня ин­фля­ции, но уме­рен­ной. Это, сре­ди про­че­го, долж­но про ти­во­дей­ство­вать от­то­ку из стра­ны де­фи­цит­но­го ка­пи­та­ла и сти­му­ли­ро­вать бан­ков ские сбе­ре­же­ния. Во­прос слиш­ком вы­со­ких про­цент­ных ста­вок во вре­мя кри­зи­са (в част­но­сти, в Ла­тин­ской Аме­ри­ке) и по­пы­ток их сни­же­ния для “при­о­ри­тет­ных” сек­то­ров эко­но­ми­ки яв­ля­ет­ся про­ти­во­ре­чи­вым, по­сколь­ку неиз­беж­но упи­ра­ет­ся в риск фор­ми­ро­ва­ния бла­го­при­ят­ной сре­ды для расцвета кор­руп­ции.

Ва­лют­ный курс . Как и про­цент­ная став­ка, он мо­жет опре­де­лять­ся рын­ком. Од­на­ко важ­нее не то, как его опре­де­лить, а на ка­ком уровне. Ре­аль­ный об­мен­ный курс дол­жен быть “кон­ку­рент­ным”, то есть сти­му­ли­ро­вать экс­порт и мак­си­маль ный рост эко­но­ми­ки на ос­но­ве ис­поль­зо­ва­ния ее про­из­вод­ствен­но­го по­тен­ци­а­ла та­ким об­ра­зом, что­бы де­фи­цит те­ку­ще­го сче­та опи­рал­ся на устой­чи­вую ба­зу фи нан­си­ро­ва­ния. Ко­неч­но, “кон­ку­рент­ный” ва­лют­ный курс не дол­жен про­во­ци­ро вать чрез­мер­ную ин­фля­цию, ме­ша­ю­щую внут­рен­ним ин­ве­сти­ци­ям и ро­сту про­из вод­ствен­но­го по­тен­ци­а­ла. Ре­аль­ный об­мен­ный курс дол­жен быть ста­биль­ным, что бы сти­му­ли­ро­вать ин­ве­сти­ци­он­ную де­я­тель­ность, новые нетра­ди­ци­он­ные ви­ды про­из­вод­ства и внеш­нюю от­кры­тость раз­ви­ва­ю­щей­ся эко­но­ми­ки.

Тор­го­вая по­ли­ти­ка . Она долж­на преду­смат­ри­вать ли­бе­ра­ли­за­цию им­пор­та, не об­хо­ди­мую для по­лу­че­ния (по кон­ку­рент­ным це­нам) про­ме­жу­точ­ной про­дук­ции, ис­поль­зу­е­мой в экс­порт­ном про­из­вод­стве. Наи­худ­шим ви­дом им­порт­но­го про­тек ци­о­низ­ма яв­ля­ет­ся ли­цен­зи­ро­ва­ние. При необ­хо­ди­мо­сти луч­ше ис­поль­зо­вать им порт­ные та­ри­фы. Но и в этом слу­чае нуж­но преду­смот­реть их от­сут­ствие для им пор­та про­ме­жу­точ­ной про­дук­ции, необ­хо­ди­мой экс­порт­но­му про­из­вод­ству. Иде­аль на мо­дель сво­бод­ной тор­гов­ли. Од­на­ко она та­к­же мо­жет иметь ис­клю­че­ния, ес­ли речь идет о мо­ло­дых ин­ду­стри­аль­ных от­рас­лях. В та­ком слу­чае за­щит­ные пре­фе рен­ции сле­ду­ет предо­став­лять на чет­ко опре­де­лен­ные сро­ки.

Пря­мые ино­стран­ные ин­ве­сти­ции . Хо­тя сво­бод­ное дви­же­ние фи­нан­со­во­го ка пи­та­ла не рас­смат­ри­ва­ет­ся в ка­че­стве важ­но­го при­о­ри­те­та, од­на­ко огра­ни­че­ние ПИИ, по­сту­па­ю­щих в недо­ста­точ­но раз­ви­тую эко­но­ми­ку, яв­ля­ет­ся от­кро­вен­ной бес­смыс­ли­цей.

При­ва­ти­за­ция . Ос­нов­ная при­чи­на, обу­слов­ли­ва­ю­щая необ­хо­ди­мость при­ва­ти за­ции, за­клю­ча­ет­ся в том, что част­ные пред­при­я­тия эф­фек­тив­нее, чем го­су­дар­ствен ные. Кро­ме то­го, при­ва­ти­за­ция мо­жет умень­шить пробле­мы бюд­же­та пу­тем гене ри­ро­ва­ния его до­пол­ни­тель­ных до­хо­дов (в крат­ко­сроч­ном пе­ри­о­де) с од­но­вре­мен ным сни­же­ни­ем ин­ве­сти­ци­он­ных за­трат (дол­го­сроч­ный эф­фект). Сти­му­ли­ро­ва­ние ино­стран­ной при­ва­ти­за­ции ста­ло офи­ци­аль­ной по­ли­ти­кой США по­сле ак­цен­та на ней в Плане Бей­ке­ра 1985 г. С тех пор МВФ и Все­мир­ный банк на­ча­ли ак­тив­но под­дер­жи­вать при­ва­ти­за­цию в Ла­тин­ской Аме­ри­ке и в дру­гих стра­нах ми­ра.

Де­ре­гу­ля­ция . Она ак­ти­ви­зи­ру­ет кон­ку­рен­цию и пред­при­ни­ма­тель­ство, по­сколь ку ре­гу­ля­тор­ный кон­троль услож­ня­ет от­кры­тие биз­не­са и ин­ве­сти­ро­ва­ние, со­зда­ет ба­рье­ры для им­пор­та, по­ступ­ле­ния ино­стран­ных ин­ве­сти­ций и ре­па­три­а­ции до­хо дов от них, ис­ка­жа­ет кре­ди­то­ва­ние, про­во­ци­ру­ет вы­со­кие кор­по­ра­тив­ные налоги че­рез предо­став­ле­ние ис­кус­ствен­ных на­ло­го­вых пре­фе­рен­ций. Кро­ме то­го, со­труд ни­кам ре­гу­ля­тор­ных ор­га­нов, как пра­ви­ло, не до­пла­чи­ва­ют, что, в свою оче­редь, по­буж­да­ет их к кор­руп­ции. От всех этих ис­ка­же­ний стра­да­ет част­ный биз­нес, и преж­де все­го – ма­лые и сред­ние пред­при­я­тия.

За­щи­та прав соб­ствен­но­сти . Это тре­бо­ва­ние яв­ля­ет­ся нор­мой в та­ких эко­но ми­че­ски развитых стра­нах, как США. По­это­му там его счи­та­ют есте­ствен­ным и спе­ци­аль­но­го вни­ма­ния на него не обра­ща­ют. Од­на­ко этот во­прос не яв­ля­ет­ся ба наль­но­стью для раз­ви­ва­ю­щих­ся эко­но­мик, и по­то­му они долж­ны уде­лять осо­бое вни­ма­ние за­щи­те прав соб­ствен­но­сти.

При­ве­ден­ный пе­ре­чень эко­но­ми­че­ских ин­стру­мен­тов/прин­ци­пов до­ста­точ­но симп­то­ма­ти­чен, по мень­шей ме­ре, по несколь­ким при­чи­нам. Преж­де все­го, он ока зы­ва­ет­ся зна­ко­мым не толь­ко для спе­ци­а­ли­стов, но да­же для мно­гих граж­дан на шей стра­ны из за по­сто­ян­но­го об­ра­ще­ния к его со­став­ля­ю­щим на про­тя­же­нии по след­них 26 лет: сна­ча­ла со­труд­ни­ков меж­ду­на­род­ных фи­нан­со­вых ин­сти­ту­тов и мно го­чис­лен­ных меж­ду­на­род­ных экс­пер­тов, предо­став­ля­ю­щих кон­суль­та­тив­ные услу­ги го­су­дар­ствен­ным ор­га­нам Укра­и­ны, а впо­след­ствии – и пред­ста­ви­те­лей са­мих этих ор­га­нов. Та­ким об­ра­зом, се­го­дня при­ве­ден­ные прин­ци­пы на­столь­ко уко­ре­ни­лись в вос­при­я­тии при­зна­ков успеш­ной эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки, что вряд ли мо­гут спро­во­ци­ро­вать се­рьез­ные дис­кус­сии не толь­ко в сре­де спе­ци­а­ли­стов, но да­же за ее пре­де­ла­ми.

Из­ло­жен­ное сви­де­тель­ству­ет об успеш­ном про­дви­же­нии и про­па­ган­де ба­зо вых по­сту­ла­тов Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са. При­чем на­ша соб­ствен­ная при­выч­ка к ним ни­ко­им об­ра­зом не про­ти­во­ре­чит меж­ду­на­род­но­му опы­ту. Ведь се­го­дня все при­ве­ден­ные пред­став­ле­ния яв­ля­ют­ся обыч­ны­ми не толь­ко для ака­де­ми­че­ских кру­гов, но и для уни­вер­си­тет­ских ауди­то­рий, да­же для сту­ден­тов во вре­мя по­се­ще ния лек­ций и се­ми­нар­ских за­ня­тий, не го­во­ря уже о сда­че эк­за­ме­нов или за­щи­те ди­плом­ных ра­бот.

