ГЕЕЦ В. М.

В. М. Г Е Е Ц, про­фес­сор, док­тор эко­но­ми­че­ских на­ук, ака­де­мик НАН Укра­и­ны, ди­рек­тор ГУ “Ин­сти­тут эко­но­ми­ки и про­гно­зи­ро­ва­ния НАН Укра­и­ны”, Глав­ный ре­дак­тор жур­на­ла “Эко­но­ми­ка Укра­и­ны”, ул. Па­на­са Мир­но­го, 26, 01011, Ки­ев, Укра­и­на

Economy of Ukraine (Russian) - - СОДЕРЖАНИЕ -

– Эн­до­ге­ни­за­ция раз­ви­тия эко­но­ми­ки в из­ме­ре­нии рав­но­пра­вия от­но­ше­ний го­су­дар­ства, биз­не­са и субъ­ек­тов го­ло­со­ва­ния

Укра­и­на, яв­ля­ю­ща­я­ся в гло­баль­ном про­стран­стве во мно­гом по­ка еще объ­ек­том, а не субъ­ек­том, спо­соб­ным ре­а­ли­зо­вы­вать ини­ци­а­ти­вы, преж­де все­го в сфе­ре эко­но­ми­ки, сей­час на­хо­дит­ся на эта­пе пе­ре­хо­да от так на­зы­ва­е­мо­го раз­ви­тия, где до­ми­ни­ру­ют фак­то­ры про­из­вод­ства, к сле­ду­ю­щей ста­дии, где до­ми­ни­ру­ют фак­то­ры эф­фек­тив­нос) ти. Успеш­ность пе­ре­хо­да невоз­мож­но обес­пе­чить без функ­ци­о­ни­ро­ва­ния ин­сти­ту­тов, в ко­то­рых ин­ди­ви­ду­аль­ные ин­те­ре­сы лю­дей во­вле­че­ны в де­я­тель­ность со­от­вет­ству­ю­щих струк­тур­ных фор­ми­ро­ва­ний, а при­над­леж­ность к ним на­де­ля­ет ин­ди­ви­дов опре­де­лен) ным ста­ту­сом с опре­де­лен­ны­ми пра­ва­ми и обя­зан­но­стя­ми. В слу­чае от­сут­ствия та­ко­го со­че­та­ния ин­сти­ту­тов и ин­те­ре­сов лю­дей на­ци­о­наль­ная эко­но­ми­ка не спо­соб­на к са­мо) раз­ви­тию, пе­ре­хо­ду на ста­биль­ную тра­ек­то­рию долгосрочного эко­но­ми­че­ско­го ро­ста на ос­но­ве эн­до­ге­ни­за­ции, бла­го­да­ря ко­то­рой роль до­ми­ни­ру­ю­щих в на­сто­я­щее вре­мя в эко­но­ми­че­ском раз­ви­тии эк­зо­ген­ных фак­то­ров бу­дет умень­шать­ся. Клю­че­вые сло­ва: эко­но­ми­че­ское раз­ви­тие; сы­рье­вые рын­ки; ква­зи­эко­но­ми­ка; транс) фор­ма­ци­он­ные из­ме­не­ния; эн­до­ге­ни­за­ция раз­ви­тия; экс­трак­тив­ные ин­сти­ту­ты; инк­лю) зив­ные ин­сти­ту­ты; де­мо­кра­ти­че­ские ин­сти­ту­ты. Би­бл. 21. UDC [338:330.3]: [330:16:330.117] (477) V A L E R I I H E Y E T S, Professor, Doctor of Econ. Sci., Academician of the NAS of Ukraine, Director of the Institute for Economics and Forecasting of the NAS of Ukraine, Editor"in"chief of the “Economy of Ukraine” Journal, 26, Panasa Myrnoho St., Kyiv, 01011, Ukraine

from so)called development where the factors of production dominate to the next stage, where the factors of efficiency dominate. Success of the transition cannot be ensured without functioning of institutions in which individual interests of people are involved in activities of the relevant structural formations and belonging to them gives individuals a certain status with certain rights and responsibilities. In the absence of such a combination of institutions and people’s interests, the national economy is not capable of self)development and transition to a stable path of long)term economic growth on the basis of endogenization, thanks to which the role of the dominant exogenous factors in economic development will be reduced. Keywords: economic development; commodity markets; quasi)economy; transformational changes; endogenous development; exclusive institutions; inclusive institutions; democratic institutions. References 21.

Успеш­ное эко­но­ми­че­ское раз­ви­тие Укра­и­ны в транс­фор­ма­ци­он­ном про­стран стве и вре­ме­ни, преж­де все­го, долж­но опи­рать­ся на эко­но­ми­че­ский рост, ко­то­рый эк­зо­ген­но за­ви­сим, о чем сви­де­тель­ству­ют ис­сле­до­ва­ния на эту те­му, вы­пол­нен­ные в Ин­сти­ту­те эко­но­ми­ки и про­гно­зи­ро­ва­ния НАН Укра­и­ны за пе­ри­од 2014–2017 гг. В част­но­сти, С. Ко­раб­лин до­ка­зал, что за это вре­мя про­изо­шло су­ще­ствен­ное па­де­ние про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ства в пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щих ви­дах де­я­тель­но­сти по сравне нию с гор­но­до­бы­ва­ю­щей и ме­тал­лур­ги­че­ской про­мыш­лен­но­стью, а так­же аг­рар­ным сек­то­ром эко­но­ми­ки, что обу­сло­ви­ло фор­ми­ро­ва­ние спе­ци­а­ли­за­ции укра­ин­ской эко­но­ми­ки в ми­ро­вом раз­де­ле­нии тру­да по про­дук­ции сы­рье­во­го ха­рак­те­ра и про стей­шей ее пе­ре­ра­бот­ке, и это для Укра­и­ны – так на­зы­ва­е­мая “ло­вуш­ка сы­рье­вых рын­ков” [1]. Про­дук­ция этих ви­дов про­из­водств ста­ла ос­нов­ны­ми ста­тья­ми укра­ин ско­го экс­пор­та, це­ны на ко­то­рую на ми­ро­вых рын­ках име­ют пе­ри­о­ди­че­скую тен­ден цию то к по­вы­ше­нию, то к су­ще­ствен­но­му па­де­нию. Это Укра­и­на уже неод­но­крат­но по­чув­ство­ва­ла че­рез ди­на­ми­ку ро­ста эко­но­ми­ки и, что осо­бен­но важ­но, в свя­зи с па­де­ни­ем тем­пов ро­ста ВВП на фоне трех­крат­но­го кри­зис­но­го обостре­ния в эко­но ми­ке, бюд­жет­ной и бан­ков­ской сфе­рах, в ви­де рез­ко­го сни­же­ния кур­са на­ци­о­наль ной ва­лю­ты, па­де­ния уров­ня жиз­ни на­се­ле­ния.

Укра­ин­ская эко­но­ми­ка, несмот­ря на про­цес­сы фор­ми­ро­ва­ния ры­ноч­ной сре ды, во мно­гом име­ет при­зна­ки ква­зи­эко­но­ми­ки [2]. От­дель­ные ви­ды вы­со­ко­ин­дуст ри­аль­ных про­из­водств, в част­но­сти, в атом­ной энер­ге­ти­ке, аэро­кос­ми­че­ских ви­дах де­я­тель­но­сти, неко­то­рых сфе­рах IТ тех­но­ло­гий, хо­тя и со­хра­ня­ют­ся, но со­во­куп­но по­ка не ока­зы­ва­ют до­ми­ни­ру­ю­ще­го вли­я­ния на со­сто­я­ние про­мыш­лен­но­го про­из вод­ства на фоне па­де­ния уров­ня жиз­ни, ко­гда 50% на­се­ле­ния нуж­да­ют­ся в по­мо­щи со сто­ро­ны Укра­ин­ско­го го­су­дар­ства, от­но­ся­ще­го­ся к стра­нам так на­зы­ва­е­мо­го “пе ри­фе­рий­но­го ка­пи­та­лиз­ма”. Эко­но­ми­ка та­ких стран име­ет спе­ци­фи­че­скую струк­ту ру. В част­но­сти, в Ин­сти­ту­те эко­но­ми­ки и про­гно­зи­ро­ва­ния НАН Укра­и­ны и Цен­тре Ра­зум­ко­ва вы­пол­не­ны ис­сле­до­ва­ния оте­че­ствен­ной эко­но­ми­ки с уче­том гло­баль­ных про­цес­сов ее транс­фор­ма­ции. В.Р. Си­ден­ко от­ме­тил, что за 25 лет струк­ту­ра укра­ин ской эко­но­ми­ки зна­чи­тель­но де­гра­ди­ро­ва­ла на фоне тех про­цес­сов, ко­то­рые про­ис хо­дят в так на­зы­ва­е­мых стра­нах ли­де­рах, фор­ми­ру­ю­щих яд­ро ка­пи­та­ли­сти­че­ско­го цен­тра. В ито­ге он при­шел к вы­во­ду, что в ре­зуль­та­те осу­ществ­лен­ных транс­фор­ма ций в эко­но­ми­ке мы по­лу­ча­ем про­цесс “струк­тур­но­го упро­ще­ния эко­но­ми­ки и ее при­бли­же­ния к струк­тур­ным ха­рак­те­ри­сти­кам ме­нее раз­ви­тых стран ми­ра” [3, с. 28], ко­то­рый со­про­вож­да­ет­ся ослаб­ле­ни­ем по­тен­ци­а­ла эко­но­ми­че­ско­го ро­ста. Со­от­вет ствен­но, ин­сти­ту­ты укра­ин­ской эко­но­ми­ки не сфор­ми­ро­ва­ны до уров­ня тре­бо­ва­ний об­ще­ства и име­ют при­зна­ки экс­трак­тив­ных вме­сто необ­хо­ди­мых ин­клю­зив­ных [4]. В ча­сти эко­но­ми­че­ских и фи­нан­со­вых воз­мож­но­стей раз­ви­тия оте­че­ствен­ная эко

но­ми­ка не толь­ко фи­нан­со­во , но и экс­пор­то­за­ви­си­ма, по­сколь­ку со­сто­я­ние дел обу­слов­ле­но ис­клю­чи­тель­но внеш­ни­ми за­им­ство­ва­ни­я­ми, предо­став­лен­ны­ми меж ду­на­род­ны­ми фи­нан­со­вы­ми ин­сти­ту­та­ми и стра­на­ми кре­ди­то­ра­ми, и ди­на­ми­кой цен на ми­ро­вых рын­ках. Что ка­са­ет­ся гео­по­ли­ти­че­ских воз­мож­но­стей, то Укра­и­на в гло­баль­ном по­ни­ма­нии во мно­гом по­ка еще объ­ект, а не субъ­ект, спо­соб­ный реа ли­зо­вы­вать по­ли­ти­че­ские ини­ци­а­ти­вы преж­де все­го в сфе­ре эко­но­ми­ки, по­сколь ку она на­хо­дит­ся на ста­дии пе­ре­хо­да от так на­зы­ва­е­мо­го I эта­па раз­ви­тия с до­ми ни­ро­ва­ни­ем фак­то­ров про­из­вод­ства ко II, где до­ми­ни­ру­ют фак­то­ры эф­фек­тив­нос ти с 5–10 про­цент­ным удель­ным ве­сом ин­но­ва­ций. По кри­те­ри­ям же Ин­дек­са гло­баль­ной кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти, рас­счи­ты­ва­е­мо­го по дан­ным Все­мир­но­го эко но­ми­че­ско­го фо­ру­ма (2016–2017 гг.), на III эта­пе раз­ви­тия, где до­ми­ни­ру­ют ин­но ва­ци­он­ные фак­то­ры, удель­ный вес по­след­них до­сти­га­ет 30% и вы­ше, ВВП на ду­шу на­се­ле­ния в этих стра­нах со­став­ля­ет по­ро­го­вое зна­че­ние – бо­лее 17 тыс. дол., а вес фак­то­ров про­из­вод­ства в 2–3 ра­за мень­ше, чем при пе­ре­хо­де от I ко II эта­пу (что ха­рак­тер­но для укра­ин­ской эко­но­ми­ки). Ана­лиз струк­ту­ры экс­пор­та при та­ком пе­ре­хо­де по­ка­зы­ва­ет, что в транс­фор­ма­ци­он­ном пе­ри­о­де эко­но­ми­ка Укра­и­ны на хо­дит­ся в так на­зы­ва­е­мой “ло­вуш­ке сы­рье­вой за­ви­си­мо­сти”, спе­ци­а­ли­зи­ру­ясь в ос­нов­ном на экс­пор­те сы­рья и то­ва­ров его пер­вич­ной пе­ре­ра­бот­ки. В слу­чае нере шен­но­сти со­от­вет­ству­ю­щих за­дач по успеш­но­му пе­ре­хо­ду к до­ми­ни­ро­ва­нию во вре­ме­ни фак­то­ров эф­фек­тив­но­сти для эко­но­ми­че­ско­го ро­ста бу­дет все мень­ше ре сур­сов, по­сколь­ку, со­глас­но су­ще­ству­ю­щим ис­сле­до­ва­ни­ям и ги­по­те­зе Пре­би­ша – Зин­ге­ра, вы­дви­ну­той еще в 1950 е го­ды, в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве це­ны на сы­рье па­да­ют по срав­не­нию с це­на­ми на про­мыш­лен­ную про­дук­цию, и, со­от­вет­ствен­но, ухуд ша­ют­ся усло­вия тор­гов­ли для сы­рье­вых экономик.

