Ком­пле­мен­тар­ность и транс­фор­ма­ция ин­сти­ту­тов как фак­тор фор­ми­ро­ва­ния кон­ку­рент­ной стра­те­гии Укра­и­ны

Economy of Ukraine (Russian) - - Научные Дискуссии -

Про­бле­му ин­сти­ту­ци­о­наль­но­го обес­пе­че­ния фор­ми­ро­ва­ния кон­ку­рент­ной стра­те­гии ин­те­гра­ции Укра­и­ны в гло­баль­ную экономику мож­но раз­де­лить на не сколь­ко со­став­ля­ю­щих. Дей­ствен­ная стра­те­гия долж­на опи­рать­ся на при­су­щие на ци­о­наль­ной куль­ту­ре со­ци­аль­ные ори­ен­та­ции цен­ност­ной си­сте­мы. Сто­ит под­черк нуть, что речь идет имен­но об опо­ре на об­ще­при­знан­ные в на­ци­о­наль­ной куль­ту­ре цен­но­сти, а не об их замене на “бо­лее при­год­ные для ры­ноч­ной си­сте­мы хо­зяй ство­ва­ния”. Опыт Японии и Италии мо­жет слу­жить при­ме­ром эф­фек­тив­но­го пе­ре фор­ма­ти­ро­ва­ния ин­сти­ту­тов с уче­том до­ми­ни­ру­ю­щих цен­но­стей. Так, в Японии вме­сто рас­фор­ми­ро­ван­ных аме­ри­кан­ца­ми “дзай­ба­цу” по­яви­лись ос­но­ван­ные на прин­ци­пах ком­му­ни­тар­ной идео­ло­гии “кей­ре­цу”. В Италии круп­ные се­мей­ные кор­по­ра­ции Се­ве­ра бы­ли до­пол­не­ны по­стро­ен­ны­ми на том же прин­ци­пе се­мей ствен­но­сти кла­стер­ны­ми струк­ту­ра­ми ма­ло­го биз­не­са “Тре­тьей Италии”.

Вы­де­лим несколь­ко мо­мен­тов, обес­пе­чив­ших этим стра­нам меж­ду­на­род­ную кон­ку­рен­то­спо­соб­ность, ко­то­рые сто­ит учесть в процессе укра­ин­ских ре­форм:

– в обо­их слу­ча­ях но­вые струк­ту­ры со­хра­ни­ли вы­со­кий уро­вень нефор­маль ных от­но­ше­ний, при­су­щих кол­лек­ти­вист­ским и груп­по­вым куль­ту­рам;

– рас­ши­ре­ние нефор­маль­ной со­став­ля­ю­щей эко­но­ми­че­ских от­но­ше­ний не при­ве­ло к те­ни­за­ции са­мой эко­но­ми­ки. Клю­че­вой пред­по­сыл­кой это­го ста­ло из ме­не­ние усло­вий по­лу­че­ния рент­но­го дохода. Го­су­дар­ство пе­ре­на­пра­ви­ло пред при­ни­ма­тель­скую ини­ци­а­ти­ву на со­зда­ние ин­но­ва­ци­он­ных кон­ку­рен­то­спо­соб­ных про­дук­тов, сти­му­ли­ро­ва­ло и под­дер­жи­ва­ло их вы­ход на внеш­ние рын­ки;

– мо­но­поль­ное по­ло­же­ние в на­ци­о­наль­ной эко­но­ми­ке огра­ни­чен­но­го чис­ла кла­но­во оли­гар­хи­че­ских групп бы­ло пре­одо­ле­но за счет рас­се­и­ва­ния сре­ди на­ем

но­го пер­со­на­ла соб­ствен­но­сти во вновь со­здан­ных “кей­ре­цу” (Япо­ния), фор­ми­ро ва­ния аль­тер­на­тив­но­го ФПГ сектора ма­лых се­мей­ных предприятий (Ита­лия);

– ва­ри­а­тив­ность пу­тей достижения успе­ха, де­мон­стри­ру­ю­щих раз­ли­чия в кон ку­рент­ных сре­дах, сфор­ми­ро­вав­ших­ся в этих стра­нах. Для ком­му­ни­та­рист­ской Японии ха­рак­тер­но до­ми­ни­ро­ва­ние неболь­шо­го количества мно­го­про­филь­ных “кей­ре­цу”, ко­гда кон­ку­рен­ция вы­но­сит­ся на внеш­ние рын­ки. В Италии фак­ти­чес ки сло­жи­лась двух­сек­тор­ная мо­дель эко­но­ми­ки, в ко­то­рой круп­ным ФПГ Се­ве­ра про­ти­во­сто­ят кла­стер­ные струк­ту­ры ма­ло­го биз­не­са “Тре­тьей Италии”. Кон­ку­рен ция меж­ду эти­ми аль­тер­на­тив­ны­ми ор­га­ни­за­ци­он­ны­ми фор­ма­ми ведения се­мей но­го биз­не­са до­пол­ня­ет­ся кон­ку­рен­ци­ей на внеш­них рынках.

