SHCHERBAK ANATOLII

– Competition as a factor of economic growth: the world experience and Ukrainian realities

Economy of Ukraine (Russian) - - Содержание -

The world experience of competition development is analyzed. It is shown that increase of internal competition has become one of the most important driving forces of the upsurge that began in Ukraine in 2000. The need for systematic work aimed at eliminating the anticompetitive norms from domestic legislation is substantiated. This work should be based on the OECD Toolkit to assess the impact on competition. The support of clusters and creation of a subcontracting system for increasing the competitiveness of Ukraine’s economy are proposed. Keywords: competition; competitiveness; industrial policy; cluster; subcontracting. References 10; Figures 3; Table 1.

В эко­но­ми­че­ской тео­рии, на­чи­ная з А. Сми­та, при­зна­ет­ся важ­ное зна­че­ние кон­ку­рен­ции для уве­ли­че­ния бо­гат­ства на­ро­дов. При этом раз­ные на­прав­ле­ния эко­но­ми­че­ской мыс­ли уде­ля­ют во­про­сам кон­ку­рен­ции неоди­на­ко­вое вни­ма­ние. Кейн­си­ан­ство, де­лая ак­цент на про­бле­мах мак­ро­эко­но­ми­ки, ма­ло ис­сле­ду­ет проб'

© Щербак Ана­то­лий Ва­си­лье­вич (Shcherbak Anatoliі), 2018; e'mail: av.shcherbak@gmail.com.

ле­мы кон­ку­рен­ции. В то же вре­мя не­ко­то­рые меры го­су­дар­ствен­но­го ре­гу­ли­ро­ва' ния, пред­ла­га­е­мые кейн­си­ан­ца­ми, спо­соб­ству­ют ее огра­ни­че­нию.

На­мно­го боль­ше вни­ма­ния уде­ля­ет во­про­сам кон­ку­рен­ции нео­клас­си­че­ская тео­рия. В рам­ках этой тео­рии ис­сле­до­ва­ны мо­де­ли рын­ка с раз­ным со­от­но­ше­ни­ем кон­ку­рен­ции и мо­но­по­лии: от рын­ка сво­бод­ной кон­ку­рен­ции до мо­но­поль­но­го. Имен­но нео­клас­си­че­ская тео­рия обос­но­ва­ла по­ли­ти­ку де­ре­гу­ли­ро­ва­ния, про­во­ди' мую в боль­шин­стве раз­ви­тых стран с 1980'х го­дов. В то же вре­мя раз­ви­тие кон­ку' рен­ции нео­клас­си­ки рас­смат­ри­ва­ют пре­жде все­го как ре­зуль­тат осво­бож­де­ния эко' но­ми­ки от огра­ни­че­ний, уста­нов­лен­ных го­су­дар­ством и мо­но­по­ли­я­ми. По­это­му ре­цеп­ты нео­клас­си­ков не всегда сра­ба­ты­ва­ют в усло­ви­ях пе­ре­ход­ной эко­но­ми­ки. Де­ре­гу­ли­ро­ва­ние и при­ва­ти­за­ция при нераз­ви­то­сти ры­ноч­ной ин­фра­струк­ту­ры и от­сут­ствии ря­да важ­ных ин­сти­ту­тов порой при­во­дят к ухуд­ше­нию си­ту­а­ции.

В кон­це про­шло­го ве­ка по­яви­лась тео­рия кон­ку­рент­ных пре­иму­ществ М. Пор' те­ра, де­ла­ю­щая ак­цент на про­бле­мах кон­ку­рен­ции. М. Пор­тер под­чер­ки­вал, что на­ци­о­наль­ная кон­ку­рен­то­спо­соб­ность не на­сле­ду­ет­ся, а со­зда­ет­ся. Она не яв­ля­ет' ся ре­зуль­та­том есте­ствен­ных усло­вий, а опре­де­ля­ет­ся пре­жде все­го спо­соб­но­стью внед­рять ин­но­ва­ции. При этом са­мое важ­ное зна­че­ние для до­сти­же­ния и со­хране' ния кон­ку­рент­ных пре­иму­ществ, по мне­нию Пор­те­ра, име­ет ин­тен­сив­ность внут' рен­ней кон­ку­рен­ции.

Это поз­во­ли­ло ему пе­ре­смот­реть тра­ди­ци­он­ные взгля­ды на при­чи­ны успе­ха неко­то­рых стран. Так, мно­гие ис­сле­до­ва­те­ли рас­смат­ри­ва­ют эф­фек­тив­ное го­су­дар' ствен­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние как глав­ную при­чи­ну ди­на­мич­но­го раз­ви­тия Япо­нии в 1960–1980'х го­дах. Со­глас­но М. Пор­те­ру, бо­лее важ­ное зна­че­ние име­ла при­ро­да внут­рен­ней кон­ку­рен­ции. В ав­то­мо­биль­ной про­мыш­лен­но­сти, про­из­вод­стве бы' то­вой элек­тро­ни­ки, стро­и­тель­ной тех­ни­ки и дру­гих от­рас­лях, наи­бо­лее кон­ку­рен­то' спо­соб­ных на ми­ро­вых рын­ках, дей­ство­ва­ли по несколь­ко при­бли­зи­тель­но рав­ных меж­ду со­бой ком­па­ний. Ин­тен­сив­ная кон­ку­рен­ция меж­ду ни­ми вы­тал­ки­ва­ла их на ми­ро­вой ры­нок. “Боль­шое чис­ло энер­гич­ных со­пер­ни­ков, ведущих борь­бу по всем на­прав­ле­ни­ям, ско­рее все­го, на­бо­лее важ­ное зве­но япон­ско­го успе­ха” [1, с. 452]. В то же вре­мя для тех от­рас­лей, где го­су­дар­ство ак­тив­но вме­ши­ва­лось, огра' ни­чи­вая кон­ку­рен­цию (сель­ское хо­зяй­ство, стро­и­тель­ство, роз­нич­ная тор­гов­ля), ха­рак­те­рен низ­кий уро­вень кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти. В 2000 г. вы­шла кни­га “Мо' жет ли Япо­ния кон­ку­ри­ро­вать?”, в ко­то­рой М. Пор­тер вме­сте с япон­ски­ми уче­ны' ми ис­сле­до­вал при­чи­ны стаг­на­ции эко­но­ми­ки этой стра­ны в 1990'х го­дах. Они сде' ла­ли неожи­дан­ный для мно­гих вы­вод: “Про­слав­лен­ный япон­ский “бю­ро­кра­ти­че' ский ка­пи­та­лизм” не яв­ля­ет­ся при­чи­ной успе­ха Япо­нии. На са­мом де­ле он сто­ит у ис­то­ков неудач этой стра­ны” [2, с. 19]. Ана­ли­зи­руя при­чи­ны успеш­но­го раз­ви­тия Юж­ной Ко­реи, М. Пор­тер ука­зы­вал на на­ли­чие прак­ти­че­ски в каж­дой успеш­но дей­ству­ю­щей от­рас­ли про­мыш­лен­но­сти че­ты­рех или пя­ти ком­па­ний и “ярост­ную, да­же без­жа­лост­ную кон­ку­рен­цию” меж­ду ни­ми [1, с. 512].

М. Пор­тер кри­ти­че­ски от­но­сит­ся к тра­ди­ци­он­ным ин­стру­мен­там про­мыш­лен' ной политики – льго­там и суб­си­ди­ям. “Роль го­су­дар­ства долж­на за­клю­чать­ся в том, что­бы “под­тал­ки­вать” оте­че­ствен­ную про­мыш­лен­ность и по­буж­дать ее к раз­ви­тию, а не пред­ла­гать “по­мощь”, да­ю­щую про­мыш­лен­но­сти воз­мож­ность не раз­ви­вать' ся” [1, с. 48]. При этом, в от­ли­чие от мно­гих нео­клас­си­ков, Пор­тер не яв­ля­ет­ся прин­ци­пи­аль­ным про­тив­ни­ком го­су­дар­ствен­но­го вме­ша­тель­ства в эко­но­ми­ку. Он вы­сту­па­ет за ак­тив­ную го­су­дар­ствен­ную по­ли­ти­ку, но под­чер­ки­ва­ет, что необ­хо­ди' мо ис­поль­зо­вать толь­ко те ме­то­ды и ин­стру­мен­ты, ко­то­рые не при­во­дят к ослаб­ле' нию кон­ку­рен­ции. Осо­бое вни­ма­ние М. Пор­тер уде­ля­ет под­держ­ке кла­сте­ров. Ана'

ли­зи­руя раз­ви­тие Япо­нии, он от­ме­ча­ет важ­ную роль та­ких ис­поль­зу­е­мых го­су­дар' ством средств, как под­дер­жа­ние вы­со­ких стан­дар­тов, сти­му­ли­ро­ва­ние спро­са на вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ную про­дук­цию.

Глу­бо­кий эко­но­ми­че­ский кри­зис обу­сло­вил по­иск луч­ших пу­тей раз­ви­тия укра­ин­ской эко­но­ми­ки, по­вы­ше­ние ее кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти. Од­на­ко до сих пор не ис­сле­до­ва­ны те воз­мож­но­сти, ко­то­рые обес­пе­чи­ва­ет для оте­че­ствен­ной эко­но' ми­ки ак­ти­ви­за­ция кон­ку­рен­ции.

Сле­до­ва­тель­но, цель ста­тьи – обос­но­вать необ­хо­ди­мость и пу­ти раз­ви­тия кон' ку­рен­ции в Укра­ине.

Де­ре­гу­ли­ро­ва­ние и раз­ви­тие кон­ку­рен­ции – при­о­ри­те­ты эко­но­ми­че­ской политики раз­ви­тых стран

Уси­ле­ние го­су­дар­ствен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния эко­но­ми­ки в раз­ви­тых стра­нах вслед­ствие Ве­ли­кой де­прес­сии при­ве­ло к огра­ни­че­нию кон­ку­рен­ции в ря­де важ' ных от­рас­лей. Да­ле­ко не всегда это оправ­да­но. Так, в США бы­ло вве­де­но ре­гу­ли­ро' ва­ние гру­зо­во­го ав­то­мо­биль­но­го и авиа­ци­он­но­го транс­пор­та. Кон­тро­ли­ро­ва­лись та­ри­фы, а так­же вход на ры­нок и вы­ход с рын­ка фирм: 16 авиа­ком­па­ний по­лу­чи­ли ста­тус ма­ги­страль­ных пе­ре­воз­чи­ков и об­слу­жи­ва­ли наи­бо­лее важ­ные марш­ру­ты. С 1938 по 1978 г. Управ­ле­ние граж­дан­ской авиа­ции не раз­ре­ши­ло вход на ры­нок ни од­но­му но­во­му ма­ги­страль­но­му пе­ре­воз­чи­ку. Бы­ли от­кло­не­ны 79 за­явок от раз­ных ком­па­ний [3, с. 678]. Огра­ни­чи­вал­ся так­же вход ком­па­ний на марш­ру­ты, об­слу­жи' ва­ю­щи­е­ся дру­ги­ми: удо­вле­тво­ря­лось толь­ко 10% со­от­вет­ству­ю­щих за­явок.

Од­на­ко в 1970–1980'х го­дах в США в сфе­ре транс­пор­та сна­ча­ла бы­ли ослаб­ле­ны огра­ни­че­ния, а за­тем от­ме­не­но ре­гу­ли­ро­ва­ние цен. Авиа­ком­па­ни­ям так­же поз­во­ли' ли об­слу­жи­вать лю­бые марш­ру­ты. Бы­ли лик­ви­ди­ро­ва­ны не­ко­то­рые ре­гу­ля­тор­ные ор­га­ны: Управ­ле­ние граж­дан­ской авиа­ции (1985 г.), Ко­мис­сия по тор­гов­ле меж­ду шта­та­ми (1995 г.). В ре­зуль­та­те уси­ли­лась кон­ку­рен­ция, сни­зи­лись це­ны, уве­ли­чи' лись объ­е­мы пе­ре­во­зок. По неко­то­рым рас­че­там, бла­го­да­ря де­ре­гу­ли­ро­ва­нию транс' пор­та в США по­тре­би­те­ли еже­год­но эко­но­мят при­бли­зи­тель­но 60 млрд. дол., в том чис­ле бла­го­да­ря де­ре­гу­ли­ро­ва­нию де­я­тель­но­сти авиа­ком­па­ний – 15 млрд., гру­зо­вых ав­то­пе­ре­во­зок – 30 млрд., же­лез­но­до­рож­но­го транс­пор­та – 15 млрд. дол. [3, с. 76]. Де­ре­гу­ли­ро­ва­ние бы­ло осу­ществ­ле­но так­же в свя­зи и в неко­то­рых дру­гих сфе­рах. Ес' ли в 1977 г. на пол­но­стью ре­гу­ли­ру­е­мые от­рас­ли при­хо­ди­лось 17% ВВП США, то в 1988 г. – 6,6% [3, с. 384–385].

Де­ре­гу­ли­ро­ва­ние ак­тив­но осу­ществ­ля­лось и в боль­шин­стве дру­гих раз­ви­тых стран, что спо­соб­ство­ва­ло по­вы­ше­нию кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти их эко­но­мик. Так, де­ре­гу­ли­ро­ва­ние рын­ка авиа­пе­ре­во­зок в ЕС в 1990'х го­дах при­ве­ло к су­ще­ствен­но' му сни­же­нию та­ри­фов и уве­ли­че­нию объ­е­ма пе­ре­во­зок. Но в неко­то­рых слу­ча­ях оно не обес­пе­чи­ло ожи­да­е­мо­го эф­фек­та. Это во мно­гом бы­ло свя­за­но с эф­фек­тив' но­стью ан­ти­мо­но­поль­ной политики. “По­сколь­ку вы­го­ды от де­ре­гу­ли­ро­ва­ния мож­но ре­а­ли­зо­вать толь­ко при усло­вии, ес­ли фир­мы не бу­дут вхо­дить в сго­вор с це­лью по­вы­ше­ния це­ны, не бу­дут про­ти­во­дей­ство­вать вхож­де­нию в ры­нок но­вых участ' ни­ков и не бу­дут пы­тать­ся вы­тес­нить кон­ку­рен­тов из от­рас­ли с по­мо­щью хищ­ни' чес­ких дей­ствий, при­ме­не­ние ан­ти­мо­но­поль­ной политики мо­жет стать ре­ша­ю­щим фак­то­ром в ре­а­ли­за­ции упо­мя­ну­тых вы­год” [3, с. 694].

В то же вре­мя де­ре­гу­ли­ро­ва­ние не яв­ля­ет­ся уни­вер­саль­ным прин­ци­пом эко­но' ми­че­ской политики. Ре­гу­ли­ро­ва­ние со­хра­ня­ет­ся в ря­де клю­че­вых от­рас­лей. Бо­лее то­го, оно вво­дит­ся в неко­то­рых от­рас­лях, где его ра­нее не бы­ло или оно бы­ло сла' бым. Так, в раз­ви­тых стра­нах ак­тив­но раз­ви­ва­ют­ся роз­нич­ные тор­го­вые се­ти. Их быст­рый рост при­вел, в част­но­сти, к су­ще­ствен­но­му уве­ли­че­нию про­из­во­ди­тель'

но­сти тру­да в роз­нич­ной тор­гов­ле и яв­ля­ет­ся од­ним из наи­бо­лее важ­них фак­то­ров по­вы­ше­ния эф­фек­тив­но­сти эко­но­ми­ки в це­лом. В то же вре­мя роз­нич­ные се­ти, в от­ли­чие от от­дель­ных ма­га­зи­нов, име­ют зна­чи­тель­ную ры­ноч­ную власть. В ря­де слу­ча­ев они на­вя­зы­ва­ют по­став­щи­кам опре­де­лен­ные услу­ги и нерав­но­прав­ные до' го­во­ры, за­дер­жи­ва­ют пла­те­жи за ре­а­ли­зо­ван­ные то­ва­ры и др. Та­кие зло­упо­треб­ле' ния вы­зва­ли необ­хо­ди­мость вме­ша­тель­ства го­су­дар­ства. Так, в ЕС для упо­ря­до­че' ния вза­и­мо­от­но­ше­ний тор­го­вых се­тей с по­став­щи­ка­ми и по­тре­би­те­ля­ми при­ня­ты та­кие че­ты­ре ос­нов­ных до­ку­мен­та: Ди­рек­ти­ва 2011/7/ЕС Ев­ро­пар­ла­мен­та и Со­ве' та ЕС “О про­ти­во­дей­ствии за­держ­кам пла­те­жей в ком­мер­че­ских со­гла­ше­ни­ях”, Green Paper Ев­ро­ко­мис­сии по неспра­вед­ли­вым тор­го­вым прак­ти­кам в от­но­ше­ни­ях меж­ду по­став­щи­ка­ми и тор­го­вы­ми се­тя­ми (2013), Ев­ро­пей­ский план дей­ствий в роз­нич­ной тор­гов­ле (2013) и Ре­зо­лю­ция Ев­ро­пар­ла­мен­та по Ев­ро­пей­ско­му пла­ну дей­ствий в роз­нич­ной тор­гов­ле (2013). Со­глас­но этим до­ку­мен­там, пе­ре­кла­ды­ва­ние рис­ков на контр­аген­тов и на­вя­зы­ва­ние им до­пол­ни­тель­ных услуг рас­смат­ри­ва­ют­ся как нечест­ная тор­го­вая прак­ти­ка. Уста­нов­ле­но, что пла­те­жи по­став­щи­ков в поль­зу тор­го­вых се­тей долж­ны взи­мать­ся толь­ко за ре­аль­ные услу­ги, быть про­пор­ци­о­наль' ны­ми и про­зрач­ны­ми. Ре­ко­мен­ду­ет­ся уста­нав­ли­вать сро­ки рас­че­тов за по­став­лен' ные то­ва­ры от 30 до 60 ка­лен­дар­ных дней.

Од­ним из наи­бо­лее дей­ствен­ных ин­стру­мен­тов, ис­поль­зу­е­мым при осу­щест' вле­нии де­ре­гу­ли­ро­ва­ния, яв­ля­ет­ся ана­лиз ре­гу­ли­ру­ю­ще­го воз­дей­ствия (АРВ). Это – фор­ма­ли­зо­ван­ный про­цесс экс­пер­ти­зы но­вых нор­ма­тив­ных до­ку­мен­тов, при­зван' ный вы­яс­нить, пре­вы­ша­ют ли вы­го­ды от нор­мы ре­гу­ли­ро­ва­ния свя­зан­ные с ней рас' хо­ды. Од­на­ко не­ко­то­рые ак­ты, фор­маль­но от­ве­ча­ю­щие тре­бо­ва­ни­ям АРВ, в то же вре­мя мо­гут се­рьез­но огра­ни­чи­вать кон­ку­рен­цию. В си­лу это­го в неко­то­рых стра­нах про­ве­де­ны ре­фор­мы, на­прав­лен­ные на раз­ви­тие кон­ку­рен­ции. Од­на из наи­бо­лее успеш­ных ре­форм та­ко­го ро­да про­ве­де­на в Ав­стра­лии в 1990'е го­ды. В хо­де экс­пер' ти­зы за­ко­но­да­тель­ства бы­ло ви­яв­ле­но 1700 ак­тов, со­дер­жа­щих нор­мы, огра­ни­чи­ва' ющие кон­ку­рен­цию *. В боль­шин­ство из них бы­ли вне­се­ны из­ме­не­ния. С тех пор Ав­стра­лия де­мон­стри­ру­ет впе­чат­ля­ю­щие эко­но­ми­че­ские по­ка­за­те­ли. По оцен­кам пра­ви­тель­ства стра­ны, бла­го­да­ря ре­а­ли­за­ции этой ре­фор­мы сред­няя ав­стра­лий­ская се­мья еже­год­но по­лу­ча­ет до­пол­ни­тель­ный до­ход, эк­ви­ва­лент­ный 4 тыс. ев­ро **.

Ор­га­ни­за­ция эко­но­ми­че­ско­го со­труд­ни­че­ства и раз­ви­тия (ОЭСР) под­го­то­ви' ла Ин­стру­мен­та­рий для оцен­ки воз­дей­ствия на кон­ку­рен­цию. В нем со­дер­жат­ся ме­то­ди­ка вы­яв­ле­ния ненуж­ных огра­ни­че­ний кон­ку­рен­ции и вы­ра­бот­ка аль­тер­на' тив­ных мер, ко­то­рые бы поз­во­ли­ли до­стичь по­став­лен­ных це­лей. Этот до­ку­мент впер­вые был опуб­ли­ко­ван в 2007 г., позд­нее в него вно­си­лись до­пол­не­ния.