Ис­то­рия II по­ло­ви­ны ХХ в. зна­ет ряд при­ме­ров пре­одо­ле­ния за­ви­си­мо­сти эко но­мик стран “пе­ри­фе­рии” от экс­порт­ных цен на сы­рье и их аг­рар­ной спе­ци­а­ли­за ции. Это бы­ла “Док­три­на ЭКЛА”, на ко­то­рой ос­но­вы­вал­ся план мо­дер­ни­за­ции, в част­но­сти, стран Ла­тин­ской Аме­ри­ки в 1950–1960 е го­ды. В даль­ней­шем бы­ла раз ра­бо­та­на по­ли­ти­ка ин­ду­стри­а­ли­за­ции в стра­нах Ла­тин­ской Аме­ри­ки на ос­но­ве им пор­то­за­ме­ще­ния, позд­нее – идео­ло­гии Ва­шинг­тон­ско­го кон­сен­су­са, ба­зи­ро­вав­шей­ся на нео­ли­бе­раль­ной мо­де­ли, где до­ми­ни­ро­ва­ли ли­бе­ра­ли­за­ция цен и внеш­не­тор­го вых от­но­ше­ний, при­ва­ти­за­ция и де­ре­гу­ля­ция. Не вда­ва­ясь в де­таль­ное ис­сле­до­ва­ние ос­нов ор­то­док­саль­но­го нео­ли­бе­ра­лиз­ма, по­сколь­ку это пред­мет спе­ци­аль­но­го ана ли­за, а зна­чит, дру­гой пуб­ли­ка­ции, мож­но утвер­ждать, что ито­гом в этих стра­нах ста ли ре­зуль­та­ты, по­лу­чив­шие на­зва­ние “по­те­рян­ные де­ся­ти­ле­тия”, при­чем да­же там, где уда­лось до­стичь опре­де­лен­ных по­ло­жи­тель­ных сдви­гов в ин­ду­стри­а­ли­за­ции эко но­ми­ки от­дель­ных стран. Прак­ти­че­ски ни в од­ной из них так и не про­изо­шел тех­но ло­ги­че­ский про­рыв на ос­но­ве на­ци­о­наль­ных ин­но­ва­ци­он­ных до­сти­же­ний, ко­то­рые поз­во­ли­ли бы вой­ти в чис­ло стран с до­ми­ни­ро­ва­ни­ем фак­то­ров ин­но­ва­ций.

От­вет на та­кое по­ло­же­ние дел сле­ду­ет ис­кать в су­ще­ству­ю­щей нераз­рыв­ной свя­зи “меж­ду по­ли­ти­че­ски­ми и эко­но­ми­че­ски­ми тра­ек­то­ри­я­ми За­па­да в тот пе­ри­од, воз рож­де­ни­ем нео­ли­бе­раль­ной эко­но­ми­че­ской тео­рии и по­ли­ти­ки и по­сле­ду­ю­щей кон чи­ной де­мо­кра­ти­че­ских ин­сти­ту­тов... Де­мо­кра­тии пре­вра­ти­лись с ис­поль­зо­ва­ни­ем раз но­об­раз­ных спо­со­бов и ре­сур­сов в оли­гар­хию и пар­то­кра­тию, слу­жа­щие ис­клю­чи­тель­но уз­кой, экс­клю­зив­ной эко­но­ми­че­ской эли­те. Эта си­ла ис­поль­зу­ет­ся для уси­ле­ния и уве ли­че­ния кон­цен­тра­ции бо­гат­ства и вла­сти. [...] Рост нео­ли­бе­ра­лиз­ма в по­след­ние де­ся ти­ле­тия – за­хват по­ли­ти­че­ской, фи­нан­со­вой и кор­по­ра­тив­ной вла­сти за счет кор­руп ции, до­ступ к ре­гу­ли­ро­ва­нию и в край­нем слу­чае за­хват го­су­дар­ства... пред­став­ля­ют со­бой фун­да­мен­таль­ную угро­зу бу­ду­ще­му де­мо­кра­тии” [5, с. 13–14, 20].

Вы­ход из по­ло­же­ния, ко­то­рое ныне про­яв­ля­ет­ся в гло­баль­ном из­ме­ре­нии в рам ках идео­ло­гии нео­ли­бе­ра­лиз­ма, бла­го­да­ря че­му име­ет ме­сто уве­ли­че­ние кон­цен­тра ции бо­гат­ства и вла­сти с угро­зой фор­ми­ро­ва­ния уже в неда­ле­ком бу­ду­щем так на­зы ва­е­мо­го “но­во­го сред­не­ве­ко­вья”, Г. Джей­кобс ви­дит в том, что­бы по но­во­му ре­шить про­бле­му от­но­ше­ний меж­ду эко­но­ми­че­ской и по­ли­ти­че­ской вла­стью пу­тем раз­ра бот­ки и ре­а­ли­за­ции со­ци­аль­ной тео­рии, со­глас­но ко­то­рой при­зна­ет­ся “тот факт, что все фор­мы вла­сти – эко­но­ми­че­ская, во­ен­ная, по­ли­ти­че­ская, тех­но­ло­ги­че­ская, об­ра зо­ва­тель­ная и культурная – вза­и­мо­свя­за­ны и вза­и­мо­за­ме­ня­е­мы” [5, с. 21], а зна­чит, по на­ше­му мне­нию, долж­ны быть рав­но­прав­ны­ми. В ре­аль­но­сти же “в ми­ре наи­бо лее ост­ро сто­я­ли три те­мы: рын­ки ра­бо­та­ют со­всем не так, как долж­ны, по­это­му они с оче­вид­но­стью не яв­ля­ют­ся ни эф­фек­тив­ны­ми, ни ста­биль­ны­ми, по­ли­ти­че­ская си сте­ма не ис­прав­ля­ет ошиб­ки рын­ка, а эко­но­ми­че­ская и по­ли­ти­че­ская си­сте­мы в со во­куп­но­сти но­сят фун­да­мен­таль­но неспра­вед­ли­вый ха­рак­тер” [6, с. 36].

Ука­зан­ные по­след­ствия из­ме­не­ний эко­но­ми­че­ско­го и по­ли­ти­че­ско­го вза­и­мо дей­ствия в гло­баль­ном из­ме­ре­нии ино­гда вос­при­ни­ма­ют­ся как две от­дель­ные сфе ры де­я­тель­но­сти, но вме­сте с тем, как бы­ло по­ка­за­но для усло­вий Укра­и­ны [7], они не яв­ля­ют­ся та­ко­вы­ми, по­сколь­ку по­ли­ти­че­ская власть в транс­фор­ма­ци­он­ном пе ри­о­де ис­поль­зо­ва­ла это для по­лу­че­ния эко­но­ми­че­ской вла­сти, и на­обо­рот. Сле­до ва­тель­но, транс­фор­ма­ция по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской вла­сти в Укра­ине про ис­хо­ди­ла со­глас­но идео­ло­гии нео­ли­бе­ра­лиз­ма, что при­ве­ло к фор­ми­ро­ва­нию оли гар­ха­та, по­яв­ле­нию воз­мож­но­сти за­щи­тить ко­рыст­ные ин­те­ре­сы пра­вя­ще­го клас­са, со­ци­аль­но­му нера­вен­ству, кор­руп­ции, от­сут­ствию кон­тро­ля над вла­стью и ря­ду дру­гих нега­тив­ных по­след­ствий до­ми­ни­ру­ю­щей идео­ло­гии нео­ли­бе­ра­лиз­ма в транс фор­ма­ци­он­ных из­ме­не­ни­ях как эко­но­ми­ки, так и об­ще­ства. Не­га­тив­ные по­след ствия про­яви­лись в ре­зуль­та­те транс­фор­ма­ци­он­ных из­ме­не­ний, ко­то­рые, ка­за­лось, от­кры­ли “ок­но воз­мож­но­стей”.

С по­зи­ций по­ли­ти­че­ской фи­ло­со­фии ХХ в. фор­ми­ро­ва­ние ры­ноч­ной сре­ды на са­мом де­ле бы­ло ма­ло­ре­а­ли­стич­ным, по­сколь­ку “рын­ки са­ми по се­бе, да­же то­гда, ко­гда они ста­биль­ны, ча­сто при­во­дят к вы­со­ким по­ка­за­те­лям нера­вен­ства, что на вы­хо­де озна­ча­ет неспра­вед­ли­вость... Для лич­но­сти не­ве­ро­ят­но важ­но чув­ство спра вед­ли­во­сти. Ощу­ще­ние эко­но­ми­че­ской и по­ли­ти­че­ской неспра­вед­ли­во­сти раз­жи га­ет про­тестное дви­же­ние по все­му ми­ру, чем бы оно ни бы­ло” [6, с. 38–39], что, соб­ствен­но, ста­ло ха­рак­тер­ным и для Укра­и­ны, по­сколь­ку “со­ци­аль­ное и эко­но ми­че­ское нера­вен­ство, на­при­мер, в бо­гат­стве и вла­сти, спра­вед­ли­во, ес­ли толь­ко оно ве­дет к ком­пен­си­ру­ю­щим пре­иму­ще­ствам для каж­до­го че­ло­ве­ка и, в част­но сти, для ме­нее пре­успе­ва­ю­щих чле­нов об­ще­ства... труд­но­сти для неко­то­рых лю­дей ком­пен­си­ру­ют­ся боль­ши­ми бла­га­ми об­ще­ства в це­лом. То, что не­ко­то­рые долж­ны иметь мень­ше, что­бы осталь­ные про­цве­та­ли, мо­жет быть, и ра­ци­о­наль­но, но не спра­вед­ли­во,.. раз­де­ле­ние пре­иму­ществ долж­но быть та­ким, что­бы вы­звать же­ла ние к со­труд­ни­че­ству у каж­до­го, вклю­чая тех, чье по­ло­же­ние ни­же.., ожи­дать со труд­ни­че­ства со сто­ро­ны дру­гих, ко­гда некая ра­бо­та­ю­щая схе­ма яв­ля­ет­ся необ­хо ди­мым усло­ви­ем бла­го­со­сто­я­ния всех” [8, с. 28–29]. Итак, в Укра­ине со­от­но­ше­ние благ меж­ду от­дель­ны­ми груп­па­ми лю­дей, со­глас­но при­ве­ден­ным кри­те­ри­ям, не толь­ко неспра­вед­ли­вое, но и нера­ци­о­наль­ное. Вы­ход из та­кой си­ту­а­ции и до­сти же­ние прин­ци­пов меж­груп­по­во­го со­труд­ни­че­ства для бла­го­со­сто­я­ния всех долж ны прой­ти че­рез раз­ви­тие кон­ку­рент­ных от­но­ше­ний на ос­но­ве рав­но­пра­вия субъ­ек тов, по­сколь­ку “де­мо­кра­тия в ко­неч­ном сче­те за­клю­ча­ет­ся в спо­соб­но­сти про­ти во­сто­ять вла­сти (си­ле), про­ис­хож­де­нию, бо­гат­ству и лич­но­му вли­я­нию вла­сти масс, вла­сти ко­ли­че­ства – ко­ли­че­ства граж­дан, ка­ки­ми бы они ни бы­ли” [9, с. 401]. А это

озна­ча­ет, что, со­глас­но идее Алин­ско­го, “при­шло вре­мя для по­ли­ти­ков и дру­гих ли­де­ров сде­лать сле­ду­ю­щий шаг и на­чать ви­деть в из­би­ра­те­лях жи­те­лей и граж­дан ских твор­цов этих из­ме­не­ний. По­ли­тик дол­жен рас­смат­ри­вать свою ра­бо­ту как ра бо­ту ор­га­ни­за­то­ра, ча­стич­но учи­те­ля и со­вет­ни­ка, ко­то­рый не дол­жен пре­не­бре жи­тель­но от­зы­вать­ся об из­би­ра­те­лях, но учить их ви­деть ре­аль­ный вы­бор из то­го, что им до­ступ­но” [9, с. 424]. А это воз­мож­но при усло­вии рав­но­прав­ных от­но­ше ний меж­ду из­би­ра­те­ля­ми и го­су­дар­ством, ко­то­рое оли­це­тво­ря­ет по­ли­ти­ку тех, кто при вла­сти, или тех, кто бо­рет­ся за власть, и биз­не­сом, ко­то­рый то­же име­ет свою сфе­ру вли­я­ния как на из­би­ра­те­ля, так и на упо­мя­ну­тых по­ли­ти­ков. При этом мы долж­ны учи­ты­вать, что гла­за­ми про­те­сту­ю­щих, а та­ких по все­му ми­ру нема­ло, “ка пи­та­лизм ви­дит­ся про­валь­ным в сво­их обе­ща­ни­ях бла­го­по­лу­чия, но до­ста­точ­но про дук­тив­ным в со­зда­нии нега­тив­ных по­боч­ных эф­фек­тов – нера­вен­ства (что но­сит гло­баль­ный ха­рак­тер, в том чис­ле и в раз­ви­тых стра­нах. – Г.В.М.), за­гряз­не­ния ок ру­жа­ю­щей сре­ды, вы­со­ко­го уров­ня без­ра­бо­ти­цы и, что са­мое важ­ное, де­гра­да­ции цен­но­стей, ко­гда все мо­жет быть умест­ным и ни­что не кон­тро­ли­ру­ет­ся” [6, с. 44].