Еще один век­тор фор­ми­ро­ва­ния стра­те­гии обес­пе­че­ния кон­ку­рен­то­спо­соб­но го раз­ви­тия на­ци­о­наль­ной эко­но­ми­ки свя­зан с це­ле­на­прав­лен­ной транс­фор­ма­ци ей цен­ност­ных ори­ен­та­ций. Сле­ду­ет от­ме­тить, что его воз­мож­но­сти весь­ма огра ни­че­ны и спо­соб­ны при­не­сти ощу­ти­мый ре­зуль­тат толь­ко в дол­го­сроч­ной пер спек­ти­ве. Цен­но­сти, как и боль­шин­ство ин­сти­ту­тов, от­но­сят­ся к под­со­зна­тель­но­му, “мол­ча­ли­во­му” зна­нию. Как правило, мы усва­и­ва­ем их спон­тан­но, по­это­му ча­сто да­же не осо­зна­ем их су­ще­ство­ва­ние и вли­я­ние на на­ше по­ве­де­ние. Бо­лее то­го, в от­ли­чие от ин­сти­ту­тов, они яв­ля­ют­ся лич­ны­ми, не под­да­ют­ся непо­сред­ствен­но­му внеш­не­му ре­гу­ли­ро­ва­нию (мож­но ре­гла­мен­ти­ро­вать по­ве­де­ние, но не убеж­де­ния), по­это­му их из­ме­не­ние ока­зы­ва­ет­ся про­цес­сом, на­мно­го бо­лее слож­ным, чем сме­на ин­сти­ту­ций и ин­сти­ту­тов. Од­на­ко успе­ха мож­но до­стичь в слу­чае, ко­гда век­тор транс­фор­ма­ции цен­но­стей со­от­но­сит­ся с об­щим на­прав­ле­ни­ем их эво­лю­ции, за дан­ным пе­ре­ме­на­ми в усло­ви­ях со­ци­аль­но­го вос­про­из­вод­ства. Важ­ную роль в этом процессе иг­ра­ют го­су­дар­ство, ин­сти­тут се­мьи, ре­ли­ги­оз­ные ор­га­ни­за­ции, об­ра­зо ва­тель­ные учре­жде­ния, сред­ства мас­со­вой ин­фор­ма­ции, част­ный биз­нес [21, с. 211– 233]. На го­су­дар­ство воз­ла­га­ет­ся за­да­ча фор­ми­ро­ва­ния по­ли­ти­ки, обес­пе­чи­ва­ю­щей со­зда­ние усло­вий, ме­ха­низ­мов, ме­то­дов, ин­стру­мен­тов под­держ­ки рас­про­стране ния цен­но­стей са­мо­ак­ту­а­ли­за­ции.

Осо­бен­но­сти на­ци­о­наль­ной куль­ту­ры хо­зяй­ство­ва­ния ограничивают воз­мож­нос ти транс­фор­ма­ции и за­им­ство­ва­ния ин­сти­ту­ций и ин­сти­ту­тов. Вме­сте с тем наличие до­ста­точ­но раз­ветв­лен­ной си­сте­мы ин­стру­мен­тов та­ких из­ме­не­ний со­зда­ет мно­го ва ри­ан­тов ин­сти­ту­ци­о­наль­но­го раз­ви­тия. В ка­че­стве ин­стру­мен­та­рия мо­гут ис­поль­зо вать­ся ин­сти­ту­ци­о­наль­ный бри­ко­ладж, ре­ком­би­на­ция, на­сло­е­ние, ре­ин­тер­пре­та­ция, сме­ще­ние, транс­план­та­ция, “вы­ра­щи­ва­ние ин­сти­ту­тов” [23]. Учет спе­ци­фи­ки струк тур­ной и функ­ци­о­наль­ной со­став­ля­ю­щих их ком­пле­мен­тар­но­го вза­и­мо­дей­ствия от кры­ва­ет до­пол­ни­тель­ные воз­мож­но­сти для по­ни­ма­ния и использования ме­ха­низ­мов за­им­ство­ва­ния, да­же в слу­ча­ях, ко­гда они не от­ве­ча­ют су­ще­ству­ю­ще­му ин­сти­ту­цио наль­но­му кон­тек­сту, ве­дут к ге­те­ро­ге­ни­за­ции ин­сти­ту­ци­о­наль­ной си­сте­мы.