Один из глав­ных эле­мен­тов Ин­стру­мен­та­рия – кон­троль­ный спи­сок во­про­сов для оцен­ки вли­я­ния на кон­ку­рен­цию. В нем 15 про­стых во­про­сов, поз­во­ля­ю­щих уста­но­вить по­тен­ци­ал ан­ти­кон­ку­рент­но­го вли­я­ния ре­гу­ля­тор­но­го ак­та или его про' ек­та без глу­бо­ких зна­ний по­ло­же­ния в от­рас­ли ***. Кон­троль­ный спи­сок ис­поль­зу­ет' ся для на­чаль­ной оцен­ки как свое­об­раз­ный кон­ку­рент­ный фильтр. Ес­ли вы­яс­нит­ся,

Ин­стру­мен­та­рий для оцен­ки воз­дей­ствия на кон­ку­рен­цию. – Т. 1 : Прин­ци­пы. – Вер­сия 2.0 / OECD, 2011. – С. 33 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www.oecd.org/daf/ competition/assessment'toolkit.htm.

** Ин­стру­мен­та­рий для оцен­ки воз­дей­ствия на кон­ку­рен­цию. – Т. 2 : Ру­ко­вод­ство. – Вер' сия 2.0 / OECD, 2011. – С. 13–14 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www.oecd.org/ daf/competition/assessment'toolkit.htm.

*** Ин­стру­мен­та­рий для оцен­ки воз­дей­ствия на кон­ку­рен­цию. – Т. 1 : Прин­ци­пы. – Вер' сия 2.0 / OECD, 2011. – С. 8–10 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www.oecd.org/ daf/competition/assessment'toolkit.htm.

что ре­гу­ля­тор­ный акт мо­жет на­не­сти вред кон­ку­рен­ции (на­при­мер, огра­ни­чи­вая ко' ли­че­ство или круг по­став­щи­ков, со­кра­щая их спо­соб­ность ве­сти кон­ку­рен­цию, сни' жая за­ин­те­ре­со­ван­ность по­став­щи­ков ве­сти энер­гич­ную кон­ку­рен­цию, огра­ни­чи' вая вы­бор по­тре­би­те­ля и до­ступ­ную для него ин­фор­ма­цию), про­во­дит­ся пол­ная оцен' ка. Она вклю­ча­ет: чет­кое вы­яв­ле­ние за­дач ак­та; фор­му­ли­ро­ва­ние аль­тер­на­тив­ных норм ре­гу­ли­ро­ва­ния, поз­во­ля­ю­щих вы­пол­нить эти за­да­чи; оцен­ку кон­ку­рент­ных по' след­ствий каж­дой аль­тер­на­ти­вы; со­по­став­ле­ние аль­тер­на­тив. Роз­ра­бот­чи­ки ре­гу­ля' тор­но­го ак­та долж­ны пред­ло­жить наи­ме­нее ан­ти­кон­ку­рент­ную аль­тер­на­ти­ву, ко­то' рая поз­во­лит до­стичь по­став­лен­ных за­дач *. В до­ку­мен­те так­же при­во­дят­ся при­ме­ры от­ри­ца­тель­но­го вли­я­ния опре­де­лен­ных ре­гу­ля­тор­ных ак­тов на кон­ку­рен­цию, ана' ли­зи­ру­ет­ся опыт ря­да стран по устра­не­нию та­ких огра­ни­че­ний, дается де­таль­ная ин' фор­ма­ция по клю­че­вым во­про­сам, ко­то­рые сле­ду­ет рас­смот­реть при про­ве­де­нии оцен­ки вли­я­ния на кон­ку­рен­цию, пред­ла­га­ют­ся ре­ко­мен­да­ции, как ис­поль­зо­вать дан­ную оцен­ку в де­я­тель­но­сти ор­га­нов вла­сти.

ОЭСР ре­ко­мен­ду­ет ин­те­гри­ро­вать АРВ и оцен­ку воз­дей­ствия на кон­ку­рен­цию. На­при­мер, в Ев­ро­ко­мис­сии оцен­ка воз­дей­ствия на кон­ку­рен­цию ста­ла обя­за­тель' ной ча­стью АРВ с 2005 г. В ок­тяб­ре 2009 г., в раз­гар ми­ро­во­го эко­но­ми­че­ско­го кри­зи' са, Со­вет ОЭСР утвер­дил Ре­ко­мен­да­цию по оцен­ке воз­дей­ствия на кон­ку­рен­цию. Пра­ви­тель­ствам го­су­дарств – чле­нов ОЭСР бы­ло ре­ко­мен­до­ва­но пе­ре­смот­реть меры го­су­дар­ствен­ной политики, ко­то­рые без нуж­ды огра­ни­чи­ва­ют кон­ку­рен­цию, сде­лав вы­бор в поль­зу бо­лее бла­го­при­ят­ной для кон­ку­рен­ции аль­тер­на­ти­вы, ко­то­рая бу­дет от­ве­чать це­лям, пред­став­ля­ю­щим об­ще­ствен­ный ин­те­рес, при­ни­мая во вни­ма­ние вы­го­ды и рас­хо­ды на ее ре­а­ли­за­цию. Для это­го це­ле­со­об­раз­но со­здать ин­сти­ту­ци­он' ные ме­ха­низ­мы для про­ве­де­ния оцен­ки воз­дей­ствия на кон­ку­рен­цию, при­вле­кая к это­му про­цес­су ор­га­ны за­щи­ты кон­ку­рен­ции ли­бо долж­ност­ных лиц, име­ю­щих опре­де­лен­ный опыт и на­вы­ки. Со­вет ОЭСР так­же при­гла­сил стра­ны, не яв­ля­ю­щие' ся ее чле­на­ми, под­дер­жать Ре­ко­мен­да­цию и при­сту­пить к ее осу­ществ­ле­нию **.

Кон­ку­рен­ция и эко­но­ми­че­ский рост в Укра­ине

Боль­шин­ство оте­че­ствен­ных пред­при­я­тий дей­ству­ет в кон­ку­рент­ной сре­де, од' на­ко на мно­гих важ­ных рын­ках кон­ку­рен­ция от­сут­ству­ет ли­бо су­ще­ствен­но огра­ни­че' на. Как спра­вед­ли­во от­ме­чал ака­де­мик В. Геец, “го­су­дар­ство до­пу­сти­ло фор­ми­ро­ва­ние мо­но­поль­но ор­га­ни­зо­ван­но­го ка­пи­та­лиз­ма” [4, c. 12]. Это свя­за­но пре­жде все­го с вы' со­ким уров­нем кон­цен­тра­ции на неко­то­рых рын­ках. При­ве­дем при­ме­ры. Ком­па­ния ДТЭК до­бы­ва­ет 85% уг­ля. Ей же при­над­ле­жат теп­ло­вые элек­тро­стан­ции, да­ю­щие 80% элек­тро­энер­гии, про­из­во­ди­мой все­ми ТЭС Укра­и­ны. Не уди­ви­тель­но, что та­ри­фы на элек­тро­энер­гию стре­ми­тель­но рас­тут. Роз­нич­ные тор­го­вые се­ти, поль­зу­ясь сво­ей ры' ноч­ной вла­стью, фак­ти­че­ски гра­бят про­из­во­ди­те­лей, на­вя­зы­вая им ка­баль­ные ус­ло' вия до­го­во­ров. Про­ана­ли­зи­ро­вав струк­ту­ру це­ны сред­не­го то­ва­ра в этих се­тях, спе­ци' али­сты Ан­ти­мо­но­поль­но­го ко­ми­те­та Укра­и­ны (да­лее – АМКУ) вы­яс­ни­ли, что рас­хо' ды на его при­об­ре­те­ние со­став­ля­ют 55%, а тор­го­вая на­цен­ка – 16,51%. По­чти 30% – это де­неж­ные сред­ства, ко­то­рые роз­нич­ные тор­го­вые се­ти по­лу­ча­ют вслед­ствие зло' упо­треб­ле­ния ры­ноч­ной вла­стью: на­вя­зы­ва­ния по­став­щи­кам раз­лич­ных услуг, пе­ре' кла­ды­ва­ния на них де­ло­вых рис­ков, за­держ­ки пла­те­жей за ре­а­ли­зо­ван­ные то­ва­ры (сро­ки рас­че­та мо­гут со­став­лять до 150 дней). До­пол­ни­тель­ные до­хо­ды, ко­то­рые по­лу­чи­ли роз­нич­ные се­ти в ре­зуль­та­те при­ме­не­ния та­ких прак­тик, по рас­че­там АМКУ, со­став' ля­ли в 2011 г. 14 млрд. грн., а в 2012 г. – свы­ше 19 млрд. грн., или 1,28% ВВП Украи' Там же, с. 43. OECD Recommendation on Competition Assessment [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до' сту­па : http://www.oecd.org/daf/competition/oecdrecommendationoncompetitionassessment.htm.

ны [5]. Это от­ри­ца­тель­но ска­зы­ва­ет­ся на кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти оте­че­ствен­ных пред' при­я­тий, при­во­дит к ро­сту цен и сни­же­нию до­хо­дов на­се­ле­ния.

Роз­нич­ные тор­го­вые се­ти зло­упо­треб­ля­ют ры­ноч­ной вла­стью и в дру­гих стра' нах, но в Укра­ине мас­штаб та­ких зло­упо­треб­ле­ний за­мет­но боль­ше. Со­во­куп­ная эф' фек­тив­ная мар­жа (раз­ни­ца меж­ду до­хо­да­ми и обос­но­ван­ны­ми рас­хо­да­ми) укра­ин' ских ри­тей­ле­ров с пре­иму­ще­ствен­но про­до­воль­ствен­ным ас­сор­ти­мен­том в сред­нем со­став­ля­ет 45%, то­гда как поль­ско­го Eurocash – 10,5, BIM (Тур­ция) – 15,6, рос­сий' ских X5 Retail, “Ма­г­нит”, Dixy – 23–28% [5].

Сверх­при­бы­ли оте­че­ствен­ных тор­го­вых се­тей ча­стич­но объ­яс­ня­ют­ся тем, что они ко­ор­ди­ни­ру­ют свою де­я­тель­ность. Рас­крыв сго­вор, в ко­то­ром при­ни­ма­ли учас' тие 15 роз­нич­ных се­тей и ис­сле­до­ва­тель­ская ком­па­ния “Ас­ниль­сен Юкр­эйн”, АМКУ в ап­ре­ле 2015 г. оштра­фо­вал их на об­щую сум­му 203,6 млн. грн.

Мо­но­по­ли­за­ция мно­гих рын­ков ли­бо су­ще­ствен­ное огра­ни­че­ние кон­ку­рен' ции на них ча­сто свя­за­ны с по­ло­же­ни­я­ми нор­ма­тив­ных до­ку­мен­тов или дей­ствия' ми го­су­дар­ствен­ных ор­га­нов. Так, ос­нов­ную часть авиа­пе­ре­во­зок внут­ри стра­ны осу­ществ­ля­ет ком­па­ния МАУ. При этом це­ны на авиа­би­ле­ты в Укра­ине зна­чи­тель' но вы­ше, чем в со­сед­них го­су­дар­ствах. В то же вре­мя на ры­нок до недав­не­го вре­ме' ни не до­пус­ка­лись ино­стран­ные ком­па­нии, ко­то­рые мо­гут пе­ре­во­зить пас­са­жи­ров по бо­лее низ­ким це­нам.

Еще один при­мер. Го­до­вая пла­та за ли­цен­зию на опто­вую тор­гов­лю ви­ном дол' гое вре­мя со­став­ля­ла 500 тыс. грн. для всех субъ­ек­тов хо­зяй­ство­ва­ния. Эта нор­ма бы­ла про­лоб­би­ро­ва­на круп­ны­ми про­из­во­ди­те­ля­ми ви­на для уни­что­же­ния их кон­ку­рен' тов – ма­лых и сред­них пред­при­я­тий. Лишь в 2016 г. про­из­во­ди­те­лям вин, ко­то­рые про­из­во­дят их ис­клю­чи­тель­но из ви­но­ма­те­ри­а­лов соб­ствен­но­го про­из­вод­ства, раз' ре­ше­но осу­ществ­лять опто­вую тор­гов­лю ими без по­лу­че­ния от­дель­ной ли­цен­зии.

Ха­рак­тер­ной осо­бен­но­стью укра­ин­ской эко­но­ми­ки яв­ля­ет­ся нера­вен­ство в усло­ви­ях кон­ку­рен­ции, что свя­за­но с раз­ны­ми ре­жи­ма­ми на­ло­го­об­ло­же­ния, суб' си­ди­я­ми, неоди­на­ко­вым до­сту­пом к зе­мель­ным участ­кам, ин­фра­струк­ту­ре и др. В 2004 г. вы­шла ра­бо­та “Биз­нес'сре­да в Укра­ине”, под­го­тов­лен­ная на ос­но­ве опро­са ру­ко­во­ди­те­лей 2800 пред­при­я­тий. В ней от­ме­ча­ет­ся, что 18% опро­шен­ных счи­та­ли нерав­ные усло­вия кон­ку­рен­ции очень важ­ной пре­гра­дой для биз­не­са, 43% – важ' ной пре­гра­дой. Этот фак­тор по зна­чи­мо­сти был чет­вер­тым пре­пят­стви­ем на пу­ти раз­ви­тия биз­не­са по­сле неста­биль­но­сти за­ко­но­да­тель­ства, кор­руп­ции и по­ли­ти' чес­кой неста­биль­но­сти *. Нет ос­но­ва­ний счи­тать, что се­го­дня си­ту­а­ция иная.

В то же вре­мя с 2000 по 2008 г. тем­пы эко­но­ми­че­ско­го ро­ста в Укра­ине бы­ли вы­со' ки­ми. При­чи­ны это­го оце­ни­ва­ют­ся по'раз­но­му. “Ка­жет­ся, что од­на из глав­ных при' чин то­гдаш­не­го ро­ста бы­ла до­ста­точ­но ба­наль­на, – пи­шет С. Ко­раб­лин, – в его ос­но­ве ле­жа­ли не “ра­ди­каль­ные струк­тур­ные ре­фор­мы”, не осо­бый биз­нес'кли­мат и не ста' биль­ная по­ли­ти­че­ская сре­да, а неза­ви­си­мый от них взлет цен на сы­рье” [6, c. 79]. Для под­твер­жде­ния это­го те­зи­са он при­во­дит дан­ные о ди­на­ми­ке ми­ро­вых цен на клю­че' вые то­ва­ры укра­ин­ско­го экс­пор­та: пше­ни­цу, сталь, азот­ные удоб­ре­ния, под­сол­неч­ное мас­ло. Од­на­ко эти дан­ные не вполне от­ве­ча­ют сде­лан­но­му С. Ко­раб­ли­ным вы­во­ду. Как вид­но на при­ве­ден­ном им ри­сун­ке 2, ми­ро­вые це­ны на ука­зан­ные то­ва­ры в на­ча­ле де­ся­ти­ле­тия бы­ли срав­ни­тель­но низ­ки­ми. Их рост на­чал­ся в 2002 г., но лишь в 2004 г. свод­ный ин­декс цен дан­ных то­ва­ров пре­вы­сил уро­вень 1995 г. [6, c. 78]. Сле­до­ва­тель­но, мож­но го­во­рить, что толь­ко на­чи­ная с это­го вре­ме­ни Укра­и­на по­па­ла в “сы­рье­вой Эдем”. В то же вре­мя в 2003 г. ВВП Укра­и­ны пре­вы­сил уро­вень 1999 г. на 33%. Для эко­но­ми­че­ско­го ро­ста за эти че­ты­ре го­да необ­хо­ди­мо иное объ­яс­не­ние. Біз­нес'се­ре­до­ви­ще в Україні / Між­на­род­на Фі­нан­со­ва Кор­по­ра­ція, 2014. – 100 с.

Ста­ти­сти­че­ские ор­га­ны Укра­и­ны ре­гу­ляр­но про­во­дят опрос ру­ко­во­ди­те­лей пред­при­я­тий, вы­яс­няя фак­то­ры, сдер­жи­ва­ю­щие про­из­вод­ство. Сре­ди та­ких фак' то­ров – вы­со­кая кон­ку­рен­ция со сто­ро­ны как оте­че­ствен­ных, так и ана­ло­гич­ных за­ру­беж­ных то­ва­ров. На наш взгляд, это сви­де­тель­ству­ет пре­жде все­го об ин­тен' сив­но­сти внут­рен­ней и внеш­ней кон­ку­рен­ции. Ес­ли в 1998 г. вы­со­кую кон­ку­рен' цию со сто­ро­ны оте­че­ствен­ных то­ва­ров от­ме­ча­ли 9% ру­ко­во­ди­те­лей про­мыш­лен' ных пред­при­я­тий, то в 2006 г. – 35–36% (рис. 1). В 1997 г. на за­мет­ной кон­ку­рен­ции со сто­ро­ны оте­че­ствен­ных пред­при­я­тий де­ла­ли ак­цент 12–15% стро­и­тель­ных ор­га' ни­за­ций, а в 2007 г. – 31–35% (рис. 2). На зна­чи­тель­ную кон­ку­рен­цию со сто­ро­ны оте­че­ствен­ных пе­ре­воз­чи­ков в 2005–2008 гг. ука­зы­ва­ли 50–60% пред­при­я­тий транс' пор­та (рис. 3). В этот же пе­ри­од так­же уси­ли­лось, хо­тя и в мень­шей ме­ре, вли­я­ние внеш­ней кон­ку­рен­ции.

Со­сто­я­ние кон­ку­рент­ной сре­ды мож­но так­же ис­сле­до­вать на ос­но­ве ана­ли­за струк­ту­ры рын­ков. В свое вре­мя та­кая ра­бо­та бы­ла на­ча­та в Ан­ти­мо­но­поль­ном ко' ми­те­те Укра­и­ны. Бы­ли вы­де­ле­ны че­ты­ре груп­пы рын­ков: “чи­стой” мо­но­по­лии, на ко­то­рых до­ля круп­ней­ше­го пред­при­я­тия пре­вы­ша­ет 90%; с при­зна­ка­ми до­ми­ни'

ро­ва­ния (до­ля круп­ней­ше­го пред­при­я­тия пре­вы­ша­ет 35%, но мень­ше 90%); с при' зна­ка­ми “жест­кой” оли­го­по­лии, где до­ля трех круп­ней­ших пред­при­я­тий пре­вы' ша­ет 50%; с кон­ку­рент­ной струк­ту­рой (все дру­гие).

Бы­ла опре­де­ле­на до­ля пред­при­я­тий, дей­ству­ю­щих на рын­ках раз­ных ти­пов, в об­щем объ­е­ме про­из­вод­ства (ре­а­ли­за­ции). Со­от­вет­ству­ю­щие дан­ные, рас­счи­тан' ные на ос­но­ве ста­ти­сти­че­ской ин­фор­ма­ции в от­но­ше­нии при­бли­зи­тель­но 300 об' ще­го­су­дар­ствен­ных и 2000 ре­ги­о­наль­ных рын­ков, при­ве­де­ны в таб­ли­це.

Струк­тур­ные пред­по­сыл­ки кон­ку­рен­ции в эко­но­ми­ке Укра­и­ны в 2000–2005 гг. *

Хо­тя дан­ные го­ды не являются пол­но­стью со­по­ста­ви­мы­ми, они по­ка­зы­ва­ют, что до­ля рын­ков с кон­ку­рент­ной струк­ту­рой за 2000–2005 гг. су­ще­ствен­но воз­рос­ла, то­гда как до­ля мо­но­по­ли­зи­ро­ван­ных рын­ков со­кра­ти­лась. В 2005 г. по­чти 60% про­дук­ции ре­а­ли­зо­вы­ва­лось пред­при­я­ти­я­ми, дей­ство­вав­ши­ми на рын­ках с кон­ку­рент­ной струк' ту­рой. Это по­ка­зы­ва­ет раз­ви­тие кон­ку­рент­ных от­но­ше­ний в Укра­ине. Хо­тя со­от­вет' ству­ю­щие рас­че­ты осу­ществ­ля­лись и в даль­ней­шем, неод­но­крат­ные из­ме­не­ния ста­тис' ти­че­ской ме­то­до­ло­гии сде­ла­ли невоз­мож­ным со­по­став­ле­ние их ре­зуль­та­тов.