Особенности вза­и­мо­свя­зи транс­фор­ма­ций в по­ли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских сфе рах в Укра­ине ха­рак­те­ри­зу­ют­ся тем, что в первую оче­редь оста­ют­ся нере­шен­ны­ми про ти­во­ре­чия меж­ду мен­та­ли­те­том и спо­со­бом вы­жи­ва­ния в усло­ви­ях, ко­гда су­ще­ству­ют по­сто­ян­ная борь­ба за власть, кон­троль над вла­стью со сто­ро­ны как ка­пи­та­ла, так и по­ли­ти­че­ских ин­сти­ту­тов, пред­став­ля­ю­щих ин­те­ре­сы субъ­ек­тов го­ло­со­ва­ния, при углуб­ле­нии меж­ду ни­ми нера­вен­ства и огра­ни­че­нии их воз­мож­но­стей, преж­де все­го, для раз­ви­тия лич­но­сти на фоне непре­кра­ща­ю­щих­ся по­ли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских кри­зи­сов и неста­биль­но­сти, ко­то­рые все боль­ше по­гру­жа­ют Укра­и­ну в дол­го­вые обя за­тель­ства. Нера­вен­ство усло­вий для лю­дей и биз­не­са – при­знак за­кры­то­го, а не от кры­то­го “ок­на воз­мож­но­стей”, что, соб­ствен­но, так­же яв­ля­ет­ся свое­об­раз­ной ха­рак те­ри­сти­кой нео­ли­бе­раль­ных транс­фор­ма­ций. Идео­ло­гия по­ли­ти­ки нео­ли­бе­ра­лиз­ма (как но­вый для пе­ре­ход­ных об­ществ и экономик прин­цип ре­фор­ми­ро­ва­ния) в усло­ви ях от­сут­ствия ли­бе­раль­ных тра­ди­ций и со­от­вет­ству­ю­щих им ин­сти­ту­тов ве­дет к ори­ен та­ции, с од­ной сто­ро­ны, на ра­ди­ка­ли­за­цию по­ве­де­ния, ко­гда про­яв­ля­ют­ся хит­рость и ко­вар­ство [4], что осо­бен­но ха­рак­тер­но для де­я­тель­но­сти уз­ко­го кру­га эли­ты, а с дру гой – на лич­ность, ко­то­рой свой­стве­нен тра­ди­ци­о­на­лизм взгля­дов ши­ро­ких масс на се­ле­ния. Од­на­ко ис­сле­до­ва­ния Ин­сти­ту­та со­цио­ло­гии НАН Укра­и­ны сви­де­тель­ству ют, что 76–90% опро­шен­ных в раз­ные го­ды за пе­ри­од 1992–2014 гг. от­ме­ча­ли, что мно гое из то­го, во что ве­ри­ли их от­цы, ру­шит­ся на гла­зах; кро­ме то­го, по­чти столь­ко же лю­дей во­об­ще ни во что не ве­рят [10, с. 36]. И это при том, что до­ста­точ­но близ­кий по­ка­за­тель по­лу­чен в об­сле­до­ва­нии, где опро­шен­ное на­се­ле­ние утвер­жда­ет, что боль шин­ство лю­дей спо­соб­но со­лгать, что­бы про­дви­нуть­ся по служ­бе [10, с. 38], а это сви де­тель­ству­ет об их склон­но­сти к оп­пор­ту­ни­сти­че­ско­му по­ве­де­нию. В по­ст­транс­фор ма­ци­он­ном об­ще­стве по­ли­ти­че­ское и эко­но­ми­че­ское нера­вен­ство про­яви­лось еще силь­нее, несмот­ря на рас­ши­ре­ние по­ли­ти­че­ско­го плю­ра­лиз­ма, но угро­за под­ку­па мас штаб­но бед­не­ю­щих субъ­ек­тов го­ло­со­ва­ния ра­ди ре­зуль­та­тов вы­бо­ров по­сто­ян­но фор ми­ру­ет угро­зу невоз­мож­но­сти ми­ни­ми­зи­ро­вать как по­ли­ти­че­ское, так и эко­но­ми­че ское нера­вен­ство. По на­ше­му мне­нию, в этом за­клю­ча­ет­ся от­вет на во­прос, по­че­му воз­ник­ли и про­дол­жа­ют дей­ство­вать не ин­клю­зив­ные, а экс­трак­тив­ные ин­сти­ту­ты, с нега­тив­ны­ми по­след­стви­я­ми для эко­но­ми­ки и об­ще­ства, ведь имен­но эти учре­жде­ния име­ют зна­че­ние для эко­но­ми­че­ско­го ро­ста. В Укра­ине на­блю­да­ет­ся борь­ба меж­ду кол лек­ти­виз­мом про­шло­го и со­вре­мен­ной ин­ди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ван­ной ак­тив­но­стью, со склон­но­стью к оп­пор­ту­ни­сти­че­ско­му по­ве­де­нию. Эта глу­бо­кая про­ти­во­ре­чи­вость об услов­ле­на ис­то­ри­че­ски, что, соб­ствен­но, про­яви­лось в вы­со­ком уровне со­ци­аль­но­го

во­пло­ще­ния в экс­трак­тив­ных ин­сти­ту­тах. Та­ким об­ра­зом, с од­ной сто­ро­ны, пе­ред об­ще­ством, ко­то­рое на су­ще­ству­ю­щих прин­ци­пах че­рез тра­ди­ции, обы­чаи, куль­ту­ру, ре­ли­ги­оз­ную ори­ен­та­цию и со­ци­аль­ное ис­це­ле­ние вли­я­ет на про­цес­сы транс­фор­ма ций, а с дру­гой – пе­ред го­су­дар­ством вста­ют за­да­чи гар­мо­ни­за­ции де­я­тель­но­сти го су­дар­ствен­ных ин­сти­ту­тов, цер­ков­ных ор­га­ни­за­ций, пар­тий и дви­же­ний, что­бы укра­ин­ский на­род в лич­ных от­но­ше­ни­ях не утра­тил та­кие ка­че­ства, как вза­и­мо­по ни­ма­ние, вза­и­мо­по­мощь и от­кры­тость, по­сколь­ку некон­тро­ли­ру­е­мые рын­ки по сво­им ре­зуль­та­там раз­ру­ши­тель­ны, по­то­му что, как от­ме­ча­ет Дж. Стиг­лиц, не име­ют нрав ствен­но­го фун­да­мен­та. В то же вре­мя че­ло­век дол­жен оста­вать­ся мо­раль­но удо­вле­тво рен­ным, со­хра­няя, та­ким об­ра­зом, со­вре­мен­ное ци­ви­ли­зо­ван­ное со­об­ще­ство, где до ми­ни­ру­ют принципы де­мо­кра­ти­че­ско­го ка­пи­та­лиз­ма с ши­ро­ким пред­ста­ви­тель­ством на­се­ле­ния и его яв­ной, а не фор­маль­ной воз­мож­но­стью вли­ять на про­цесс при­ня­тия ре­ше­ний в сфе­ре эко­но­ми­ки пу­тем уча­стия в де­мо­кра­ти­че­ски ор­га­ни­зо­ван­ных вы бо­рах без их кор­по­ра­тив­но­го и ад­ми­ни­стра­тив­но­го кон­тро­ля уз­ким кру­гом но­вой эли­ты. Это, соб­ствен­но, со­здаст усло­вия для по­сле­до­ва­тель­но­го от­хо­да от экс­трак тив­ных ин­сти­ту­тов и пе­ре­хо­да к ин­клю­зив­ным. Дан­ный во­прос оста­ет­ся на се­го­дня про­блем­ным. Так, про­ве­ден­ные в 2016 г. Ин­сти­ту­том со­цио­ло­гии НАН Укра­и­ны об сле­до­ва­ния под­твер­жда­ют, что сре­ди наи­бо­лее вли­я­тель­ных со­ци­аль­ных групп, иг ра­ю­щих зна­чи­тель­ную роль в жиз­ни граж­дан­ско­го об­ще­ства, – пред­при­ни­ма­те­ли, биз­не­сме­ны, ли­де­ры по­ли­ти­че­ских пар­тий, а так­же ма­фия и пре­ступ­ни­ки. К ним по сте­пе­ни вли­я­ния при­бли­жа­ют­ся слу­жа­щие гос­ап­па­ра­та (чи­нов­ни­ки). Дру­гие со­ци аль­ные груп­пы су­ще­ствен­но от­ста­ют (воз­мож­но, кро­ме ра­бо­чих, ко­то­рые сла­бо­ор­га ни­зо­ва­ны), а ак­тив­но фор­ми­ру­ю­щий­ся пре­ка­ри­ат во­об­ще по­ка оста­ет­ся вне ин­те­ре сов го­су­дар­ства и част­но­го биз­не­са, где пе­ри­о­ди­че­ски ра­бо­та­ет эта часть на­се­ле­ния. Имен­но по­это­му, по­сле при­зна­ния еще в 2005–2006 гг. ми­ро­вым со­об­ще­ством Украи ны стра­ной с ры­ноч­ной эко­но­ми­кой, вме­сто до­сти­же­ния ин­сти­ту­ци­о­наль­ной об услов­лен­но­сти, вли­я­ю­щей на эко­но­ми­че­ский рост на ос­но­ве обес­пе­че­ния мо­дер­ни за­ци­он­ных про­цес­сов в эко­но­ми­ке и об­ще­стве, круп­ный укра­ин­ский ка­пи­тал, при уча­стии бю­ро­кра­тии, осу­ще­ствил пе­ре­рас­пре­де­ле­ние соб­ствен­но­сти в свою поль­зу, сфор­ми­ро­вав оли­гар­хат. В ко­неч­ном ито­ге это по­ро­ди­ло глу­бо­кий по­ли­ти­че­ский кон фликт с че­ло­ве­че­ски­ми жерт­ва­ми и ак­ту­а­ли­зи­ро­ва­ло стремление к ре­а­ли­за­ции по­ли ти­ки де­при­ва­ти­за­ции вла­сти круп­ным ка­пи­та­лом.

Кро­ме то­го, важ­но, что­бы на этом пу­ти бы­ли пре­одо­ле­ны про­ти­во­ре­чия меж­ду эко­но­ми­кой и по­ли­ти­кой, что тре­бу­ет, преж­де все­го, от­хо­да от по­ли­ти­че­ско­го цик ла в эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ке, ведь клю­че­вая за­да­ча ре­форм по от­де­ле­нию влия ния по­ли­ти­ки на де­я­тель­ность пред­при­я­тий так и не вы­пол­не­на, хо­тя она и бы­ла од­ной из ос­нов­ных идео­ло­гем ре­фор­ми­ро­ва­ния. В ре­а­ли­ях про­цесс при­об­рел дру гую фор­му, из­ме­нив от­дель­ные со­став­ля­ю­щие со­дер­жа­ния идео­ло­гии. К ска­зан­но му сле­ду­ет до­ба­вить, что при раз­ба­лан­си­ро­ван­ных го­су­дар­ствен­ных фи­нан­сах и вы­со­ком уровне за­ви­си­мо­сти от внеш­них за­им­ство­ва­ний в Укра­ине как в по­ли­ти чес­ком, так и в эко­но­ми­че­ском смыс­ле уси­ли­лось вли­я­ние внеш­не­го управ­ле­ния, вы­рос­ла внеш­няя за­дол­жен­ность и сни­зи­лась роль де­мо­кра­ти­че­ских про­це­дур вы бо­ров. На­се­ле­ние в сло­жив­ших­ся усло­ви­ях прак­ти­че­ски не име­ет воз­мож­но­сти с по­мо­щью го­ло­со­ва­ния про­ти­во­сто­ять вли­я­нию, в том чис­ле и эк­зо­ген­но­му, на­де ясь при этом, что в даль­ней­шем воз­мо­жен эко­но­ми­че­ский рост, ко­то­рый поз­во­лит сгла­дить про­ти­во­ре­чия в сфе­ре эко­но­ми­ки и по­ли­ти­ки. В про­тив­ном слу­чае впе­ре ди нас ждет рас­про­стра­не­ние мас­со­вой бед­но­сти. В Укра­ине за по­след­ние три го­да, по­сле су­ще­ствен­но­го па­де­ния эко­но­ми­ки и ре­а­ли­за­ции по­ли­ти­ки жест­кой эко­но мии, 51,1% на­се­ле­ния, по ито­гам 2016 г., име­ли уро­вень до­хо­дов ни­же про­жи­точ

но­го ми­ни­му­ма. В до­пол­не­ние необ­хо­ди­мо от­ме­тить, что воз­мож­но­сти пре­одо­ле ния ука­зан­ной де­струк­ции в до­хо­дах укра­ин­цев очень огра­ни­че­ны, по­сколь­ку та кая тенденция яв­ля­ет­ся ло­ги­че­ской по­сле­до­ва­тель­но­стью со­от­вет­ству­ю­щих про цес­сов. Ес­ли все и даль­ше бу­дет так про­ис­хо­дить, то че­рез 20 лет мир ста­нет еще бо­лее неспра­вед­ли­вым, бу­дут фор­ми­ро­вать­ся ми­ры мил­ли­ар­дов бед­ня­ков, что ста нет ха­рак­тер­ным при­зна­ком “но­во­го сред­не­ве­ко­вья”, по­сколь­ку те, кто име­ет иму ще­ство или ка­пи­тал, бу­дут бо­га­теть на­мно­го быст­рее тех, кто та­ко­го иму­ще­ства не име­ет [11]. С уче­том ска­зан­но­го, вы­со­ка ве­ро­ят­ность про­яв­ле­ния так на­зы­ва­е­мо­го “де­мо­кра­ти­че­ско­го са­мо­вы­ра­же­ния” – пу­тем не вы­бо­ров, а обостре­ния, ко­то­рое мо­жет закончиться, с од­ной сто­ро­ны, улич­ны­ми про­ти­во­сто­я­ни­я­ми, а с дру­гой – мас­со­вой ми­гра­ци­ей из стра­ны, ко­то­рая уже сей­час до­стиг­ла сверх­кри­ти­че­ских мас­шта­бов, ведь биз­нес мас­со­во стал­ки­ва­ет­ся с кад­ро­вой про­бле­мой.