Так, в Италии по­ли­ти­че­ская си­сте­ма, преду­смат­ри­ва­ю­щая огра­ни­че­ние уча­стия го­су­дар­ства в хо­зяй­ствен­ной жиз­ни, со­че­та­ет­ся с пра­во­вы­ми ин­сти­ту­та­ми ро­ма­но гер­ман­ско­го пра­ва, ба­зи­ру­ю­щи­ми­ся на при­о­ри­те­те об­ще­ствен­но­го ин­те­ре­са и дуа ли­стич­ной эко­но­ми­че­ской си­сте­ме, в ко­то­рой гигантские се­мей­ные кор­по­ра­ции Юга гра­ни­чат с кла­стер­ны­ми струк­ту­ра­ми ма­ло­го се­мей­но­го биз­не­са “Тре­тьей Италии”. В Ки­тае со­хра­не­ние ру­ко­во­дя­щей ро­ли го­су­дар­ства и со­ци­а­ли­сти­че­ской правовой си­сте­мы со­че­та­ет­ся с фор­ми­ро­ва­ни­ем ино­го ти­па ду­а­лиз­ма эко­но­ми­че­ских ин­сти­ту тов, где ре­фор­ми­ро­ван­ный на прин­ци­пах кор­по­ра­ти­ви­за­ции го­су­дар­ствен­ный сек тор до­пол­ня­ет­ся вновь со­здан­ным част­ным. Осо­бую роль в по­след­нем иг­ра­ют ос­но ван­ные на се­мей­ной фор­ме ведения биз­не­са се­те­вые струк­ту­ры небольших пред­при ятий (“джа­зи кви­ех”) и крос­сек­тор­ные биз­нес струк­ту­ры (“джи­ти­ан кви­ех”).

В Укра­ине, в от­ли­чие от этих стран, се­мей­но кла­но­вая струк­ту­ра сфор­ми­ро­ва лась вслед­ствие кон­цен­тра­ции оли­гар­хи­че­ской вла­сти на круп­ных предприятиях и ис­кус­ствен­но­го за­мед­ле­ния раз­ви­тия сред­не­го и ма­ло­го биз­не­са. Пра­во­вая си­сте ма, по­ли­ти­че­ские ин­сти­ту­ты и са­мо го­су­дар­ство пре­вра­ти­лись в ин­стру­мент удов ле­тво­ре­ния по­треб­но­стей круп­но­го оли­гар­хи­че­ско­го биз­не­са. Ин­сти­ту­ци­о­наль­ное на­пря­же­ние при­об­ре­та­ет все бо­лее опас­ный вид. В неко­то­рой ме­ре удач­ная мас­ки ров­ка кон­флик­та меж­ду об­ще­ствен­ны­ми и лич­ны­ми ин­те­ре­са­ми от­дель­ных групп, его раз­ре­ше­ние в пользу по­след­них в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве при­во­дят к по­сте пен­но­му де­мон­та­жу да­же тех ос­нов на­ци­о­наль­ной кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти, ко­то рые бы­ли уна­сле­до­ва­ны от СССР. Пре­пят­стви­ем на пу­ти фор­ми­ро­ва­ния кон­ку­рент ной стра­те­гии раз­ви­тия эко­но­ми­ки вы­сту­па­ет ори­ен­та­ция биз­не­са на по­лу­че­ние рент­но­го дохода за счет экс­плу­а­та­ции при­род­но ре­сурс­но­го, де­мо­гра­фи­че­ско­го и остат­ков ин­ду­стри­аль­но­го по­тен­ци­а­лов стра­ны.

Опыт Японии, стран Юж­ной Ев­ро­пы сви­де­тель­ству­ет о том, что воз­мож­но­сти ге­те­ро­ге­ни­за­ции ин­сти­ту­ци­о­наль­ных си­стем но­сят огра­ни­чен­ный ха­рак­тер. Сам успех эко­но­ми­че­ских пре­об­ра­зо­ва­ний вле­чет за со­бой по­те­рю эф­фек­тив­но­сти той мо­де­ли, ко­то­рая его обес­пе­чи­ла. Об­ра­тим­ся к па­ра­док­саль­ной при­ро­де и ло­ги­ке стра­те­гии по Э. Люттва­ку [24, с. 17–32]. Ее успех на на­чаль­ном эта­пе приводит к раз­ру­ше­нию ис­ход­ных ос­нов. Про­бле­ма не толь­ко в на­ру­ше­нии ин­сти­ту­ци­о­наль но­го рав­но­ве­сия. Ме­ня­ют­ся при­о­ри­тет­ные со­ци­аль­ные ори­ен­та­ции цен­ност­ной си­сте­мы. Рост ма­те­ри­аль­но­го бла­го­со­сто­я­ния на­се­ле­ния, ин­ди­ви­ду­а­ли­за­ция про из­вод­ства, пред­ло­же­ния и спро­са на то­ва­ры и услуги фор­ми­ру­ют объ­ек­тив­ную пред по­сыл­ку их транс­фор­ма­ции. При­о­ри­тет от про­ти­во­сто­я­ния меж­ду тра­ди­ци­он­ны ми и се­ку­ляр­но ра­ци­о­наль­ны­ми цен­но­стя­ми переходит к социально ори­ен­ти­ро ван­ной са­мо­ак­ту­а­ли­за­ции на шка­ле цен­но­стей “выживание – са­мо­вы­ра­же­ние” [16]. Имен­но на этой ос­но­ве ста­но­вит­ся воз­мож­ным окон­ча­тель­ное пре­одо­ле­ние от­ри ца­тель­ных по­след­ствий кор­руп­ции, кли­ен­тиз­ма, пар­ти­ку­ля­риз­ма.