Та­кое рас­про­стра­не­ние ука­зан­ных по­сту­ла­тов нель­зя объ­яс­нить ис­клю­чи­тель но эф­фек­том про­па­ган­ды или при­ну­ди­тель­но­го на­вя­зы­ва­ния извне. Де­ло в том, что все они до­ста­точ­но про­сты и ло­гич­ны, что­бы по­лу­чить ис­крен­нюю под­держ­ку у боль­шин­ства на­се­ле­ния, и тем бо­лее – у биз­не­са. Ведь ма­ло кто будет спо­рить с тем, что кор­руп­ция – это об­ще­ствен­ная бе­да; рас­хо­ды долж­ны со­от­вет­ство­вать не толь­ко до­хо­дам, но и тру­ду, за­тра­чен­но­му для их по­лу­че­ния; го­су­дар­ство долж­но за­ни­мать­ся не столь­ко бла­го­со­сто­я­ни­ем по­ли­ти­ков и чи­нов­ни­ков, сколь­ко об­ра зо­ва­ни­ем де­тей и их ме­ди­цин­ской за­щи­той; пра­ви­тель­ства бед­ных стран при­зва­ны за­бо­тить­ся о раз­ви­тии ин­фра­струк­ту­ры, ведь у биз­не­са для это­го, как пра­ви­ло, про

сто не хватает де­неж­ных средств и ор­га­ни­за­ци­он­но­го опыта; ино­стран­ные ин­вес ти­ции мо­гут при­не­сти де­фи­цит­ную тех­ни­ку, тех­но­ло­гии и на­вы­ки; за­щи­та соб­ствен но­сти – это луч­шая под­держ­ка тру­до­лю­бия, пред­при­ни­ма­тель­ства и твор­че­ства, а кон­ку­рен­ция – энер­гия биз­не­са и про­грес­са, и чем ее боль­ше, тем вы­ше бла­го­со сто­я­ние общества в це­лом и каж­до­го граж­да­ни­на в от­дель­но­сти.

По­зи­тив­ное впе­чат­ле­ние от пред­ло­жен­ных те­зи­сов Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен су­са ока­зы­ва­ет­ся еще боль­ше, ес­ли учесть ис­крен­ность их обос­но­ва­ния. Так, под чер­ки­вая необ­хо­ди­мость борь­бы с бюд­жет­ны­ми де­фи­ци­та­ми, ав­тор ука­зы­ва­ет, что они яв­ля­ют­ся след­стви­ем не эко­но­ми­че­ской ло­ги­ки и спе­ци­аль­ных рас­че­тов, а от сут­ствия по­ли­ти­че­ско­го му­же­ства со­гла­со­вы­вать рас­хо­ды с до­хо­да­ми. Ес­ли опе­ра ци­он­ный де­фи­цит бюд­же­та пре­вы­ша­ет 1–2% ВВП (ВНП) и не свя­зан с ин­ве­сти­ро ва­ни­ем в ин­фра­струк­ту­ру, то он яв­ля­ет­ся от­кро­вен­ным по­ли­ти­че­ским про­ва­лом. В кри­ти­ке бюд­жет­ных суб­си­дий упо­ми­на­ют­ся слу­чаи, ко­гда они при­во­ди­ли к то­му, что бен­зин сто­ил де­шев­ле во­ды, а сви­ней на­чи­на­ли кор­мить хле­бом, или ко­гда суб си­ди­ру­е­мые сель­ско­хо­зяй­ствен­ные кре­ди­ты ис­поль­зо­ва­лись для обес­пе­че­ния бла­го склон­но­сти по­ли­ти­че­ски вли­я­тель­ных ленд­лор­дов, ко­то­рые за­тем вкла­ды­ва­ли их в го­су­дар­ствен­ные цен­ные бу­ма­ги.

Кро­ме то­го, по мне­нию Дж. Ви­льям­со­на, в Ва­шинг­тоне ока­зы­ва­ет­ся от­но­си тель­но не­боль­шая под­держ­ка при­о­ри­тет­но­сти сво­бод­но­го движения ка­пи­та­ла в стра­нах, ко­то­рые вы­нуж­де­ны его им­пор­ти­ро­вать, удер­жи­вая соб­ствен­ные на­цио наль­ные сбе­ре­же­ния для внут­рен­них ин­ве­сти­ций * . В то же вре­мя под­чер­ки­ва­ют­ся важ­ность раз­ви­тия про­из­вод­ства и экс­пор­та нетра­ди­ци­он­ных ви­дов про­дук­ции, а та­к­же нега­тив­ное от­но­ше­ние к эко­но­ми­че­ско­му про­тек­ци­о­низ­му, по мень­шей ме­ре, ес­ли он при­ме­ня­ет­ся не в США. Призна­ёт­ся, что эта страна да­ле­ко не все­гда соб­лю да­ет прин­ци­пы Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са: в ней мож­но на­блю­дать слу­чаи чрез мер­ных бюд­жет­ных де­фи­ци­тов, за­вы­шен­но­го кур­са дол­ла­ра, кор­руп­ци­он­ных скан да­лов и т. п.

На­ко­нец, сто­ит за­ме­тить, что ав­тор из­ло­жил и соб­ствен­ное от­но­ше­ние к от дель­ным во­про­сам. Так, он по­ла­га­ет, что част­ная соб­ствен­ность не все­гда эф­фек тив­нее, чем го­су­дар­ствен­ная, а бюд­жет­ные суб­си­дии при опре­де­лен­ных усло­ви­ях по­лез­ны. От­ме­ча­ет­ся, что “бег­лый” ка­пи­тал вряд ли вер­нет­ся в раз­ви­ва­ю­щу­ю­ся эко­но­ми­ку толь­ко из за вве­де­ния ею всех пунк­тов Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са, по­сколь­ку та­кая за­да­ча тре­бу­ет ни­ве­ли­ро­ва­ния на­ло­го­вых мо­ти­вов, ко­то­рые мо­гут на­хо­дить­ся вне ее ра­мок.

Од­на­ко, несмот­ря на все эти ню­ан­сы и за­ме­ча­ния, Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус стал вос­при­ни­мать­ся су­гу­бо сквозь приз­му ры­ноч­но­го ра­ди­ка­лиз­ма. Позд­нее ав­тор это­го тер­ми­на с удив­ле­ни­ем от­ме­чал, что в боль­шин­стве слу­ча­ев его вос­при­ни­ма­ют в ми­ре, как в Ла­тин­ской Аме­ри­ке, – в ка­че­стве си­но­ни­ма со­вре­мен­но­го “нео­ли­бе­ра лиз­ма” (или “ры­ноч­но­го фун­да­мен­та­лиз­ма” по опре­де­ле­нию Дж. Со­ро­са) [2, c. 7; 4, c. 2]. Тер­мин ока­зал­ся та­ким мет­ким, что быст­ро по­лу­чил соб­ствен­ную жизнь, и впо­след­ствии его изоб­ре­та­тель фак­ти­че­ски утра­тил ка­кое бы то ни бы­ло су­ще­ствен ное вли­я­ние на его смыс­ло­вую трак­тов­ку дру­ги­ми эко­но­ми­ста­ми.

“Контр­ре­во­лю­ция” и из­ме­не­ние кон­ту­ров: пост Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус, Ва­шинг­тон­ская пу­та­ни­ца и по­сле Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са Ка­жет­ся, что од­на из при­чин по­пу­ляр­но­сти от­дель­ных эко­но­ми­че­ских кон цеп­ций за­клю­ча­ет­ся в их прак­ти­че­ской свя­зи с по­треб­но­стя­ми го­су­дар­ствен­ной

* Сле­ду­ет учи­ты­вать, что ста­тья бы­ла опуб­ли­ко­ва­на бо­лее чет­вер­ти века на­зад.

по­ли­ти­ки. Так, теория Дж. Кейн­са на­гляд­но объ­яс­ни­ла, к ка­ким бюд­жет­ным ме рам долж­ны при­бе­гать пра­ви­тель­ства, что­бы преодолеть кри­зис­ное сжа­тие эко­но ми­ки и обес­пе­чить ее даль­ней­ший устой­чи­вый рост. М. Фрид­ман та­к­же смог не толь­ко обос­но­вать но­вую (кон­ку­ри­ру­ю­щую) тео­рию, но и пред­ло­жить на ее ба­зе чет­кие и по­нят­ные пра­ви­ла мо­не­тар­ной по­ли­ти­ки, необ­хо­ди­мые для под­дер­жа­ния устой­чи­во­го эко­но­ми­че­ско­го ро­ста. И хо­тя впо­след­ствии вы­яс­ни­лось, что обе тео рии име­ют соб­ствен­ные огра­ни­че­ния, они, тем не ме­нее, ста­ли клас­си­че­ски­ми, при­чем не в по­след­нюю оче­редь бла­го­да­ря сво­е­му при­клад­но­му ха­рак­те­ру, воз­мож но­сти ко­то­ро­го в оче­ред­ной раз уда­лось до­ка­зать во вре­мя вы­хо­да из гло­баль­но­го кри­зи­са 2008–2009 гг.