Ис­то­ри­че­ский опыт транс­фор­ма­ций го­су­дар­ства и его по­ли­ти­ки сви­де­тель­ству ет, что ре­аль­ная си­ла го­су­дар­ства как наи­бо­лее раз­ви­то­го об­ще­ствен­но­го ин­сти­ту­та за­ви­сит в первую оче­редь от то­го, на­сколь­ко адек­ват­но оно от­ра­жа­ет гос­под­ствую щие об­ще­ствен­ные идеи и при­о­ри­те­ты и ка­ко­ва под­держ­ка по­ли­ти­че­ских сил. Вме сте с тем об­ще­ству нуж­на цен­ност­но нор­ма­тив­ная ле­ги­ти­ма­ция, с ко­то­рой в Ук­ра ине не все в по­ряд­ке: «В цен­ност­но нор­ма­тив­ном из­ме­ре­нии на­ша стра­на ока­за лась на чет­вер­той с по­ло­ви­ной ста­дии раз­ви­тия мо­раль­но­го со­зна­ния (по Л. Коль­бер­гу). На этой ста­дии су­ще­ству­ют опре­де­лен­ные рис­ки ре­грес­са от­но­си тель­но кон­вен­ци­он­ной сте­пе­ни (тре­тья сте­пень по Коль­бер­гу), то есть род­ствен­но го эт­но­са, ко­то­рый в от­но­ше­нии об­ще­ства дей­ству­ет на­по­до­бие эт­но­са ма­фи­оз­ных груп­пи­ро­вок или до­кон­вен­ци­он­ной ста­дии раз­ви­тия мо­раль­но­го со­зна­ния, пре дель­ным про­яв­ле­ни­ем че­го яв­ля­ет­ся мак­си­ма “око за око, зуб за зуб”» [12, с. 10]. Мож­но утвер­ждать, что пе­ре­ход от это­го цен­ност­но нор­ма­тив­но­го со­сто­я­ния к бо­лее про­грес­сив­но­му в Укра­ине свя­зы­ва­ют с раз­ви­ти­ем диа­ло­ги­че­ско­го ти­па от вет­ствен­но­сти, “ис­ход­ным пунк­том ко­то­рой яв­ля­ют­ся эт­нос вза­им­но­сти зре­лых лиц и ре­гу­ля­тор­ный прин­цип спра­вед­ли­во­сти. Этот тип пред­по­ла­га­ет об­щую от­вет­ствен ность, ко­гда ре­ше­ния при­ни­ма­ют­ся вме­сте со все­ми участ­ни­ка­ми на ос­но­ве оп­ре де­лен­ных про­це­дур, преду­смат­ри­ва­ю­щих диа­ло­ги­че­ское со­гла­со­ва­ние ин­те­ре­сов и во­лю к род­ствен­но­му кон­сен­су­су. На­де­ем­ся, что власть (то есть го­су­дар­ство. – Г.В.М.) взя­ла на се­бя от­вет­ствен­ность, стре­мясь по­стро­ить де­мо­кра­ти­че­ские ин сти­ту­ты, ори­ен­ти­ро­ван­ные на уча­стие граж­дан в при­ня­тии ре­ше­ний” [12, с. 15– 16]. Вме­сте с тем скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что в ре­аль­ной по­ли­ти­ке власть взя­ла курс на внед­ре­ние диа­ло­ги­че­ской мо­де­ли от­вет­ствен­но­сти [12, с. 18]. Од­на­ко то­гда воз­ни­ка­ет во­прос, что же мо­жет дать на­деж­ду на по­стро­е­ние та­кой мо­де­ли? От­вет та­ков: при ее от­сут­ствии в укра­ин­ском об­ще­стве про­изой­дут про­цес­сы, ко­то­рые не да­дут но­вых шан­сов на бу­ду­щее из за рис­ка ре­грес­са, а зна­чит, бу­дут су­ще­ство­вать угро­зы в це­лом на­се­ле­нию и от­дель­ным лю­дям. А по­то­му “по­ка со­про­тив­ле­ние не бы­тию (Nein zum Nichtsein) – и преж­де все­го небы­тию че­ло­ве­ка – яв­ля­ет­ся тем пер­вым ша­гом, бла­го­да­ря ко­то­ро­му эти­ка в си­ту­а­ции угро­зы бу­ду­ще­му долж­на по буж­дать кол­лек­тив­ное дей­ствие к утвер­ди­тель­но­му от­ве­ту бы­тию (Ja zum Sein), ко­то­рый ста­но­вит­ся обя­зан­но­стью че­ло­ве­ка по всей со­во­куп­но­сти ве­щей” [13, с. 211]. И это да­ет на­деж­ду, по­сколь­ку “па­ра­докс на­шей си­ту­а­ции за­клю­ча­ет­ся в том, что мы долж­ны прий­ти от дро­жи к по­те­рян­но­му бла­го­го­ве­нию и, на­чав с от ри­ца­тель­но­го, за­но­во до­стичь во­об­ра­жа­е­мой на­ми по­зи­тив­но­сти” [13, с. 340].

В Укра­ине в хо­де осу­ществ­ле­ния ре­форм го­су­дар­ство слиш­ком ди­стан­ци­ро­ва лось от об­ще­ствен­ных про­цес­сов, что при­ве­ло к по­те­ре ос­нов­ных за­щит­ных и си­сте мо­об­ра­зу­ю­щих функ­ций его слу­же­ния об­ще­ству. При­чи­на за­клю­ча­ет­ся в том, что,

со­глас­но так на­зы­ва­е­мой но­вой ин­сти­ту­ци­о­наль­ной эко­но­ми­ке В. Уи­льям­со­на, как и ин­сти­ту­ци­о­на­ли­стов дру­гих на­прав­ле­ний, при­зна­ю­щих нефор­маль­ные ин­сти­ту­ты выс­ше­го уров­ня, где до­ми­ни­ру­ют ис­то­ри­че­ские, мен­таль­ные, куль­тур­ные, ре­ли­ги озные де­тер­ми­нан­ты, кто или что ме­ня­ют­ся во вре­ме­ни очень мед­лен­но, то есть до­ста­точ­но инерт­ны, то­гда как ин­сти­ту­ци­о­наль­ная со­став­ля­ю­щая уров­ня го­су­дар ства долж­на ме­нять­ся как мож­но быст­рее. Го­су­дар­ство вы­сту­пи­ло ини­ци­а­то­ром как эко­но­ми­че­ских ре­форм, так и из­ме­не­ния об­ще­ствен­но эко­но­ми­че­ско­го устрой­ства, по­это­му имен­но оно в первую оче­редь несет от­вет­ствен­ность за по­ло­же­ние дел и их ре­зуль­та­ты. С уче­том то­го, что ны­неш­ние го­су­дар­ствен­ные ин­сти­ту­ты и власть в це лом име­ют низ­кий уро­вень до­ве­рия в об­ще­стве [14], ста­но­вит­ся по­нят­ным, что без тес­но­го со­труд­ни­че­ства го­су­дар­ства с ор­га­ни­за­ци­я­ми граж­дан­ско­го об­ще­ства (че­рез фор­ми­ро­ва­ние со­ци­аль­ных ин­сти­ту­тов с ис­поль­зо­ва­ни­ем тех­но­ло­гий со­ци­аль­но­го про­гно­зи­ро­ва­ния) успеш­ное ре­фор­ми­ро­ва­ние оте­че­ствен­ной эко­но­ми­ки и ак­тив­ная эко­но­ми­че­ская по­ли­ти­ка ес­ли и воз­мож­ны, то толь­ко бла­го­да­ря слиш­ком мед­лен но­му про­дви­же­нию впе­ред, да еще и под дав­ле­ни­ем внеш­них фак­то­ров. При этом сле­ду­ет учи­ты­вать, что успех вли­я­ния та­ких фак­то­ров, по опы­ту по­след­них бо­лее чем 25 лет, со­мни­те­лен, по­сколь­ку мак­си­маль­ный по­тен­ци­ал раз­ви­тия, за­ло­жен­ный в по­тен­ци­ал на­ции, дол­жен быть ис­поль­зо­ван. Вот по­че­му в Укра­ине сле­ду­ет ак­ту­а­ли зи­ро­вать принципы “раз­ви­ва­ю­ще­го про­тек­ци­о­низ­ма” в со­от­вет­ствии с на­ци­о­наль­ны ми эко­но­ми­че­ски­ми ин­те­ре­са­ми. По­след­ние на­хо­дят­ся под се­рьез­ным эк­зо­ген­ным дав­ле­ни­ем, по­сколь­ку в усло­ви­ях но­вой ре­аль­но­сти, то есть ны­неш­не­го гло­ба­ли­зи ро­ван­но­го ми­ра, транс­на­ци­о­на­ли­зи­ро­ван­ный ка­пи­тал яв­ля­ет­ся мак­ро­ре­гу­ли­ро­ван ным. И бла­го­да­ря это­му он по вли­я­нию силь­нее на­ци­о­наль­ных го­су­дарств, за­ви­ся щих от внеш­не­го вли­я­ния кре­ди­то­ров, ко­то­рые предо­став­ля­ют им зай­мы. В со­от­вет ствии с прак­ти­кой предо­став­ле­ния зай­мов и гран­тов, раз­ви­тие от­но­ше­ний и обес­пе­че­ние раз­ных до­пол­ни­тель­ных прав все боль­ше свя­зы­ва­ют с вы­пол­не­ни­ем опре­де­лен­ных пред­ва­ри­тель­ных усло­вий. На­при­мер, от Укра­и­ны тре­бу­ют снять огра ни­че­ния на вы­воз ле­са круг­ля­ка в об­мен на фи­нан­со­вую по­мощь со сто­ро­ны от­дель ных стран ЕС. Тем вре­ме­нем мно­го из­ме­не­ний бы­ло на­вя­за­но этим же стра­нам, что со­от­вет­ство­ва­ло дол­го­сроч­ным ин­те­ре­сам уже дру­гих го­су­дарств [15, с. 9]. Пре­одо леть ука­зан­ную эк­зо­ген­ную за­ви­си­мость, огра­ни­чи­ва­ю­щую на­ци­о­наль­ный су­ве­ре ни­тет, невоз­мож­но без на­ци­о­наль­но­го про­тек­ци­о­низ­ма, при ко­то­ром в ка­че­стве ос­но вы рав­но­пра­вия вза­и­мо­дей­ству­ют ры­ноч­ные си­лы биз­не­са и го­су­дар­ства, ко­то­рое пред­опре­де­ля­ет де­я­тель­ность ин­сти­ту­тов, фор­ми­руя ры­ноч­ные си­лы и опи­ра­ясь на со­ци­аль­ные нор­мы, от­ста­и­ва­е­мые субъ­ек­та­ми го­ло­со­ва­ния.

В ры­ноч­ной эко­но­ми­ке эко­но­ми­че­ская де­я­тель­ность ор­га­ни­зо­вы­ва­ет­ся, с од ной сто­ро­ны, ин­сти­ту­ци­о­на­ли­зи­ро­ван­ным пу­тем со­глас­но за­ко­нам рын­ка, а с дру гой – неры­ноч­ны­ми ме­то­да­ми по предо­став­ле­нию на­се­ле­нию кол­лек­тив­ных благ на ос­но­ве льгот­но­го или бес­плат­но­го удо­вле­тво­ре­ния го­су­дар­ством ин­ди­ви­ду­аль ных и кол­лек­тив­ных по­треб­но­стей. По­сле­май­дан­ные про­цес­сы пре­об­ра­зо­ва­ний в по­ли­ти­ке и эко­но­ми­ке Укра­и­ны по­ста­ви­ли на по­вест­ку дня во­прос о рас­ши­ре­нии сфе­ры вли­я­ния ры­ноч­ных от­но­ше­ний, в том чис­ле и на часть со­ци­аль­но зна­чи­мых усло­вий в от­рас­лях об­ра­зо­ва­ния и здра­во­охра­не­ния. Не­учтен­ные по­след­ствия воз мож­ных из­ме­не­ний в этих сфе­рах, по на­ше­му мне­нию, бу­дут углуб­лять и так уже су­ще­ству­ю­щее в Укра­ине нера­вен­ство, по­сколь­ку ры­ноч­ные воз­мож­но­сти по удов ле­тво­ре­нию по­треб­но­стей в со­ци­аль­но зна­чи­мых сфе­рах смо­гут ре­а­ли­зо­вать толь ко те, кто уже осу­ществ­ля­ет ры­ноч­ную де­я­тель­ность и по­лу­ча­ет со­от­вет­ству­ю­щие до­хо­ды, а это мень­шая часть на­се­ле­ния. Осталь­ные и даль­ше бу­дут за пре­де­ла­ми необ­хо­ди­мой со­ци­аль­ной до­ступ­но­сти и по­пол­нят ря­ды тех, кто оста­нет­ся без со

ци­аль­ной за­щи­ты, а по­то­му ли­бо по­ки­нет стра­ну, ли­бо мар­ги­на­ли­зи­ру­ет­ся, имея, к то­му же, в це­лом па­тер­на­лист­ские на­стро­е­ния.

Роль ин­сти­ту­тов, дей­ству­ю­щих вне ры­ноч­ных прин­ци­пов, в жиз­ни ор­га­ни зо­ван­но­го об­ще­ства ис­клю­чи­тель­но ве­ли­ка. На фоне это­го по­стро­е­ны мно­го­чис лен­ные тео­рии об­ще­ствен­но­го раз­ви­тия, преж­де все­го по­ли­ти­че­ской на­прав­лен но­сти. В ос­нов­ном ин­сти­тут вос­при­ни­ма­ет­ся как со­во­куп­ность фор­маль­ных (за фик­си­ро­ван­ных юри­ди­че­ски), нефор­маль­ных (за­фик­си­ро­ван­ных в по­все­днев­ном пра­ве, то есть в обы­ча­ях и тра­ди­ци­ях) и спон­тан­но опре­де­лен­ных гра­ниц, струк ту­ри­ру­ю­щих вза­и­мо­дей­ствие ин­ди­ви­дов в эко­но­ми­че­ской, по­ли­ти­че­ской и со ци­аль­ной жиз­ни. Тем не ме­нее, в чи­сто эко­но­ми­че­ских ас­пек­тах вза­и­мо­дей­ствия меж­ду ин­сти­ту­ци­о­наль­ны­ми еди­ни­ца­ми есть боль­шая до­ля ра­ци­о­наль­но­сти. В по­след­ние го­ды на­би­ра­ет си­лы но­вый ин­сти­ту­ци­о­на­лизм – как на За­па­де, так и

на Во­сто­ке. Ме­то­до­ло­ги­че­ски он от­тал­ки­ва­ет­ся от ана­ли­за ин­ди­ви­ду­аль­ных взг­ля" дов лю­дей, а пра­во­вые, ор­га­ни­за­ци­он­ные и дру­гие от­но­ше­ния рас­смат­ри­ва­ет как след" ствие непо­сред­ствен­но­го вза­и­мо­дей­ствия ин­ди­ви­дов [16]. Ин­сти­ту­ци­о­наль­ные кри те­рии ба­зи­ру­ют­ся на уче­те кон­крет­ных ис­то­ри­че­ских усло­вий той или иной стра ны, пре­ем­ствен­но­сти тра­ди­ций, идей, ду­хов­но­го ми­ра на­се­ле­ния, си­сте­мы цен­ност­ных пред­став­ле­ний. Од­на­ко эти кри­те­рии не сво­дят­ся к чи­сто пси­хо­ло ги­че­ским при­зна­кам, а по­стро­е­ны на вза­и­мо­дей­ствии меж­ду от­дель­ны­ми эле­мен" та­ми, что по­рож­да­ет опре­де­лен­ную це­лост­ность эко­но­ми­че­ской и об­ще­ствен­ной си­стем в це­лом и при этом име­ет су­ще­ствен­ную по­ли­ти­че­скую под­держ­ку, в том