Уси­ле­ние внут­рен­ней кон­ку­рен­ции бы­ло пре­жде все­го ре­зуль­та­том ры­ноч­ных ре' форм, к ко­то­рым да­ле­ко не сра­зу адап­ти­ро­ва­лись оте­че­ствен­ные пред­при­я­тия. Очень важ­ную роль сыг­ра­ли так­же меры по де­ре­гу­ли­ро­ва­нию эко­но­ми­ки и раз­ви­тию кон­ку'

рен­ции, пред­при­ня­тые в кон­це 1990'х го­дов. Упро­щен­ная си­сте­ма на­ло­го­об­ло­же­ния, уче­та и от­чет­но­сти спо­соб­ство­ва­ла вы­хо­ду из те­ни со­тен ты­сяч пред­при­ни­ма­те­лей. По­сле при­ня­тия в 2000 г. За­ко­на Укра­и­ны “О ли­цен­зи­ро­ва­нии опре­де­лен­ных ви­дов хо­зяй­ствен­ной де­я­тель­но­сти” ко­ли­че­ство пред­при­ни­ма­те­лей, ко­то­рым нуж­ны бы­ли ли­цен­зии, со­кра­ти­лось в несколь­ко раз. В этом же го­ду бы­ли от­ме­не­ны око­ло 200 ре' ше­ний о предо­став­ле­нии на­ло­го­вых льгот от­дель­ным фир­мам, и биз­не­сме­ны по­ня­ли, что день­ги нуж­но вкла­ды­вать не толь­ко в чи­нов­ни­ков, но и в про­из­вод­ство. В 1999 г. был из­дан Указ Пре­зи­ден­та Укра­и­ны “Об ос­нов­ных на­прав­ле­ни­ях кон­ку­рент­ной по' ли­ти­ки на 1999–2000 го­ды”, а в 2001 г. – Указ Пре­зи­ден­та Укра­и­ны “Об ос­нов­ных на' прав­ле­ни­ях кон­ку­рент­ной политики на 2002–2004 го­ды”. Несмот­ря на де­кла­ра­тив­ность мно­гих по­ло­же­ний, они так­же при­ве­ли к раз­ви­тию кон­ку­рен­ции. Очень важ­ную роль сыг­ра­ла аг­рар­ная ре­фор­ма, по­спо­соб­ство­вав­шая пе­ре­хо­ду зем­ли к бо­лее эф­фек­тив' ным про­из­во­ди­те­лям, раз­ви­тию ма­ло­го биз­не­са на се­ле.

На наш взгляд, имен­но уси­ле­ние внут­рен­ней кон­ку­рен­ции ста­ло од­ной из важ' ней­ших дви­жу­щих сил подъ­ема, на­чав­ше­го­ся в 2000 г. По­нят­но, что важ­ное зна­че' ние име­ли так­же и дру­гие фак­то­ры. В ре­зуль­та­те де­неж­ной ре­фор­мы 1996 г. и взве' шен­ной мо­не­тар­ной политики су­ще­ствен­но сни­зи­лись тем­пы ин­фля­ции. Де­валь' ва­ция грив­ни в 1998 г. спо­соб­ство­ва­ла ро­сту це­но­вой кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти укра­ин­ских то­ва­ров. Пред­при­ни­ма­те­ли при­об­ре­ли опыт ра­бо­ты в усло­ви­ях рын­ка.

Как по­ка­за­но на ри­сун­ках 1–3, ин­тен­сив­ность кон­ку­рен­ции до­стиг­ла мак­си­му­ма в 2006–2007 гг., а за­тем сни­зи­лась. Это бы­ло свя­за­но с ухуд­ше­ни­ем усло­вий пред­при' ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­сти в свя­зи с уси­ле­ни­ем кор­руп­ции, ши­ро­ким рас­про­стране' ни­ем рей­дер­ства и т. д. На со­сто­я­ние кон­ку­рент­ной сре­ды в сфе­ре го­су­дар­ствен­ных за­ку­пок крайне от­ри­ца­тель­но по­вли­я­ла де­я­тель­ность Тен­дер­ной па­ла­ты. Си­ту­а­ция осо­бен­но ухуд­ши­лась по­сле 2010 г. При со­дей­ствии власт­ных струк­тур бы­ла фак­ти­че' ски устра­не­на кон­ку­рен­ция на ря­де важ­ных рын­ков. Так, был уста­нов­лен кон­троль над рын­ком сжи­жен­но­го га­за, ком­па­ния “Ме­га­по­лис'укра­и­на” мо­но­по­ли­зи­ро­ва­ла ры­нок опто­вой тор­гов­ли си­га­ре­та­ми. Мож­но при­ве­сти и дру­гие при­ме­ры.

К со­жа­ле­нию, в 2011 г. из­ме­ни­лась ме­то­до­ло­гия конъ­юнк­тур­ных опро­сов. Во' про­сы о вли­я­нии кон­ку­рен­ции бы­ли ис­клю­че­ны. Для оцен­ки со­сто­я­ния кон­ку' рент­ной сре­ды в по­след­ние го­ды необ­хо­ди­мо ис­поль­зо­вать иные дан­ные. Так, в от­че­те АМКУ за 2014 г. при­ве­де­ны ин­те­рес­ные дан­ные опро­са ру­ко­во­ди­те­лей пред' при­я­тий. Толь­ко 37% опро­шен­ных ощу­ща­ли зна­чи­тель­ную кон­ку­рен­цию со сто' ро­ны оте­че­ствен­ных про­из­во­ди­те­лей, 35% – уме­рен­ную, 6% – сла­бую, 8% – во­об' ще ее не ощу­ща­ли. Мно­гие от­ве­ти­ли “слож­но оце­нить”, что в боль­шин­стве слу­ча­ев сви­де­тель­ству­ет, что они не ощу­ща­ют силь­ную кон­ку­рен­цию. При этом до­ля пред' при­я­тий, ощу­ща­ю­щих зна­чи­тель­ную или уме­рен­ную кон­ку­рен­цию, по срав­не­нию с 2008 г. умень­ши­лась на 11,5 про­цент­но­го пунк­та *.

М. Пор­тер счи­тал ослаб­ле­ние внут­рен­ней кон­ку­рен­ции од­ной из най­бо­лее важ­ных причин по­те­ри кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти и срав­ни­вал его с про­цес­сом гни' ения [1, c. 192]. Это объ­яс­ня­ет мно­го на­ших се­го­дняш­них про­блем.

По­сле Ре­во­лю­ции до­сто­ин­ства си­ту­а­ция в Укра­ине на­ча­ла ме­нять­ся. Как по­ка' зы­ва­ют дан­ные опро­сов, про­ве­ден­ных Цен­тром ком­плекс­ных ис­сле­до­ва­ний по во' про­сам ан­ти­мо­но­поль­ной политики, ес­ли в 2014 г. уро­вень внут­рен­ней кон­ку­рен­ции ха­рак­те­ри­зо­ва­ли как вы­со­кий 40,4% ру­ко­во­ди­те­лей про­мыш­лен­ных пред­при­я­тий, то в 2016 г. – 44%. Вы­со­кий уро­вень внут­рен­ней кон­ку­рен­ции в 2016 г. от­ме­ча­ли 47,8%

Звіт Ан­ти­мо­но­поль­но­го ко­мі­те­ту Украї­ни за 2014 рік : Офі­цій­ний сайт АМКУ [Элек' трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www.amc.gov.ua/amku/control/main/uk/publish/article/ 110272.

ру­ко­во­ди­те­лей стро­и­тель­ных ор­га­ни­за­ций, то­гда как в 2014 г. – 24,1%. Кон­ку­рен­ция уси­ли­лась так­же на транс­пор­те, в фи­нан­со­вой сфе­ре и стра­хо­ва­нии. Прак­ти­че­ски не из­ме­ни­лась ин­тен­сив­ность кон­ку­рен­ции в тор­гов­ле и АПК *. Во вре­мя опро­сов так' же вы­яс­ня­лась зна­чи­мость фак­то­ров, спо­соб­ству­ю­щих уси­ле­нию ин­тен­сив­но­сти кон­ку­рен­ции. В 2016 г. важ­ней­шим из них бы­ло со­кра­ще­ние внут­рен­не­го пла­те­же' спо­соб­но­го спро­са. Се­рьез­но спо­соб­ство­ва­ли ак­ти­ви­за­ции кон­ку­рент­ной борь­бы про' ник­но­ве­ние на рын­ки сбы­та дру­гих пред­при­я­тий и воз­мож­но­сти сво­бод­но ре­кла­ми' ро­вать свою про­дук­цию. По­ло­жи­тель­но вли­я­ла на кон­ку­рен­цию и де­я­тель­ность вла' стных струк­тур – Вер­хов­ной Ра­ды Укра­и­ны, Ка­би­не­та Ми­ни­стров Укра­и­ны, АМКУ, но зна­чи­мость их уси­лий бы­ла за­мет­но мень­ше. Та­ким об­ра­зом, по­ло­жи­тель­ные из' ме­не­ния в кон­ку­рент­ной сре­де являются ре­зуль­та­том в первую оче­редь ак­ти­ви­за­ции меж­фир­мен­ной борь­бы за обед­нев­ше­го по­тре­би­те­ля, а не дей­ствий го­су­дар­ства.

Ны­неш­нее пра­ви­тель­ство осу­ществ­ля­ет де­ре­гу­ли­ро­ва­ние эко­но­ми­ки, од­на­ко это­го ма­ло. Как спра­вед­ли­во от­ме­чал М. Пор­тер, от­ме­на ре­гла­мен­та­ции и при­ва' ти­за­ция не при­не­сут успе­ха без ак­тив­но­го со­пер­ни­че­ства на внут­рен­нем рын­ке [1, с. 723]. Ес­ли в Ав­стра­лии бы­ло 1700 ак­тов, огра­ни­чи­ва­ю­щих кон­ку­рен­цию, то в Укра­ине их ни­как не мень­ше. Вы­явить их мож­но с по­мо­щью Ин­стру­мен­та­рия ОЭСР для оцен­ки воз­дей­ствия на кон­ку­рен­цию. Но та­кая ра­бо­та по­ка не про­во­дит­ся.

Опре­де­лен­ный про­гресс в де­ре­гу­ли­ро­ва­нии оте­че­ствен­ной эко­но­ми­ки свя­зан пре­жде все­го с тем, что та­кая ра­бо­та про­во­дит­ся си­стем­но. Ее ко­ор­ди­ни­ру­ет Офис эф­фек­тив­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния при Ми­ни­стер­стве эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия и тор' гов­ли Укра­и­ны, спе­ци­а­ли­сты ко­то­ро­го раз­ра­ба­ты­ва­ют про­ек­ты со­от­вет­ству­ю­щих ак­тов. ОЭСР ре­ко­мен­ду­ет со­че­тать ана­лиз и оцен­ку ре­гу­ли­ру­ю­ще­го воз­дей­ствия на кон­ку­рен­цию. По­это­му це­ле­со­об­раз­но по­ру­чить Офи­су эф­фек­тив­но­го ре­гу­ли­ро­ва' ния ана­лиз нор­ма­тив­ных до­ку­мен­тов с по­мо­щью Ин­стру­мен­та­рия ОЭСР и под­го' тов­ку из­ме­не­ний к ним. При этом нель­зя огра­ни­чить­ся устра­не­ни­ем из укра­ин­ско­го за­ко­но­да­тель­ства ан­ти­кон­ку­рент­ных норм. Не­об­хо­ди­ма так­же под­го­тов­ка но­вых ре' гу­ля­тор­ных ак­тов. Так, в це­лях умень­ше­ния зло­упо­треб­ле­ний со сто­ро­ны тор­го­вых се­тей це­ле­со­об­раз­но вве­сти пре­дель­ные сро­ки рас­че­та за по­став­лен­ные то­ва­ры и ог' ра­ни­чить раз­мер вы­плат по­став­щи­ков в поль­зу тор­го­вых пред­при­я­тий. Для про­ве­де' ния та­кой ра­бо­ты не­об­хо­ди­ма по­ли­ти­че­ская во­ля, по­сколь­ку за каж­дым нор­ма­тив' ным до­ку­мен­том, со­дер­жа­щим огра­ни­че­ние кон­ку­рен­ции, сто­ят ин­те­ре­сы опре­де' лен­ных вли­я­тель­ных кру­гов. Од­на­ко та­кой во­ли по­ка не хва­та­ет. Так, АМКУ раз­ра­бо­тал про­ект Про­грам­мы раз­ви­тия кон­ку­рен­ции, но в про­цес­се со­гла­со­ва­ния с дру­ги­ми ве­дом­ства­ми в этот до­ку­мент при­ш­лось вне­сти та­кие из­ме­не­ния, что его при­ня­тие по­те­ря­ло смысл. В то же вре­мя зна­че­ние кон­ку­рен­ции не сто­ит и пе­ре­оце' ни­вать. Она яв­ля­ет­ся необ­хо­ди­мым, но недо­ста­точ­ным усло­ви­ем ди­на­мич­но­го эко' но­ми­че­ско­го ро­ста. Обя­за­тель­ны эф­фек­тив­ная про­мыш­лен­ная по­ли­ти­ка и ком­плекс мер, на­прав­лен­ных на под­держ­ку оте­че­ствен­ных про­из­во­ди­те­лей.

Од­на из наи­бо­лее эф­фек­тив­ных форм та­кой под­держ­ки – жест­кий кон­троль ка' че­ства про­дук­ции. При от­сут­ствии та­ко­го кон­тро­ля недоб­ро­со­вест­ные про­из­во­ди­те' ли по­лу­ча­ют зна­чи­тель­ные кон­ку­рент­ные пре­иму­ще­ства. По оцен­кам экс­пер­тов, от 20 до 40% про­да­ва­е­мо­го в на­шей стране бен­зи­на – фаль­си­фи­кат. Но да­же по­сле по' жа­ра на неф­те­ба­зе ком­па­нии “БРСМ'НАФТА” под Ки­е­вом в 2015 г., ко­то­рый стал след­стви­ем из­го­тов­ле­ния фаль­си­фи­ци­ро­ван­ных неф­те­про­дук­тов, ма­ло что из­ме­ни' лось. Су­ще­ству­ют и дру­гие при­ме­ры. Так, несколь­ко лет на­зад боль­ше все­го (в на­ту'

Звіт Ан­ти­мо­но­поль­но­го ко­мі­те­ту Украї­ни за 2016 рік : Офі­цій­ний сайт АМКУ [Элек' трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www.amc.gov.ua/amku/control/main/uk/publish/article/ 133726.

раль­ном ви­ра­же­нии) про­из­во­ди­лось ви­на в До­нец­кой об­ла­сти. Из че­го про­из­во­ди' лось ви­но в ре­ги­оне, где прак­ти­че­ски нет ви­но­град­ни­ков, мож­но толь­ко до­га­ды­вать' ся. Толь­ко ко­гда санк­ции за про­из­вод­ство недоб­ро­ка­че­ствен­ной, фаль­си­фи­ци­ро­ван' ной про­дук­ции мно­го­крат­но пре­вы­сят по­лу­ча­е­мые от нее до­хо­ды, удаст­ся су­ще­ствен' но по­вы­сить кон­ку­рен­то­спо­соб­ность эко­но­ми­ки. Из ска­зан­но­го мож­но сде­лать вы­вод, что необ­хо­ди­мы меры го­су­дар­ствен­ной под­держ­ки про­из­во­ди­те­лей. Но толь' ко те, ко­то­рые бу­дут спо­соб­ство­вать по­вы­ше­нию кон­ку­рен­ции, а не уни­что­жать ее. День­ги долж­ны на­прав­лять­ся пре­жде все­го на раз­ви­тие биз­нес'ин­фра­струк­ту­ры.

Од­на из причин па­де­ния про­из­вод­ства по­сле на­ча­ла ры­ноч­ных ре­форм – раз­рыв хо­зяй­ствен­ных свя­зей. Для на­ла­жи­ва­ния но­вых нуж­на го­су­дар­ствен­ная под­держ­ка. На­при­мер, в Рос­сии при по­мо­щи власт­ных струк­тур со­зда­на си­сте­ма суб­кон­трак­та' ции. В ее со­став вхо­дят цен­тры суб­кон­трак­та­ции и ин­фор­ма­ци­он­ная си­сте­ма. Она вк­лю' ча­ет ба­зу дан­ных про­из­вод­ствен­ных воз­мож­но­стей пред­при­я­тий, а так­же ин­фор­ма' цию о за­ка­зах и пред­при­я­ти­ях'за­каз­чи­ках. Это обес­пе­чи­ва­ет быст­рый и удоб­ный по' иск парт­не­ров (как по­став­щи­ков, так и за­каз­чи­ков). В си­сте­ме суб­кон­трак­та­ции участ­ву­ют бо­лее 17 тыс. пред­при­я­тий, за­ре­ги­стри­ро­ва­ны око­ло 4 тыс. ак­ту­аль­ных за' ка­зов, дей­ству­ют 28 ре­ги­о­наль­ных цен­тров суб­кон­трак­та­ции, ко­то­рые кон­суль­ти­ру­ют пред­при­я­тия, сле­дят за об­нов­ле­ни­ем дан­ных, ве­дут по­иск ин­фор­ма­ции по за­ка­зам. В 2013 г. в эту си­сте­му вхо­ди­ли око­ло 500 укра­ин­ских пред­при­я­тий, ра­бо­тал центр суб' кон­трак­та­ции в Лу­ган­ской об­ла­сти, ве­лись пе­ре­го­во­ры по со­зда­нию та­ко­го цен­тра в Одес­се. Од­на­ко позд­нее, по по­нят­ным при­чи­нам, со­труд­ни­че­ство с Рос­си­ей пре­к­ра' ти­лось. Под­держ­ка суб­кон­трак­та­ции долж­на стать од­ним из на­прав­ле­ний на­шей про' мыш­лен­ной политики. Со­зда­ние на­ци­о­наль­ной си­сте­мы суб­кон­трак­та­ции бу­дет спо' соб­ство­вать раз­ви­тию ма­ши­но­стро­е­ния и неко­то­рых дру­гих от­рас­лей.

Ми­ро­вой опыт по­ка­зы­ва­ет, что эф­фек­тив­ной фор­мой под­держ­ки ма­ло­го ин' но­ва­ци­он­но­го пред­при­ни­ма­тель­ства являются биз­нес'ин­ку­ба­то­ры. Од­на­ко в Укра­ине дей­ству­ет толь­ко несколь­ко та­ких струк­тур. В 2008 г. пра­ви­тель­ство при' ня­ло це­ле­вую про­грам­му “Со­зда­ние в Укра­ине ин­но­ва­ци­он­ной ин­фра­струк­ту­ры на 2009–2013 го­ды”, ко­то­рая преду­смат­ри­ва­ла, в част­но­сти, со­зда­ние 25 биз­нес' ин­ку­ба­то­ров. Но ни­че­го сде­ла­но не бы­ло.

Сле­ду­ет учи­ты­вать, что на со­вре­мен­ных рын­ках для со­зда­ния кон­ку­рен­то­спо' соб­но­го про­дук­та ре­сур­сов од­ной ком­па­нии, как пра­ви­ло, недо­ста­точ­но: нуж­но учас' тие дру­гих иг­ро­ков рын­ка, вла­де­ю­щих необ­хо­ди­мым по­тен­ци­а­лом и ком­пе­тен­ция' ми. По­это­му ка­та­ли­за­то­ра­ми ин­но­ва­ци­он­но­го раз­ви­тия вы­сту­па­ют кла­сте­ры – скон' цен­три­ро­ван­ные на опре­де­лен­ной территории груп­пы фирм и свя­зан­ных с ни­ми ор­га­ни­за­ций, ко­то­рые вза­и­мо­до­пол­ня­ют и уси­ли­ва­ют кон­ку­рент­ные пре­иму­ще­ства друг дру­га. Са­мый из­вест­ный кла­стер – Крем­ни­е­вая до­ли­на в Ка­ли­фор­нии.

Осо­зна­ние пра­ви­тель­ства­ми ря­да стран зна­че­ния кла­сте­ров как уни­каль­но­го сред­ства по­вы­ше­ния кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти при­ве­ло к су­ще­ствен­ным из­ме­не­ни' ям в эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ке. Ес­ли ра­нее в раз­ви­тых стра­нах боль­шин­ство про' грамм эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия преду­смат­ри­ва­ли вы­де­ле­ние суб­си­дий от­дель­ным фир­мам, то се­го­дня они на­прав­ле­ны пре­жде все­го на по­ощ­ре­ние кол­лек­тив­ных дей­ствий. Од­на из найи­бо­лее эф­фек­тив­ных про­грамм под­держ­ки кла­сте­ров дей' ству­ет в Но­р­ве­гии [8]. Во мно­гом бла­го­да­ря кла­сте­рам, под­дер­жи­ва­е­мым го­су­дар' ством, Но­р­ве­гия яв­ля­ет­ся ми­ро­вым ли­де­ром в ко­раб­ле­стро­е­нии, про­из­вод­стве обо' ру­до­ва­ния для до­бы­чи неф­ти и га­за, ры­бо­раз­ве­де­нии и неко­то­рых дру­гих сфе­рах.