Ана­лиз осо­бен­но­стей на­ци­о­наль­ной куль­ту­ры сви­де­тель­ству­ет о том, что от­прав ным мо­мен­том фор­ми­ро­ва­ния кон­ку­рен­то­спо­соб­ной в гло­баль­ном гео­эко­но­ми­че ском про­стран­стве ком­пле­мен­тар­ной ин­сти­ту­ци­о­наль­ной со­став­ля­ю­щей со­ци­аль но эко­но­ми­че­ской си­сте­мы (СЭС) * Укра­и­ны мо­гут стать цен­но­сти со­ли­да­риз­ма, до пус­ка­ю­щие со­че­та­ние ин­ди­ви­ду­а­лиз­ма и кол­лек­ти­виз­ма при при­о­ри­тет­ной ро­ли по­след­не­го [25, 329–331]. Мож­но пред­по­ло­жить даль­ней­шую эво­лю­цию ин­сти­ту­цио наль­ной си­сте­мы в сто­ро­ну ев­ро­пей­ской мо­де­ли кор­по­ра­ти­виз­ма. Со­от­вет­ствен­но, мож­но про­гно­зи­ро­вать наи­бо­лее оп­ти­маль­ные – с точ­ки зре­ния обес­пе­че­ния кон­ку рен­то­спо­соб­но­сти на­ци­о­наль­ной эко­но­ми­ки – на­прав­ле­ния раз­ви­тия ос­нов­ных ком по­нен­тов (бло­ков) ин­сти­ту­ци­о­наль­ной струк­ту­ры СЭС Укра­и­ны. К ним от­но­сят­ся: кор­по­ра­тив­ное управ­ле­ние (ин­сти­ту­ци­о­наль­ное обес­пе­че­ние эф­фек­тив­но­го управ ле­ния ка­пи­та­лом ак­ци­о­не­ров на­ем­ным ме­недж­мен­том); про­из­вод­ствен­ные от­но­ше ния (ин­сти­ту­ци­о­наль­ная струк­ту­ра от­но­ше­ний меж­ду соб­ствен­ни­ка­ми и на­ем­ным пер­со­на­лом предприятий); мо­дель производства (ин­сти­ту­ци­о­наль­ное устрой­ство ор­га­ни­за­ции про­из­вод­ствен­но­го про­цес­са на предприятиях); обу­че­ние и подготовка пер­со­на­ла (со­став­ля­ю­щая ин­сти­ту­ци­о­наль­ной си­сте­мы, при­зван­ная обес­пе­чить про цесс фор­ми­ро­ва­ния ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных кад­ров); на­ци­о­наль­ная ин­но­ва­ци­он­ная

си­сте­ма (ин­сти­ту­ци­о­наль­ная струк­ту­ра, на­прав­лен­ная на обес­пе­че­ние под­держ­ки ин­но­ва­ци­он­но­го раз­ви­тия эко­но­ми­ки); го­су­дар­ство все­об­ще­го бла­го­со­сто­я­ния (си сте­ма на­ци­о­наль­ных ин­сти­ту­тов со­ци­аль­ной под­держ­ки на­се­ле­ния).

Систему кор­по­ра­тив­но­го управ­ле­ния в Укра­ине, по примеру стран Юж­ной и Се­вер­ной Ев­ро­пы (го­су­дарств социально де­мо­кра­ти­че­ско­го и пуб­лич­но­го ка­пи­та лиз­ма), сто­ит ори­ен­ти­ро­вать на фор­ми­ро­ва­ние ин­сти­ту­ци­о­наль­ной мо­де­ли, пред по­ла­га­ю­щей учет ин­те­ре­сов всех участ­ни­ков про­из­вод­ствен­но­го про­цес­са (соб­ствен ни­ков, выс­ше­го ме­недж­мен­та, на­ем­но­го пер­со­на­ла, ин­ве­сто­ров), их сов­мест­ное уча­стие в управ­ле­нии и рас­пре­де­ле­нии при­бы­ли, дол­го­сроч­ное (стра­те­ги­че­ское) про­из­вод­ствен­ное пла­ни­ро­ва­ние.

В мо­де­ли про­из­вод­ствен­ных от­но­ше­ний за­креп­ля­ют­ся со­хра­не­ние ро­ли проф со­ю­зов, три­пар­тизм, гиб­кость внут­рен­них рын­ков тру­да, уме­рен­ные га­ран­тии за ня­то­сти, ак­тив­ная по­ли­ти­ка ее под­держ­ки и уча­стие пред­при­я­тия в про­грам­мах со­ци­аль­ной за­щи­ты пер­со­на­ла, со­кра­ще­ние те­ку­че­сти кад­ров, углуб­ле­ние про­фес си­о­наль­ной спе­ци­а­ли­за­ции.