По су­ти, Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус про­дол­жил эту прак­ти­ку. Воз­мож­но, он по­то­му и стал та­ким зна­ме­ни­тым, что обо­зна­чил прин­ци­пы нео­ли­бе­раль­но­го мейн стри­ма в ви­де сжа­то­го прак­ти­че­ско­го ру­ко­вод­ства. Бе­з­услов­но, мож­но спо­рить, на­сколь­ко удач­ным ока­за­лось его из­ло­же­ние. Од­на­ко от­сут­ствие фор­маль­ных за ме­ча­ний со сто­ро­ны тех ин­сти­ту­тов, ко­то­рым оно бы­ло пред­пи­са­но, сви­де­тель­ству­ет об их мол­ча­ли­вом со­гла­сии с его со­дер­жа­ни­ем. Бо­лее то­го, ожив­лен­ные дис­кус­сии кон­ца 1990 х го­дов и на­ча­ла “ну­ле­вых” по по­во­ду Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са сви де­тель­ству­ют, что у его сто­рон­ни­ков чис­лен­но­сти и вли­я­тель­но­сти бы­ло не мень ше, чем у его кри­ти­ков. Бо­лее то­го, пер­вые вла­де­ли та­ки­ми ры­ча­га­ми меж­ду­на­род но­го фи­нан­со­во­го убеж­де­ния, о ко­то­рых их оп­по­нен­ты не мог­ли да­же меч­тать.

Пост ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус . В чис­ле кри­ти­ков “нео­ли­бе­раль­ной ре­во­лю ции” сра­зу вы­де­лил­ся Дж. Стиг­лиц. Но ми­ше­нью его яр­кой кри­ти­ки, из­вест­ной как “пост Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус”, ста­ли не столь­ко 10 те­зи­сов Дж. Ви­льям со­на, сколь­ко по­ли­ти­ка меж­ду­на­род­ных фи­нан­со­вых ин­сти­ту­тов и Мин­фи­на США, ко­то­рая пред­ла­га­лась ими в 1980–1990 х го­дах для ме­нее развитых эко­но мик [5, c. 1]. По­сколь­ку же пер­вые и вто­рая сов­па­да­ли не на все 100%, то тер­мин “Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус” на­чал ис­поль­зо­вать­ся несколь­ко ина­че, чем пред ла­гал его изоб­ре­та­тель. Но, кро­ме са­мо­го изоб­ре­та­те­ля это­го тер­ми­на, та­кой “смыс­ло­вой сдвиг” не спро­во­ци­ро­вал се­рьез­ных воз­ра­же­ний со сто­ро­ны дру­гих участ­ни­ков то­гдаш­них дис­кус­сий, что мож­но бы­ло трак­то­вать как их мол­ча­ли­вое со­гла­сие. По край­ней ме­ре, ко­гда в на­ча­ле 1990 х го­дов ста­ли го­во­рить о “ре­фор мах пер­во­го по­ко­ле­ния” [6, c. 266], их нео­ли­бе­раль­ная ин­тер­пре­та­ция прак­ти­че ски сов­па­да­ла с чер­та­ми имен­но то­го Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са, на ко­то­рый об­ру­ши­лась кри­ти­ка Дж. Стиг­ли­ца. Что ка­са­ет­ся “ре­форм вто­ро­го по­ко­ле­ния”, то они преду­смат­ри­ва­ли не столь­ко кри­ти­ку, сколь­ко со­вер­шен­ство­ва­ние ре­форм пер­вой вол­ны.

При этом “ре­фор­мы пер­во­го по­ко­ле­ния” ба­зи­ро­ва­лись на ве­ре в без­гра­нич ную эф­фек­тив­ность рын­ка и от­но­си­лись к при­ва­ти­за­ции, ли­бе­ра­ли­за­ции и мак­ро ста­биль­но­сти с пре­об­ла­да­ю­щим ак­цен­том на це­но­вой ста­биль­но­сти. Они та­к­же преду­смат­ри­ва­ли ослаб­ле­ние – вплоть до ми­ни­ми­за­ции – ро­ли го­су­дар­ства [7].

На это Дж. Стиг­лиц, меж­ду про­чим, от­ве­чал, что та­кой под­ход не рас­смат­ри­ва ет ни экс­тер­на­лий, ни об­ще­ствен­ных благ, ни во­про­сов об­ра­зо­ва­ния * . Од­на­ко он пред­по­ла­га­ет су­ще­ство­ва­ние со­вер­шен­но­го рын­ка ка­пи­та­ла (ес­ли бы это бы­ло ре аль­но­стью, то бед­ные на ка­пи­тал эко­но­ми­ки долж­ны бы­ли бы его мгно­вен­но по­лу чить от ин­ду­стри­аль­ных стран бла­го­да­ря бо­лее вы­со­кой нор­ме до­ход­но­сти соб­ствен ных ин­ве­сти­ций. Но это­го не про­ис­хо­дит, и да­же в щед­рые 1990 е го­ды до­ступ к та­ко­му ка­пи­та­лу был лишь у от­дель­ных сек­то­ров от­дель­ных раз­ви­ва­ю­щих­ся стран).

* Оче­вид­но, по­след­нее за­ме­ча­ние не мог­ло от­но­сить­ся к взгля­дам Дж. Ви­льям­со­на.

Ва­учер­ная при­ва­ти­за­ция в быв­шем СССР ста­ла по­сме­ши­щем над иде­ей ры­ноч­ных пре­об­ра­зо­ва­ний * . Не­боль­шая ин­фля­ция не яв­ля­ет­ся пре­пят­стви­ем для эко­но­ми чес­ко­го ро­ста, то­гда как де­неж­ный го­лод 1990 х го­дов пи­тал кри­зис непла­те­жей в ря­де быв­ших со­вет­ских рес­пуб­лик ** .

Ре­фор­ма фи­нан­со­во­го сек­то­ра тре­бу­ет не столь­ко ли­бе­ра­ли­за­ции, сколь­ко при дир­чи­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния, от­сут­ствие ко­то­ро­го ста­ло од­ной из при­чин ази­ат­ско­го кри­зи­са в кон­це 1990 х го­дов. Меж­ду­на­род­ные кре­ди­то­ры вы­дви­га­ют слиш­ком жест­кие тре­бо­ва­ния к сро­кам вве­де­ния со­ци­аль­ных ре­форм или при­ва­ти­за­ции – при том, что эко­но­ми­че­ски раз­ви­тые стра­ны у се­бя до­ма с та­ки­ми усло­ви­я­ми не со­гла­ша­ют­ся. На­блю­да­ет­ся пу­та­ни­ца с це­ля­ми и сред­ства­ми ре­форм: как пра­ви­ло, при­ва­ти­за­ция и ли­бе­ра­ли­за­ция рас­смат­ри­ва­ют­ся в ка­че­стве их це­лей, что яв­ля­ет­ся оши­боч­ным *** .

Роль го­су­дар­ства Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус свел к обес­пе­че­нию вы­пол­не­ния кон­трак­тов и за­щи­те прав соб­ствен­но­сти. Но Во­сточ­ная Азия по­шла даль­ше и до стиг­ла се­рьез­ных успе­хов. В этом от­но­ше­нии про­мыш­лен­ное раз­ви­тии Юж­ной Ко реи и Тай­ва­ня невоз­мож­но пред­ста­вить без ак­тив­ной ин­ду­стри­аль­ной по­ли­ти­ки их го­су­дарств. Ко­гда в дру­гих угол­ках ми­ра биз­нес стра­дал от де­фи­ци­та ка­пи­та­ла, го су­дар­ства Во­сточ­ной Азии обес­пе­чи­ва­ли им соб­ствен­ных экс­пор­те­ров, осо­бен­но в тех­но­ло­ги­че­ских сек­то­рах, что име­ло по­зи­тив­ные экс­тер­на­лии для эко­но­ми­че­ско го толч­ка мно­гих дру­гих мест­ных пред­при­я­тий.

Ес­ли бы нео­клас­си­че­ские мо­де­ли бы­ли кор­рект­ны­ми, то не бы­ло бы по­треб но­сти в со­зда­нии Все­мир­но­го бан­ка с МВФ. Од­на­ко их су­ще­ство­ва­ние яв­ля­ет­ся на­гляд­ным при­зна­ни­ем мно­го­чис­лен­ных и глу­бо­ких про­ва­лов рын­ка. Счи­тать, что все эко­но­ми­че­ские пробле­мы по­рож­де­ны го­су­дар­ством, – си­стем­ная ошиб ка. Бе­з­услов­но, у го­су­дар­ства есть соб­ствен­ные про­ва­лы (та­к­же и во вре­мя кор рек­ти­ров­ки рын­ка). Ими, в част­но­сти, мож­но ча­стич­но объ­яс­нить и по­яв­ле­ние са­мо­го Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са. Но это не озна­ча­ет, что от по­тен­ци­а­ла го­су дар­ства сто­ит от­ка­зать­ся. По­это­му об­щая за­да­ча за­клю­ча­ет­ся в од­но­вре­мен­ном улуч­ше­нии как функ­ци­о­ни­ро­ва­ния рын­ка с го­су­дар­ством, так и их ко­ор­ди­на­ци он­ных свя­зей.