В ра­бо­тах оте­че­ствен­ных уче­ных [9; 10] по­дроб­но про­ана­ли­зи­ро­ван ми­ро­вой опыт по раз­ви­тию кла­сте­ров и их го­су­дар­ствен­ной под­держ­ке, обос­но­ва­на необ­хо' ди­мость ре­а­ли­за­ции кла­стер­ной политики в на­шей стране. Од­на­ко Укра­и­на оста'

ется од­ной из немно­гих стран Европы, где на об­ще­го­су­дар­ствен­ном уровне от­сут' ству­ют меры, на­прав­лен­ные на под­держ­ку кла­сте­ров. По­это­му в на­шей стране эф' фек­тив­но дей­ству­ют немно­гим бо­лее де­сят­ка та­ких струк­тур, а ин­но­ва­ци­он­ные кла­сте­ры во­об­ще от­сут­ству­ют.

Вы­во­ды

Ми­ро­вой опыт убе­ди­тель­но сви­де­тель­ству­ет, что энер­гич­ная кон­ку­рен­ция в бла­го­при­ят­ных для биз­не­са усло­ви­ях – клю­че­вой фак­тор по­вы­ше­ния про­из­во­ди' тель­но­сти и кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти. Обоб­щив опыт Ав­стра­лии и неко­то­рых дру' гих стран, ОЭСР под­го­то­ви­ла Ин­стру­мен­та­рий для оцен­ки воз­дей­ствия на кон­ку' рен­цию. Он со­дер­жит ме­то­ди­ку вы­яв­ле­ния ненуж­ных огра­ни­че­ний кон­ку­рен­ции и вы­ра­бот­ку аль­тер­на­тив­ных мер, ко­то­рые бы поз­во­ли­ли до­стичь по­став­лен­ных це­лей. Ев­ро­ко­мис­сия, пра­ви­тель­ства неко­то­рых стран ис­поль­зу­ют Ин­стру­мен­та' рий для со­вер­шен­ство­ва­ния эко­но­ми­че­ской политики.

Дан­ные конъ­юнк­тур­ных опро­сов и ис­сле­до­ва­ния ры­ноч­ной струк­ту­ры сви­де' тель­ству­ют, что в пер­вой по­ло­вине 2000'х го­дов в Укра­ине су­ще­ствен­но уси­ли­лась внут­рен­няя кон­ку­рен­ция. В первую оче­редь это бы­ло ре­зуль­та­том ком­плек­са мер, на­прав­лен­ных на де­ре­гу­ли­ро­ва­ние эко­но­ми­ки и раз­ви­тие кон­ку­рен­ции, осу­щест' влен­ных в кон­це 1990'х го­дов. Уси­ле­ние внут­рен­ней кон­ку­рен­ции ста­ло од­ной из наи­бо­лее важ­ных дви­жу­щих сил подъ­ема, на­чав­ше­го­ся в 2000 г. Ин­тен­сив­ность кон­ку­рен­ции до­стиг­ла мак­си­му­ма в 2006–2007 гг., но за­тем сни­зи­лась, что от­ри­ца' тель­но ска­за­лось на кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти оте­че­ствен­ной эко­но­ми­ки.

В соответствии с Кон­сти­ту­ци­ей Укра­и­ны, го­су­дар­ство долж­но обес­пе­чить за' щи­ту кон­ку­рен­ции в пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­сти. К со­жа­ле­нию, за ис' клю­че­ни­ем срав­ни­тель­но ко­рот­ко­го про­ме­жут­ка вре­ме­ни, оте­че­ствен­ная эко­но' ми­че­ская по­ли­ти­ка в це­лом бы­ла на­прав­ле­на на уни­что­же­ние кон­ку­рен­ции. Вслед' ствие это­го нема­ло рын­ков мо­но­по­ли­зи­ро­ва­ны, для мно­гих дру­гих ха­рак­тер­ны нерав­ные усло­вия кон­ку­рен­ции. Это де­ла­ет невоз­мож­ным ин­но­ва­ци­он­ное раз' ви­тие. Для из­ме­не­ния сло­жив­шей­ся си­ту­а­ции не­об­хо­ди­ма си­стем­ная ра­бо­та, на' прав­лен­ная на изъ­я­тие из укра­ин­ско­го за­ко­но­да­тель­ства ан­ти­кон­ку­рент­ных норм. При этом сле­ду­ет ис­поль­зо­вать Ин­стру­мен­та­рий ОЭСР для оцен­ки воз­дей­ствия на кон­ку­рен­цию.

Во вре­мя про­ве­де­ния про­мыш­лен­ной политики необ­хо­ди­мы толь­ко та­кие ин' стру­мен­ты, ко­то­рые спо­соб­ству­ют раз­ви­тию кон­ку­рен­ции, а не уни­что­жа­ют ее. День­ги долж­ны на­прав­лять­ся пре­жде все­го на раз­ви­тие биз­нес'ин­фра­струк­ту­ры: под­держ­ку кла­сте­ров, биз­нес'ин­ку­ба­то­ров, со­зда­ние си­сте­мы суб­кон­трак­та­ции. Толь­ко ко­гда го­су­дар­ство бу­дет не на сло­вах, а на де­ле под­дер­жи­вать доб­ро­со­вест' ную кон­ку­рен­цию, пе­ред Укра­и­ной от­кро­ют­ся бла­го­при­ят­ные перспективы.

Спи­сок ис­поль­зо­ван­ной ли­те­ра­ту­ры

1. Пор­тер М. Меж­ду­на­род­ная кон­ку­рен­ция. Кон­ку­рент­ные пре­иму­ще­ства стран. – М. : Меж­ду­на­род­ные от­но­ше­ния, 1993. – 896 с.

2. Пор­тер М., Та­ке­ути Х., Са­ка­ки­ба­ра М. Япон­ская эко­но­ми­че­ская мо­дель: Мо­жет ли Япо­ния кон­ку­ри­ро­вать. – М. : Аль­пи­на Биз­нес Букс, 2005. – 262 с.

3. Віскузі В.К., Вер­нон ДЖ.М., Гарінг­тон ДЖ.Е. Еко­но­міч­на тео­рія ре­гу­лю­ван­ня та ан­ти­мо­но­поль­на політи­ка – К. : Ос­но­ви, 2004. – 1047 с.

4. Геец В.М. Осо­бен­но­сти вза­и­мо­свя­зи эко­но­ми­че­ских и по­ли­ти­че­ских пред' по­сы­лок ре­кон­струк­тив­но­го раз­ви­тия эко­но­ми­ки Укра­и­ны // Эко­но­ми­ка Украи' ны. – 2016. – № 12. – С. 3–21.

5. Чо­пен­ко В. Нез­го­вір­ли­вий ри­тейл // Дзер­ка­ло тиж­ня. – 2015. – 6 лю­то­го.

6. Ко­раб­лін С.О. Мо­дель “від­ста­ю­чо­го зрос­тан­ня”: еко­но­міч­ні фак­то­ри та на' слід­ки для Украї­ни // Еко­но­міка і про­гно­зу­ван­ня. – 2016. – № 2. – С. 74–85.

7. Ко­стусєв О.О., Вош­ку­лат С.Л., Пу­га­чо­ва М.В. Тен­ден­ції роз­вит­ку кон­ку­рент' них від­но­син в еко­но­мі­ці Украї­ни / Ан­ти­мо­но­поль­но'кон­ку­рент­на політи­ка: тео' рія і прак­ти­ка : зб. на­ук. пра­ць. – 2007. – Вип. 2. – С. 4–15.

8. Щербак А.В. Кла­стер­на політи­ка Но­р­ве­гії // Українсь­кий жур­нал Еко­но­міст. – 2015. – № 9. – С. 34–35. 9. Со­ко­лен­ко С.І. Кла­сте­ри в гло­баль­ній еко­но­мі­ці. – К. : Ло­гос, 2004. – 848 с. 10. Вой­на­рен­ко М.П. Кла­сте­ри в ін­сти­ту­цій­ній еко­но­мі­ці : мо­ногр. – Хмель­ни­ць' кий : ХНУ, ТОВ “Тріа­да'м”, 2011. – 502 с.

References

1. Porter M. Mezhdunarodnaya Konkurentsiya. Konkurentnye Preimushchestva Stran [The Competitive Advantage of Nations]. Moscow, International relations, 1993 [in Russian].

2. Porter M., Takeuchi H., Sakakibara M. Yaponskaya Ekonomicheskaya Model’: Mozhet li Yaponiya Konkurirovat’ [Can Japan Compete?]. Moscow, Alpina Biznes Books, 2005 [in Russian].

3. Viscusi W.K., Vernon J.M., Harrington J.E. Ekonomichna Teoriya Rehulyuvannya ta Antymonopol’na Polityka [Economics of Regulation and Antitrust]. Kyiv, Osnovy, 2004 [in Ukrainian].

4. Heyets V.M. Osobennosti vzaimosvyazi ekonomicheskikh i politicheskikh predposylok rekonstruktivnogo razvitiya ekonomiki Ukrainy [Peculiarities of the interrelation of economic and political preconditions of a reconstructive development of Ukraine’s economy]. Ekonomika Ukrainy – Economy of Ukraine, 2016, No. 12, pp. 3–21 [in Russian].

5. Chopenko V. Nezgovirlyvyi ryteil [Difficile retail]. Dzerkalo tyzhnya – Week’s mirror, February 6, 2015 [in Ukrainian].

6. Korablin S.O. Model’ “vidstayuchoho zrostannya”: ekonomichni faktory ta naslidky dlya Ukrainy [The “lagging growth” model’ economic factors and consequences for Ukraine]. Ekonomika i prognozuvannya – Economy and Forecasting, 2016, No. 2, pp. 74– 85 [in Ukrainian].

7. Kostusev O.O., Voshkulat S.L., Pugachova M.V. Tendentsii Rozvytku Konkurentnykh Vidnosyn v Ekonomitsi Ukrainy, v: Antymonopol’no+konkurentna Polityka: Teoriya i Praktyka [Trends in Development of Competitive Relations in Ukraine’s economy, in: Antitrust and Competition Policy: Theory and Practice]. 2007, Iss. 2, pp. 4–15 [in Ukrainian].

8. Shcherbak A.V. Klasterna polityka Norvehii [Norwegian cluster policy]. – Ukrains’kyi zhurnal Ekonomist – Ukrainian journal Economist, 2015, No. 9, pp. 34–35 [in Ukrainian].

9. Sokolenko S.I. Klastery v Global’nii Ekonomitsi [Clusters in the Global Economy]. Kyiv, Logos, 2004 [in Ukrainian].

10. Voinarenko M.P. Klastery v Instytutsiinii Ekonomitsi [Clusters in the Institutional Economy]. Khmelnytskyi, KHNU, Triada'm Ltd., 2011 [in Ukrainian].

Ста­тья по­сту­пи­ла в ре­дак­цию 19 фев­ра­ля 2018 г. The article was received by the Editorial staff on February 19, 2018.

Су­ще­ствен­ное по­вы­ше­ние кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти от­дель­ных пред­при­я­тий оте­че­ствен­но­го ма­ши­но­стро­е­ния и от­рас­ли в це­лом не­воз­мож­но без ра­ци­о­наль­но' го ис­поль­зо­ва­ния всех ре­сур­сов – в первую оче­редь, ос­нов­ных про­из­вод­ствен­ных фон­дов и ра­бо­чей си­лы. Исто­ри­че­ски в эко­но­ми­че­ской на­у­ке ука­зан­ные про­из' вод­ствен­ные фак­то­ры по­лу­чи­ли обо­зна­че­ние K (от нем. kapital) и L (от ан­гл. labor).

В ка­че­стве по­ка­за­те­ля, ха­рак­те­ри­зу­ю­ще­го ко­ор­ди­на­цию про­из­вод­ствен­ных фак­то­ров, ис­поль­зу­ет­ся фон­до­во­ору­жен­ность (ФВ):

(1)

Ее ве­ли­чи­на по­ка­зы­ва­ет, ка­кая часть сто­и­мо­сти ос­нов­ных про­из­вод­ствен­ных фон­дов при­хо­дит­ся на од­но­го ра­бот­ни­ка (или на од­но­го ра­бо­че­го) основной дея' тель­но­сти. Глав­ное усло­вие ро­ста фон­до­во­ору­жен­но­сти на ма­ши­но­стро­и­тель­ных пред­при­я­ти­ях – ин­но­ва­ци­он­но'ин­ве­сти­ци­он­ное раз­ви­тие про­из­вод­ства: внед­ре' ние ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­но­го про­из­вод­ства, элек­трон­но'вы­чис­ли­тель­ной тех­ни­ки, по­вы­ше­ние ко­эф­фи­ци­ен­та смен­но­сти, умень­ше­ние по­терь ра­бо­че­го вре­ме­ни, ме­ха' ни­за­ция и ав­то­ма­ти­за­ция вспо­мо­га­тель­ных ра­бот, при­ме­не­ние но­вых, про­грес­сив' ных ма­те­ри­а­лов, сы­рья и т. д.

Счи­та­ет­ся, что рост фон­до­во­ору­жен­но­сти – один из важ­ных фак­то­ров по­вы­ше' ния эф­фек­тив­но­сти об­ще­ствен­но­го про­из­вод­ства. На ос­но­ве внед­ре­ния ин­но­ва­ци' он­но'ин­ве­сти­ци­он­ных ме­ро­при­я­тий фон­до­во­ору­жен­ность лю­бой от­рас­ли долж­на по­сто­ян­но рас­ти. По на­ше­му мне­нию, при­ве­ден­ный те­зис о неуклон­ном по­вы­ше' нии фон­до­во­ору­жен­но­сти в ма­ши­но­стро­е­нии в зна­чи­тель­ной ме­ре от­ра­жа­ет сущ' ность эко­но­ми­че­ской политики го­су­дар­ства в усло­ви­ях жест­ко­го цен­тра­ли­зо­ван­но' го управ­ле­ния устой­чи­вым про­из­вод­ством с вы­со­кой до­лей руч­но­го и сла­бо­ме­ха­ни' зи­ро­ван­но­го тру­да, ко­гда меры по внед­ре­нию но­вых тех­ни­ки и тех­но­ло­гии со­про­вож­да­лись ав­то­ма­ти­че­ским ро­стом спро­са на до­пол­ни­тель­ный вы­пуск про­дук' ции пред­при­я­тий от­рас­ли.

В транс­фор­ма­ци­он­ной ры­ноч­ной эко­но­ми­ке, осо­бен­но в усло­ви­ях пер­ма­нент' ного эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са, ха­рак­тер­но­го для боль­шин­ства от­рас­лей Укра­и­ны, ука­зан­ная вза­и­мо­связь про­яв­ля­ет­ся не так чет­ко и функ­ци­о­наль­но: рост фон­до' во­ору­жен­но­сти мо­жет не кор­ре­ли­ро­вать с из­ме­не­ни­я­ми спро­са по­тре­би­те­лей на опто­вых и роз­нич­ных рын­ках на до­пол­ни­тель­ную про­дук­цию, по­сколь­ку объ­ем чис' то­го до­хо­да от ре­а­ли­за­ции во мно­гом за­ви­сит от по­вы­ше­ния ре­аль­ной опла­ты тру' да. В ре­зуль­та­те на неко­то­рых оте­че­ствен­ных пред­при­я­ти­ях ма­ши­но­стро­е­ния на' блю­да­ет­ся от­но­си­тель­ный из­бы­ток ос­нов­ных про­из­вод­ствен­ных фон­дов по сравне' нию с чис­лен­но­стью ра­бот­ни­ков – то есть чрез­мер­ная фон­до­во­ору­жен­ность на фоне устой­чи­во­го или па­да­ю­ще­го спро­са на опре­де­лен­ную про­дук­цию ма­ши­но­строи' тель­ной от­рас­ли. Од­на­ко в це­лом, и это при­зна­ют по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство уче' ных'эко­но­ми­стов, фон­до­во­ору­жен­ность укра­ин­ских пред­при­я­тий вслед­ствие вы' со­кой (на уровне 70%) из­но­шен­но­сти ос­нов­ных средств про­из­вод­ства очень да­ле­ка от необ­хо­ди­мой, на­при­мер от сред­ней ми­ро­вой. По­это­му, на наш взгляд, в та­кой си­ту­а­ции луч­ше го­во­рить об оп­ти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти в ма­ши­но­строе' нии в смыс­ле мак­си­ми­за­ции ре­а­ли­зо­ван­ной про­дук­ции при за­дан­ных об­щих за' тра­тах фак­то­ров (или ми­ни­ми­за­ции об­щих за­трат про­из­вод­ствен­ных фак­то­ров при за­дан­ной ре­а­ли­за­ции про­дук­ции).

Итак, цель ста­тьи – опре­де­лить оп­ти­маль­ную фон­до­во­ору­жен­ность в ма­ши­но' стро­е­нии с уче­том ди­на­ми­ки важ­ных про­из­вод­ствен­ных по­ка­за­те­лей от­рас­ли.

По­став­лен­ная цель обу­сло­ви­ла необ­хо­ди­мость ре­ше­ния сле­ду­ю­щих ос­нов­ных за­дач:

– ана­лиз си­ту­а­ции воз­ник­но­ве­ния неопти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти за счет срав­не­ния от­но­си­тель­ной ско­ро­сти ди­на­ми­ки по­ка­за­те­лей про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да, фон­до­от­да­чи и ве­ли­чи­ны фак­ти­че­ской фон­до­во­ору­жен­но­сти;

– тео­ре­ти­че­ское обос­но­ва­ние ма­те­ма­ти­че­ско­го опре­де­ле­ния оп­ти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти на ба­зе про­из­вод­ствен­ных функ­ций с уче­том ди­на­ми­ки важ' ных по­ка­за­те­лей хо­зяй­ствен­ной де­я­тель­но­сти, пред­став­лен­ных в сто­и­мост­ном из' ме­ре­нии;

– раз­ра­бот­ка про­це­ду­ры по­ис­ка оп­ти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти с по' мо­щью эко­но­мет­ри­че­ских мо­де­лей, адек­ват­но опи­сы­ва­ю­щих вза­и­мо­связь вре­мен' ны′ х ря­дов ре­а­ли­за­ции про­дук­ции, ос­нов­ных про­из­вод­ствен­ных фон­дов и рас­хо' дов на опла­ту тру­да на ба­зе про­из­вод­ствен­ных функ­ций;

– апро­ба­ция по­лу­чен­ных тео­ре­ти­че­ских ре­зуль­та­тов на при­ме­ре дан­ных укра­ин' ско­го ма­ши­но­стро­е­ния.

При до­сти­же­нии по­став­лен­ной це­ли при­ме­ня­лись ка­че­ствен­ные и ко­ли­че­ствен' ные ме­то­ды, в част­но­сти, по­ло­же­ния тео­рии мик­ро­эко­но­ми­ки, эко­но­мет­ри­че­ское мо­де­ли­ро­ва­ние, ап­па­рат ана­ли­за эко­но­ми­че­ской ди­на­ми­ки (тем­пы ро­ста и при­рос' та и т. д.), а так­же ди­на­ми­зи­ро­ван­ные про­из­вод­ствен­ные функ­ции по ти­пу функ' ции Коб­ба – Дугла­са – Тин­бер­ге­на и др.

Меж­ду по­ка­за­те­ля­ми про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да (ПТ), фон­до­от­да­чи (ФО) и фон­до­во­ору­жен­но­сти су­ще­ству­ет оче­вид­ная вза­и­мо­связь:

(2)

где Y – объ­ем ре­а­ли­зо­ван­ной про­дук­ции ма­ши­но­стро­е­ния.

Сле­до­ва­тель­но, про­из­во­ди­тель­ность тру­да рав­на про­из­ве­де­нию фон­до­от­да­чи и фон­до­во­ору­жен­но­сти. Из со­от­но­ше­ния (2) сле­ду­ет, что рост ве­ли­чи­ны фон­до' во­ору­жен­но­сти – важ­ный фак­тор по­вы­ше­ния про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да в ма­ши' но­стро­е­нии, ко­то­рая долж­на рас­ти быст­рее, чем уро­вень фон­до­во­ору­жен­но­сти. В про­тив­ном слу­чае сни­жа­ет­ся фон­до­от­да­ча – объ­ем про­из­вод­ства про­дук­ции на еди' ни­цу сто­и­мо­сти ос­нов­ных про­из­вод­ствен­ных фон­дов и, сле­до­ва­тель­но, ухуд­ша­ет' ся их ис­поль­зо­ва­ние. В дан­ной си­ту­а­ции мож­но ожи­дать неопти­маль­ную фон­до' во­ору­жен­ность, в част­но­сти, опре­де­лен­ную из­бы­точ­ность ос­нов­ных про­из­вод­ствен' ных фон­дов по срав­не­нию с за­тра­та­ми тру­да.