чис­ле и в на­прав­ле­нии рас­ши­ре­ния вли­я­ния вла­сти рын­ка. Ес­ли ска­зан­ное ре­а­ли­зу ет­ся в об­ще­стве, то­гда рас­ши­ре­ние вла­сти рын­ка вос­при­ни­ма­ет­ся без внут­ренне го со­про­тив­ле­ния, че­го нель­зя ска­зать о си­ту­а­ции в Укра­ине. На­при­мер, в 2017 г. 54,5% опро­шен­ных счи­та­ли, что круп­ные част­ные пред­при­я­тия це­ле­со­об­раз­но вер­нуть в соб­ствен­ность го­су­дар­ства и во­об­ще их не сто­ит при­ва­ти­зи­ро­вать. А вот 28,6% по­ла­га­ют, что воз­вра­щать го­су­дар­ству при­ва­ти­зи­ро­ван­ные пред­при­я­тия не сле­ду­ет [17]. Соб­ствен­но, та­кие дан­ные сви­де­тель­ству­ют о на­ли­чии в Укра­ине со про­тив­ле­ния рас­ши­ре­нию вла­сти рын­ка. И тем са­мым мы опре­де­лен­ным об­ра зом вы­па­да­ем из гло­баль­ных тен­ден­ций, по­сколь­ку на этой ста­дии раз­ви­тия ры нок все боль­ше за­пол­ня­ет ра­нее недо­ступ­ные для него ни­ши. Вме­сте с тем, по сколь­ку сей­час бла­го­да­ря тех­ни­ке и тех­но­ло­ги­ям раз­ви­ва­ют­ся но­вые, недо­ступ­ные рын­ку ни­ши, то рас­ши­ре­ние его вла­сти в гло­баль­ном из­ме­ре­нии вос­при­ни­ма­ет­ся без внут­рен­не­го со­про­тив­ле­ния. Это озна­ча­ет, что со вре­ме­нем мож­но ожи­дать и пе­ре­хо­да к со­сто­я­нию, в ко­то­рое “во­вле­че­ны го­су­дар­ство, ры­нок и сов­мест­ное про­из­вод­ство за пре­де­ла­ми рын­ка” [18, с. 16]. В та­ком ас­пек­те гло­баль­ных транс фор­ма­ций Укра­и­на по­ка вы­па­да­ет из кон­тек­ста пред­сто­я­щих из­ме­не­ний.

Кон­цеп­ту­аль­но ин­сти­ту­ци­о­на­лизм ис­хо­дит из прин­ци­па це­ле­на­прав­лен­но­го ор­га­ни­за­ци­он­но­го вза­и­мо­дей­ствия, ко­гда ин­ди­ви­ду­аль­ные ин­те­ре­сы лю­дей во вле­че­ны в де­я­тель­ность струк­тур­ных об­ра­зо­ва­ний, а при­над­леж­ность к ним на­де­ля ет лю­дей опре­де­лен­ным ста­ту­сом с со­от­вет­ству­ю­щи­ми пра­ва­ми и обя­зан­но­стя­ми, что яв­ля­ет­ся ба­зой для ре­ше­ния упо­мя­ну­тых диа­лек­ти­че­ских про­ти­во­ре­чий меж­ду лич­но­стью и го­су­дар­ством. Ин­сти­тут вы­сту­па­ет как спо­соб со­гла­со­ва­ния ча­стей и це­ло­го, но та­ким об­ра­зом, что каж­дая часть (груп­па) име­ет чер­ты си­сте­мы и ор­га ни­за­ци­он­ную са­мо­сто­я­тель­ность, не свя­зан­ную с обя­за­тель­ной ад­ми­ни­стра­тив­ной под­чи­нен­но­стью, и обес­пе­чи­ва­ет раз­но­го ро­да де­я­тель­ность: с од­ной сто­ро­ны, об ще­ствен­ную, а с дру­гой – хо­зяй­ствен­ную, и в этом за­клю­ча­ет­ся од­на из клю­че­вых осо­бен­но­стей ре­кон­струк­тив­но­го раз­ви­тия [7], ко­гда про­бле­ма вза­и­мо­свя­зи по­ли ти­че­ско­го и эко­но­ми­че­ско­го долж­на быть ре­ше­на, что­бы пре­одо­леть до­ми­ни­рую

щее вли­я­ние по­ли­ти­че­ско­го цик­ла в эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ке Укра­и­ны, ко­то­рый длит­ся в те­че­ние по­чти все­го пе­ри­о­да не­за­ви­си­мо­сти.

Без та­ко­го ро­да ин­сти­ту­тов на­ци­о­наль­ная эко­но­ми­ка не спо­соб­на к са­мо­раз­ви тию, пе­ре­хо­ду на ста­биль­ную тра­ек­то­рию долгосрочного эко­но­ми­че­ско­го ро­ста на ос­но ве эн­до­ге­ни­за­ции, бла­го­да­ря че­му роль эк­зо­ген­ных фак­то­ров в эко­но­ми­че­ском раз­ви тии, до­ми­ни­ру­ю­щих в на­сто­я­щее вре­мя, бу­дет осла­бе­вать. В пе­ре­ход­ный пе­ри­од пер­во сте­пен­ное зна­че­ние при­об­рел про­цесс со­зда­ния но­во­го со­от­но­ше­ния раз­ных форм соб­ствен­но­сти и ин­сти­ту­ци­о­наль­ной обу­слов­лен­но­сти их дей­ствия. Оче­вид­но, что за им­ство­ван­ные уста­нов­ки в от­но­ше­нии до­ли го­су­дар­ствен­но­го сек­то­ра, кор­по­ра­тив ной, част­ной и ино­стран­ной соб­ствен­но­сти спо­соб­ны лишь ко­пи­ро­вать чу­жой опыт и не все­гда от­ве­ча­ют дей­стви­тель­ным по­треб­но­стям на­ци­о­наль­ной эко­но­ми­ки.

Па­рал­лель­но с пре­об­ра­зо­ва­ни­ем от­но­ше­ний соб­ствен­но­сти на пу­ти от­хо­да от до­ми­ни­ру­ю­щей го­су­дар­ствен­ной к сме­шан­ной фор­ми­ро­ва­лась ин­сти­ту­ци­о­наль­ная си­сте­ма вза­и­мо­дей­ствия раз­ных соб­ствен­ни­ков. Это озна­ча­ет, преж­де все­го, при зна­ние об­щих пра­вил по­ве­де­ния субъ­ек­тов хо­зяй­ство­ва­ния и со­зда­ние го­су­дар­ствен ных и него­су­дар­ствен­ных ин­сти­ту­тов, ко­то­рые обес­пе­чат ры­ноч­ное, то есть на кон ку­рент­ных на­ча­лах, функ­ци­о­ни­ро­ва­ние тех сфер и субъ­ек­тов, ко­то­рые во­вле­че­ны в про­цесс ры­ноч­но­го вза­и­мо­дей­ствия в со­от­вет­ствии с до­го­вор­ны­ми фор­ма­ми их ко­опе­ра­ции на рын­ке. В ре­зуль­та­те это­го долж­на быть ре­ше­на но­вая для нас проб ле­ма фор­ми­ро­ва­ния эф­фек­тив­но­го вла­дель­ца, что­бы по­яви­лась воз­мож­ность пра во­вой за­щи­ты укра­ин­ско­го об­ще­ства от его неэф­фек­тив­ной де­я­тель­но­сти, ча­сто осу­ществ­ля­е­мой во­пре­ки об­ще­ствен­ным ин­те­ре­сам.

В Укра­ине пре­об­ра­зо­ва­ние ад­ми­ни­стра­тив­но ко­манд­ной си­сте­мы про­ис­хо­ди ло на прин­ци­пах ор­то­док­саль­ной нео­ли­бе­раль­ной мо­де­ли, бла­го­да­ря ко­то­рой кор­по" ра­ти­визм, вос­поль­зо­вав­шись вы­со­чай­ши­ми уров­ня­ми осве­дом­лен­но­сти и ис­поль­зо­ва" ния ре­сур­сов, по­лу­чил воз­мож­ность су­ще­ствен­но вли­ять на по­ли­ти­че­ские ре­ше­ния и да­же кон­тро­ли­ро­вать их. Вслед­ствие это­го ре­фор­мы ока­за­лись эко­но­ми­че­ским ро" ман­тиз­мом в плане воз­мож­но­сти по­стро­е­ния эф­фек­тив­ной си­сте­мы об­ще­ствен­но­го и эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия, что углу­би­ло про­ти­во­ре­чия, преж­де все­го, в ча­сти рас про­стра­не­ния нера­вен­ства и бед­но­сти.

Ре­ша­ю­щая роль в эко­но­ми­че­ских пре­об­ра­зо­ва­ни­ях при­над­ле­жит си­сте­ме при ори­те­тов, ко­то­рых ис­пол­ни­тель­ная власть при­дер­жи­ва­ет­ся в сво­ей по­ли­ти­ке. Сле до­ва­тель­но, сто­ит от­ме­тить, что в ре­аль­ной иерар­хии при­о­ри­те­тов в те­че­ние по след­них лет на пер­вом ме­сте сто­я­ла по­ли­ти­ка ин­сти­ту­ци­о­наль­ной ре­фор­мы в свя­зи со струк­тур­ной (ре­гу­ля­тор­ной) ли­бе­ра­ли­за­ци­ей и уси­ле­ни­ем вла­сти рын­ка. Это об усло­ви­ло за­ме­ну прин­ци­па “про­из­вод­ство ра­ди про­из­вод­ства”, ха­рак­тер­но­го для про­шлой си­сте­мы, прин­ци­пом “ин­сти­ту­ци­о­наль­ные из­ме­не­ния ра­ди ин­сти­ту­цио наль­ных из­ме­не­ний” в со­вре­мен­ном их из­ме­ре­нии. Что име­ет­ся в ви­ду? Из­мене ние си­сте­мы при­о­ри­те­тов на са­мом де­ле озна­ча­ло, что цель по­вы­ше­ния эф­фек­тив но­сти в эко­но­ми­ке бы­ла при­не­се­на в жерт­ву уста­нов­кам на про­ве­де­ние ин­сти­ту­цио наль­ных ре­форм, и в первую оче­редь при­ва­ти­за­ции, ко­то­рая во мно­гом име­ет по­ли­ти­че­ский под­текст. Ес­ли в на­ча­ле ре­форм это бы­ло ин­стру­мен­том недо­пу­ще ния воз­вра­та про­шлой по­ли­ти­че­ской си­сте­мы, то на ны­неш­нем эта­пе – слу­жит как в уго­ду круп­но­му ка­пи­та­лу, ко­то­рый в Укра­ине и без то­го име­ет сверх­вы­со­кую сте пень мо­но­по­лиз­ма, так и тре­бо­ва­ни­ям кре­ди­то­ров с целью обес­пе­че­ния до­ступ­но­сти круп­но­го ка­пи­та­ла извне и вы­пол­не­ния дол­го­вых обя­за­тельств. Кро­ме то­го, совре мен­ный этап при­ва­ти­за­ции в усло­ви­ях все боль­шей за­ви­си­мо­сти Укра­и­ны от при сут­ствия в ее эко­но­ми­ке ино­стран­но­го ка­пи­та­ла мо­жет рас­смат­ри­вать­ся как од­но из усло­вий облегчения его по­ступ­ле­ния в стра­ну, преж­де все­го, из го­су­дарств кре

ди­то­ров. Фор­ми­ро­ва­ние в Укра­ине част­ной соб­ствен­но­сти по та­кой мо­де­ли ре­форм уси­ли­ло и впредь бу­дет уси­ли­вать дей­ствия круп­ных кор­по­ра­тив­ных груп­пи­ро­вок, ко­то­рые, имея сво­бод­ный до­ступ к рын­ку, од­но­вре­мен­но бу­дут обес­пе­чи­вать реа ли­за­цию усло­вий внеш­них кре­ди­то­ров.

В тео­рии и на прак­ти­ке од­ной из важ­ней­ших функ­ций лю­бых ин­сти­ту­тов яв ля­ет­ся со­кра­ще­ние тран­сак­ци­он­ных из­дер­жек. В на­ших усло­ви­ях раз­ру­ше­ние ста рой ин­сти­ту­ци­о­наль­ной струк­ту­ры и фор­ми­ро­ва­ние но­вой ока­за­лись зна­чи­тель­но разо­рван­ны­ми во вре­ме­ни. Как ре­зуль­тат, тран­сак­ци­он­ные из­держ­ки уве­ли­чи­лись мно­го­крат­но, при­чем этот про­цесс но­сит муль­ти­пли­ка­тив­ный ха­рак­тер. По экс перт­ным оцен­кам, в раз­лич­ных сфе­рах они уве­ли­чи­лись с 10–20% до 30–50% от уров­ня цен ко­неч­но­го по­треб­ле­ния. Та­кую на­груз­ку без по­терь не спо­соб­на вы­дер жать да­же са­мая рен­та­бель­ная эко­но­ми­ка. В укра­ин­ских усло­ви­ях ра­ди­каль­ное улуч ше­ние ка­че­ства ин­сти­ту­ци­о­наль­ной сре­ды, фор­ми­ру­ю­щей­ся ме­ра­ми го­су­дар­ствен но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния, пре­вра­ща­ет­ся в улуч­ше­ние де­ло­во­го кли­ма­та, упро­ща­ет тех но­ло­гии ве­де­ния биз­не­са, со­кра­ща­ет вре­мя его фор­ми­ро­ва­ния и вза­и­мо­дей­ствия и в ре­зуль­та­те сни­жа­ет пред­при­ни­ма­тель­ские рас­хо­ды. В со­во­куп­но­сти по­лу­ча­ем со став­ля­ю­щие ре­кон­струк­тив­но­го раз­ви­тия, в про­цес­се ре­а­ли­за­ции ко­то­ро­го рас­тут ин­ве­сти­ци­он­ные ре­сур­сы биз­не­са и улуч­ша­ет­ся среда для ин­ве­сти­ро­ва­ния пу­тем по­сле­до­ва­тель­но­го раз­ру­ше­ния со­вет­ской ин­сти­ту­ци­о­наль­ной струк­ту­ры с клю­че вым от­хо­дом от по­сред­ни­че­ской мо­но­по­лии го­су­дар­ства к фор­ми­ро­ва­нию раз­вет влен­ной се­ти по­сред­ни­че­ских функ­ци­о­наль­ных струк­тур част­но­го ха­рак­те­ра, дея тель­ность ко­то­рых, к то­му же, обя­за­ны кон­тро­ли­ро­вать граж­дан­ские ин­сти­ту­ты.