Тем­пы ро­ста стран Ла­тин­ской Аме­ри­ки, ко­гда они тща­тель­но при­дер­жи­ва лись нео­ли­бе­раль­ной мо­де­ли в те­че­ние 1990 х го­дов, бы­ли вдвое ни­же, чем в 1960– 1970 х го­дах – во вре­мя “про­валь­ной” (с нео­ли­бе­раль­ной точ­ки зре­ния) по­ли­ти ки им­пор­то­за­ме­ще­ния, хо­тя она, бе­з­услов­но, име­ла свои соб­ствен­ные про­сче­ты. Бо­ли­вия слу­жит при­ме­ром ста­ра­тель­но­го по­сле­до­ва­те­ля Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен су­са, ко­то­рый был вы­нуж­ден дол­го спра­ши­вать, ко­гда по­явят­ся до­сти­же­ния по сле го­ре­чи по­терь.

В та­ких слу­ча­ях идео­ло­ги кон­сен­су­са вы­ду­мы­ва­ют оче­ред­ную при­чи­ну, ко­то рую не учла страна – про­зе­лит нео­ли­бе­ра­лиз­ма. При­чем эта при­чи­на под­стра­и­ва ет­ся под ха­рак­тер про­ва­ла. На­при­мер, ко­гда не про­изо­шло ожи­да­е­мо­го ро­ста, “ре фор­мы вто­ро­го по­ко­ле­ния” пред­ло­жи­ли до­пол­нить при­ва­ти­за­цию есте­ствен­ных мо­но­по­лий кон­ку­рент­ной по­ли­ти­кой. Проблема нера­вен­ства за­ста­ви­ла об­ра­тить вни­ма­ние на жен­ское об­ра­зо­ва­ние и уси­ле­ние со­ци­аль­ной за­щи­ты. Ко­гда и это не сра­бо­та­ло, Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус был обо­га­щен пу­тем уче­та ка­че­ства ин­сти ту­тов и управ­ле­ния. Но, как пра­ви­ло, раз­го­во­ры об эф­фек­тив­ных ин­сти­ту­тах ог

* От­кро­вен­но кри­ти­че­ски ее оце­нил и Дж. Ви­льям­сон. ** На са­мом де­ле при­чи­ны непла­те­жей бы­ли слож­нее и вы­хо­ди­ли за рам­ки су­гу­бо де­неж но кре­дит­ной по­ли­ти­ки цен­траль­ных бан­ков. *** Это за­ме­ча­ние та­к­же не мо­жет быть от­не­се­но в ад­рес Дж. Ви­льям­со­на.

ра­ни­чи­ва­ют­ся лишь при­ве­де­ни­ем их от­дель­ных при­ме­ров. Во­про­сы же их прак­ти чес­ко­го раз­ви­тия оста­ют­ся от­кры­ты­ми.

Кри­ти­ка со сто­ро­ны Дж. Стиг­ли­ца, в ко­неч­ном сче­те, кон­ста­ти­ро­ва­ла невоз мож­ность до­сти­же­ния успе­ха ни в рам­ках “ре­форм пер­во­го по­ко­ле­ния”, ни в рам ках “ре­форм вто­ро­го по­ко­ле­ния”. В этой кри­ти­ке бы­ло от­ме­че­но от­сут­ствие уни вер­саль­но­го на­бо­ра удач­ных пра­вил для всех ти­пов эко­но­ми­че­ских ре­форм, а их по­тен­ци­аль­ная эф­фек­тив­ность свя­зы­ва­лась с при­ме­не­ни­ем пра­виль­ной ком­би­на ции ры­ноч­ных сил и го­су­дар­ствен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния.

Ва­шинг­тон­ская пу­та­ни­ца . Д. Род­рик не дал на­зва­ния сво­ей кри­ти­ке, од­на­ко из­ло­жил соб­ствен­ное от­но­ше­ние к пред­ме­ту дис­кус­сии в на­зва­нии ра­бо­ты “Про щай, Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус, при­вет, Ва­шинг­тон­ская пу­та­ни­ца?” [8]. Ее кри ти­че­ские вы­во­ды и аргументы во мно­гом сов­па­ли с до­во­да­ми и вы­во­да­ми Дж. Стиг ли­ца.

Поды­то­жи­вая де­ся­ти­ле­тие от­ча­ян­ных ры­ноч­ных ре­форм, про­ис­хо­див­ших в ми­ре в 1990 х го­дах, Д. Род­рик кон­ста­ти­ро­вал, что по­сле под­сче­та их до­сти­же­ний уже ни­кто не ве­рит в Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус. Но, с чем по­чти все со­гла­ша­ют­ся, так это с тем, что его по­сту­ла­ты “ра­бо­та­ют” не так, как нуж­но. По­сле то­го, как да­же са­мые го­ря­чие сто­рон­ни­ки Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са при­зна­ли, что его до­сти же­ния не от­ве­ча­ют пер­во­на­чаль­ным на­деж­дам, речь долж­на ид­ти не о том, мертв он или жив, а о том, чем его за­ме­нить.

Ведь де­ся­ти­ле­тие ры­ноч­но­го эн­ту­зи­аз­ма, охва­тив­ше­го Ла­тин­скую Аме­ри­ку, Во­сточ­ную Ев­ро­пу и Аф­ри­ку на юг от Са­ха­ры, не при­нес­ло ожи­да­е­мых ре­зуль­та тов. И это – при том, что мощ­ность при­ва­ти­за­ции, де­ре­гу­ля­ции и ли­бе­ра­ли­за­ции тор­гов­ли, про­изо­шед­ших в ла­ти­но­аме­ри­кан­ских и во­сточ­но­ев­ро­пей­ских стра­нах, бы­ла, ве­ро­ят­но, са­мой вы­со­кой за всю ис­то­рию че­ло­ве­че­ства. Увле­чен­ность ры­ноч ны­ми пре­об­ра­зо­ва­ни­я­ми бы­ла так ве­ли­ка, что фи­нан­со­вая ли­бе­ра­ли­за­ция и от кры­тие движения ка­пи­та­ла яв­но пре­взо­шли ожи­да­ния Дж. Ви­льям­со­на. Во­пре­ки его за­ме­ча­ни­ям по по­во­ду некор­рект­ной ин­тер­пре­та­ции Ва­шинг­тон­ско­го кон сен­су­са, Д. Род­рик под­черк­нул, что кри­ти­ки вос­при­ни­ма­ют его как по­пыт­ку от кры­то­го при­нуж­де­ния раз­ви­ва­ю­щих­ся стран к “нео­ли­бе­ра­лиз­му” и “ры­ноч­но­му фун­да­мен­та­лиз­му”.

Ин­сти­ту­ци­о­наль­ная и со­ци­аль­ная ней­траль­ность “ре­форм пер­во­го по­ко ле­ния” под­толк­ну­ла к их со­вер­шен­ство­ва­нию, ко­то­рое вклю­чи­ло спе­ци­аль­ный ак­цент на ка­че­стве и раз­ви­тии ры­ноч­ных и го­су­дар­ствен­ных ин­сти­ту­тов. Сжа тое со­по­став­ле­ние этих двух ге­не­ра­ций ре­форм Д. Род­рик из­ло­жил в ви­де срав ни­тель­ной таб­ли­цы. При­чем, ес­ли пер­во­на­чаль­ный ва­ри­ант Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са вклю­чал 10 пунк­тов, то в его улуч­шен­ном ва­ри­ан­те к ним бы­ли до бав­ле­ны еще 10 но­вых пунк­тов [8, c. 978]. Эти новые пунк­ты отоб­ра­жа­ют ме­ры по со­ци­аль­ной за­щи­те и улуч­ше­нию функ­ци­о­ни­ро­ва­ния об­ще­ствен­ных ин­сти ту­тов. Од­на­ко Д. Род­рик от­ме­тил, что они на­ча­ли иг­рать роль та­кой же ман­тры, как и ин­фля­ция в “ре­фор­мах пер­во­го по­ко­ле­ния”. Ина­че го­во­ря, ес­ли пра­виль но на­стро­ить ин­сти­ту­ты (це­ны), то по­сле это­го все ре­фор­мы пой­дут долж­ным об­ра­зом.

Но проблема за­клю­ча­ет­ся в том, что со­ци­аль­ные ин­сти­ту­ты – это чрез­вы­чай­но инер­ци­он­ные яв­ле­ния, ко­то­рые глу­бо­ко уко­ре­ня­ют­ся в по­ры все­го общества. По это­му для их из­ме­не­ния тре­бу­ют­ся боль­шие про­ме­жут­ки вре­ме­ни. В та­ких усло­ви ях на­де­ять­ся на по­зи­тив­ные дол­го­сроч­ные ре­зуль­та­ты ока­зы­ва­ет­ся чрез­вы­чай­но

про­бле­ма­тич­ным, ес­ли во­об­ще воз­мож­ным * . Тем бо­лее, что ин­сти­ту­ци­о­наль­ные ре­фор­мы, пред­ше­ству­ю­щие ак­тив­но­му эко­но­ми­че­ско­му ро­сту, не­ред­ко ста­но­вят ся ре­зуль­та­том та­ких глу­бо­ких об­ще­ствен­ных по­тря­се­ний, как вой­на и рас­пад стра­ны (Во­сточ­ная и За­пад­ная Гер­ма­ния, Се­вер­ная и Юж­ная Ко­рея). Это по­рож­да­ет со мне­ния по по­во­ду го­тов­но­сти бед­ных стран пла­тить та­кую це­ну за уско­ре­ние свое го эко­но­ми­че­ско­го ро­ста.