По­нят­но, что вполне ве­ро­ят­ны си­ту­а­ции, ко­гда один из фак­то­ров фор­му­лы (2) – прак­ти­че­ски кон­стан­та, то есть по­чти не ва­рьи­ру­ет­ся. В этом слу­чае ди­на­ми­ка про' из­во­ди­тель­но­сти тру­да опре­де­ля­ет­ся ди­на­ми­кой од­но­го из со­мно­жи­те­лей – фон­до' от­да­чей или фон­до­во­ору­жен­но­стью:

ПТ = const × ФO; ПТ = const × ФВ. (3) В слу­чае по­сто­ян­ной про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да на опре­де­лен­ном эта­пе раз­ви' тия ма­ши­но­стро­и­тель­но­го про­из­вод­ства по­ка­за­те­ли фон­до­от­да­чи и фон­до­во­ору' жен­но­сти свя­за­ны меж­ду со­бой об­рат­ной за­ви­си­мо­стью:

ФВ = const : ФО; ФО = const : ФВ. (4) Сле­до­ва­тель­но, опре­де­ле­ние наи­луч­ше­го со­от­но­ше­ния двух глав­ных про­из­вод' ствен­ных фак­то­ров, то есть оп­ти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти, очень ак­ту­аль­но для лю­бой от­рас­ли эко­но­ми­ки Укра­и­ны, в част­но­сти и для ма­ши­но­стро­е­ния.

Пре­жде все­го, рас­смот­рим дан­ные Го­су­дар­ствен­ной служ­бы ста­ти­сти­ки Ук­ра' ины о ди­на­ми­ке фон­до­во­ору­жен­но­сти, про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да и фон­до­от­да­чи в ма­ши­но­стро­е­нии за 2007–2017 гг. (рис. 1, 2 и 3). На ос­но­ве ви­зу­аль­но­го ана­ли­за гра­фи­ка на ри­сун­ке 1 сле­ду­ет от­ме­тить, что в ди­на­ми­ке фон­до­во­ору­жен­но­сти чет' ко про­сле­жи­ва­ют­ся два эта­па: неуклон­но­го ро­ста ис­сле­ду­е­мо­го по­ка­за­те­ля (2007–

2015 гг.) и опре­де­лен­но­го па­де­ния фон­до­во­ору­жен­но­сти (2016–2017 гг.). Об­щую тен­ден­цию раз­ви­тия ана­ли­зи­ру­е­мо­го по­ка­за­те­ля оте­че­ствен­но­го ма­ши­но­стро­е­ния до­ста­точ­но точ­но и адек­ват­но от­ра­жа­ет па­ра­бо­ли­че­ский (2 й сте­пе­ни) тренд, ко эф­фи­ци­ент де­тер­ми­на­ции ко­то­ро­го со­став­ля­ет по­чти 80%.

Рис. 1. Ди­на­ми­ка фон­до­во­ору­жен­но­сти в ма­ши­но­стро­е­нии Укра­и­ны за 2007–2017 гг.

Здесь и да­лее по­стро­е­но ав­то­ра­ми по дан­ным Го­су­дар­ствен­ной служ­бы ста­ти­сти­ки Укра­и­ны [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www.ukrstat.gov.ua/. Здесь и да­лее дан­ные при­ве­де­ны без уче­та вре­мен­но ок­ку­пи­ро­ван­ной территории АР Крым, Се­ва­сто­по­ля, за 2014–2016 гг. – так­же без ча­сти зо­ны про­ве­де­ния АТО. Дан­ные за 2017 г. сфор­ми­ро­ва­ны по оцен­кам экс­пер­тов. Те­перь рас­смот­рим ди­на­ми­ку про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да в ма­ши­но­стро­е­нии за те же го­ды (рис. 2).

Рис. 2. Ди­на­ми­ка про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да в ма­ши­но­стро­е­нии Укра­и­ны за 2007–2017 гг.

Гра­фик на ри­сун­ке 2 сви­де­тель­ству­ет о неко­то­рой цик­лич­но­сти при из­ме­не­нии ис­сле­ду­е­мо­го по­ка­за­те­ля на фоне об­щей тен­ден­ции к ро­сту про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да, ко­то­рую до­ста­точ­но точ­но и адек­ват­но от­ра­жа­ет па­ра­бо­ли­че­ский (2 й сте­пе­ни) тренд, ко­эф­фи­ци­ент де­тер­ми­на­ции ко­то­ро­го пре­вы­ша­ет 83%.

Итак, про­ана­ли­зи­ру­ем ди­на­ми­ку фон­до­от­да­чи в ма­ши­но­стро­е­нии за пе­ри­од 2007–2017 гг. (рис. 3).

По гра­фи­ку на ри­сун­ке 3 про­сле­жи­ва­ет­ся опре­де­лен­ная цик­лич­ность в из­ме нении ис­сле­ду­е­мо­го по­ка­за­те­ля на фоне об­щей тен­ден­ции к сни­же­нию фон­до­от

да­чи, до­ста­точ­но точ­но и адек­ват­но от­ра­жа­е­мой па­ра­бо­ли­че­ским (2 й сте­пе­ни) трен дом, ко­эф­фи­ци­ент де­тер­ми­на­ции ко­то­ро­го пре­вы­ша­ет 75%. При­чем все три мо­де ли по­стро­е­ны с про­гно­зом со­от­вет­ству­ю­щих вза­и­мо­свя­зан­ных эко­но­ми­че­ских при зна­ков на один шаг впе­ред, то есть на 2018 г.

Рис. 3. Ди­на­ми­ка фон­до­от­да­чи в ма­ши­но­стро­е­нии Укра­и­ны за 2007–2017 гг.

Срав­не­ние гра­фи­ков на ри­сун­ках 1, 2 и 3 на пер­вом эта­пе (2007–2015 гг.) по­ка зы­ва­ет, что в этот пе­ри­од в ма­ши­но­стро­и­тель­ной от­рас­ли Укра­и­ны на­блю­да­лось неуклон­ное по­вы­ше­ние фон­до­во­ору­жен­но­сти, а цик­ли­че­ские ко­ле­ба­ния рас­ту­щей про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да бы­ли обу­слов­ле­ны в ос­нов­ном флук­ту­а­ци­я­ми фон­до от­да­чи, имев­шей об­щую тен­ден­цию к спа­ду.

Рас­смот­рим по­ка­за­те­ли от­но­си­тель­ной ско­ро­сти по­вы­ше­ния про­из­во­ди­тель но­сти тру­да и фон­до­во­ору­жен­но­сти на пер­вом эта­пе раз­ви­тия в ви­де со­от­вет­ству ющих ба­зис­ных тем­пов ро­ста (ТР).

Про­из­во­ди­тель­ность тру­да:

Срав­не­ние по­лу­чен­ных ре­зуль­та­тов по­ка­зы­ва­ет, что от­но­си­тель­ная ско­рость ро­ста фон­до­во­ору­жен­но­сти в 2,57 ра­за пре­вы­ша­ла ана­ло­гич­ный па­ра­метр ди­на­ми ки про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да, то есть в 2007–2015 гг. имел ме­сто слу­чай со­че­та­ния ди­на­ми­ки по­ка­за­те­лей про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да и фон­до­во­ору­жен­но­сти, для ко то­ро­го ха­рак­тер­но сни­же­ние эф­фек­тив­но­сти ис­поль­зо­ва­ния ос­нов­ных про­из­вод ствен­ных фон­дов (см. рис. 3). На­пом­ним, что для него фон­до­во­ору­жен­ность, ско рее все­го, неопти­маль­на.

На вто­ром эта­пе раз­ви­тия ма­ши­но­стро­е­ния (2016–2017 гг.) про­из­во­ди­тель­ность тру­да в от­рас­ли бы­ла по­чти по­сто­ян­ной: в 2015 г. – 333,1 тыс. грн., в 2016 г. – 356,9 тыс. грн., в 2017 г. – 337,8 тыс. грн. Имен­но по­это­му на дан­ном эта­пе на­блю­да­лась об­рат­ная за­ви­си­мость меж­ду по­ка­за­те­ля­ми фон­до­от­да­чи и фон­до­во­ору­жен­но­сти – ве­ли­чи­на фон­до­от­да­чи неуклон­но рос­ла: с 1,37 грн./грн. в 2015 г. до 1,91 грн./грн. в 2017 г., а уро­вень фон­до­во­ору­жен­но­сти еже­год­но па­дал – с 242,9 тыс. грн. в 2015 г до 176,6 тыс. грн. в 2017 г.

Итак, в це­лом под­твер­жда­ет­ся пред­по­ло­же­ние об от­сут­ствии об­ще­го неуклон ного по­вы­ше­ния фон­до­во­ору­жен­но­сти в ма­ши­но­стро­е­нии Укра­и­ны в 2007–2017 гг.

Оно на­блю­да­лось в ис­сле­ду­е­мом пе­ри­о­де толь­ко на пер­вом эта­пе раз­ви­тия (2007– 2015 гг.) при опре­де­лен­ном сни­же­нии эф­фек­тив­но­сти ис­поль­зо­ва­ния ос­нов­ных про из­вод­ствен­ных фон­дов, глав­ным об­ра­зом за счет их вы­со­кой фи­зи­че­ской и мо­раль ной из­но­шен­но­сти. Имен­но по­это­му мы счи­та­ем це­ле­со­об­раз­ным вы­дви­нуть впол не обос­но­ван­ную ги­по­те­зу о неопти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти от­рас­ли на дан­ном эта­пе раз­ви­тия.

Что ка­са­ет­ся вто­ро­го эта­па раз­ви­тия ма­ши­но­стро­е­ния (2016–2017 гг.), то здесь кар­ти­на про­ти­во­по­лож­ная: сни­же­ние фон­до­во­ору­жен­но­сти в ре­зуль­та­те рас­про да­жи и лик­ви­да­ции из­но­шен­но­го обо­ру­до­ва­ния при­ве­ло к опре­де­лен­но­му по­вы ше­нию фон­до­от­да­чи при от­но­си­тель­но по­сто­ян­ной про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да. Вы пол­не­ние усло­вия ПТ ~const сви­де­тель­ству­ет о це­ле­со­об­раз­но­сти умень­ше­ния ко ли­че­ства и сто­и­мо­сти уста­рев­ших и неза­дей­ство­ван­ных в про­из­вод­стве ос­нов­ных средств. Имен­но по­это­му мы по­ло­жи­тель­но оце­ни­ва­ем про­явив­шу­ю­ся в 2016 г. тен ден­цию в ди­на­ми­ке фон­до­во­ору­жен­но­сти к сни­же­нию и на­де­ем­ся на ее по­сте­пен ное при­бли­же­ние к оп­ти­маль­ной ве­ли­чине.

В эко­но­ми­че­ской на­у­ке про­бле­му по­ис­ка оп­ти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти ры­ноч­но про­из­вод­ствен­ных си­стем нель­зя на­звать но­вой. Так, в тео­рии мик­ро­эко но­ми­ки ши­ро­ко из­ве­стен под­ход к оп­ти­ми­за­ции фон­до­во­ору­жен­но­сти то­ва­ро­п­ро из­во­ди­те­ля в слу­чае двух аг­ре­ги­ро­ван­ных про­из­вод­ствен­ных фак­то­ров (ос­нов­ных про­из­вод­ствен­ных фон­дов К и тру­да L), суть ко­то­ро­го за­клю­ча­ет­ся в опре­де­ле­нии та­кой точ­ки с ко­ор­ди­на­та­ми К1, L1, ко­то­рая мак­си­ми­зи­ру­ет вы­пуск про­дук­ции Y1 при за­дан­ных об­щих за­тра­тах ка­пи­та­ла: С1 = К1 + L1 (ми­ни­ми­зи­ру­ет об­щие за­тра­ты С1 на опре­де­лен­ный вы­пуск про­дук­ции Y1). Ос­нов­ным под­хо­дом к ре­ше­нию дан ной за­да­чи вы­сту­па­ет ап­па­рат про­из­вод­ствен­ных функ­ций, в част­но­сти их гео­мет риче­ская ин­тер­пре­та­ция в ви­де изо­квант, изо­кост и т. д. [1; 2; 3; 4].

В мик­ро­эко­но­ми­ке до­ка­за­но, что оп­ти­маль­ная ком­би­на­ция про­из­вод­ствен­ных фак­то­ров обес­пе­чи­ва­ет вы­пол­не­ние сле­ду­ю­ще­го усло­вия: пре­дель­ные про­дук­ты про­из­вод­ствен­ных фак­то­ров (МРK, МРL – от ан­гл. marginal product), при­хо­дя­щи­е­ся на еди­ни­цу их це­ны, долж­ны быть оди­на­ко­вы­ми:

(5)

Дан­ное усло­вие ча­сто на­зы­ва­ют эк­ви­мар­жи­наль­ным прин­ци­пом – взве­шен ные по це­нам пре­дель­ные про­дук­ты фак­то­ров про­из­вод­ства долж­ны быть вы­ров нены. Ре­а­ли­зуя эти усло­вия, то­ва­ро­про­из­во­ди­тель до­сти­га­ет со­сто­я­ния внут­ренне го рав­но­ве­сия, то есть луч­ше­го со­че­та­ния ре­сур­сов.

Оче­вид­но, что в слу­чае из­ме­ре­ния всех пе­ре­мен­ных (Y, K, L) в де­неж­ных еди ни­цах пре­дель­ные про­дук­ты фак­то­ров про­из­вод­ства то­же на­хо­дят­ся в сто­и­мост ном вы­ра­же­нии. Имен­но по­это­му фор­му­лу (5) мож­но пред­ста­вить так:

′K МР = МР ′ L, (6) ′K, ′L где МР МР – пре­дель­ные про­дук­ты, со­от­вет­ствен­но, ос­нов­ных про­из­вод­ствен ных фон­дов и тру­да, вы­ра­жен­ные че­рез их ко­ли­че­ство в на­ту­раль­ном из­ме­ре­нии.

Сле­до­ва­тель­но, сущ­ность эк­ви­мар­жи­наль­но­го прин­ци­па за­клю­ча­ет­ся в ра­вен стве пре­дель­ных про­дук­тов про­из­вод­ствен­ных фак­то­ров в усло­ви­ях оп­ти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти пред­при­я­тия. На­при­мер, ес­ли pk – це­на од­но­го ма­ши­но ча­са ра­бо­ты тех­но­ло­ги­че­ско­го обо­ру­до­ва­ния (в грн.), а – та­риф од­но­го че­ло­ве­ко ча­са

рl тру­да (в грн.), то для то­ва­ро­про­из­во­ди­те­ля в со­сто­я­нии внут­рен­не­го рав­но­ве­сия вы­пол­ня­ет­ся со­от­но­ше­ние: пре­дель­ный про­дукт ос­нов­ных про­из­вод­ствен­ных фон­дов, вы­ра­жен­ный в ма­ши­но ча­сах ра­бо­ты тех­но­ло­ги­че­ско­го обо­ру­до­ва­ния, ра­вен пре­дель

но­му про­дук­ту жи­во­го тру­да, вы­ра­жен­но­му в че­ло­ве­ко ча­сах ра­бо­ты про­из­вод­ствен ного пер­со­на­ла.

Из фор­му­лы (6) сле­ду­ет, что в точ­ке оп­ти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти то­ва­ро про­из­во­ди­те­ля пре­дель­ная нор­ма за­ме­ще­ния про­из­вод­ствен­ных фак­то­ров (MRS – от ан­гл. marginal rate of substitution) при­об­ре­та­ет вид:

(7)

Лег­ко до­ка­зать спра­вед­ли­вость и об­рат­но­го утвер­жде­ния: ес­ли для пре­дель­ной нор­мы за­ме­ще­ния про­из­вод­ствен­ных фак­то­ров вы­пол­ня­ет­ся усло­вие (7), то то­ва­ро про­из­во­ди­тель на­хо­дит­ся в точ­ке оп­ти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти.

С уче­том по­лу­чен­ных тео­ре­ти­че­ских ре­зуль­та­тов при­дем к вы­во­ду: для опре­де ле­ния ко­ор­ди­нат оп­ти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти для лю­бой суб­сти­ту­ци­он­ной про­из­вод­ствен­ной функ­ции с эк­ви­мар­жи­наль­ным прин­ци­пом до­ста­точ­но най­ти вы­ра­же­ние его пре­дель­ной нор­мы за­ме­ще­ния и при­рав­нять к еди­ни­це. При этом пред­по­ла­га­ет­ся, что все ис­ход­ные про­из­вод­ствен­ные пе­ре­мен­ные вы­ра­же­ны в стои мост­ном из­ме­ре­нии, а пре­дель­ные про­дук­ты фак­то­ров – в на­ту­раль­ных еди­ни­цах.

Это пра­ви­ло в об­щем ви­де фор­му­ли­ру­ет­ся так: эк­ви­мар­жи­наль­ный прин­цип оп­ре де­ле­ния оп­ти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти для лю­бой суб­сти­ту­ци­он­ной про­из­вод ствен­ной функ­ции за­клю­ча­ет­ся в вы­пол­не­нии усло­вия:

(8)

Из фор­му­лы (8) оп­ти­маль­ная фон­до­во­ору­жен­ность K1/L1 на­хо­дит­ся до­воль­но про­сто. Мы при­ме­ня­ли пред­ло­жен­ный эк­ви­мар­жи­наль­ный прин­цип и ос­но­ван ную на нем фор­му­лу (8) для опре­де­ле­ния оп­ти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти в рам ках наи­бо­лее по­пу­ляр­ных в эко­но­ми­че­ских ис­сле­до­ва­ни­ях про­из­вод­ствен­ных функ ций [5; 6; 7].

Рас­смот­рим те­перь про­це­ду­ру по­ис­ка оп­ти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти, на чи­ная с по­стро­е­ния эко­но­мет­ри­че­ской мо­де­ли, адек­ват­но опи­сы­ва­ю­щей вза­и­мо связь вре­мен­ны′ х ря­дов по­ка­за­те­лей Y, К, L, и за­кан­чи­вая прак­ти­че­ски­ми рас­че­та ми, вы­во­да­ми и ре­ко­мен­да­ци­я­ми. Здесь вполне за­ко­но­мер­но воз­ни­ка­ет во­прос: “Как вы­брать имен­но ту про­из­вод­ствен­ную функ­цию, ко­то­рая бы адек­ват­но опи сы­ва­ла эм­пи­ри­че­ские дан­ные?”. По­про­бу­ем от­ве­тить на него, ос­но­вы­ва­ясь на опы­те соб­ствен­ных, за­ру­беж­ных и оте­че­ствен­ных ис­сле­до­ва­ний в об­суж­да­е­мой сфе­ре.

Во пер­вых, по­сколь­ку эко­но­мет­ри­че­ская мо­дель стро­ит­ся по дан­ным вре­мен ных ′ ря­дов, то с це­лью до­пол­ни­тель­но­го уче­та вли­я­ния на объ­ем ре­а­ли­за­ции так на­зы­ва­е­мо­го ней­траль­но­го на­уч­но тех­ни­че­ско­го про­грес­са сле­ду­ет при­ме­нять ди на­ми­зи­ро­ван­ные про­из­вод­ствен­ные функ­ции. Они вклю­ча­ют в се­бя обоб­ща­ю­щий фак­тор вре­ме­ни t (t = 1, 2, ..., N, где N – дли­на ря­да ди­на­ми­ки), учи­ты­ва­ю­щий вли яние на ре­а­ли­за­цию про­дук­ции ма­ши­но­стро­е­ния всех фак­то­ров, кро­ме K и L.

Во вто­рых, при вы­бо­ре кон­крет­ной про­из­вод­ствен­ной функ­ции же­ла­тель­но при­ме­нять ре­ко­мен­да­ции из ли­те­ра­тур­ных ис­точ­ни­ков, хо­тя их прак­ти­че­ская по­лез ность вы­гля­дит весь­ма со­мни­тель­ной. Так, А.В. Ар­те­мо­ва и дру­гие, ана­ли­зи­руя срав­ни тель­ные ха­рак­те­ри­сти­ки про­из­вод­ствен­ных функ­ций, да­ют сле­ду­ю­щую ре­ко­мен­да цию: ли­ней­ная про­из­вод­ствен­ная функ­ция при­ме­ня­ет­ся для мо­де­ли­ро­ва­ния круп но­мас­штаб­ных си­стем (круп­ная от­расль), в ко­то­рых вы­пуск про­дук­ции – ре­зуль­тат од­но­вре­мен­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния мно­же­ства раз­лич­ных тех­но­ло­гий [8]. По­доб ные ре­ко­мен­да­ции встре­ча­ют­ся так­же в ра­бо­тах В.В. Вит­лин­ско­го [9], М.В. Бон­дарь, А.В. Махлай [10], С.С. Шум­ской [11; 12], Д.Н. Бо­ров­ско­го [13] и дру­гих.