Од­ной из цен­траль­ных за­дач эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки ре­кон­струк­тив­но­го ха­рак­те­ра долж­но стать фор­ми­ро­ва­ние круп­ных стра­те­ги­че­ских по­сред­ни­ков, ко то­рые бы, и это са­мое глав­ное, не име­ли оли­гар­хи­че­ских при­зна­ков и кон­ку­ри­ро ва­ли меж­ду со­бой на фоне про­ве­де­ния эф­фек­тив­ной ан­ти­мо­но­поль­ной по­ли­ти­ки го­су­дар­ства, со­дер­жа­ние и ха­рак­тер ко­то­рой име­ют до­ста­точ­но ши­ро­кий спектр воз­мож­но­стей по ее при­ме­не­нию. В част­но­сти, чрез­мер­ное со­ци­аль­ное рас­слое ние, су­ще­ству­ю­щее в пе­ре­ход­ных эко­но­ми­ках, ста­но­вит­ся ба­зой для со­ци­аль­ной и по­ли­ти­че­ской неста­биль­но­сти, в том чис­ле и вслед­ствие нераз­ви­тых кон­ку­рент ных от­но­ше­ний. Та­кое по­ло­же­ние дел про­ти­во­ре­чит на­шей на­прав­лен­но­сти, в том чис­ле по­ли­ти­че­ской, в сто­ро­ну ев­ро­пей­ско­го со­об­ще­ства. По су­ти, мы име­ем ва­ри ант ре­фор­ми­ро­ва­ния при чрез­вы­чай­но сла­бых об­ще­ствен­ных, и осо­бен­но граж дан­ских, ин­сти­ту­тах, вслед­ствие че­го лич­ность ча­сто не мо­жет не толь­ко ре­а­ли­зо вать, но да­же и про­явить се­бя. Это ве­дет к по­ли­ти­че­ской неста­биль­но­сти вме­сто по­ли­ти­че­ско­го и со­ци­аль­но­го кон­сен­су­са на пу­ти даль­ней­ших пре­об­ра­зо­ва­ний и де­мо­кра­ти­за­ции жиз­ни. В та­ких усло­ви­ях за­ин­те­ре­со­ван­ность в вы­со­ко­про­из­во­ди тель­ной ра­бо­те и мо­ти­ва­ци­он­ные ме­ха­низ­мы к но­во­вве­де­ни­ям для по­вы­ше­ния ее эф­фек­тив­но­сти, а зна­чит, и кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти, ни­ве­ли­ру­ют­ся, кро­ме то­го, ак­ти­ви­зи­ру­ет­ся стремление к быст­рой на­жи­ве и по­треб­ле­нию вме­сто на­коп­ле­ния. По­след­нее под­ме­ня­ет­ся про­цес­са­ми за­кон­но­го, но мо­раль­но неле­ги­тим­но­го при сво­е­ния и неза­кон­но­го обо­га­ще­ния. Это то­же ге­не­ри­ру­ет по­ли­ти­че­ское про­ти­во сто­я­ние и обост­ря­ет со­ци­аль­ное недо­воль­ство вме­сто со­ли­да­ри­за­ции уси­лий в на прав­ле­нии де­мо­кра­ти­за­ции об­ще­ства и ста­биль­но­го эко­но­ми­че­ско­го ро­ста.

На­прав­ле­ния ре­ше­ния ука­зан­ных про­блем долж­ны быть свя­за­ны с из­ме­не­ни ями в по­ли­ти­че­ской си­сте­ме, что мо­жет обес­пе­чить по­ли­ти­че­скую ста­биль­ность на ос­но­ве кон­сен­су­са меж­ду по­ли­ти­че­ски­ми си­ла­ми. Объ­еди­не­ние по­ли­ти­че­ских сил на этом пу­ти обя­за­тель­но, по­сколь­ку до­го­во­рен­ность меж­ду бо­лее чем 100 по­ли­ти чес­ки­ми пар­ти­я­ми невоз­мож­на. Имен­но по­это­му с точ­ки зре­ния син­хро­ни­за­ции

по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской ре­форм в ре­кон­струк­тив­ной мо­де­ли от­вет­ствен ная роль в объ­еди­ня­ю­щем по­ли­ти­че­ском про­цес­се от­во­дит­ся ли­де­рам, ко­то­рые долж­ны и мо­гут его осу­ще­ствить. В свою оче­редь, го­су­дар­ство обя­за­но вся­че­ски со­дей­ство­вать это­му про­цес­су, ка­те­го­ри­че­ски не до­пус­кая ре­а­ли­за­ции те­зи­са “раз де­ляй и власт­вуй”. Ре­ше­ни­ем дан­но­го во­про­са вы­сту­па­ет кон­ку­рент­ная по­ли­ти­ка го­су­дар­ства, яв­ля­ю­ща­я­ся ре­зуль­та­том очень слож­но­го вза­и­мо­дей­ствия двух фак" то­ров: по­ли­ти­че­ской кон­ку­рен­ции и кон­ку­рен­ции в биз­не­се, осо­бен­но в пе­ре­ход­ных об"

ще­ствах. В Укра­ине про­бле­ма обес­пе­че­ния вза­и­мо­свя­зи доб­ро­со­вест­ной кон­ку­рен ции в по­ли­ти­ке и биз­не­се бук­валь­но “на­элек­три­зо­ва­на” усло­ви­я­ми со­вре­мен­ной эко­но­ми­че­ской и по­ли­ти­че­ской дей­стви­тель­но­сти, в ко­то­рой пре­об­ла­да­ет кон фликт­ность, а не адек­ват­ность или то­ле­рант­ность.

Сам по се­бе тер­мин “по­ли­ти­че­ская кон­ку­рен­ция” не очень удач­ный, по­сколь ку кон­ку­рен­ция не на рын­ке – это со­пер­ни­че­ство в ка­кой ли­бо об­ла­сти меж­ду от дель­ны­ми ли­ца­ми, за­ин­те­ре­со­ван­ны­ми в до­сти­же­нии од­ной и той же це­ли, но для се­бя лич­но. Та­кое по­ни­ма­ние кон­ку­рен­ции в со­ци­у­ме, на­прав­лен­ное на лич­ность, а не на общество в це­лом, су­ще­ствен­но от­ли­ча­ет­ся от опре­де­ле­ния кон­ку­рен­ции в эко­но­ми­ке как объ­ек­тив­но­го свой­ства рын­ка.

Дей­ствия лю­бо­го го­су­дар­ства со­от­вет­ству­ют его су­ти, то есть ин­те­ре­сам тех, чьи ожи­да­ния оно вы­ра­жа­ет. Власть, как хо­ро­шо из­вест­но, ни­ко­му ни­че­го не долж на, кро­ме сво­ей соб­ствен­ной элек­то­раль­ной (со­ци­аль­ной) ба­зы с при­су­щи­ми ей ин­те­ре­са­ми. Из всех мно­го­чис­лен­ных тео­рий про­ис­хож­де­ния го­су­дар­ства наи­бо лее по­пу­ляр­на, по на­ше­му мне­нию, та, со­глас­но ко­то­рой эко­но­ми­че­ски гос­под ству­ю­щая эли­та со­зда­ет го­су­дар­ство как ап­па­рат при­нуж­де­ния для со­хра­не­ния сво­их эко­но­ми­че­ских ин­те­ре­сов. Ко­гор­та соб­ствен­ни­ков все­гда ис­клю­ча­ла из про­цес­сов по­ли­ти­че­ской кон­ку­рен­ции сво­их ан­та­го­ни­стов, что­бы не до­пу­стить уста­нов­ле­ния пра­вил эко­но­ми­че­ской кон­ку­рен­ции для тех, кто мо­жет нега­тив­но повлиять на ее ре­зуль­та­ты. В та­ких усло­ви­ях мо­гут по­стра­дать и де­мо­кра­ти­че­ские из­би­ра­тель­ные про­це­ду­ры, по­сколь­ку при го­ло­со­ва­нии пред­по­чте­ние от­да­ет­ся тем, кто под­дер жи­ва­ет уве­ли­че­ние го­су­дар­ствен­ных рас­хо­дов на со­ци­аль­ные нуж­ды в ущерб про цес­сам на­коп­ле­ния ка­пи­та­ла. От­сю­да про­ис­те­ка­ют воз­мож­ные ва­ри­ан­ты со­от­но ше­ния по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской кон­ку­рен­ции.

Го­су­дар­ство для сгла­жи­ва­ния ост­рых про­ти­во­ре­чий и до­сти­же­ния боль­шей гар мо­ни­за­ции об­ще­ства рас­ши­ря­ет свою со­ци­аль­ную ба­зу и рас­про­стра­ня­ет на нее пра ви­ла доб­ро­со­вест­ной по­ли­ти­че­ской кон­ку­рен­ции. В ре­зуль­та­те это­го фор­ми­ру­ют­ся как власт­ные струк­ту­ры, так и со­ци­аль­ные ин­сти­ту­ты, рас­ши­ря­ю­щие со­дер­жа­ние и со­от­вет­ству­ю­щие пра­ви­ла доб­ро­со­вест­ной эко­но­ми­че­ской и по­ли­ти­че­ской кон­ку рен­ции для боль­шин­ства, в ре­зуль­та­те че­го го­су­дар­ство ве­дет се­бя ре­а­ли­стич­но, не до­пус­кая уси­ле­ния дав­ле­ния на бо­лее бед­ные слои на­се­ле­ния. Та­кое го­су­дар­ство мо жет да­же взять на се­бя опре­де­лен­ные па­тер­на­лист­ские со­ци­аль­ные функ­ции не в ущерб по­ли­ти­ке ро­ста. Этот ва­ри­ант по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской кон­ку­рен­ции со­от­вет­ству­ет так на­зы­ва­е­мой мо­де­ли “сба­лан­си­ро­ван­но­го со­от­но­ше­ния”.

Дру­гая мо­дель на­зы­ва­ет­ся “несба­лан­си­ро­ван­ное со­от­но­ше­ние”. В ней го­су­дар ство, за шир­мой фик­тив­ных де­мо­кра­ти­че­ских кон­сти­ту­ци­он­ных уста­но­вок, с це лью са­мо­со­хра­не­ния уста­нав­ли­ва­ет пра­ви­ла недоб­ро­со­вест­ной по­ли­ти­че­ской кон ку­рен­ции, обес­пе­чи­ва­ю­щие пре­бы­ва­ние у вла­сти уз­ко­го кру­га лиц, ра­ди эко­но­ми чес­ких ин­те­ре­сов ко­то­рых под при­кры­ти­ем фик­тив­но­го ан­ти­мо­но­поль­но­го за­ко­но­да­тель­ства фак­ти­че­ски дей­ству­ют пра­ви­ла недоб­ро­со­вест­ной эко­но­ми­че ской кон­ку­рен­ции.

Несба­лан­си­ро­ван­ное со­от­но­ше­ние по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской ре­форм, как пра­ви­ло, су­ще­ству­ет там и то­гда, где и ко­гда про­ис­хо­дит раз­рыв меж­ду дей

ству­ю­щи­ми усло­ви­я­ми ре­а­ли­за­ции прин­ци­па по­ли­ти­че­ско­го плю­ра­лиз­ма и ме­ня ющи­ми­ся эко­но­ми­че­ски­ми ин­те­ре­са­ми вла­сти. Эта мо­дель недол­го­веч­на, по­сколь­ку ни од­но го­су­дар­ство не мо­жет нор­маль­но функ­ци­о­ни­ро­вать в усло­ви­ях та­ко­го дис ба­лан­са. Ра­но или позд­но власть бу­дет вы­нуж­де­на со­гла­со­вы­вать по­ли­ти­че­скую и эко­но­ми­че­скую ре­фор­мы, ина­че сле­ду­ет ожи­дать обостре­ния с по­сле­ду­ю­щим по ли­ти­че­ским и эко­но­ми­че­ским кри­зи­сом.

Го­су­дар­ство мо­жет ме­шать раз­ви­тию биз­не­са на прин­ци­пах кон­ку­рен­ции, по сколь­ку ее от­сут­ствие в по­ли­ти­ке спо­соб­но при­ве­сти к вла­сти лиц, ко­то­рые бу­дут про­ти­во­сто­ять эко­но­ми­че­ским ин­те­ре­сам об­ще­ства, а с по­мо­щью под­ку­па и ис­поль зо­ва­ния “гряз­ных” тех­но­ло­гий, в том чис­ле и из­би­ра­тель­ных, по­пы­та­ют­ся со­здать усло­вия для лоб­би­ро­ва­ния сво­их ин­те­ре­сов, стре­мясь за­хва­тить и взять под кон­троль выс­шие долж­но­сти в го­су­дар­стве. При та­ких усло­ви­ях со­дер­жа­ние по­ли­ти­че­ской ре фор­мы по вли­я­нию на из­ме­не­ния в эко­но­ми­ке сужа­ет­ся до уров­ня, удоб­но­го, в част но­сти, круп­но­му биз­не­су. От­сю­да сле­ду­ет суть по­ли­ти­ки, поз­во­ля­ю­щей ре­а­ли­зо­вы вать ре­ше­ния в ин­те­ре­сах не несу­ще­го со­ци­аль­ной от­вет­ствен­но­сти биз­не­са. А зна чит, по­яв­ля­ет­ся боль­ше воз­мож­но­стей для при­ня­тия ре­ше­ний, из за ко­то­рых все мень­ше ме­ста оста­ет­ся для ре­а­ли­за­ции де­мо­кра­ти­че­ско­го про­цес­са [7, с. 14–15, табл.].