В процессе по­стро­е­ния на­ци­о­наль­ной мо­де­ли производства ак­цент делается на кон­ку­рен­ции по ка­че­ству про­дук­ции, вы­со­ком уровне неры­ноч­ной ко­ор­ди­на ции, ко­опе­ра­ции про­из­вод­ствен­ных про­цес­сов, что обес­пе­чит по­лу­че­ние си­нер­ге ти­че­ско­го эф­фек­та “ро­ста от­да­чи от мас­шта­ба” производства, при­о­ри­те­те ор­га­ни за­ци­он­ных, бюд­жет­ных тех­но­ло­гий, глу­бо­кой про­фес­си­о­наль­ной спе­ци­а­ли­за­ции, ин­кре­мен­таль­ных *, в том чис­ле ор­га­ни­за­ци­он­ных, ча­стич­ных из­ме­не­ни­ях.

В сфе­ре обу­че­ния и под­го­тов­ки пер­со­на­ла сто­ит со­хра­нить ве­ду­щую роль го­су дар­ства, признание зна­чи­мо­сти сред­не­го спе­ци­аль­но­го и выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния. Оценка про­фес­си­о­наль­ных зна­ний как об­ще­ствен­но кор­по­ра­тив­но­го и част­но­го ка­пи­та­ла обу­слов­ли­ва­ет во­вле­че­ние в их фор­ми­ро­ва­ние всех участ­ни­ков про­из­вод ствен­но­го про­цес­са. Со­от­вет­ству­ю­щая мо­дель обес­пе­чи­ва­ет клю­че­вую роль спе ци­аль­ных (в про­ти­во­вес уни­вер­саль­ным) про­фес­си­о­наль­ных зна­ний, вза­и­мо­дей ствие предприятий на рынке тру­да (в про­ти­во­вес кон­ку­рен­ции, ха­рак­тер­ной для стран ан­гло­сак­сон­ской социально эко­но­ми­че­ской мо­де­ли).

На­ци­о­наль­ная ин­но­ва­ци­он­ная си­сте­ма Укра­и­ны ори­ен­ти­ру­ет­ся на под­держ­ку вза­и­мо­дей­ствия и раз­де­ле­ние функ­ций го­су­дар­ства и част­но­го биз­не­са в сфе­рах фи нан­си­ро­ва­ния и про­ве­де­ния ис­сле­до­ва­ний, правовой за­щи­ты ин­но­ва­ций как кор по­ра­тив­но­го и част­но­го ка­пи­та­ла. Ак­цент делается на со­вер­шен­ство­ва­нии про­дук тов, тех­но­ло­гий, ор­га­ни­за­ци­он­ных, по­сле­до­ва­тель­ных, ин­кре­мен­таль­ных ин­но­ва ци­ях, ос­но­вы­ва­ю­щих­ся на ко­опе­ра­ци­он­ном вза­и­мо­дей­ствии про­из­во­ди­те­лей. Го­су­дар­ство все­об­ще­го бла­го­со­сто­я­ния ори­ен­ти­ру­ет­ся на обес­пе­че­ние в рам­ках эко но­ми­че­ских воз­мож­но­стей мак­си­маль­но уни­вер­саль­ной со­ци­аль­ной под­держ­ки на прин­ци­пах ра­вен­ства.

Тер­ми­ны “ин­кре­мен­таль­ные” и “кар­ди­наль­ные” ин­но­ва­ции в ак­тив­ный на­уч­ный обо рот во­шли по­сле вы­хо­да мо­но­гра­фии М. Пор­те­ра “Меж­ду­на­род­ная кон­ку­рен­ция”. Они ис­поль зу­ют­ся пред­ста­ви­те­ля­ми кон­цеп­ций раз­но­об­ра­зия ва­ри­ан­тов ка­пи­та­лиз­ма, со­ци­аль­ных си­стем ин­но­ва­ций и производства и близ­ких им со­вре­мен­ных те­че­ний ин­сти­ту­ци­о­на­лиз­ма. Ин­к­ре мен­таль­ные ин­но­ва­ции ос­но­вы­ва­ют­ся на по­сте­пен­ном по­сле­до­ва­тель­ном со­вер­шен­ство­ва­нии про­дук­тов производства и тех­но­ло­ги­че­ских про­цес­сов. В ком­му­ни­та­рист­ских куль­ту­рах эф­фек тив­ность их использования уси­ли­ва­ет­ся го­тов­но­стью пер­со­на­ла к со­труд­ни­че­ству. Имен­но бла го­да­ря вза­и­мо­дей­ствию, на­прав­лен­но­му на со­вер­шен­ство­ва­ние как про­цес­са производства, так и са­мо­го из­го­тов­ля­е­мо­го продукта (до­ста­точ­но вспом­нить “группы качества”), кор­по­ра­ци­ям стран Азии уда­лось за от­но­си­тель­но ко­рот­кий про­ме­жу­ток вре­ме­ни утвер­дить свою кон­ку­рен­то спо­соб­ность на меж­ду­на­род­ных рынках. Си­сте­ма “точ­но в срок” так­же мог­ла ро­дить­ся толь­ко в усло­ви­ях внут­рен­ней от­кры­то­сти участ­ни­ков к по­сто­ян­но­му вза­и­мо­дей­ствию. Об этом сви­де тель­ству­ют не очень удач­ные по­пыт­ки внед­рить эту систему на предприятиях тех стран За­па­да, где до­ми­ни­ру­ют ин­ди­ви­ду­а­ли­сти­че­ски кон­ку­рент­ные цен­но­сти.