На наш взгляд, при вы­бо­ре ви­да про­из­вод­ствен­ной функ­ции как ос­но­вы бу­ду щей эко­но­мет­ри­че­ской мо­де­ли опре­де­ле­ния оп­ти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти в ма­ши­но­стро­и­тель­ной от­рас­ли осо­бое вни­ма­ние нуж­но об­ра­щать на сле­ду­ю­щие два мо­мен­та: 1) воз­мож­ность и про­сто­ту оцен­ки неиз­вест­ных па­ра­мет­ров функ­ции; 2) точ­ность по­стро­ен­ной эко­но­ми­ко ма­те­ма­ти­че­ской мо­де­ли. При­чем пер­вый из ука­зан­ных мо­мен­тов яв­ля­ет­ся опре­де­ля­ю­щим, по­сколь­ку необ­хо­ди­мость спе­ци­аль­но­го про­грамм­но­го обес­пе­че­ния для оцен­ки неиз­вест­ных ко­эф­фи­ци­ен­тов неко­то­рых про­из­вод­ствен­ных функ­ций ста­но­вит­ся ре­аль­ным пре пят­стви­ем для их прак­ти­че­ско­го при­ме­не­ния. По­это­му с уче­том ука­зан­ных мо­мен тов рас­смот­рим наи­бо­лее по­пу­ляр­ные в эко­но­ми­че­ских ис­сле­до­ва­ни­ях функ­ции.

1. Ди­на­ми­зи­ро­ван­ная функ­ция Коб­ба – Дугла­са, так на­зы­ва­е­мая про­из­вод ствен­ная функ­ция Коб­ба – Дугла­са – Тин­бер­ге­на, име­ет вид:

(9) где A – ко­эф­фи­ци­ент мас­шта­ба (0 < A); α, β – неиз­вест­ные па­ра­мет­ры, ха­рак­те ри­зу­ю­щие эла­стич­ность вы­пус­ка про­дук­ции по про­из­вод­ствен­ным фак­то­рам (0 < α < 0, 0 < β < 1); ω – темп при­ро­ста ре­а­ли­за­ции про­дук­ции за счет ней­траль ного на­уч­но тех­ни­че­ско­го про­грес­са.

Для оцен­ки неиз­вест­ных па­ра­мет­ров про­из­вод­ствен­ной функ­ции Коб­ба – Дуг ла­са – Тин­бер­ге­на ис­поль­зу­ют ее ли­не­а­ри­за­цию на ос­но­ве ло­га­риф­ми­ро­ва­ния ле вой и пра­вой ча­стей (9): lny = lna + ωt + αlnk + βln L. (10) Обо­зна­чив lny= Y ′, lna= А′, lnk = К ′, lnl = L′, при­хо­дим к обыч­ной ли­ней­ной мо­де­ли:

Y ′ = А′ + ωt + αк ′ + βl ′, (11) неиз­вест­ные ко­эф­фи­ци­ен­ты ко­то­рой (А ′, ω, α, β) до­ста­точ­но про­сто оце­нить по ме­то­ду наи­мень­ших квад­ра­тов, на­при­мер, в таб­лич­ном про­цес­со­ре Excel на ба­зе стан­дарт­ной про­грам­мы “Ре­грес­сия”. При этом не сле­ду­ет за­бы­вать вы­пол­нить по­тен­ци­ро­ва­ние най­ден­но­го зна­че­ния А′ для по­лу­че­ния ко­эф­фи­ци­ен­та шка­лы (А = ех­ра′).

Важ­ным ин­ди­ка­то­ром точ­но­сти опи­са­ния лю­бой про­из­вод­ствен­ной функ ци­ей эм­пи­ри­че­ских на­блю­де­ний яв­ля­ет­ся ве­ли­чи­на ко­эф­фи­ци­ен­та де­тер­ми­на ции R2 (0 ≤ R2 ≤ 1), ко­то­рый по­ка­зы­ва­ет до­лю ва­ри­а­ции за­ви­си­мой пе­ре­мен­ной (Y), обу­слов­лен­ную из­ме­не­ни­я­ми неза­ви­си­мых пе­ре­мен­ных (K, L, t). Чем вы­ше зна­че­ние R2, тем точ­нее мо­дель, и на­обо­рот. Оче­вид­но, что в дан­ном слу­чае ве­ли чи­на R2 толь­ко кос­вен­но (че­рез ло­га­риф­мы пе­ре­мен­ных) ха­рак­те­ри­зу­ет точ­ность по­стро­ен­ной мо­де­ли (9) и, со­от­вет­ствен­но, тес­но­ту кор­ре­ля­ци­он­ной свя­зи меж ду ре­а­ли­зо­ван­ной про­дук­ци­ей и про­из­вод­ствен­ны­ми фак­то­ра­ми.

По усло­вию (8) для функ­ции Коб­ба – Дугла­са – Тин­бер­ге­на, мож­но за­пи­сать:

2. Ди­на­ми­зи­ро­ван­ную CES функ­цию мож­но за­пи­сать так:

(15)

где А0 – ко­эф­фи­ци­ент шка­лы (0 < A0); А1 – ве­со­вой ко­эф­фи­ци­ент про­из­вод­ствен ного фак­то­ра (0 < < 1); р – ко­эф­фи­ци­ент за­ме­ще­ния (–1 < p).

А1 В чем же за­клю­ча­ют­ся труд­но­сти при прак­ти­че­ском при­ме­не­нии ди­на­ми­зи­ро ван­ной CES функ­ции? Де­ло в том, что вы­ра­же­ние (15) прин­ци­пи­аль­но не­воз­мож­но све­сти к ли­ней­но­му ви­ду, сле­до­ва­тель­но, обыч­ные ме­то­ды оцен­ки неиз­вест­ных ко эф­фи­ци­ен­тов (А0, А1, р) здесь бес­силь­ны. По­это­му в дан­ном слу­чае необ­хо­ди­мо вос поль­зо­вать­ся ме­то­да­ми при­бли­жен­ной ите­ра­тив­ной оцен­ки, на­при­мер – нели­ней ным ме­то­дом наи­мень­ших квад­ра­тов. Ука­зан­ное об­сто­я­тель­ство, ко­неч­но, тор­мо­зит зна­чи­тель­ное рас­про­стра­не­ние СЕS функ­ции в эко­но­ми­че­ских ис­сле­до­ва­ни­ях.

M. Kу­би­ни­ва и дру­гие как ин­стру­мент на­хож­де­ния оцен­ки неиз­вест­ных па ра­мет­ров СЕS функ­ции пред­ло­жи­ли ис­поль­зо­вать про­це­ду­ру по­ис­ка ре­ше­ния по став­лен­ной за­да­чи с опре­де­лен­ной точ­но­стью на ба­зе ите­ра­тив­но­го ал­го­рит­ма ми ни­ми­за­ции це­ле­вой функ­ции остат­ков мо­де­ли по ме­то­ду Марк­вард­та. Ука­зан­ная про­це­ду­ра на­шла свое во­пло­ще­ние в про­грам­ме MACRO6, на­пи­сан­ной на язы­ке Бей­сик [14, с. 137–149], ко­то­рая до­ста­точ­но лег­ко адап­ти­ру­ет­ся к со­вре­мен­но­му про­грамм­но­му обес­пе­че­нию с по­мо­щью мак­ро­сов таб­лич­но­го про­цес­со­ра Excel.

Сле­ду­ет от­ме­тить, что ука­зан­ная про­це­ду­ра на по­след­ней ите­ра­ции ха­рак­те­ри зу­ет­ся скор­рек­ти­ро­ван­ным (на чис­ло сте­пе­ней сво­бо­ды) ко­эф­фи­ци­ен­том де­тер­ми на­ции R2, сум­мой квад­ра­тов ре­грес­си­он­ных остат­ков, ко­эф­фи­ци­ен­том Дар­би­на – Уот­со­на и дру­ги­ми ста­ти­сти­че­ски­ми па­ра­мет­ра­ми точ­но­сти и адек­ват­но­сти по стро­ен­ной мо­де­ли.

По усло­вию (8) для СЕS функ­ции, мож­но за­пи­сать:

(16)

От­сю­да оп­ти­маль­ная фон­до­во­ору­жен­ность К1/L1 опре­де­ля­ет­ся так:

(17)

Из фор­му­лы (15) экс­тре­му­мы Ymax и Cmin про­из­вод­ствен­ной функ­ции лег­ко рас счи­ты­ва­ют­ся для со­от­вет­ству­ю­щих зна­че­ний фак­то­ров K1 и L1: 3. Ди­на­ми­зи­ро­ван­ная ли­ней­ная про­из­вод­ствен­ная функ­ция име­ет вид: Y = A2K + A3L + ω t, (19) где A2 и A3 – ко­эф­фи­ци­ен­ты при про­из­вод­ствен­ных фак­то­рах, ха­рак­те­ри­зу­ю­щие их пре­дель­ные про­дук­ты.

Неиз­вест­ные ко­эф­фи­ци­ен­ты функ­ции (19) до­ста­точ­но про­сто оце­нить по ме­то ду наи­мень­ших квад­ра­тов в таб­лич­ном про­цес­со­ре Excel на ба­зе стан­дарт­ной про грам­мы “Ре­грес­сия”. Ве­ли­чи­на R2 непо­сред­ствен­но ха­рак­те­ри­зу­ет точ­ность по стро­ен­ной ли­ней­ной мо­де­ли и, со­от­вет­ствен­но, тес­но­ту кор­ре­ля­ци­он­ной свя­зи меж ду вы­пус­ком про­дук­ции и про­из­вод­ствен­ны­ми фак­то­ра­ми.

Лег­ко по­ка­зать, что оп­ти­маль­ная фон­до­во­ору­жен­ность при при­ме­не­нии ли ней­ной функ­ции не за­ви­сит от K и L, од­на­ко долж­но вы­пол­нять­ся усло­вие А2 = А3. При этом экс­тре­му­мы про­из­вод­ствен­ной функ­ции (19) име­ют вид: Ymax = A3С1 + A2; Cmin = Y/A2.

Апро­ба­цию по­лу­чен­ных тео­ре­ти­че­ских ре­зуль­та­тов осу­ще­ствим по дан­ным пер­во­го эта­па ди­на­ми­ки фон­до­во­ору­жен­но­сти в ма­ши­но­стро­е­нии Укра­и­ны (см. рис. 1), ко­гда бы­ла вы­дви­ну­та ги­по­те­за о ее неопти­маль­но­сти, то есть за 2007– 2015 гг. (табл. 1).

В ка­че­стве ре­зуль­та­тив­ной пе­ре­мен­ной Y рас­смат­ри­ва­лась ре­а­ли­зо­ван­ная про дук­ция от­рас­ли, а в ка­че­стве про­из­вод­ствен­ных фак­то­ров: K – оста­точ­ная сто­и­мость (без уче­та из­но­са) ос­нов­ных про­из­вод­ствен­ных фон­дов, L – за­тра­ты на опла­ту тру да, t – фак­тор вре­ме­ни.

Ис­ход­ные дан­ные для мо­де­ли­ро­ва­ния за­ви­си­мо­сти ре­а­ли­за­ции про­дук­ции ма­ши­но­стро­е­ния Укра­и­ны от ос­нов­ных про­из­вод­ствен­ных фак­то­ров *

Хо­тя, по ре­ко­мен­да­ции ли­те­ра­тур­ных ис­точ­ни­ков, мы долж­ны бы­ли бы для мо де­ли­ро­ва­ния по­ка­за­те­лей ма­ши­но­стро­и­тель­ной от­рас­ли при­ме­нять ди­на­ми­зи­ро­ван ную ли­ней­ную функ­цию (19), од­на­ко ее точ­ность (R2 = 0,480) не бы­ла са­мой вы­со кой. Най­ден­ные же на тре­тьей ите­ра­ции па­ра­мет­ры ди­на­ми­зи­ро­ван­ной СЕS функ ции во­об­ще про­ти­во­ре­чи­ли эко­но­ми­че­ско­му со­дер­жа­нию. Ока­за­лось, что про­из­вод­ствен­ная функ­ция Коб­ба – Дугла­са – Тин­бер­ге­на обес­пе­чи­ва­ла наи­бо­лее точ­ные ре­зуль­та­ты ап­прок­си­ма­ции ис­ход­ной ин­фор­ма­ции (R2 = 0,524).

Та­ким об­ра­зом, пу­тем ло­га­риф­ми­ро­ва­ния дан­ных таб­ли­цы 1 и при­ме­не­ния стан­дарт­ной про­грам­мы ре­грес­си­он­но­го ана­ли­за таб­лич­но­го про­цес­со­ра Excel бы­ло по­лу­че­но сле­ду­ю­щее урав­не­ние: Y = 0,4978 e K L 1,1802. (20)

– 0,046 t 0,1115 Мо­дель (20) от­но­си­тель­но точ­но опи­сы­ва­ет ди­на­ми­ку ре­а­ли­зо­ван­ной про­дук­ции от­рас­ли за ис­сле­ду­е­мый пе­ри­од: ко­эф­фи­ци­ент де­тер­ми­на­ции сви­де­тель­ству­ет о том, что бо­лее 52% ва­ри­а­ции Y объ­яс­ня­ют­ся тре­мя фак­то­ра­ми функ­ции Коб­ба – Дугла­са – Тин­бер­ге­на. Сред­няя аб­со­лют­ная по­греш­ность урав­не­ния со­став­ля­ет 0,138 млн. грн.

Ко­эф­фи­ци­ен­ты эла­стич­но­сти α и β мо­де­ли (20) по­ка­зы­ва­ют, что в 2007–2015 гг. рост за­трат ка­пи­та­ла на ос­нов­ные про­из­вод­ствен­ные фон­ды на 1% по­влек за со­бой уве­ли­че­ние объ­е­ма ре­а­ли­за­ции за год в сред­нем все­го на 0,1%, то­гда как по­вы­ше­ние рас­хо­дов на опла­ту тру­да на 1% вы­зы­ва­ло подъ­ем ре­а­ли­за­ции по­чти на 1,2%. Это ука зы­ва­ет на опре­де­лен­ную от­но­си­тель­ную из­бы­точ­ность ре­сур­са К по срав­не­нию с ре сур­сом L. Итак, под­твер­жда­ет­ся ги­по­те­за о неопти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти на пер­вом эта­пе рас­смат­ри­ва­е­мо­го пе­ри­о­да, ко­то­рая бы­ла вы­дви­ну­та в на­ча­ле дан­но­го ис­сле­до­ва­ния.

От­ри­ца­тель­ный темп при­ро­ста ней­траль­но­го на­уч­но тех­ни­че­ско­го про­грес­са по­ка­зы­ва­ет, что в ма­ши­но­стро­е­нии Укра­и­ны в ис­сле­ду­е­мом пе­ри­о­де ре­а­ли­за­ция умень­ша­лась за год в сред­нем на 4,6% под вли­я­ни­ем всех фак­то­ров, кро­ме из­мене ния за­трат на ос­нов­ные про­из­вод­ствен­ные фон­ды и труд.

На ос­но­ве дан­ных таб­ли­цы 1 рас­счи­та­ем пре­дель­ную нор­му за­ме­ще­ния MRSLK в от­рас­ли за каж­дый год ис­сле­ду­е­мо­го пе­ри­о­да (табл. 2), при­ни­мая во вни­ма­ние тот факт, что для про­из­вод­ствен­ной функ­ции Коб­ба – Дугла­са – Тин­бер­ге­на она оп­ре де­ля­ет­ся по фор­му­ле

Как бы­ло по­ка­за­но ра­нее, в усло­ви­ях оп­ти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти пре дель­ная нор­ма за­ме­ще­ния MRSLK лю­бой суб­сти­ту­ци­он­ной про­из­вод­ствен­ной функ ции рав­на еди­ни­це. Ес­ли фак­ти­че­ская пре­дель­ная нор­ма за­ме­ще­ния про­из­вод­ствен ной функ­ции ма­ши­но­стро­е­ния от­ли­ча­ет­ся от еди­ни­цы, то­гда воз­мож­ны два слу чая: 1) МRSLK > 1; 2) МRSLK < 1.

Ука­зан­ные слу­чаи мож­но рас­смат­ри­вать как сиг­нал о на­ру­ше­нии оп­ти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти, то есть об опре­де­лен­ных дис­про­пор­ци­ях при вло­же­нии средств в аг­ре­ги­ро­ван­ные про­из­вод­ствен­ные фак­то­ры “ос­нов­ные про­из­вод­ствен­ные фон­ды” и “труд”. В пер­вом слу­чае (MRSLK > 1) это бу­дет сви­де­тель­ство­вать о том, что фак­ти­че ская фон­до­во­ору­жен­ность пре­вы­ша­ет оп­ти­маль­ную. В дан­ной си­ту­а­ции сле­ду­ет кон ста­ти­ро­вать чрез­мер­ные за­тра­ты ка­пи­та­ла, на­прав­лен­но­го в ос­нов­ные про­из­вод­ствен ные фон­ды, по срав­не­нию со сред­ства­ми на опла­ту тру­да, то есть в от­рас­ли сле­ду­ет со­кра­тить из­бы­точ­ное тех­но­ло­ги­че­ское обо­ру­до­ва­ние или по­вы­сить опла­ту тру­да за счет при­вле­че­ния до­пол­ни­тель­ных ра­бо­чих, уси­ле­ния их ма­те­ри­аль­но­го сти­му­ли­ро­ва­ния.

По­нят­но, что в си­ту­а­ции, ко­гда MRSLK < 1, управ­лен­че­ские ре­ко­мен­да­ции зер каль­но про­ти­во­по­лож­ные: на пред­при­я­ти­ях ма­ши­но­стро­е­ния нуж­но на­ра­щи­вать фон­до­во­ору­жен­ность жи­во­го тру­да.

В ма­ши­но­стро­е­нии Укра­и­ны в 2007–2015 гг. все зна­че­ния пре­дель­ной нор­мы за­ме­ще­ния ре­сур­сов на­мно­го боль­ше еди­ни­цы (см. табл. 2), то есть речь идет о пер вом слу­чае: фак­ти­че­ская фон­до­во­ору­жен­ность пре­вы­ша­ет оп­ти­маль­ную. На ос­но ве па­ра­мет­ров мо­де­ли (20) рас­счи­та­ем по­ка­за­тель сред­ней оп­ти­маль­ной фон­до­во ору­жен­но­сти за ис­сле­ду­е­мый пе­ри­од по фор­му­ле (13):

Ес­ли об­ра­тить­ся к дан­ным вто­ро­го столб­ца таб­ли­цы 2, то мож­но уви­деть, что фак­ти­че­ская фон­до­во­ору­жен­ность в от­рас­ли зна­чи­тель­но вы­ше оп­ти­маль­ной. Осо бен­но это ка­са­ет­ся по­ка­за­те­лей 2015 г., ко­гда сто­и­мость ос­нов­ных про­из­вод­ствен ных фон­дов от­рас­ли вы­рос­ла на 83,1%, что при­ве­ло к уве­ли­че­нию объ­е­ма ре­а­ли­за ции про­дук­ции все­го на 13,1% *. Фак­ти­че­ская фон­до­во­ору­жен­ность в 2015 г. до стиг­ла мак­си­маль­но­го уров­ня – 4,8 грн./грн. при пре­дель­ной нор­ме за­ме­ще­ния фак­то­ров (50,8 >> 1).

По­нят­но, что дан­ные рас­че­ты име­ют при­бли­зи­тель­ный, оце­ноч­ный ха­рак­тер. Они при­об­ре­тут бо′льшую точ­ность в слу­чае по­вы­ше­ния точ­но­сти опор­ной мо­де­ли (20), то есть по ме­ре вы­пол­не­ния усло­вия R2 → 1.

Вы­во­ды

Ре­зуль­та­ты про­ве­ден­но­го ис­сле­до­ва­ния сви­де­тель­ству­ют о дис­кус­си­он­но­сти об­ще­из­вест­но­го по­сту­ла­та о по­ло­жи­тель­ной ро­ли неуклон­но­го по­вы­ше­ния фон­до во­ору­жен­но­сти в оте­че­ствен­ном ма­ши­но­стро­е­нии. На опре­де­лен­ных ста­ди­ях раз ви­тия от­рас­ли, в част­но­сти, в усло­ви­ях транс­фор­ма­ции, со­про­вож­да­ю­щей­ся пер ма­нент­ным эко­но­ми­че­ским кри­зи­сом на фоне раз­ры­ва тра­ди­ци­он­ных хо­зяй­ствен ных свя­зей с по­став­щи­ка­ми ком­плек­ту­ю­щих из­де­лий и по­тен­ци­аль­ны­ми по­тре­би те­ля­ми про­дук­ции ма­ши­но­стро­е­ния, рост фон­до­во­ору­жен­но­сти мо­жет сиг­на­ли­зи ро­вать об от­но­си­тель­ной из­бы­точ­но­сти су­ще­ствен­но из­но­шен­ных ос­нов­ных про из­вод­ствен­ных фон­дов по срав­не­нию с за­тра­та­ми на опла­ту тру­да. Имен­но та­кая си­ту­а­ция на­блю­да­лась в ма­ши­но­стро­е­нии Укра­и­ны в 2007–2015 гг.