По мне­нию Д. Род­ри­ка, фо­ку­си­ро­ва­ние ре­форм на ин­сти­ту­ци­о­наль­ных из­мене ни­ях яв­ля­ет­ся ту­пи­ко­вым на­прав­ле­ни­ем, преж­де все­го, по­сколь­ку нет чет­кой свя­зи меж­ду ха­рак­те­ром ин­сти­ту­тов и эко­но­ми­че­ским ро­стом. Так, ес­ли Ки­таю уда­лось по лу­чить круп­ные ино­стран­ные ин­ве­сти­ции в усло­ви­ях го­су­дар­ствен­ной соб­ствен­нос ти, то Рос­сия не смог­ла это­го сде­лать, хо­тя в ней и гос­под­ство­ва­ла част­ная соб­ствен ность за­пад­но­го об­раз­ца. Кро­ме то­го, ре­грес­си­он­ные урав­не­ния с ис­поль­зо­ва­ни­ем “ин­сти­ту­ци­о­наль­ных” пе­ре­мен­ных не поз­во­ли­ли ** до­стичь ожи­да­е­мых ре­зуль­та­тов.

Вы­во­ды Д. Род­ри­ка от­но­си­тель­но Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са и его мо­ди­фи­ка ций – “ре­форм пер­во­го/вто­ро­го по­ко­ле­ний” – до­ста­точ­но скеп­тич­ны. По­сколь­ку ана­лиз про­блем каж­дой от­дель­ной эко­но­ми­ки пред­став­ля­ет­ся бо­лее пер­спек­тив­ным, чем уни­вер­саль­ные, все­о­хва­ты­ва­ю­щие и цен­тра­ли­зо­ван­ные ре­ше­ния “свер­ху вниз” [8, c. 986]. При­ме­ча­тель­но, что ана­ло­гич­ные вы­во­ды из­ло­же­ны в ис­сле­до­ва­нии Все­мир но­го бан­ка, по­свя­щен­ном ана­ли­зу эко­но­ми­че­ско­го ро­ста в 1990 х го­дах. Со­глас­но им, нуж­но от­ка­зать­ся от по­ис­ка ил­лю­зор­ных луч­ших ми­ро­вых прак­тик и боль­ше по ла­гать­ся на глу­бо­кий эко­но­ми­че­ский ана­лиз фак­то­ров, тор­мо­зя­щих эко­но­ми­че­ский рост *** .

“По­сле Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са” . Из­ме­не­ния “ре­форм пер­во­го по­ко­ле­ния” преду­смат­ри­ва­ли их по­сте­пен­ную мо­ди­фи­ка­цию пу­тем до­бав­ле­ния мер, на­прав лен­ных на борь­бу с бед­но­стью и со­ци­аль­ную за­щи­ту на­се­ле­ния, а та­к­же на раз­ви

* К это­му та­к­же мож­но до­ба­вить, что ука­зан­ные огра­ни­че­ния яв­но не ме­ша­ли успе­ху ре форм в Во­сточ­ной Азии, ведь там бы­ли ис­поль­зо­ва­ны те ин­сти­ту­ты, ко­то­рые уже су­ще­ство­ва ли, а их по­сте­пен­ное ре­фор­ми­ро­ва­ние про­ис­хо­ди­ло па­рал­лель­но с ре­фор­ми­ро­ва­ни­ем дру­гих зве­ньев на­ци­о­наль­ной эко­но­ми­ки (или да­же мед­лен­нее). ** На то вре­мя. *** Economic Growth in the 1990s. Learning from a Decade of Reform. – Washington, D.C. : The World Bank, 2005. – Р. хііі [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www1.worldbank.org/ prem/lessons1990s/.

тие об­ще­ствен­ных ин­сти­ту­тов – как ры­ноч­ных, так и го­су­дар­ствен­ных. Ре­зуль­та том это­го ста­ли “ре­фор­мы вто­ро­го по­ко­ле­ния”, или улуч­шен­ный (уси­лен­ный) Ва шинг­тон­ский кон­сен­сус. При­ме­ча­тель­но, что их фор­маль­ное из­ло­же­ние бы­ло сде ла­но не его раз­ра­бот­чи­ка­ми, а кри­ти­ком (см. табл.). Но еще ин­те­рес­нее то, что они эту фор­ма­ли­за­цию де фа­кто вос­при­ня­ли [4, c. 2].

Ана­ли­зи­руя на­бор по­ли­тик, при­ве­ден­ных в таб­ли­це, неслож­но за­ме­тить, что они фак­ти­че­ски охва­ты­ва­ют все сфе­ры те­ку­щих ре­форм в Укра­ине, пред­став­лен ных в ее сов­мест­ной с МВФ Про­грам­ме рас­ши­рен­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния (EFF, 2015– 2018 гг.) * . Бо­лее то­го, слож­но да­же вспом­нить ка­кое ли­бо на­прав­ле­ние и со­дер­жа ние на­ше­го об­ще­ствен­но­го ре­фор­ми­ро­ва­ния, ко­то­рые бы от­ли­ча­лись от при­ве­ден ных в этой таб­ли­це: от уже тра­ди­ци­он­ных бюд­жет­ных де­фи­ци­тов и рас­хо­дов с на­ло­го­вой ре­фор­мой до бо­лее “эк­зо­ти­че­ских” – ан­ти­кор­руп­ци­он­ной по­ли­ти­ки, кор­по­ра­тив­но­го управ­ле­ния и при­ну­ди­тель­но­го тар­ге­ти­ро­ва­ния ин­фля­ции.

Не вда­ва­ясь в спе­ци­аль­ный ана­лиз это­го на­бо­ра по­ли­тик, сто­ит от­ме­тить, что он се­го­дня яв­ля­ет­ся опре­де­лен­ным ка­те­хи­зи­сом ре­форм, ко­то­рые вво­дят­ся меж­ду на­род­ны­ми фи­нан­со­вы­ми ин­сти­ту­та­ми в стра­нах, об­ра­ща­ю­щих­ся к ним за фи­нан со­вой по­мо­щью. Од­на­ко не мень­ший интерес пред­став­ля­ет тот факт, что этот на бор прак­ти­че­ски не от­ли­ча­ет­ся от “улуч­шен­но­го” Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са, о ко­то­ром по­сле гло­баль­но­го кри­зи­са 2008–2009 гг. ма­ло кто уже вспо­ми­на­ет. Ведь его пре­одо­ле­ние про­изо­шло бла­го­да­ря ме­рам, ко­то­рые не про­сто не преду­смат­ри ва­лись кон­сен­су­сом, а пря­мо ему про­ти­во­ре­чи­ли.

В та­ких об­сто­я­тель­ствах ни о ка­ком об­щем кон­сен­су­се се­го­дня ни­кто не го­во рит. Речь идет, ско­рее, лишь о сто­рон­ни­ках на­бо­ра по­ли­тик и це­лей, обо­зна­чен­ных “ре­фор­ма­ми вто­ро­го по­ко­ле­ния” [9, c. 243]. Еще в на­ча­ле “ну­ле­вых” ис­чез­но­ве­ние преж­не­го кон­сен­су­са от­ме­чал и сам его изоб­ре­та­тель. По его сло­вам, это про­изо шло из за утра­ты об­щих взгля­дов на ин­стру­мен­ты эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки как сре­ди спе­ци­а­ли­стов, так и меж­ду МВФ и ад­ми­ни­стра­ци­ей США. Из за это­го он уже не пы­та­ет­ся фор­му­ли­ро­вать прин­ци­пы, с ко­то­ры­ми бы бы­ли со­глас­ны все, а лишь вы­ска­зы­ва­ет соб­ствен­ное мне­ние и ви­де­ние тех, кто его раз­де­ля­ет [4, c. 22]. Имен­но эти взгля­ды и отоб­ра­же­ны в таб­ли­це. Она учи­ты­ва­ет как пер­во­на­чаль­ный на­бор “ре­форм пер­во­го по­ко­ле­ния”, так и ряд до­пол­ни­тель­ных по­ли­тик, на от­сут ствие ко­то­рых ко­гда то об­ра­ща­ли вни­ма­ние кри­ти­ки 10 ин­стру­мен­тов Дж. Виль ям­со­на. Та­кое смыс­ло­вое рас­ши­ре­ние Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са обу­сло­ви­ло вы­вод, что на успех “ре­форм вто­ро­го по­ко­ле­ния” мож­но рас­счи­ты­вать лишь в дол­го сроч­ной пер­спек­ти­ве, по ме­ре улуч­ше­ния об­ще­ствен­но­го бла­го­со­сто­я­ния. Ведь эти ре­фор­мы, в от­ли­чие от “ре­форм пер­во­го по­ко­ле­ния”, на­це­ле­ны на ре­ше­ние не толь ко эко­но­ми­че­ских за­дач, но и со­ци­аль­ных [6, c. 302–303].