Спи­сок ис­поль­зо­ван­ной ли­те­ра­ту­ры

1. Фокс Дж. Тор­го­вая по­ли­ти­ка США – вре­мя на­чать сна­ча­ла // Эко­но­ми­ка Укра­и­ны. – 2017. – № 5 6. – С. 16–30.

2. Бе­ло­рус О.Г. Ин­тро­верт­ный гео­эко­но­ми­че­ский раз­во­рот США и его по­тен­ци аль­ные гло­баль­ные по­след­ствия // Эко­но­ми­ка Укра­и­ны. – 2017. – № 5 6. – С. 67–77.

3. Яре­мен­ко О.Л. Гло­баль­ные дис­ба­лан­сы и но­вый про­тек­ци­о­низм: ин­сти­ту­цио наль­ная ги­по­те­за // Эко­но­ми­ка Укра­и­ны. – 2017. – № 5 6. – С. 106–122.

4. Ар­тё­мо­ва Т.И. Гло­баль­ное эко­но­ми­че­ское ли­дер­ство в кон­тек­сте цен­ност но­го ана­ли­за // Эко­но­ми­ка Укра­и­ны. – 2017. – № 5 6. – С. 123–135.

5. Осташ­ко Т.А. Про­тек­ци­о­низм в тор­го­вой по­ли­ти­ке США: вы­во­ды для Укра ины // Эко­но­ми­ка Укра­и­ны. – 2017. – № 5 6. – С. 136–150.

6. Еко­но­міка Украї­ни: стра­те­гія і політи­ка дов­го­стро­ко­во­го роз­вит­ку ; [ за ред. В.М. Гей­ця] / Ін т екон. та про­гно­зув. НАН Украї­ни. – К. : Фенікс, 2003. – 1008 с.

7. Кон­ку­рен­то­спро­мож­ність на­ціо­наль­ної еко­но­міки ; [за ред. Б.Є. Квас­ню­ка] / Ін т екон. та про­гно­зув. НАН Украї­ни. – К. : Фенікс, 2005. – 582 с.

8. Кон­ку­рен­то­спро­мож­ність еко­но­міки Украї­ни в умо­вах гло­балі­за­ції ; [за ред. Я.А. Жалі­ла] / На­ціо­нальн. ін т стра­те­гічн. до­слід­жень. – К. : Знан­ня Украї­ни, 2005. – 388 с.

9. Стра­те­гіч­ні ви­кли­ки XXI століт­тя сус­піль­ству та еко­но­мі­ці Украї­ни. – В 3 т. – Т. 3: Кон­ку­рен­то­спро­мож­ність українсь­кої еко­но­міки ; [за ред. В.М. Гей­ця, В.П. Се­ми но­жен­ка, Б.Є. Квас­ню­ка]. – К. : Фенікс, 2007. – 556 с.

10. Кон­ку­рен­то­спро­мож­ність еко­но­міки Украї­ни: стан і пер­спек­ти­ви пі­дви­щен ня ; [за ред. І.В. Крюч­ко­вої] / Ін т екон. та про­гно­зув. НАН Украї­ни. – К. : Ос­но­ва, 2007. – 488 с.

11. Шнип­ко О. Кон­ку­рен­то­спро­мож­ність Украї­ни в умо­вах гло­балі­за­ції. – К. : Ін т екон. та про­гно­зув. НАН Украї­ни, 2009. – 456 с.

12. Кон­ку­рен­то­спро­мож­ність: краї­на, ре­гіон, під­при­єм­ство ; [за ред. Ю.В. По лунєє­ва] / Ра­да кон­ку­рен­то­спро­мож­но­сті Украї­ни. – К. : ЛАТ&К, 2006. – 176 с.

13. Ге­ец В.М. По­че­му опять насту­пи­ло вре­мя на­чать сна­ча­ла? // Эко­но­ми­ка Укра­и­ны. – 2017. – № 5 6. – С. 31–38.

14. Гав­ри­ли­шин Б. На­ціо­наль­на ідея, уто­пія чи ре­аль­на мож­ливість / Кон­ку­рен то­спро­мож­ність: краї­на, ре­гіон, під­при­єм­ство ; [за ред. Ю.В. По­лунєє­ва] / Ра­да кон ку­рен­то­спро­мож­но­сті Украї­ни. – К. : ЛАТ&К, 2006. – С. 26–35.

15. Гриценко А.А. Ло­ги­ко ис­то­ри­че­ские ос­но­вы кар­ди­наль­ных эко­но­ми­че­ских из­ме­не­ний и пе­ре­хо­да к ре­кон­струк­тив­но­му развитию // Эко­но­ми­ка Укра­и­ны. – 2017. – № 5 6. – С. 39–57.