Пред­ло­жен­ная про­це­ду­ра опре­де­ле­ния оп­ти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти на ба­зе суб­сти­ту­ци­он­ных про­из­вод­ствен­ных функ­ций, а так­же ме­то­ды диагностики фак­ти­че­ско­го со­сто­я­ния ма­ши­но­стро­и­тель­ной от­рас­ли на прак­ти­ке по­ка­за­ли, что вы­дви­ну­тая ги­по­те­за о неопти­маль­ном со­от­но­ше­нии меж­ду аг­ре­ги­ро­ван­ны­ми фак то­ра­ми – рас­хо­да­ми ка­пи­та­ла на ос­нов­ные про­из­вод­ствен­ные фон­ды и опла­той тру­да – с точ­ки зре­ния мак­си­ми­за­ции ре­а­ли­зо­ван­ной про­дук­ции в 2007–2015 гг. пол­но­стью под­твер­ди­лась.

Тео­ре­ти­че­ским фун­да­мен­том раз­ра­бо­тан­ной про­це­ду­ры по­ис­ка оп­ти­маль­ной фон­до­во­ору­жен­но­сти яв­ля­ет­ся эк­ви­мар­жи­наль­ный прин­цип из мик­ро­эко­но­ми­ки. Раз­ви­тие его идей при­ме­ни­тель­но к ап­па­ра­ту про­из­вод­ствен­ных функ­ций и ап­ро ба­ция по­лу­чен­ных тео­ре­ти­че­ских ре­зуль­та­тов по дан­ным ря­дов ди­на­ми­ки укра­ин ско­го ма­ши­но­стро­е­ния ука­зы­ва­ют на про­сто­ту и прак­ти­че­скую цен­ность пред­ло жен­ной про­це­ду­ры для ана­ли­за экс­тре­маль­ных зна­че­ний ре­а­ли­за­ции про­дук­ции и об­щих за­трат ка­пи­та­ла на от­рас­ле­вом уровне.

Спи­сок ис­поль­зо­ван­ной ли­те­ра­ту­ры

1. Пин­дайк Р., Ра­бин­фельд Д. Ми­к­ро­эко­но­ми­ка ; [пер. с ан­гл.]. – СПБ. : Пи­тер, 2002. – 608 с.

2. Галь­пе­рин В.М., Иг­на­тьев С.М., Мор­гу­нов В.И. Ми­к­ро­эко­но­ми­ка. – В 2 х то мах. – СПБ. : Ин­сти­тут “Эко­но­ми­че­ская шко­ла”, 2004. – 482 с.

* Тем­пы при­ро­ста при­ве­де­ны по срав­не­нию с преды­ду­щим 2014 г.

3. Perloff J.M. Microeconomics. – Berkeley : University of California Berkeley, 2015. – 7th Edition.

4. Debertin D.L. Agricultural Production Economics / Agecon search. – 2012. – 431 p. [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://ageconsearch.umn.edu/ record/158319.

5. Янковой В.А. Ма­те­ма­ти­че­ский ана­лиз нео­клас­си­че­ских про­из­вод­ствен­ных функ­ций // Еко­но­міка : ре­алії ча­су. – 2016. – № 2 (24). – С. 78–83 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://economics.opu.ua/files/archive/2016/no2/78.pdf.

6. Ян­ко­вий В.О. Еко­но­міко ма­те­ма­тич­ні вла­сти­во­сті ви­роб­ни­чої функ­ції Коб­ба Дугла­са і CES функ­ції // Схід­на Єв­ро­па : еко­но­міка, біз­нес та управ­лін­ня. – 2017. – Вип. 2. – № 7. – С. 330–336 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http:// www.easterneurope ebm.in.ua/journal/7_2017/63.pdf.

7. Ян­ко­вий В.О. Еко­но­міко ма­те­ма­тич­ні вла­сти­во­сті ви­роб­ни­чої функ­ції Ле онть­є­ва і ліній­ної функ­ції // Еко­но­міка та сус­піль­ство. – 2017. – Вип. 9. – С. 1238– 1244 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://economyandsociety.in.ua/ journal 9/16 stati 9/1019 yankovij v o.

8. Ар­те­мо­ва А.В., Гри­щен­ко М.А., Лис­няк Д.В. Ме­то­ди­ка оце­ни­ва­ния за­трат при про­из­вод­стве про­дук­ции // Пробле­ми і пер­спек­ти­ви роз­вит­ку під­при­єм­ництва. – 2014. – № 1. – С. 6–10.

9. Віт­лінсь­кий В.В. Мо­де­лю­ван­ня еко­но­міки : навч. по­сіб. – К. : КНЕУ, 2003. – 408 с.

10. Бон­дар М., Махлай А. Ви­роб­ни­чі функ­ції в еко­но­міко ма­те­ма­тич­но­му мо де­лю­ван­ні [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www.rusnauka.com/ 14_Enxxi_2014/matemathics/4_169090.doc.htm.

11. Шумсь­ка С.С. Ін­стру­мент ви­роб­ни­чої функ­ції в до­слід­жен­ні українсь­кої еко но­міки // Еко­но­міка і про­гно­зу­ван­ня. – 2007. – № 4. – С. 104–123.

12. Шумсь­ка С.С. Ви­роб­ни­ча функ­ція в еко­но­міч­но­му аналізі : тео­рія і прак­ти ка ви­ко­ри­стан­ня // Еко­но­міка і про­гно­зу­ван­ня. – 2007. – № 2. – С. 138–153.

13. Бо­ров­ской Д.Н. Про­из­вод­ствен­ные функ­ции и про­бле­ма вы­бо­ра эко­но­ми ко ма­те­ма­ти­че­ской мо­де­ли ак­тив­но­го эле­мен­та // Ра­діо­е­лек­трон­ні і комп’ютер­ні си­сте­ми. – 2008. – № 1 (28). – С. 172–177.

14. Ма­те­ма­ти­че­ская эко­но­ми­ка на пер­со­наль­ном ком­пью­те­ре : [пер. с япон.] ; [под ред. М. Ку­бо­ни­ва]. – М. : Финансы и ста­ти­сти­ка, 1991. – 304 с.

References

1. Pindyck R., Rubinfeld D. Mikroekonomika [Microeconomics]. St. Petersburg, Piter, 2002 [in Russian].

2. Gal’perin V.M., Ignat’ev S.M., Morgunov V.I. Mikroekonomika. V 2 kh tomakh [Microeconomics. In 2 volumes]. St. Petersburg, “Economic school” Institute, 2004 [in Russian].

3. Perloff J.M. Microeconomics. Berkeley, University of California Berkeley, 2015, 7th Edition.

4. Debertin D.L. Agricultural Production Economics. Agecon search, 2012, available at: http://ageconsearch.umn.edu/record/158319.

5. Yankovoi V.A. Matematicheskii analiz neoklassicheskikh proizvodstvennykh funktsii [Mathematical analysis of neoclassical production functions]. Ekonomika: realii chasu – Economics: time realities, 2016, No. 2 (24), pp. 78–83, available at: http://economics.opu.ua/ files/archive/2016/no2/78.pdf [in Russian].

6. Yankovyi V.O. Ekonomiko matematychni vlastyvosti vyrobnychoi funktsii Kobba Duglasa i CES funktsii [Economic and mathematical properties of the Cobb Douglas production

function and CES function]. Skhidna Evropa: ekonomika, biznes ta upravlinnya – Eastern Europe: Economics, Business and Management, 2017, Iss. 2, No.7, pp. 330–336, available at: http://www.easterneurope ebm.in.ua/journal/7_2017/63.pdf [in Ukrainian].

7. Iankovyi V.O. Ekonomiko matematychni vlastyvosti vyrobnychoi funktsii Leont’eva i liniinoi funktsii [Economic and mathematical properties of the Leontief production function and linear function]. Ekonomika ta suspil’stvo – Economy and Society, 2017, Iss. 9, pp. 1238– 1244, available at: http://economyandsociety.in.ua/journal 9/16 stati 9/1019 yankovij v o [in Ukrainian].

8. Artemova A.V., Gryshchenko M.A., Lysnyak D.V. Metodika otsenivaniya zatrat prі proіzvodstve produktsii [Methods of estimating the costs in production process]. Problemy i perspektyvy rozvytku pidpryemnytstva – Problems and prospects of entrepreneurship development, 2014, No.1, pp. 6–10 [in Russian].

9. Vitlins’kyi V.V. Modelyuvannya Ekonomiky [Modeling the Economy]. Kyiv, KNEU, 2003 [in Ukrainian].

10. Bondar M., Makhlai A. Vyrobnychi funktsii v ekonomiko matematychnomu modelyuvanni [Production functions in economic mathematical modeling], available at: http://www.rusnauka.com/14_enxxi_2014/matemathics/4_169090.doc.htm [in Ukrainian].

11. Shumska S.S. Instrument vyrobnychoi funktsii v doslidzhenni ukrains’koi ekonomiky [The tool of production function in the development of Ukraine’s economy]. Ekonomika i prohnozuvannya – Economy and Forecasting, 2007, No. 4, pp. 104–123 [in Ukrainian].

12. Shumska S.S. Vyrobnycha funktsiya v ekonomichnomu analizi: teoriya i praktyka vykorystannya [Productive function in the economic analysis: theory and practice of the use]. Ekonomika i prohnozuvannya – Economy and Forecasting, 2007, No. 2, pp. 138–153 [in Ukrainian].

13. Borovskoi D.N. Proizvodstvennye funktsii i problema vybora ekonomiko matematicheskoi modeli aktivnogo elementa [Production functions and the problem of choosing the economic mathematical model of the active element]. Radioelektronni i komp’’yuterni systemy – Radio electronic and computer systems, 2008, No. 1 (28), pp. 172– 177 [in Russian].

14. Kuboniwa M. Matematicheskaya Ekonomika na Personal’nom Komp’yutere [Mathematical Economics on a Personal Computer]. Moscow, Finances and statistics, 1991 [in Russian].

Ста­тья по­сту­пи­ла в ре­дак­цию 6 ап­ре­ля 2018 г. The article was received by the Editorial staff on April 6, 2018.

Про­цес­сы гло­ба­ли­за­ции и ре­ги­о­на­ли­за­ции, раз­ви­тия и внед­ре­ния но­вых схем и ин­стру­мен­тов вза­и­мо­дей­ствия и вза­и­мо­вли­я­ния стран на ми­ро­вой арене непо­сред ствен­но опре­де­ля­ют век­тор раз­ви­тия экс­пор­та Укра­и­ны. Ми­ро­вая кон­ку­рен­ция за рын­ки сбы­та по­буж­да­ет к раз­ви­тию в на­прав­ле­нии под­держ­ки кон­ку­рен­то­спо­соб ного экс­пор­та Укра­и­ны, укреп­ле­ния ее по­зи­ций как по­став­щи­ка то­ва­ров на ми­ро­вой ры­нок и фор­ми­ро­ва­ния дол­го­сроч­ных внеш­не­тор­го­вых свя­зей, что, в ко­неч­ном сче те, долж­но уси­лить эко­но­ми­че­скую без­опас­ность Укра­и­ны и со­здать пред­по­сыл­ки для по­стро­е­ния эко­но­ми­че­ски эф­фек­тив­но­го го­су­дар­ства. Уче­ные и про­филь­ные экс­пер­ты ра­бо­та­ют над опре­де­ле­ни­ем про­блем и пер­спек­тив экс­порт­ной де­я­тель­нос ти го­су­дар­ства, со­сто­я­ния и ин­стру­мен­тов фи­нан­си­ро­ва­ния экс­пор­та, над обос­но­ва ни­ем це­ле­со­об­раз­но­сти со­зда­ния и ре­а­ли­за­ции биз­нес мо­де­ли фи­нан­со­вых учреж де­ний по под­держ­ке раз­ви­тия, кре­ди­то­ва­ния и стра­хо­ва­ния экс­пор­та.

Во­про­сы экс­порт­ной политики, го­су­дар­ствен­ной под­держ­ки и мер по раз­ви­тию экс­пор­та в це­лом и в раз­ре­зе от­дель­ных ин­стру­мен­тов, эко­но­ми­че­ских сек­то­ров и гео­гра­фи­че­ских на­прав­ле­ний ис­сле­до­ва­лись экс­пер­та­ми – пред­ста­ви­те­ля­ми го­су­дар ствен­ных ор­га­нов и та­ки­ми оте­че­ствен­ны­ми уче­ны­ми, как О. Ки­бик [1], В. Кот­лу бай [2], О. Яцен­ко [3], В. Мов­чан [4], А. Шев­чук [5]. Уче­ные И. Со­фи­щен­ко [6], А. Ша­ров [7], Е. Ля­хо­ва [8] то­же ис­сле­до­ва­ли зна­че­ние и ме­сто сре­ди ин­стру­мен­та рия под­держ­ки экс­пор­та экс­порт­но кре­дит­но­го агент­ства (ЭКА), а так­же фи­нан­со вые про­дук­ты, ко­то­рые оно мо­жет пред­ла­гать, их пре­иму­ще­ства и недо­стат­ки.

Се­го­дня оста­ет­ся по­ле для ис­сле­до­ва­ния пу­тей от­рас­ле­вой ди­вер­си­фи­ка­ции экс­пор­та, обос­но­ва­ния прин­ци­пов де­я­тель­но­сти вновь со­здан­но­го ЭКА, ни­ве­ли ро­ва­ния по­ли­ти­че­ско­го вли­я­ния на экс­пор­те­ров, по­ис­ка оп­ти­маль­ных ин­стру­мен тов и ре­сур­сов фи­нан­си­ро­ва­ния экс­пор­та.

Сле­до­ва­тель­но, цель ста­тьи – ана­лиз по­ка­за­те­лей раз­ви­тия экс­пор­та Украи ны, по­иск ин­стру­мен­тов и про­дук­тов фи­нан­си­ро­ва­ния и га­ран­ти­ро­ва­ние экс­пор­та, обос­но­ва­ние де­я­тель­но­сти и про­дук­то­во­го ря­да ЭКА.

Раз­ви­тие экс­пор­та Укра­и­ны яв­ля­ет­ся од­ной из пер­во­оче­ред­ных за­дач при про гно­зи­ру­е­мом эко­но­ми­че­ском ро­сте в ми­ре, ожи­да­е­мом уско­рен­ном ро­сте в стра нах – круп­ней­ших тор­го­вых парт­не­рах Ев­ро­зо­ны и в Ки­тае. Ис­сле­до­ва­ние пу­тей на­ра­щи­ва­ния экс­пор­та и уве­ли­че­ния его объ­е­мов на­це­ле­но на ре­ше­ние во­про­сов мак­ро­эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Укра­и­ны и по­иск со­от­вет­ству­ю­щих ини­ци­а­тив:

– внед­ре­ния стра­те­гий эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия, ба­зи­ру­ю­щих­ся на со­дей­ствии экс­пор­ту (это, в част­но­сти, Стра­те­гия устой­чи­во­го раз­ви­тия “Укра­и­на – 2020”, утвер­жден­ная Ука­зом Пре­зи­ден­та Укра­и­ны от 12 ян­ва­ря 2015 г. № 5/2015; “Экс­порт ная стра­те­гия Укра­и­ны: До­рож­ная кар­та стра­те­ги­че­ско­го раз­ви­тия тор­гов­ли на пе ри­од 2017–2021 го­дов”, утвер­жден­ная Рас­по­ря­же­ни­ем Ка­би­не­та Ми­ни­стров Украи ны от 27 де­каб­ря 2017 г. № 1017 р; “Стра­те­гия раз­ви­тия ма­ло­го и сред­не­го пред при­ни­ма­тель­ства в Укра­ине на пе­ри­од до 2020 го­да”, утвер­жден­ная Рас­по­ря­же­ни­ем Ка­би­не­та Ми­ни­стров Укра­и­ны от 24 мая 2017 г. № 504 р);

– ди­вер­си­фи­ка­ции эко­но­ми­ки в поль­зу про­из­водств с вы­со­кой до­бав­лен­ной сто­и­мо­стью и ди­вер­си­фи­ка­ции экс­пор­та; – ре­ше­ния про­бле­мы от­ри­ца­тель­но­го саль­до тор­го­во­го ба­лан­са *; – по­вы­ше­ния гео­по­ли­ти­че­ско­го вли­я­ния Укра­и­ны.

Со­глас­но по­след­не­му “Об­зо­ру пла­теж­но­го ба­лан­са Укра­и­ны в но­яб­ре 2017 го­да”, под­го тов­лен­но­му НБУ, за 11 ме­ся­цев 2017 г. де­фи­цит те­ку­ще­го сче­та со­ста­вил 3 млрд. дол. (или 3% ВВП), что со­от­вет­ству­ет де­фи­ци­ту за 11 ме­ся­цев 2016 г., ко­то­рый от­но­си­тель­но ВВП со­став­лял 3,9%. Так, за ука­зан­ный пе­ри­од ба­ланс то­ва­ров в рам­ках те­ку­ще­го сче­та был от­ри­ца­тель­ным на уровне ми­нус 7,8 млрд. дол. Этот “от­ток пла­те­жей” сба­лан­си­ро­вал­ся по­ло­жи­тель­ным ба­лан­сом услуг на уровне 2,1 млрд. дол. и ба­лан­сом вто­рич­ных до­хо­дов. Вто­рич­ные до­хо­ды сек­то­ра го­су

Фо­ку­си­ро­ва­ние на оп­ти­ми­за­ции средств под­держ­ки экс­пор­та и на его рас­ши ре­нии поз­во­лит сде­лать ве­со­мый вклад в уско­ре­ние об­ще­эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия го­су­дар­ства. Так, со­глас­но ис­сле­до­ва­нию эко­но­ми­ста Л. Клец­не­ра, 10% при­рос та про­даж за счет экс­пор­та уве­ли­чи­ва­ют за­ня­тость на 7%, то­гда как 10% при­ро­ста про­даж внут­ри стра­ны уве­ли­чи­ва­ют ее на 3,5%, по­сколь­ку экс­пор­ти­ру­ю­щие пред при­я­тия и бан­ки, фи­нан­си­ру­ю­щие внеш­не­эко­но­ми­че­скую де­я­тель­ность, име­ют вдвое бо ′ льшую по­треб­ность в пер­со­на­ле и бо′ льшую ка­пи­таль­ную ба­зу, а ра­бо­та в экс­пор­ти­ру­ю­щих струк­ту­рах при­но­сит их ра­бот­ни­кам боль­ший до­ход, а сле­до­ва тель­но – по­вы­ша­ет уро­вень их жиз­ни [9, р. 7].

По­ка­за­те­ли ми­ро­вой тор­гов­ли сви­де­тель­ству­ют об ак­ти­ви­за­ции тор­го­вых по то­ков: в 2017 г. обо­рот меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли вы­рос на 4,7% (про­тив оцен­ки его при­ро­ста по дан­ным ок­тяб­ря 2017 г. в раз­ме­ре 4,2%) *.

В 2017 г. им­порт в раз­ви­тые стра­ны вы­рос на 4% про­тив 2,7% в 2016 г., а им­порт в раз­ви­ва­ю­щи­е­ся стра­ны уве­ли­чил­ся на 4,4% про­тив 2% в 2016 г. и, ве­ро­ят­но, по про­гно­зам МВФ, вы­рас­тет на 4,9% в 2018 г. На­ря­ду с ро­стом ми­ро­вой эко­но­ми­ки (в ян­ва­ре 2018 г. прогноз при­ро­ста гло­баль­но­го ре­аль­но­го ВВП к кон­цу 2018 г. по­вы шен до 3,9% с уче­том про­гно­за ро­ста ин­ве­сти­ций как крат­ко­сроч­но­го эф­фек­та от сни­же­ния на­ло­го­вой на­груз­ки на при­быль пред­при­я­тий в США), це­ны на то­вар ных рын­ках бу­дут по­вы­шать­ся.