Меж­ду тем по­сле Гло­баль­ной ре­цес­сии 2008–2009 гг. и пуб­лич­ных за­яв­ле­ний Управ­ля­ю­ще­го ди­рек­то­ра МВФ Д. Стросс Ка­на о том, что Ва­шинг­тон­ский кон сен­сус остал­ся по­за­ди ** , офи­ци­аль­но упо­ми­нать его в меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за

* Ukraine: 2016 Article IV Consultation and third review under the Extended Arrangement, Requests for a Waiver of Non Observance of a Performance Criterion, Waiver of Applicability, Rephasing of Access and Financing Assurances Review Press Release; Staff Report; and Statement by the Executive Director for Ukraine // IMF Country Report. – 2017. – No. 17/83. – April. – 175 p. [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : file:///c:/users/user/downloads/cr1783.pdf.

** “Global Challenges, Global Solutions” – an Address at George Washington University By Dominique Strauss Kahn, Managing Director / International Monetary Fund. – Washington, 2011. – April 4 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://www.imf.org/en/news/articles/2015/09/ 28/04/53/sp040411.

ци­ях ма­ло кто же­ла­ет. Впро­чем, это не по­ме­ша­ло со­хра­нить смыс­ло­вое сов­па­де­ние фи­нан­со­вых про­грамм МВФ с “ре­фор­ма­ми вто­ро­го по­ко­ле­ния”. Как след­ствие, ак­ту­аль­ным оста­ет­ся во­прос от­но­си­тель­но их как об­щей дей­ствен­но­сти, так и аде кват­но­сти укра­ин­ским ре­а­ли­ям.

Сы­рье­вая зависимость: ко­гда Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус мол­чит

В со­от­вет­ствии с прак­ти­кой меж­ду­на­род­ных фи­нан­со­вых ин­сти­ту­тов, крае уголь­ным кам­нем ры­ноч­ных ре­форм оста­ет­ся бюд­жет­ная дис­ци­пли­на. То, что эта со­став­ля­ю­щая сто­ит в таб­ли­це на пер­вом ме­сте, – не слу­чай­ность, а отоб­ра­же­ние ее при­о­ри­тет­но­сти. В этом от­но­ше­нии со вре­мен “пер­во­на­чаль­но­го” Ва­шинг­тон ско­го кон­сен­су­са ни­че­го не из­ме­ни­лось. Но на­ци­о­наль­ный опыт сви­де­тель­ству­ет, что в ма­лой, от­кры­той, сы­рье­вой эко­но­ми­ке, ка­ко­вой яв­ля­ет­ся и укра­ин­ская, уро вень сба­лан­си­ро­ван­но­сти бюд­же­та не вы­сту­па­ет эн­до­ген­ным фак­то­ром. Он сам ока­зы­ва­ет­ся за­ви­си­мой со­став­ля­ю­щей, как и по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство всех дру гих клю­че­вых па­ра­мет­ров, при­вя­зан­ных к ми­ро­вой конъ­юнк­ту­ре на сы­рье, ко­то рое про­из­во­дит и экс­пор­ти­ру­ет со­от­вет­ству­ю­щая ма­лая, от­кры­тая эко­но­ми­ка. В усло­ви­ях Укра­и­ны речь идет пре­иму­ще­ствен­но о чер­ных ме­тал­лах, же­лез­ной ру­де, зер­но­вых, под­сол­неч­ном мас­ле, азот­ных удоб­ре­ни­ях.

Как след­ствие, на про­тя­же­нии по­след­них 20 лет все эко­но­ми­че­ские, ва­лют ные, фи­нан­со­вые и бан­ков­ские кри­зи­сы в Укра­ине про­ис­хо­ди­ли на фоне па­де ния цен на эту экс­порт­ную про­дук­цию. Так бы­ло в 1998–1999, 2008–2009 и 2014– 2016 гг. Ес­ли не ка­сать­ся раз­ру­ши­тель­ных по­след­ствий се­го­дняш­ней вой­ны, то все рас­хож­де­ния этих эпи­зо­дов за­клю­ча­лись лишь в глу­бине спа­да и в том, ка­кая часть эко­но­ми­ки стра­да­ла от него боль­ше.

Во всех трех слу­ча­ях Укра­и­на об­ра­ща­лась за по­мо­щью к МВФ и дру­гим фи нан­со­вым ор­га­ни­за­ци­ям, что, впро­чем, не убе­рег­ло ее от по­тря­се­ний. Пред­ста­ви те­ли меж­ду­на­род­ных ин­сти­ту­тов объ­яс­ня­ют та­кую уяз­ви­мость на­ше­го го­су­дар­ства его соб­ствен­ной непо­сле­до­ва­тель­но­стью – оно ско­рее пред­по­чи­та­ло вый­ти из про грамм МВФ, чем до­во­дить их до кон­ца. От­ка­зать в ло­ги­ке этим ар­гу­мен­там до­воль но слож­но, осо­бен­но ес­ли учесть пест­рый бу­кет оте­че­ствен­ных про­блем. Меж­ду тем прин­ци­пи­аль­ный ню­анс за­клю­ча­ет­ся в том, что в “меж­кри­зис­ные” пе­ри­о­ды все бюд­жет­ные пробле­мы Укра­и­ны по­не­мно­гу ис­че­за­ли, как толь­ко на­чи­нал­ся устой­чи­вый рост ми­ро­вых цен на сы­рье, ко­то­рое она экс­пор­ти­ру­ет. Как след­ствие, мак­ро­эко­но­ми­че­ская ста­би­ли­за­ция про­ис­хо­ди­ла под вли­я­ни­ем внеш­ней конъ­юн кту­ры, без ка­ко­го бы то ни бы­ло су­ще­ствен­но­го улуч­ше­ния ее ры­ноч­ных и го­су­дар ствен­ных ин­сти­ту­тов. Впро­чем, по­сле­ду­ю­щие кри­зис­ные по­тря­се­ния Укра­и­ны так же под­чи­ня­лись ука­зан­ной ло­ги­ке, что, в свою оче­редь, влек­ло за со­бой по­чти ав­то ма­ти­че­ское воз­ник­но­ве­ние ее бюд­жет­ных дис­ба­лан­сов.

Укра­и­на: ло­ги­ка неста­биль­но­сти

Кор­ни всех трех по­след­них кри­зи­сов в Укра­ине ухо­дят вглубь ее про­из­вод­ства. По­сле раз­ва­ла быв­ше­го Со­вет­ско­го Со­ю­за в нем ста­ла ис­че­зать тех­но­ло­ги­че­ски слож­ная про­дук­ция – ска­за­лись ха­ос дез­ин­те­гра­ции, ди­кий пе­ре­дел соб­ствен­нос ти, то­таль­ная него­тов­ность к гло­баль­ной кон­ку­рен­ции. В струк­ту­ре экс­пор­та на­ча ли до­ми­ни­ро­вать де­ше­вые то­ва­ры низ­ких пе­ре­де­лов: сталь, ру­да, уголь, зер­но. На этом фоне да­же про­стей­шая хи­мия (ам­ми­ак) бы­ла уже про­дук­том глу­бо­кой пе­ре­ра бот­ки.

Бе­з­услов­но, та­кая при­ми­ти­ви­за­ция не бы­ла ли­ней­ной. Страна про­бо­ва­ла про ти­во­сто­ять ей. На­при­мер, в 1990 х го­дах бы­ло на­ча­то сов­мест­ное про­из­вод­ство оте

че­ствен­но­го Ан 140 в Ис­фа­гане (Иран). То­гда же при­влек­ли ко­рей­ских ин­ве­сто­ров для под­держ­ки собственного ав­то­про­ма. В на­ча­ле “ну­ле­вых” смог­ли усто­ять под жест­ким дав­ле­ни­ем за­пад­ных парт­не­ров и огра­ни­чить вы­воз се­мян под­сол­неч­ни ка, что впо­след­ствии да­ло Укра­ине воз­мож­ность стать ми­ро­вым ли­де­ром по экс пор­ту под­сол­неч­но­го мас­ла. При­ла­га­лись нема­лые уси­лия для со­хра­не­ния ра­кет но­го ком­плек­са и уча­стия в меж­ду­на­род­ной про­грам­ме “Sea Launch”. Про­ис­хо­ди ли ак­тив­ное раз­ви­тие и мо­дер­ни­за­ция пи­ще­вой про­мыш­лен­но­сти.

Все это обес­пе­чи­ва­ло до­пол­ни­тель­ную при­быль, ва­лю­ту и за­ня­тость. Но этих успе­хов ока­за­лось кри­тич­но ма­ло – они оста­лись ло­каль­ны­ми и не пе­ре­рос­ли в мас штаб­ную мо­дер­ни­за­цию. Интерес к оте­че­ствен­ным ма­ши­нам и обо­ру­до­ва­нию про яв­ля­ли, глав­ным об­ра­зом, стра­ны СНГ. Но их соб­ствен­ное спол­за­ние на сы­рье­вую пе­ри­фе­рию (пре­иму­ще­ствен­но в ча­сти неф­ти, га­за и тех же ме­тал­лов и зер­на) не воль­но при­вя­зы­ва­ло к ней и эту часть оте­че­ствен­но­го экс­пор­та.