16. Ин­гл­харт Р., Вель­цель К. Мо­дер­ни­за­ция, куль­тур­ные из­ме­не­ния и де­мо­к­ра тия. – М. : Но­вое из­да­тель­ство, 2011. – 464 с. 17. Бро­дель Ф. Иг­ры об­ме­на. – М. : Про­гресс, 1988. – 632 c. 18. Гав­ри­ли­шин Б. До ефек­тив­них сус­пільств. До­ро­гов­ка­зи в май­бут­нє. – К. : ПУЛЬСАРИ, 2009. – 248 с.

19. Banfield E. The Moral Basis of a Backward Society. – Glencoe, Illinois : The Free Press, 1958. – 204 р.

20. Хар­ри­сон Л. Евреи, кон­фу­ци­ан­цы и про­те­стан­ты. Куль­тур­ный капитал и ко­нец муль­ти­куль­ту­ра­лиз­ма. – М. : Мысль, 2014. – 286 с.

21. Хар­ри­сон Л. Глав­ная ис­ти­на ли­бе­ра­лиз­ма. Как по­ли­ти­ка мо­жет из­ме­нить куль­ту­ру и спа­сти её от са­мой се­бя. – М. : Но­вое из­да­тель­ство, 2008. – 282 с.

22. Пат­нам Р. та ін. Тво­рен­ня де­мо­кратії. Тра­ди­ції гро­мадсь­кої ак­тив­но­сті в су час­ній Італії. – К. : Ос­но­ви, 2001. – 302 с.

23. Липов В. Тран­зи­ци­он­ная впа­ди­на, ин­сти­ту­ци­о­наль­ное на­пря­же­ние и ком пле­мен­тар­ная обу­слов­лен­ность ин­сти­ту­ци­о­наль­ных из­ме­не­ний в социально эко но­ми­че­ских си­сте­мах / Пост­со­ветст­кий ин­сти­ту­ци­о­на­лизм: де­сять лет спу­стя : мо ногр. – В 2 т. – Т. 1. – До­нецк : ГВУЗ ДОННТУ, 2013. – С. 224–242.

24. Люттвак Э. Стра­те­гия. Ло­ги­ка вой­ны и ми­ра. – М. : Ун т Д. По­жар­ско­го, 2012. – 392 с.

25. Липов В. Ин­сти­ту­ци­о­наль­ная ком­пле­мен­тар­ность социально эко­но­ми­че ских си­стем. – Харь­ков : Изд во ХНУ име­ни В.Н. Ка­ра­зи­на, 2011. – 484 с.

References

1. Faux J. Torgovaya politika SSHA – vremya nachat’ snachala [U.S. trade policy – time to start over]. Ekonomika Ukrainy – Economy of Ukraine, 2017, No. 5 6, pp. 16–30 [in Russian].

2. Bilorus O.G. Introvertnyi geoekonomicheskii razvorot SSHA i ego potentsial’nye global’nye posledstviya [Introvert geo economic u turn of the United States and its potential global consequences]. Ekonomika Ukrainy – Economy of Ukraine, 2017, No. 5 6, pp. 67– 77 [in Russian].

3. Yaremenko O.L. Global’nye disbalansy i novyi protektsionizm: institutsional’naya gipoteza [Global imbalances and new protectionism: an institutional hypothesis]. Ekonomika Ukrainy – Economy of Ukraine, 2017, No. 5 6, pp. 106–122 [in Russian].

4. Artomova T.I. Global’noe ekonomicheskoe liderstvo v kontekste tsennostnogo analiza [Global economic leadership in the context of value analysis]. Ekonomika Ukrainy – Economy of Ukraine, 2017, No. 5 6, pp. 123–135 [in Russian].

5. Ostashko T.A. Protektsionizm v torgovoi politike SSHA: vyvody dlya Ukrainy [Protectionism within the US trade policy: conclusions for Ukraine]. Ekonomika Ukrainy – Economy of Ukraine, 2017, No. 5 6, pp. 136–150 [in Russian].

6. Ekonomika Ukrainy: Stratehiya i Polityka Dovhostrokovoho Rozvytku [Economy of Ukraine: Strategy and Policy of Long term Development]. V.M. Heyets (Ed.). Institute for Economics and Forecasting of the NAS of Ukraine. Kyiv, Feniks, 2003 [in Ukrainian].

7. Konkurentospromozhnist’ Natsional’noi Ekonomiky [Competitiveness of the National Economy]. B.E. Kvasnyuk (Ed.). Institute for Economics and Forecasting of the NAS of Ukraine. Kyiv, Feniks, 2005 [in Ukrainian].

8. Konkurentospromozhnist’ Ekonomiky Ukrainy v Umovakh Globalizatsii [Competitiveness of Ukraine’s Economy in Conditions of Globalization]. YA.A. Zhalilo (Ed.). National Institute for Strategic Studies. Kyiv, Znannya Ukrainy, 2005 [in Ukrainian].

9. Stratehichni Vyklyky XXI Stolittya Suspil’stvu ta Ekonomitsi Ukrainy. V 3 t. T. 3: Konkurentospromozhnist’ Ukrains’koi Ekonomiky [Strategic Challenges of the XXI Century to the Society and the Economy of Ukraine. In 3 vol. Vol. 3: Competitiveness of Ukraine’s Economy]. V.M. Heyets, V.P. Semynozhenko, B.E. Kvasnyuk (Eds.). Kyiv, Feniks, 2007 [in Ukrainian].