Кро­ме то­го, биз­нес мо­жет ме­шать го­су­дар­ству в слу­чае до­ми­ни­ро­ва­ния, в част но­сти, фи­нан­со­вой оли­гар­хии, по­сле­до­ва­тель­но укреп­ля­ю­щей свои по­зи­ции. При та­ком сце­на­рии и уго­лов­ном пре­сле­до­ва­нии ад­ми­ни­стра­тив­ная вер­хуш­ка мо­жет от­тес­нить ее от вла­сти и сфор­ми­ро­вать усло­вия для пе­ре­рас­пре­де­ле­ния соб­ствен но­сти в на­прав­ле­нии ее де­кон­цен­тра­ции. Как след­ствие, по­сте­пен­но бу­дут уста нав­ли­вать­ся но­вые пра­ви­ла, фор­ми­ру­ю­щие но­вую суть по­ли­ти­че­ской ре­фор­мы и при­да­ю­щие но­вый смысл из­ме­не­ни­ям в сфе­ре эко­но­ми­ки. Здесь клю­че­вую роль для успеш­но­сти ре­форм в по­зи­тив­ном плане иг­ра­ет доб­ро­со­вест­ная кон­ку­рен­ция в по­ли­ти­ке и биз­не­се, ко­гда ни­ка­кая из групп дав­ле­ния не мо­жет на­ло­жить при­ну­ди тель­ные обя­за­тель­ства на по­ли­ти­че­скую си­сте­му [7, с. 14–15, табл.].

При этом важ­но учи­ты­вать, что утвер­жде­ние о том, что здо­ро­вая по­ли­ти­че­ская кон­ку­рен­ция по­рож­да­ет здо­ро­вую кон­ку­рен­цию в биз­не­се, оши­боч­но, по­сколь­ку за­ви­си­мость, ско­рее, бу­дет об­рат­ной. По­треб­ность го­су­дар­ства в здо­ро­вой эко­но ми­че­ской кон­ку­рен­ции по­буж­да­ет нор­маль­но ра­бо­тать ме­ха­низ­мы по­ли­ти­че­ско­го плю­ра­лиз­ма, и это, соб­ствен­но, до­ка­зы­ва­ет пра­виль­ность утвер­жде­ния о том, что хо­ро­шая эко­но­ми­че­ская по­ли­ти­ка не долж­на быть по­ли­ти­зи­ро­ван­ной.

Общество, в ко­то­ром ис­кус­ствен­но огра­ни­че­на по­ли­ти­че­ская кон­ку­рен­ция в усло­ви­ях мо­но­по­лиз­ма соб­ствен­но­сти, со вре­ме­нем при­об­ре­та­ет взры­во­опас­ный ха­рак­тер, спо­соб­ный вы­звать на­силь­ствен­ную сме­ну вла­сти и пра­вил эко­но­ми­че ской кон­ку­рен­ции. Как ре­зуль­тат, кон­ку­рен­ция в Укра­ине на­ка­нуне кри­зи­са 2008 г. и в усло­ви­ях неиз­беж­но­го ха­о­са, по­рож­ден­но­го ма­ло­ком­пе­тент­ны­ми людь­ми, при шед­ши­ми к вла­сти в ре­зуль­та­те пер­вой “ре­во­лю­ции на Май­дане”, све­лась к “ак­ти ви­за­ции мел­ко­соб­ствен­ни­че­ских по­ли­ти­че­ских пар­тий на­ци­о­на­ли­сти­че­ской окрас ки, от­ча­ян­ной враж­де меж­ду пар­тий­ны­ми груп­пи­ров­ка­ми, по­пыт­ке втя­нуть в по ли­ти­че­ские меж­до­усо­би­цы ши­ро­кие слои ря­до­вых граж­дан, меж­го­су­дар­ствен­ным и по­ли­ти­че­ским кон­флик­там как ре­аль­но­му про­яв­ле­нию гло­ба­ли­за­ции ми­ро­во­го гео­по­ли­ти­че­ско­го про­стран­ства, ми­ро­во­го фи­нан­со­во­го и энер­ге­ти­че­ско­го кри­зи са, что от­ра­зи­лось со всей их слож­но­стью на вза­и­мо­свя­зях род­ствен­ных со­ци­аль­ных и со­ци­аль­но пси­хо­ло­ги­че­ских про­цес­сов, при­да­ло им ха­о­ти­че­ский, разъ­еди­няю щий ха­рак­тер и тем са­мым “за­мо­ро­зи­ло” на срав­ни­тель­но вы­со­ком уровне приз­на ние граж­да­на­ми Укра­и­ны необ­хо­ди­мо­сти со­ци­аль­но­го про­те­ста. Про­гно­зи­ро­вать бу­ду­щую судь­бу по­след­не­го при по­доб­ной ха­о­тич­но­сти крайне труд­но... Та­кое со

сто­я­ние об­ще­ства дол­го со­хра­нять­ся не мо­жет” [19]. Это был до­воль­но точ­ный про гноз, что и под­твер­ди­ли со­бы­тия на вто­ром Май­дане в 2013–2014 гг., тре­бу­ю­щие кар­ди­наль­ных из­ме­не­ний в фор­ми­ро­ва­нии кон­ку­рент­ной сре­ды как в по­ли­ти­ке, так и в эко­но­ми­ке. При этом необ­хо­ди­мо чет­ко по­ни­мать, что эти два по­ня­тия тес ней­шим об­ра­зом вза­и­мо­свя­за­ны и вза­и­мо­за­ви­си­мы.

В на­ча­ле XXI в. из­ме­не­ния в де­ло­вом ми­ре про­ис­хо­дят с неви­дан­ной для прош ло­го сто­ле­тия ско­ро­стью, ни од­но кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство не мо­жет дол­го про дер­жать­ся да­же в том слу­чае, ес­ли его удаст­ся отыс­кать. Се­го­дня прин­ци­пи­аль­ное зна­че­ние при­об­ре­ло со­зда­ние кон­ку­рент­ных пре­иму­ществ, ко­то­рые сле­ду­ет по­ста вить на по­ток. Ин­но­ва­ции долж­ны внед­рять­ся од­на за дру­гой, и чем быст­рее, тем луч­ше.

В Укра­ине до сих пор не хва­та­ет дей­ствен­ных со­рев­но­ва­тель­ных сти­му­лов к ак тив­но­му ин­ве­сти­ро­ва­нию, а кон­ку­рен­то­спо­соб­ность оте­че­ствен­ных то­ва­ров обес­пе чи­ва­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но за счет де­ше­вой ра­бо­чей си­лы, за­ни­жен­но­го кур­са грив ни, бюд­жет­но­го суб­си­ди­ро­ва­ния, по­лу­че­ния “те­не­вых” до­хо­дов, экс­плу­а­та­ции при род­ных и эко­ло­ги­че­ских ре­сур­сов с ори­ен­та­ци­ей, преж­де все­го, на це­но­вую конъ­юнк­ту­ру на гло­баль­ных рын­ках. За счет этих фак­то­ров оте­че­ствен­ным то­ва­ро про­из­во­ди­те­лям уда­лось обес­пе­чить не­ко­то­рые по­зи­ции на ми­ро­вых рын­ках низ­ко тех­но­ло­гич­ной про­дук­ции – ме­тал­лур­гии, хи­ми­че­ской про­мыш­лен­но­сти, неф­те­пе ре­ра­бот­ки, а так­же сель­хоз­сы­рья. Од­на­ко в усло­ви­ях эко­но­ми­че­ской от­кры­то­сти их нель­зя при­знать пер­спек­тив­ны­ми, ведь кри­зи­сы 2008–2009 гг. и 2014–2015 гг. уже оста­нав­ли­ва­ли их раз­ви­тие, и это мо­жет про­изой­ти в даль­ней­шем.

Ос­нов­ные на­прав­ле­ния раз­ви­тия кон­ку­рен­ции мог бы под­дер­жи­вать оте­че­ствен ный биз­нес, од­на­ко он сам шо­ки­ро­ван ре­а­ли­я­ми ми­ро­вой кон­ку­рен­ции как на внеш них рын­ках, так и внут­ри стра­ны, осо­бен­но в усло­ви­ях ми­ро­во­го кри­зи­са. Что­бы вы­жить в со­вре­мен­ной кон­ку­рент­ной сре­де и по­вы­сить свою эф­фек­тив­ность, укра­ин ско­му биз­не­су необ­хо­ди­мо иметь га­ран­тии в сфе­ре эко­но­ми­че­ско­го ре­гу­ли­ро­ва­ния. Речь идет о рав­ных воз­мож­но­стях по за­щи­те сво­их прав, рав­ном до­сту­пе к ме­ха­низ мам го­су­дар­ствен­ной под­держ­ки, чет­ких пра­ви­лах иг­ры и ра­зум­ном бре­ме­ни обя зан­но­стей пе­ред го­су­дар­ством, о чем го­во­ри­лось при ха­рак­те­ри­сти­ке рас­пре­де­ле­ния пол­но­мо­чий, на­ме­ре­ний и дей­ствий ос­но­во­по­ла­га­ю­щих об­ще­ствен­ных субъ­ек­тов в слу­чае ре­а­ли­за­ции мо­де­ли имен­но де­мо­кра­ти­че­ско­го, а не су­ще­ству­ю­ще­го по­ст­де мок­ра­ти­че­ско­го ка­пи­та­лиз­ма с его недо­стат­ка­ми, ко­то­рые по­след­не­му со­зда­ет власть кор­по­ра­ций. В то же вре­мя оте­че­ствен­но­му биз­не­су, дей­ству­ю­ще­му ле­галь­но и про зрач­но, ча­сто при­хо­дит­ся “сту­чать в за­кры­тые две­ри” там, где его кон­ку­рен­ты ре­ша ют свои про­бле­мы с по­мо­щью на­ра­бо­тан­ных их го­су­дар­ства­ми ме­ха­низ­мов и пра­во вых норм, по­сколь­ку “ка­пи­та­лизм ни­ко­гда не мог и се­го­дня не мо­жет су­ще­ство­вать без под­держ­ки го­су­дар­ства. Имен­но по­ли­ти­че­ская власть га­ран­ти­ру­ет, на­при­мер, со­блю­де­ние прав соб­ствен­но­сти; имен­но го­су­дар­ство об­ла­да­ет сред­ства­ми при­нуж де­ния, ко­то­рые в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти мо­гут за­ста­вить ува­жать пра­ва ра­бот­ни­ков, а так­же ин­те­ре­сы пред­при­я­тий и за­клю­чен­ные меж­ду ни­ми кон­трак­ты” [20, с. 854]. А за­ло­гом та­ко­го успе­ха яв­ля­ет­ся рав­но­пра­вие от­но­ше­ний меж­ду го­су­дар­ством, бизне сом и субъ­ек­та­ми го­ло­со­ва­ния, ко­то­рые в кон­ку­рент­ной сре­де урав­но­ве­ши­ва­ют­ся де­мо­кра­ти­че­ски­ми из­би­ра­тель­ны­ми про­це­ду­ра­ми, в ре­зуль­та­те осу­ществ­ле­ния ко то­рых до­сти­га­ет­ся ре­а­ли­стич­ность вза­и­мо­дей­ствия ос­нов­ных об­ще­ствен­ных акто ров – го­су­дар­ства, биз­не­са и субъ­ек­тов го­ло­со­ва­ния.

В стране про­ис­хо­дит по­ли­ти­че­ская ре­фор­ма, и об­ще­ствен­ный за­прос на ка­че ствен­ную власть, ко­то­рая ра­бо­та­ла бы на ее мо­дер­ни­за­цию и по­вы­ше­ние кон­ку­рен­то спо­соб­но­сти, толь­ко уси­лил­ся. Об­ще­ствен­ность (субъ­ек­ты го­ло­со­ва­ния) тре­бу­ет ак

тив­ных и по­сле­до­ва­тель­ных дей­ствий по ре­фор­ми­ро­ва­нию вла­сти и фор­ми­ро­ва­нию го­су­дар­ства, спо­соб­но­го все урав­но­ве­сить. Нель­зя за­бы­вать, что вы­со­кое ка­че­ство вла­сти обес­пе­чи­ва­ет­ся в первую оче­редь де­мо­кра­ти­че­ски­ми ме­ха­низ­ма­ми ее фор­ми ро­ва­ния на ос­но­ве ре­аль­но­го кон­ку­рент­но­го про­цес­са, о со­дер­жа­нии ко­то­ро­го го­во ри­лось ра­нее. К то­му же, ко­гда мир вхо­дит в жест­кую гло­баль­ную кон­ку­рен­цию, ко то­рая не по­ни­ма­ет и не вос­при­ни­ма­ет язы­ка аб­стракт­ных фор­му­ли­ро­вок и “идео­ло ги­че­ских ак­си­ом”, со­вре­мен­ная кон­ку­рен­ция на уровне стра­ны – это обес­пе­че­ние ее по­зи­ций в ми­ре с ис­поль­зо­ва­ни­ем все­го ар­се­на­ла средств эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки. При этом кон­ку­рен­ция в по­ли­ти­ке, или по­ли­ти­че­ская кон­ку­рен­ция, яв­ля­ет­ся, с од ной сто­ро­ны, сви­де­тель­ством де­мо­кра­тич­но­сти го­су­дар­ства, а с дру­гой – вос­при­я­ти ем его как рав­но­прав­но­го субъ­ек­та. И ес­ли мы хо­тим кон­ку­ри­ро­вать на рав­ных, на­ши под­хо­ды долж­ны быть адек­ват­ны­ми, то есть про­изой­дет про­цесс кон­вер­ген­ции, бла­го да­ря че­му успеш­ны­ми ста­нут го­ри­зон­таль­ные вза­и­мо­свя­зи Укра­и­ны, ко­то­рые все бо­лее ха­рак­тер­ны для гло­баль­но­го раз­ви­тия, где се­те­вые струк­ту­ры по­лу­ча­ют луч шие пер­спек­ти­вы.