В све­те тор­го­вой от­кры­то­сти Укра­и­ны (око­ло 50% ВВП как по экс­пор­ту, так и по им­пор­ту) в ней ста­ли на­рас­тать сы­рье­вые рит­мы: в слу­чае по­вы­ше­ния цен на ее экс­порт­ное сы­рье хо­зяй­ствен­ная жизнь ожив­ля­лась, ко­гда же те рез­ко па­да­ли, – она сжи­ма­лась. При этом пер­вой на сни­же­ние сы­рье­вой конъ­юнк­ту­ры ре­а­ги­ро­ва ла экс­порт­ная вы­руч­ка. Вслед за ней со­кра­ща­лись внеш­ние за­им­ство­ва­ния, а так же ино­стран­ные ин­ве­сти­ции (как порт­фель­ные, так и пря­мые). Ло­ги­ка здесь пре дель­но про­ста: ма­ло кто риск­нет кре­ди­то­вать (а тем бо­лее – раз­ви­вать) чу­жую эко но­ми­ку, чьи сы­рье­вые доходы стре­ми­тель­но па­да­ют, да еще при спе­ку­ля­тив­ных су­ве­рен­ных рей­тин­гах стра­ны.

Умень­ше­ние при­то­ка ино­стран­ной ва­лю­ты про­во­ци­ро­ва­ло ее де­фи­цит, пря мы­ми жерт­ва­ми ко­то­ро­го ста­но­ви­лись про­из­вод­ствен­ный им­порт и “ва­лют­ные” долж­ни­ки, что со­зда­ва­ло до­пол­ни­тель­ные пробле­мы с эко­но­ми­че­ским ро­стом и пла­те­жа­ми по внеш­не­му дол­гу. Это ска­зы­ва­лось на до­сту­пе к меж­ду­на­род­ным фи нан­со­вым рын­кам и при­во­ди­ло к нехват­ке ва­лю­ты внут­ри стра­ны.

Па­де­ние про­из­вод­ства сужа­ло его фи­нан­со­вые воз­мож­но­сти. На этом фоне со кра­ща­лись по­ступ­ле­ния в бюджет и со­ци­аль­ные фон­ды. Воз­ни­ка­ли/углуб­ля­лись их де­фи­ци­ты. Об­щая неустой­чи­вость на­рас­та­ла, но эко­но­ми­ка ба­лан­си­ро­ва­ла, по­ка дер­жал­ся курс грив­ни. Ко­гда же он не вы­дер­жи­вал и па­дал, на­чи­нал­ся об­щий ха­ос: па­ни­ка вклад­чи­ков, мас­со­вое сня­тие де­по­зи­тов, невоз­врат кре­ди­тов, оче­ре­ди воз ле об­мен­ни­ков и бан­ко­ма­тов, банк­рот­ство бан­ков и пред­при­я­тий, бег­ство ино стран­ных ин­ве­сто­ров, ва­лют­ные огра­ни­че­ния, опу­стев­шая каз­на.

Кри­тич­ны­ми в этой фи­нан­со­вой во­рон­ке бы­ли три фак­то­ра: глу­би­на и про дол­жи­тель­ность па­де­ния цен на экс­порт­ное сы­рье; раз­мер обес­це­ни­ва­ния грив­ни; объ­ем меж­ду­на­род­ных ре­зер­вов. При этом чем боль­ше бы­ли ре­зер­вы, тем лег­че бы­ло про­ти­во­сто­ять де­валь­ва­ции. Так, с ав­гу­ста 2008 г. по май 2009 г. они упа­ли на 36%, но и то­гда их объ­ем (24,5 млрд. дол.) был на­мно­го боль­ше, чем се­го­дня (17,8 млрд. дол.). На­обо­рот, во вре­мя кри­зи­са 2014 г. ис­то­ще­ние ре­зер­вов (–63%) и их об­щий уро­вень (7,5 млрд. дол.) рез­ко сузи­ли воз­мож­ность ста­би­ли­за­ции кур­са грив­ни * . В 1998–1999 гг. си­ту­а­ция бы­ла еще дра­ма­тич­нее, по­сколь­ку все оте­че­ствен­ные ре­зер вы бра­лись, по су­ти, в долг.

Прин­ци­пи­аль­но, что ин­фля­ция не слу­жи­ла при­чи­ной ни од­но­го из трех по­след­них кри­зи­сов в Укра­ине . При этом во вре­мя кри­зи­са 2008–2009 гг. она сни­жа­лась – с мак­си­маль­ных 31,1% до 12,3%. Что же ка­са­ет­ся ее 60 про­цент­ных скач­ков в ап­ре­ле

Рас­счи­та­но по дан­ным НБУ [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://bank.gov.ua/ control/uk/publish/category?cat_id=7693066.

2015 г., то они ста­ли след­стви­ем по­чти дву­крат­но­го па­де­ния об­мен­но­го кур­са в фев ра­ле то­го же го­да. По­хо­жая си­ту­а­ция на­блю­да­лась та­к­же во вто­рой по­ло­вине 1990 х го­дов: то­гда ин­фля­ция сни­жа­лась на про­тя­же­нии несколь­ких лет, до­стиг­нув ми­ни му­ма в июле – ав­гу­сте 1998 г. (6,7–6,9%) * . Но по­сле де­валь­ва­ции грив­ни в сен­тяб­ре 1998 г. на 50% (в го­до­вом из­ме­ре­нии) це­но­вой тренд рез­ко по­шел вверх. Бе­з­услов­но, за рост ин­фля­ции при­ш­лось пла­тить от­дель­но, но счет за нее по­сту­пил лишь по­сле па­де­ния кур­са.

Не был пер­во­при­чи­ной фи­нан­со­вых бед­ствий Укра­и­ны и ее бюд­жет­ный де­фи­цит – ни в 2008–2009, ни в 2014–2016 гг . При­чем ис­то­рия с фи­нан­со­вой пи­ра­ми­дой ОВГЗ (1997–1998 гг.) то­же при­шлась на вре­мя сы­рье­вой ре­цес­сии. Ее ре­ци­ди­вы на­блю­да лись в 1996–2000, 2008–2009 и 2012–2016 гг. В пол­ном смыс­ле сло­ва не рань­ше и не поз­же. Бе­з­услов­но, неподъ­ем­ный де­фи­цит, как и его де­ти­ще – го­су­дар­ствен­ный долг, име­ют свои нега­тив­ные последствия, нуж­да­ясь в по­сто­ян­ном кон­тро­ле. Но фак­ты та­ко­вы, что его утра­та в по­след­ние 20 лет бы­ла тес­но свя­за­на с низ­ки­ми це­на­ми на на­ше экс­порт­ное сы­рье.

Вы­во­ды

По­сле гло­баль­но­го кри­зи­са 2008–2009 гг. ве­сти речь о Ва­шинг­тон­ском кон сен­су­се бы­ло бы яв­ным пре­уве­ли­че­ни­ем, ведь он не смог ни по­ме­шать ми­ро­во­му кри­зи­су, ни пред­ло­жить мер по его пре­одо­ле­нию. Од­на­ко на­бор ста­би­ли­за­ци­он ных по­ли­тик, ко­то­рые меж­ду­на­род­ные ор­га­ни­за­ции про­дол­жа­ют при­ме­нять к стра­нам – по­лу­ча­те­лям их фи­нан­со­вой по­мо­щи, ма­ло в чем от­ли­ча­ют­ся от “ре форм вто­ро­го по­ко­ле­ния”, пред­ло­жен­ных в 1990 х го­дах в рам­ках “улуч­шен­но­го” Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са. Вслед­ствие это­го оста­ют­ся и рис­ки, свя­зан­ные с их вве­де­ни­ем.

Для ма­лых, сы­рье­вых эко­но­мик это со­дер­жит угро­зу вне­зап­ной де­ста­би­ли­за ции из за небла­го­при­ят­но­го движения конъ­юнк­ту­ры на сы­рье, ко­то­рое они про­из во­дят и экс­пор­ти­ру­ют. В зоне оче­вид­ной опас­но­сти на­хо­дят­ся и го­су­дар­ствен­ные финансы та­ких стран. При­чем их ста­би­ли­за­ци­он­ный по­тен­ци­ал не­ред­ко ока­зы­ва ет­ся слиш­ком ма­лым для эф­фек­тив­но­го про­ти­во­дей­ствия гло­баль­ным па­де­ни­ям сы­рье­вой конъ­юнк­ту­ры. Как след­ствие, клю­че­вое тре­бо­ва­ние МВФ от­но­си­тель­но бюд­жет­ной дис­ци­пли­ны пре­вра­ща­ет­ся в де фа­кто нере­а­ли­зу­е­мое – по мень­шей ме­ре, в рам­ках его по­сту­ла­тов. Ведь в слу­чае зна­чи­тель­ной тор­го­вой и фи­нан­со­вой от­кры­то­сти, а та­к­же спе­ку­ля­тив­ных су­ве­рен­ных рей­тин­гов ма­лая, сы­рье­вая эко­но ми­ка ока­зы­ва­ет­ся прак­ти­че­ски без­за­щит­ной перед нега­тив­ны­ми па­де­ни­я­ми ми­ро вой конъ­юнк­ту­ры на ее экс­порт­ную про­дук­цию.