10. Konkurentospromozhnist’ Ekonomiky Ukrainy: Stan i Perspektyvy Pidvyshchennya [Competitiveness of Ukraine’s Economy: State and Prospects of Raising]. I.V. Kryuchkova (Ed.). Institute for Economics and Forecasting of the NAS of Ukraine. Kyiv, Osnova, 2007 [in Ukrainian].

11. Shnypko O. Konkurentospromozhnist’ Ukrainy v Umovakh Globalizatsii [Competitiveness of Ukraine in Conditions of Globalization]. Kyiv, Institute for Economics and Forecasting of the NAS of Ukraine, 2009 [in Ukrainian].

12. Konkurentospromozhnist’: Kraina, Rehion, Pidpryemstvo [Competitiveness: Country, Region, Enterprise]. YU.V. Poluneev (Ed.). The Council on Competitiveness of Ukraine. Kyiv, LAT&K, 2006 [in Ukrainian].

13. Heyets V.M. Pochemu opyat’ nastupilo vremya nachinat’ snachala? [Why is it time to start over again?]. Ekonomika Ukrainy – Economy of Ukraine, 2017, No. 5 6, pp. 31–38 [in Russian].

14. Hawrylyshyn B. Natsional’na Ideya, Utopiya chy Real’na Mozhlyvist’, v: Konkurentospromozhnist’: Kraina, Rehion, Pidpryemstvo [National Idea, Utopia or Real Opportunity, in: Competitiveness: Country, Region, Enterprise]. YU.V. Poluneev (Ed.). The Council on Competitiveness of Ukraine. Kyiv, LAT&K, 2006, pp. 26–35 [in Ukrainian].

15. Gritsenko A.A. Logiko istoricheskie osnovy kardinal’nykh ekonomicheskikh izmenenii i perekhod k rekonstruktivnomu razvitiyu [Logical and historical bases of cardinal economic changes and transition to reconstructive development]. Ekonomika Ukrainy – Economy of Ukraine, 2017, No. 5 6, pp. 39–57 [in Russian].

16. Inglehart R., Welzel C. Modernizatsiya, Kul’turnye Izmeneniya i Demokratiya [Modernization, Cultural Change, and Democracy]. Moscow, New PH, 2011 [in Russian].

17. Braudel F. Igry Obmena [Capitalism and Material Life, 1400 1800]. Moscow, Progress, 1988 [in Russian].

18. Hawrylyshyn B. Do Efektyvnykh Suspil’stv. Dorohovkazy v Maibutne [Towards More Effective Societies. Road Maps to the Future]. Kyiv, Pul’sary, 2009 [in Ukrainian].

19. Banfield E. The Moral Basis of a Backward Society. Glencoe, Illinois, The Free Press, 1958.

20. Harrison L. Evrei, Konfutsiantsy i Protestanty. Kul’turnyi Kapital i Konets Mul’tikul’turalizma [Jews, Confucians and Protestants: Cultural Capital and the End of Multiculturalism]. Moscow, Mysl’, 2014 [in Russian].

21. Harrison L. Glavnaya Istina Liberalizma. Kak Politika Mozhet Izmenit’ Kul’turu i Spasti Ee ot Samoi Sebya [The Central Liberal Truth: How Politics Can Change a Culture and Save It from Itself]. Moscow, New PH, 2008 [in Russian].

22. Putnam R. et al. Tvorennya Demokratii. Tradytsii Gromads’koi Aktyvnosti v Suchasnii Italii [Making Democracy Work: Civic Traditions in Modern Italy]. Kyiv, Osnovy, 2001 [in Ukrainian].

23. Lypov V. Tranzitsionnaya Vpadina, Institutsional’noe Napryazhenie i Komplementarnaya Obuslovlennost’ Institutsional’nykh Izmenenii v Sotsial’no Ekonomicheskikh Sistemakh, v: Postsovetskii Institutsionalizm: Desyat’ Let Spustya. V 2 t. T. 1 [Transitional Cavity, Institutional Tension and Complementary Conditioning of Institutional Changes in Socio Economic Systems, in: Post Soviet Institutionalism: Ten Years Later. In 2 vol. Vol 1]. Donetsk, GVUZ DONNTU, 2013, pp. 224–242 [in Russian].

24. Luttwak E. Strategiya. Logika Voiny i Mira [Strategy: The Logic of War and Peace]. Moscow, D. Pozharsky University, 2012 [in Russian].

25. Lypov V. Institutsional’naya Komplementarnost’ Sotsial’no Ekonomicheskikh Sistem [Institutional Complementarity of Socio Economic Systems]. Kharkov, V.N. Karazin KHNU PH, 2011 [in Russian].

Окон­ча­ние ста­тьи – в сле­ду­ю­щем но­ме­ре жур­на­ла.

Ста­тья по­сту­пи­ла в редакцию 1 ок­тяб­ря 2017 г. The article was received by the editorial staff on October 1, 2017.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.