По со­ци­аль­но эко­но­ми­че­ской мо­де­ли, сфор­ми­ро­ван­ной за бо­лее чем 25 лет, Укра­и­на, как и боль­шин­ство стран, об­ра­зо­вав­ших­ся вслед­ствие рас­па­да СССР, ока за­лась от­бро­шен­ной на де­сят­ки по­зи­ций на­зад в ми­ро­вых рей­тин­гах эко­но­ми­че­ско го раз­ви­тия, раз­ви­тия че­ло­ве­че­ско­го по­тен­ци­а­ла, кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти и уров­ня жиз­ни как та­ко­во­го, о чем сви­де­тель­ству­ет про­бле­ма бед­но­сти, до сих пор оста­ю­ща яся бо­лез­нен­ным во­про­сом. Вслед­ствие это­го по­ли­ти­че­ская со­став­ля­ю­щая ре­форм в сфе­ре эко­но­ми­ки по­сто­ян­но на­хо­дит­ся под дав­ле­ни­ем бре­ме­ни бед­но­сти, что тре­бу ет от вла­сти и ее по­ли­ти­ки удо­вле­тво­ре­ния ма­те­ри­аль­ных за­про­сов об­ще­ства. Это за­ста­вит власть ре­шить су­ще­ству­ю­щие со­ци­аль­ные про­бле­мы обед­нев­ше­го на­се­ле ния и го­су­дар­ства, на ко­то­рое вли­я­ет круп­ный ка­пи­тал. Ес­ли этот по­роч­ный круг не бу­дет разо­рван, сле­ду­ет ожи­дать углуб­ле­ния кри­зи­са, преж­де все­го, угро­зы це­лост но­сти стра­ны, ибо еще Ге­гель пре­ду­пре­ждал: “Стремление пре­вра­тить власть го­су дар­ства в част­ную соб­ствен­ность есть не что иное, как путь к рас­па­ду го­су­дар­ства, к уни­что­же­нию его как си­лы. Та до­ля го­су­дар­ствен­ной вла­сти, ко­то­рую при­об­рел для се­бя от­дель­ный ин­ди­ви­ду­ум, во­об­ще по­те­ря­на для вла­сти” [21, с. 184].

Спи­сок ис­поль­зо­ван­ной ли­те­ра­ту­ры

1. Ко­раб­лін С.О. Ма­крое­ко­но­міч­на ди­на­міка Украї­ни: паст­ка си­ро­вин­них рин­ків : мо­ногр. – К. : ДУ “Ін т екон. та про­гно­зув. НАН Украї­ни”, 2017. – 308 с.

2. Геец В.М. Пре­одо­ле­ние ква­зи­ры­ноч­но­сти – путь к ин­ве­сти­ци­он­но ори­ен­ти ро­ван­ной мо­де­ли эко­но­ми­че­ско­го ро­ста // Эко­но­ми­ка Укра­и­ны. – 2015. – № 6. – С. 4–17.

3. Сі­ден­ко В.Р. Гло­баль­ні струк­тур­ні транс­фор­ма­ції та трен­ди еко­но­міки Украї ни // Еко­но­міка і про­гно­зу­ван­ня. – 2018. – № 1. – С. 37–57 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://eip.org.ua/docs/ep_18_1_37_uk.pdf.

4. Геє­ць В.М. Ін­сти­ту­цій­на обу­мо­в­леність ен­до­гені­за­ції еко­но­міч­но­го роз­вит ку // Жур­нал єв­ро­пейсь­кої еко­но­міки. – 2018. – № 2. – С. 16–28.

5. Джей­кобс Г. По­ли­ти­че­ская эко­но­мия нео­ли­бе­ра­лиз­ма и нео­ли­бе­раль­ная де мок­ра­тия // Мир пе­ре­мен. – 2018. – № 1. – С. 8–21.

6. Стиг­лиц Дж. Це­на нера­вен­ства. Чем рас­сло­е­ние об­ще­ства гро­зит на­ше­му бу­ду­ще­му ; [пер. с ан­гл.]. – М. : Экс­мо, 2015. – 512 с.

7. Геец В.М. Особенности вза­и­мо­свя­зи эко­но­ми­че­ских и по­ли­ти­че­ских транс фор­ма­ций на пу­ти к ре­кон­струк­тив­но­му раз­ви­тию эко­но­ми­ки Укра­и­ны // Эко­но ми­ка Укра­и­ны. – 2017. – № 10. – С. 3–17.

8. Ролз Дж. Теория спра­вед­ли­во­сти. – Но­во­си­бирск : НГУ, 1995. – 532 с.

9. Ка­стельс М. Власть ком­му­ни­ка­ции : учеб. по­соб. ; [пер с ан­гл.]. – М. : Выс шая шко­ла эко­но­ми­ки, 2016. – 564 с.

10. Українсь­ке сус­піль­ство. Моніто­ринг со­ціаль­них змін 1992–2014 ; [за ред. В.М. Во­ро­ни, М.О. Шуль­ги]. – К. : Ін­сти­тут со­ціо­ло­гії НАН Украї­ни, 2014. – Т. 2. – 412 с.

11. Гу­ро­ва Т. Мил­ли­ар­ды бед­ных вме­сто золотого мил­ли­ар­да // Экс­перт. – 2018. – № 1 2. – С. 22–23.

12. Цін­но­сті українсь­ко­го сус­піль­ства і мо­раль­ний ви­бір: українсь­кий до­свід ; [за ред. А.М. Єр­мо­лен­ка, О.О. Ки­се­льо­ва]. – К. : Ет­на 1, 2006. – 268 с.

13. Йо­нас Г. Прин­цип від­по­ві­даль­но­сті. У по­шу­ках ети­ки для тех­но­ло­гіч­ної ци­вілі­за­ції. – К. : Ліб­ра, 2001. – 400 с.

14. Геє­ць В.М. До­ві­ра і роз­ви­ток в українсь­ких ре­аліях / Тво­рен­ня про­сто­ру сус піль­ної до­віри в Україні ХХІ сторіч­чя : ма­тер. між­нар. на­ук. практ. конф. – К. : ДВНЗ “Універ­си­тет бан­ківсь­кої спра­ви”, 2017. – С. 15–30.

15. Кор­наи Я. Великая транс­фор­ма­ция Цен­траль­но Во­сточ­ной Ев­ро­пы: успех и разо­ча­ро­ва­ние // Мир пе­ре­мен. – 2006. – № 2. – С. 8–44.

16. Williamson O. The new institutional economics: taking stock, looking ahead // Journal of Economic Literature. – 2000. – Vol. 38. – № 3. – P. 595–613.

17. Моніто­ринг со­ціаль­них змін / Українсь­ке сус­піль­ство ; [за ред. В.М. Во­ро ни, М.О. Шуль­ги]. – К. : Ін­сти­тут со­ціо­ло­гії НАНУ, 2017. – С. 489–491.

18. Мей­сон П. Пост­ка­пи­та­лизм. Пу­те­во­ди­тель по на­ше­му бу­ду­ще­му. – М. : Ад Мар­ги­нем Пресс, 2016. – 416 с.

19. Суї­мен­ко Є.І. Ди­на­міка спорід­не­них со­ціаль­но еко­но­міч­них про­цесів в Україні / Українсь­ке сус­піль­ство: де­сять ро­ків неза­леж­но­сті (со­ціо­ло­гіч­ний моні то­ринг та ко­мен­тарі на­у­ков­ців) ; [за ред. В.М. Во­ро­ни, М.О. Шуль­ги]. – К. : Ін­сти тут со­ціо­ло­гії НАНУ, 2001. – 662 с. – С. 20–29.

20. Бол­тан­ски Л., Кья­пел­ло Э. Но­вый дух ка­пи­та­лиз­ма. – М. : Но­вое ли­те­ра­тур ное обо­зре­ние, 2011. – С. 976.

21. Ге­гель Г. По­ли­ти­че­ские про­из­ве­де­ния. – М. : На­у­ка, 1978. – 440 с.

References

1. Korablin S.O. Makroekonomichna Dynamika Ukrainy: Pastka Syrovynnykh Rynkiv [Macroeconomic Dynamics of Ukraine: the Trap of Commodity Markets]. Kyiv, Institute for Economics and Forecasting of the NAS of Ukraine, 2017 [in Ukrainian].

2. Heyets V.M. Preodolenie kvazirynochnosti – put’ k investitsionno orientirovannoi modeli ekonomicheskogo rosta [Overcoming the quasimarketness – a way to the investment oriented model of economic growth]. Ekonomika Ukrainy – Economy of Ukraine, 2015, No. 6, pp. 4–17 [in Russian].

3. Sidenko V.R. Global’ni strukturni transformatsii ta trendy ekonomiky Ukrainy [Global structural transformations and trends in Ukrainian economy]. Ekonomika i prognozuvannya – Economy and Forecasting, 2018, No. 1, pp. 37–57, available at: http://eip.org.ua/docs/ Ep_18_1_37_uk.pdf [in Ukrainian].

4. Heyets V.M. Instytutsiina obumovlenist’ endohenizatsii ekonomichnoho rozvytku [Institutional conditioning of the endogenization of economic development]. Zhurnal Evropeis’koi ekonomiky – Journal of European Economy, 2018, No. 2, pp. 16–28 [in Ukrainian].

5. Jacobs G. Politicheskaya ekonomiya neoliberalizma i neoliberal’naya demokratiya [Political economy of neoliberalism and neoliberal democracy]. Mir peremen – The world of change, 2018, No. 1, pp. 8–21 [in Russian].

6. Stiglitz J. Tsena Neravenstva. Chem Rassloenie Obshchestva Grozit Nashemu Budushchemu [The Price of Inequality: How Today’s Divided Society Endangers Our Future]. Moscow, Eksmo, 2015 [in Russian].

7. Heyets V.M. Osobennosti vzaimosvyazi ekonomicheskikh i politicheskikh transformatsii na puti k rekonstruktivnomu razvitiyu ekonomiki Ukrainy [Peculiarities of interrelationship of economic and political transformations on the way to reconstructive development of Ukraine’s economy]. Ekonomika Ukrainy – Economy of Ukraine, 2017, No. 10, pp. 3–17 [in Russian].

8. Rawls J. Teoriya Spravedlivosti [A Theory of Justice]. Novosibirsk, NSU, 1995 [in Russian].

9. Castells M. Vlast’ Kommunikatsii [Communication Power]. Moscow, PH of High School of Economics, 2016 [in Russian].

10. Ukrains’ke Suspil’stvo. Monitoryng Sotsial’nykh Zmin 1992–2014 [Ukrainian Society. Monitoring of Social Change 1992–2014]. V.M. Vorona, M.O. Shul’ga (Eds.). Kyiv, Institute of Sociology of the NAS of Ukraine, 2014, Vol. 2 [in Ukrainian].

11. Gurova T. Milliardy bednykh vmesto zolotogo milliarda [Billions of the poor instead of the golden billion]. Ekspert – Expert, 2018, No. 1 2, pp. 22–23 [in Russian].

12. Tsinnosti Ukrains’koho Suspil’stva i Moral’nyi Vybir: Ukrains’kyi Dosvid [Values of Ukrainian Society and Moral Choice: Ukrainian Experience]. A.M. Ermolenko, O.O. Kysel’ov (Eds.). Kyiv, Etna 1, 2006 [in Ukrainian].

13. Jonas H. Pryntsyp Vidpovidal’nosti. U Poshukakh Etyky dlya Tekhnolohichnoi Tsyvilizatsii [The Principle of Responsibility. Attempt of Ethics for Technological Civilization]. Kyiv, Libra, 2001 [in Ukrainian].

14. Heyets V.M. Dovira i rozvytok v ukrains’kykh realiyakh [Trust and development in Ukrainian realities]. Proceedings from: Tvorennya prostoru suspil’noi doviry v Ukraini XXI storichchya. Mizhnar. nauk. prakt. konf. [Creation of a space of public trust in Ukraine of the XXI century. International scientific and practical conference]. Kyiv, University of Banking, 2017, pp. 15–30 [in Ukrainian].

15. Kornai J. Velikaya transformatsiya Tsentral’no Vostochnoi Evropy: uspekh i razocharovanie [The Great Transformation of Central Eastern Europe: Success and Disappointment]. Mir peremen – The world of change, 2006, No. 2, pp. 8–44 [in Russian].

16. Williamson O. The new institutional economics: taking stock, looking ahead. Journal of Economic Literature, 2000, Vol. 38, No. 3, pp. 595–613.

17. Ukrains’ke Suspil’stvo: Monitoryng Sotsial’nykh Zmin [Ukrainian Society: Monitoring of Social Changes]. V.M. Vorona, M.O. Shul’ga (Eds.). Kyiv, Institute of Sociology of the NAS of Ukraine, 2017, pp. 489–491 [in Ukrainian].

18. Mason P. Postkapitalizm. Putevoditel’ po Nashemu Budushchemu [Postcapitalism: A Guide to our Future]. Moscow, Ad Marginem Press, 2016 [in Russian].

19. Suimenko E.I. Dynamika Sporidnenykh Sotsial’no Ekonomichnykh Protsesiv v Ukraini, v: Ukrains’ke Suspil’stvo: Desyat’ Rokiv Nezalezhnosti [Dynamics of Related Socio Economic Processes in Ukraine, in: Ukrainian Society: Ten Years of Independence]. V.M. Vorona, M.O. Shul’ga (Eds.). Kyiv, Institute of Sociology of the NAS of Ukraine, 2001, pp. 20–29 [in Ukrainian].

20. Boltanski L., Chiapello E. Novyi Dukh Kapitalizma [The New Spirit of Capitalism]. Moscow, New literary review, 2011 [in Russian].

21. Hegel G. Politicheskie Proizvedeniya [Political Works]. Moscow, Nauka, 1978 [in Russian].

Ста­тья по­сту­пи­ла в ре­дак­цию 15 мая 2018 г. The article was received by the Editorial staff on May 15, 2018.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.