В та­ких усло­ви­ях од­ни­ми из клю­че­вых фак­то­ров устой­чи­вой ста­би­ли­за­ции ма лой, от­кры­той эко­но­ми­ки ста­но­вят­ся ее тех­но­ло­ги­че­ское раз­ви­тие и пе­ре­ход на вы­пуск про­дук­ции с бо­лее вы­со­кой до­лей до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти. Но это, по су­ти, озна­ча­ет ли­ше­ние ста­ту­са сы­рье­вой эко­но­ми­ки в поль­зу ин­ду­стри­аль­ной. Од­на­ко ни “ре­фор­мы пер­во­го по­ко­ле­ния”, ни “ре­фор­мы вто­ро­го по­ко­ле­ния” та­ких за­дач не преду­смат­ри­ва­ют, хо­тя по­яс­не­ния к “пер­во­на­чаль­но­му” Ва­шинг­тон­ско­му кон сен­су­су и со­дер­жа­ли те­зис о необ­хо­ди­мо­сти на­ра­щи­ва­ния раз­ви­ва­ю­щи­ми­ся эко но­ми­ка­ми не тра­ди­ци­он­но­го для них экс­пор­та.

Затра­ги­вая этот во­прос, Дж. Ви­льям­сон осо­бо под­чер­ки­вал це­ле­со­об­раз­ность раз­ви­тия ме­ха­низ­мов, сти­му­ли­ру­ю­щих адап­та­цию со­вре­мен­ных тех­но­ло­гий, од­на ко не со­гла­сил­ся с необ­хо­ди­мо­стью их пря­мо­го транс­фе­ра (как от­дель­но­го эле­мен

Дан­ные Го­су­дар­ствен­ной служ­бы ста­ти­сти­ки Укра­и­ны [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www.ukrstat.gov.ua/.

та ре­форм) [10]. Про­ти­во­по­лож­ное мне­ние по по­во­ду пе­ре­да­чи тех­но­ло­гий и овла де­ния ими в раз­ви­ва­ю­щих­ся эко­но­ми­ках от­ме­че­но в пост Ва­шинг­тон­ском кон­сен су­се Дж. Стиг­ли­ца. На нем де­ла­ет ак­цент и Д. Род­рик, под­чер­ки­вая кри­тич­ную важ ность ин­ду­стри­аль­ной по­ли­ти­ки как усло­вия устой­чи­во­го ро­ста.

Этот взгляд сов­па­да­ет с вы­во­дом мно­гих укра­ин­ских эко­но­ми­стов от­но­си­тель­но без­от­ла­га­тель­но­сти це­ле­вой мо­дер­ни­за­ции оте­че­ствен­но­го про­из­вод­ства. Од­на­ко та­кая за­да­ча ни­ко­гда не бы­ла от­дель­ной со­став­ля­ю­щей ни Ва­шинг­тон­ско­го кон сен­су­са, ни усло­вий фи­нан­со­во­го со­труд­ни­че­ства Укра­и­ны с меж­ду­на­род­ны­ми ор­га ни­за­ци­я­ми.

Спи­сок ис­поль­зо­ван­ной ли­те­ра­ту­ры

1. Со­рос Дж. Кри­зис ми­ро­во­го ка­пи­та­лиз­ма: от­кры­тое об­ще­ство в опас­но­сти [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://polbu.ru/soros_crisis/ch03_all.html.

2. Williamson J. A Short History of the Washington Consensus. Paper commissioned by Fundacion CIDOB for a conference “From the Washington Consensus towards a new Global Governance”. – Barcelona, September 24–25, 2004. – Washington, D.C. : Institute for International Economics, 14 p. [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https:// piie.com/publications/papers/williamson0904 2.pdf.

3. Williamson J. What Washington Means by Policy Reform. Chapter 2 in Latin American Adjustment: How Much Has Happened? J. Williamson (Еd.). – Washington, D.C. : Institute for International Economics, 1990 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://piie.com/commentary/speeches papers/what washington means policy reform.

4. Williamson J. The Washington Consensus as Policy Prescription for Development. A lecture in the series “Practitioners of Development” delivered at the World Bank on January 13, 2004. – Washington, D.C. : Institute for International Economics, 22 p. [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://piie.com/publications/papers/ williamson0204.pdf.

5. Stiglitz J.E. The Post Washingon Consensus Consensus. The Initiative for Policy Dialogue, 15 p. [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://policydialogue.org/ files/events/stiglitz_post_washington_consensus_paper.pdf.

6. Navia P., Velasco A. The Politics of Second Generation Reforms. Chapter 10 in After the Washington Consensus. – Washington, D.C. : Institute for International Economics, 2003. – Р. 265–363 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https:// piie.com/publications/chapters_preview/350/10iie3470.pdf.

7. Stiglitz J. Globalization and Its Discontents. – London : Penguin Books, 2002. – Р. 53.

8. Rodrik D. Goodbye Washington Consensus, Hello Washington Confusion? A Review of the World Bank’s Economic Growth in the 1990s: Learning from a Decade of Reform // Journal of Economic Literature. – 2006. – December. – Vol. XLIV. – Р. 973– 987 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://citeseerx.ist.psu.edu/viewdoc/ download?doi=10.1.1.471.2094&rep=rep1&type=pdf.

9. Marangos J. The Evolution of the Anti Washington Consensus Debate: From ‘Post Washington Consensus’ to ‘After the Washington Consensus’ // COMPETITION & CHANGE. – 2008. – Vol. 12. – No. 3. – September. – Р. 227–244 [Элек­трон­ный ре сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://johnmarangos.eu/wp content/uploads/2014/10/51 2008 Competition%20&%20change.pdf.

10. Williamson J. What Should the Bank Think About the Washington Consensus // Background Paper to the World Bank’s World Development Report 2000. – July 1999. –

14 р. [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://piie.com/commentary/speeches papers/what should world bank think about washington consensus?researchid=351.

References

1. Soros G. Krizis Mirovogo Kapitalizma: Otkrytoe Obshchestvo v Opasnosti [The Crisis of Global Capitalism: Open Society Endangered], available at: http://polbu.ru/soros_crisis/ ch03_all.html [in Russian].

2. Williamson J. A short history of the Washington consensus. Paper commissioned by Fundacion CIDOB for a conference “From the Washington сonsensus towards a new global governance”, Barcelona, September 24–25, 2004. Washington, D.C., Institute for International Economics, available at: https://piie.com/publications/papers/ williamson0904 2.pdf.

3. Williamson J. What Washington Means by Policy Reform. Chapter 2 in Latin American Adjustment: How Much Has Happened? J. Williamson (Еd.). Washington, D.C., Institute for International Economics, 1990, available at: https://piie.com/commentary/ speeches papers/what washington means policy reform.

4. Williamson J. The Washington consensus as policy prescription for development. A lecture in the series “Practitioners of Development” delivered at the World Bank on January 13, 2004. Washington, D.C., Institute for International Economics, available at: https:// piie.com/publications/papers/williamson0204.pdf.

5. Stiglitz J.E. The post Washingon consensus consensus. The initiative for policy dialogue, available at: http://policydialogue.org/files/events/stiglitz_post_washington_ Consensus_paper.pdf.

6. Navia P., Velasco A. The Politics of Second Generation Reforms. Chapter 10 in After the Washington Consensus. Washington, D.C., Institute for International Economics, 2003, pp. 265–363, available at: https://piie.com/publications/chapters_preview/350/ 10iie3470.pdf. 7. Stiglitz J. Globalization and Its Discontents. London, Penguin Books, 2002, р. 53. 8. Rodrik D. Goodbye Washington consensus, hello Washington confusion? A review of the World Bank’s Economic Growth in the 1990s: Learning from a decade of reform. Journal of Economic Literature , 2006 December, Vol. XLIV, pp. 973–987, available at: http:// citeseerx.ist.psu.edu/viewdoc/download?doi=10.1.1.471.2094&rep=rep1&type=pdf.

9. Marangos J. The evolution of the anti Washington consensus debate: from ‘post Washington consensus’ to ‘after the Washington consensus’. Competition & Change , 2008, Vol. 12, No. 3, September, pp. 227–244, available at: http://johnmarangos.eu/wp content/ uploads/2014/10/51 2008 Competition%20&%20change.pdf.

10. Williamson J. What should the Bank think about the Washington consensus. Background paper to the World Bank’s World Development Report 2000, July 1999, available at: https://piie.com/commentary/speeches papers/what should world bank think about washington consensus?researchid=351.

Ста­тья по­сту­пи­ла в ре­дак­цию 14 сен­тяб­ря 2017 г.

Пер­во­на­чаль­ный и улуч­шен­ный ва­ри­ан­ты Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.