Меж­ду тем в 2017 г. усло­вия для стран – экс­пор­те­ров сы­рье­вой про­дук­ции оста­ва­лись небла­го­при­ят­ны­ми – це­ны на же­лез­ную ру­ду сни­жа­лись вслед­ствие ро­ста пред­ло­же­ния со сто­ро­ны Ки­тая, Ав­стра­лии и Бра­зи­лии, а це­ны на сель­ско хо­зяй­ствен­ные то­ва­ры на­ча­ли сни­жать­ся в кон­це это­го го­да в свя­зи с неожи­дан ным уве­ли­че­ни­ем за­па­сов зер­но­вых за мар­ке­тин­го­вый год с июля 2017 по июнь 2018 г. Так, МВФ оце­нил со­от­вет­ству­ю­щие со­кра­ще­ния це­но­вых ин­дек­сов за фев раль – ав­густ 2017 г. в 16% для же­лез­ной ру­ды и в 5% для сель­ско­хо­зяй­ствен­ных то­ва­ров **.

В си­лу вы­со­ко­го уров­ня от­кры­то­сти эко­но­ми­ки Укра­и­ны (табл. 1) ***, зна­чи тель­ной за­ви­си­мо­сти “ба­лан­со­вых” по­ступ­ле­ний от экс­пор­та и чув­стви­тель­но­сти к от­то­ку ва­лю­ты, оче­вид­но, что Укра­и­на нуж­да­ет­ся в се­рьез­ных ре­фор­мах, ко­то­рые бы спо­соб­ство­ва­ли улуч­ше­нию усло­вий тор­гов­ли (ре­фор­мы, в свою оче­редь, долж ны ка­сать­ся тор­гов­ли то­ва­ра­ми и услу­га­ми, ин­ве­сти­ций и за­щи­ты ин­тел­лек­ту­аль ной соб­ствен­но­сти, смяг­че­ния та­риф­ных ба­рье­ров стран парт­не­ров при тор­гов­ле сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ци­ей), в обес­пе­че­нии экс­пор­те­ров необ­хо­ди­мы­ми фи дар­ствен­но­го управ­ле­ния со­сто­ят из дан­ных об объ­е­мах тех­ни­че­ской по­мо­щи, предо­став­ляе мой пра­ви­тель­ству (по­лу­чен­ных от Ми­ни­стер­ства эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия и тор­гов­ли Украи ны), дан­ных о де­неж­ных взно­сах ор­га­нов го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния, по­лу­чен­ных на ос­но ва­нии бан­ков­ской от­чет­но­сти об опе­ра­ци­ях с нере­зи­ден­та­ми, о дви­же­нии де­неж­ных средств на кор­ре­спон­дент­ских сче­тах. Для дру­гих сек­то­ров ис­поль­зу­ют­ся дан­ные бан­ков­ской от­чет­но­сти по кре­ди­то­вым и де­бе­то­вым обо­ро­там по те­ку­щим транс­фер­там дру­гих сек­то­ров и по объ­е­мам де­неж­ных пе­ре­во­дов, ко­то­рые до­пол­ня­ют­ся экс­перт­ной оцен­кой объ­е­мов де­неж­ных средств, пе­ре­ве­ден­ных в Укра­и­ну по нефор­маль­ным ка­на­лам, на уровне 3,4 млрд. дол. (Ме­то­до­ло­гіч­ний ко­мен­тар до ста­ти­сти­ки Зов­ніш­ньо­го сек­то­ру Украї­ни. На­ціо­наль­ний банк Украї­ни [Элек­трон ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://bank.gov.ua/doccatalog/document?id=19138166) [2].

* World Economic Outlook: Update, January 2018. Brighter Prospects, Optimistic Markets, Challenges Ahead. International Monetary Fund: January 2018. – 8 р. – Р. 1, 8.

** World Economic Outlook: Seeking Sustainable Growth Short Term Recovery, Long Term Challenges. International Monetary Fund: October 2017. – 218 р. – Р. 13–17.

*** От­но­ше­ние объ­е­ма тор­гов­ли к ВВП со­хра­ня­ет­ся на уровне 100% (См.: Екс­порт­на стра те­гія Украї­ни: До­рож­ня кар­та стра­те­гіч­но­го роз­вит­ку тор­гів­лі на пе­ріод 2017–2021 ро­ків, за твер­дже­на Роз­по­ряд­жен­ням Ка­бі­не­ту Міністрів Украї­ни від 27 груд­ня 2017 р. № 1017 р. – К., 2017. – 135 с. – С. 3).

нан­со­вы­ми услу­га­ми *, а так­же в ин­ве­сти­ци­ях в по­стро­е­ние до­рож­ной, же­лез­но до­рож­ной и воз­душ­ной ин­фра­струк­тур, мо­дер­ни­за­цию склад­ских по­ме­ще­ний и те­ле­ком­му­ни­ка­ций в це­лях на­ра­щи­ва­ния экс­порт­ных мощ­но­стей (что ка­са­ет­ся ре форм, то важ­но усо­вер­шен­ство­вать за­ко­но­да­тель­ство по во­про­сам ин­ве­сти­ций и про­це­дур банк­рот­ства).

На се­го­дня 80–90% ми­ро­вой тор­гов­ли осу­ществ­ля­ет­ся за счет тор­го­во­го фи нан­си­ро­ва­ния (при по­мо­щи кре­дит­ных до­ку­мен­тар­ных ин­стру­мен­тов, га­ран­тий, стра­хо­ва­ния), по­это­му важ­ную роль иг­ра­ют по­ступ­ле­ния в Укра­и­ну спе­ци­а­ли­зи­ро ван­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния и по­сто­ян­ная ра­бо­та по обес­пе­че­нию бес­пре­пят­ствен ного про­хож­де­ния пла­те­жей. При этом су­ще­ству­ют риск де­ста­би­ли­за­ции фи­нан со­вых по­то­ков, а так­же риск вы­со­кой сто­и­мо­сти фи­нан­си­ро­ва­ния и стро­гих тре­бо ва­ний к за­ем­щи­кам. Кро­ме то­го, до­бав­ля­ют во­ла­тиль­но­сти труд­но­пред­ска­зу­е­мая ре­гу­ля­тор­ная и фис­каль­ная по­ли­ти­ка США; по­тен­ци­аль­ное уси­ле­ние тор­го­вых огра ни­че­ний и про­дол­же­ние ре­жи­ма санк­ций про­тив ря­да стран; гео­по­ли­ти­че­ские рис ки; чрез­мер­ный рост кре­ди­то­ва­ния в Ки­тае; укреп­ле­ние дол­ла­ра США по от­но­ше нию к дру­гим ва­лю­там в те­че­ние 2017 г.

Раз­ви­тие укра­ин­ско­го экс­пор­та на­хо­дит­ся в фо­ку­се ис­сле­до­ва­те­лей при рас­кры тии во­про­сов эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия и по­ис­ке пу­тей обес­пе­че­ния до­хо­дов бю дже­та, по­пол­не­ния цен­тра­ли­зо­ван­ных зо­ло­то­ва­лют­ных ре­зер­вов в усло­ви­ях про­дол жи­тель­но­го во­ен­но­го кон­флик­та на Во­сто­ке Укра­и­ны, а так­же пу­тей ста­би­ли­за­ции фи­нан­со­во­го рын­ка и некре­дит­ной под­держ­ки кур­са на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты. При эф фек­тив­ном ис­поль­зо­ва­нии при­род­ных, про­мыш­лен­ных и ин­тел­лек­ту­аль­ных ре­сур сов, опре­де­ле­нии при­о­ри­тет­ных на­прав­ле­ний экс­пор­та (вклю­чая опре­де­ле­ние то­ва ров и услуг на экс­порт, а так­же пред­при­я­тий, нуж­да­ю­щих­ся в фи­нан­си­ро­ва­нии и стра хо­ва­нии экс­порт­ных по­зи­ций) и ра­зум­ном по­стро­е­нии гео­по­ли­ти­че­ских свя­зей, да­же с уче­том то­го фак­та, что в бли­жай­шие го­ды вре­мен­но ок­ку­пи­ро­ван­ные территории не бу­дут иметь экс­порт­ных пер­спек­тив, су­ще­ству­ет ши­ро­кий неис­поль­зо­ван­ный ин стру­мен­та­рий под­держ­ки оте­че­ствен­но­го экс­пор­та.

В на­шей си­ту­а­ции (при при­оста­нов­ле­нии по­ступ­ле­ний из МВФ и вы­со­ком по­тре­би­тель­ском и про­из­вод­ствен­ном спро­се на им­порт­ные то­ва­ры) от­ри­ца­тель ное саль­до тор­го­во­го ба­лан­са в те­че­ние дли­тель­но­го вре­ме­ни, в свою оче­редь, име ет нега­тив­ные по­след­ствия для фи­нан­со­во­го рын­ка Укра­и­ны и на­ци­о­наль­ной эко но­ми­ки в це­лом. Так, спрос на экс­пор­ти­ру­е­мые то­ва­ры сти­му­ли­ру­ет ка­пи­таль­ные ин­ве­сти­ции и спо­соб­ству­ет со­зда­нию ра­бо­чих мест, а на­прав­ле­ние мо­не­тар­ной и

* Ос­нов­ні за­са­ди гро­шо­во кре­дит­ної політи­ки на 2018 рік та се­ред­ньо­стро­ко­ву пер­спек­ти ву : Схва­ле­но рі­шен­ням Ра­ди На­ціо­наль­но­го бан­ку Украї­ни від 12 ве­рес­ня 2017 р. – К., 2017. – 25 c. – С. 10, 25.

ва­лют­ной по­ли­тик цен­траль­но­го бан­ка за­ви­сит от ста­биль­но­го по­ступ­ле­ния экс порт­ной вы­руч­ки и ожи­да­ний эко­но­ми­че­ских субъ­ек­тов. Что ка­са­ет­ся экс­пор­та по­тре­би­тель­ских то­ва­ров, то в об­зо­ре НБУ экс­пер­ты предо­сте­ре­га­ют, что зна­чи тель­ные объ­е­мы экс­пор­та и недо­ста­точ­ное внут­рен­нее про­из­вод­ство (потребитель ских то­ва­ров, и в част­но­сти – про­дук­тов пи­та­ния) со­зда­ют се­рьез­ные рис­ки рез­кой кон­вер­ген­ции внут­рен­них цен до уров­ня цен тор­го­вых парт­не­ров, ведь, на­при­мер, це­ны на боль­шин­ство пи­ще­вых про­дук­тов в Укра­ине ни­же, чем в со­сед­них стра нах, а так­же у тор­го­вых парт­не­ров [10, c. 23].

В “Ос­нов­ных прин­ци­пах де­неж­но кре­дит­ной политики на 2018 год и средне сроч­ную пер­спек­ти­ву” Со­ве­том НБУ под­твер­жде­на цель уси­ле­ния ко­ор­ди­на­ции де­неж­но кре­дит­ной политики с эко­но­ми­че­ской и бюд­жет­но фи­нан­со­вой по­ли­ти ка­ми Пра­ви­тель­ства с уче­том их вза­и­мо­за­ви­си­мо­сти и свя­зей меж­ду мо­не­тар­ной сфе­рой, ре­аль­ным про­из­вод­ством, фи­нан­со­во бюд­жет­ной си­сте­мой и пла­теж­ным ба­лан­сом стра­ны, что уско­рит ни­ве­ли­ро­ва­ние те­ку­щих струк­тур­ных и цик­ли­че ских дис­ба­лан­сов эко­но­ми­ки, а так­же бу­дет со­дей­ство­вать ее спо­соб­но­сти к ми­ни ми­за­ции по­след­ствий от нега­тив­ных внеш­них и внут­рен­них шо­ков *.

На се­го­дня вы­со­кая то­вар­ная и гео­гра­фи­че­ская кон­цен­тра­ция оте­че­ствен­но­го экс­пор­та, его рост в стра­ны ЕС обу­слов­ле­ны со­от­вет­ству­ю­щим ста­ти­сти­че­ским пе­ре рас­пре­де­ле­ни­ем вслед­ствие умень­ше­ния обо­ро­та с СНГ, ведь об­щий экс­порт сни зил­ся. В 2017 г. на­блю­да­ет­ся со­кра­ще­ние объ­е­мов тор­го­во­го обо­ро­та и экс­пор­та в част­но­сти. По по­след­ним дан­ным, в те­че­ние 2017 г. де­фи­цит внеш­ней тор­гов­ли то ва­ра­ми рос, до­стиг­нув по­ка­за­те­ля 6,3 млрд. дол., а внеш­не­тор­го­вое саль­до то­ва­ров и услуг ста­ло от­ри­ца­тель­ным (на уровне 2,6 млрд. дол.), то­гда как тем­пы при­ро­ста объ­е­мов внеш­ней тор­гов­ли в це­лом и экс­пор­та в част­но­сти – по­ло­жи­тель­ны­ми. Сто­ит в ко­то­рый раз от­ме­тить, что про­дол­жи­тель­ное удер­жи­ва­ние от­ри­ца­тель­но­го саль­до вле­чет за со­бой, сре­ди про­че­го, со­кра­ще­ние меж­ду­на­род­ных ре­зер­вов. Кро ме то­го, на­блю­да­ет­ся ис­ка­же­ние ис­точ­ни­ков и струк­ту­ры меж­ду­на­род­ных ре­зер вов, ко­то­рые на­пол­ня­ют­ся за счет за­им­ство­ва­ний, раз­ме­ще­ния дол­го­вых цен­ных бу­маг Укра­и­ны, зай­мов от МВФ, а так­же со­хра­не­ния “ан­ти­ли­бе­раль­но­го” по­ло­же ния об обя­за­тель­ной про­да­же ча­сти ва­лют­ной вы­руч­ки экс­пор­те­ра­ми и огра­ни­че нии сро­ков тор­го­вых рас­че­тов **.

Взаимные тор­го­вые огра­ни­че­ния Укра­и­ны и Рос­сии (пре­жде круп­ней­ше­го тор го­во­го парт­не­ра на­ше­го го­су­дар­ства) за­ост­ри­ли во­прос по­ис­ка но­вых рын­ков сбы та. Се­го­дня до­ля укра­ин­ско­го экс­пор­та в Рос­сию со­став­ля­ет >10% про­тив 23,7% в 2013 г. (табл. 2).

Укра­и­на из­вест­на в ми­ре как экс­пор­тер по та­ким то­вар­ным груп­пам – недра­го цен­ные ме­тал­лы и про­дук­ты рас­ти­тель­но­го про­ис­хож­де­ния, со­став­ля­ю­щие, со­от­вет ствен­но, 21,3% и 23,4% в то­вар­ной струк­ту­ре оте­че­ствен­но­го экс­пор­та по по­след­ним дан­ным Го­су­дар­ствен­ной служ­бы ста­ти­сти­ки Укра­и­ны за 9 ме­ся­цев 2017 г. (табл. 3). В

* Там же. – С. 6, 10. ** К кон­цу 2017 г. объ­ем меж­ду­на­род­ных ре­зер­вов пре­вы­сил прогноз НБУ и вы­рос за год на 21%, то есть до 18,8 млрд. дол. (3,6 ме­ся­ца бу­ду­ще­го им­пор­та – до­ста­точ­но­го для вы­пол­не­ния обя­за­тельств Укра­и­ны и те­ку­щих опе­ра­ций Пра­ви­тель­ства и НБУ), бла­го­да­ря по­ступ­ле­нию фи­нан­си­ро­ва­ния от МВФ на уровне око­ло 1 млрд. дол., а так­же по­куп­ки На­ци­о­наль­ным бан ком Укра­и­ны на фоне бла­го­при­ят­ной си­ту­а­ции на ва­лют­ном рын­ке 1,3 млрд. дол. во вре­мя ва­лют­ных ин­тер­вен­ций. Из­ме­не­ние объ­е­ма ре­зер­вов в те­че­ние де­каб­ря обу­слов­ле­но по­ступ­ле ни­ем в поль­зу Пра­ви­тель­ства 588,8 млн. дол. (в част­но­сти, от раз­ме­ще­ния го­су­дар­ствен­ных об ли­га­ций), а так­же вы­пла­та­ми по внеш­не­му дол­гу, то есть 585,4 млн. дол. на об­слу­жи­ва­ние и по­га­ше­ние го­су­дар­ствен­но­го дол­га в ино­стран­ной ва­лю­те и пла­те­жей в поль­зу МВФ [Элек трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://bank.gov.ua/control/uk/publish/article?art_id= 61838762&cat_id=55838.

част­но­сти, в те­че­ние 2017 г. экс­порт зер­но­вых куль­тур и черных ме­тал­лов – наи­бо­лее “ве­со­мых” то­ва­ров в его об­щей струк­ту­ре – рос вы­со­ки­ми тем­па­ми – в сред­нем 20– 30%. При этом ста­биль­ная струк­ту­ра экс­пор­та (см. табл. 3), в ко­то­рой боль­ший при рост да­ет по­став­ка то­ва­ров с низ­кой сте­пе­нью об­ра­бот­ки, под­твер­жда­ет сы­рье­вой ха­рак­тер на­шей эко­но­ми­ки и со­от­вет­ству­ю­щее ме­сто Укра­и­ны в ми­ро­вом экс­пор­те.

Необ­хо­ди­мо учи­ты­вать, что стра­на с неболь­шим в ми­ро­вых мас­шта­бах раз­ме ром ВВП (по дан­ным Все­мир­но­го бан­ка, в 2016 г. но­ми­наль­ный ВВП Укра­и­ны со ста­вил 93,3 млрд. дол. (или 0,12% в ми­ро­вом ВВП) по срав­не­нию с Че­хи­ей (со­от

вет­ствен­но, 195,3 млрд. дол. и 0,26%), Поль­шей (471,4 млрд. дол. и 0,62%), Ру­мы­ни­ей (187,6 млрд. дол. и 0,25%), Рос­си­ей (1283,2 млрд. дол. и 1,69%), Тур­ци­ей (863,7 млрд. дол. и 1,14%) [11, р. 26 27]) и неди­вер­си­фи­ци­ро­ван­ной струк­ту­рой экс­пор­та на­хо дит­ся под угро­зой вли­я­ния из­ме­не­ний в ми­ро­вой сре­де тор­гов­ли.

Од­ним из важ­ней­ших на­прав­ле­ний внеш­ней тор­гов­ли Укра­и­ны яв­ля­ет­ся экс порт про­дук­ции аг­рар­но­го сек­то­ра, за­ни­ма­ю­щий ве­со­мую до­лю в ее то­вар­ном экс пор­те. Уско­рен­ный рост экс­пор­та по срав­не­нию с им­пор­том сфор­ми­ро­вал по­ло жи­тель­ное саль­до тор­гов­ли про­дук­ци­ей АПК, ко­то­рое с 2010 по 2016 г. вы­рос­ло в 2,8 ра­за. При этом в струк­ту­ре экс­пор­та сель­ско­хо­зяй­ствен­ной и пи­ще­вой про­дук ции до­ля го­то­вой пи­ще­вой про­дук­ции бы­ла ми­ни­маль­ной (лишь 16% в 2016 г.) *.

По оцен­кам экс­пер­тов, при­ня­тие бла­го­при­ят­ных нета­риф­ных мер обес­пе­чит су­ще­ствен­ный по­зи­тив­ный эф­фект для умень­ше­ния за­трат экс­пор­те­ров аг­рар­ной про­дук­ции. В чис­ле нета­риф­ных мер (“ба­рье­ров”) ЕС – под­твер­жде­ние про­ис­хож де­ния про­дук­та; са­ни­тар­ные нор­мы; эко­ло­ги­че­ские стан­дар­ты; мар­ки­ров­ка (на­при мер, ор­га­ни­че­ских про­дук­тов). Борь­ба за бла­го­при­ят­ные нета­риф­ные меры име­ет боль­шое зна­че­ние, ес­ли укра­ин­ские экс­пор­те­ры со­би­ра­ют­ся про­да­вать то­ва­ры с вы­со­кой сте­пе­нью об­ра­бот­ки [12].

Меж­ду тем, со­глас­но по­след­ним со­об­ще­ни­ям Укра­ин­ской зер­но­вой ас­со­циа ции, по сбы­ту зер­но­вых Укра­и­на усту­па­ет од­но­му из круп­ней­ших кон­ку­рен­тов – Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, утра­чи­вая ры­нок Егип­та (круп­ней­ше­го в ми­ре им­пор­те­ра пше­ни­цы), ведь в 2017 г. Еги­пет уста­но­вил но­вые спе­ци­фи­ка­ции им­порт­ных зер но­вых: так, необ­хо­ди­мая до­ля про­те­и­на уве­ли­чи­лась до 12,5% с 11,5% для пше­ни цы, за­куп­лен­ной у Укра­и­ны и Рос­сии. В мар­ке­тин­го­вом го­ду с июля 2016 по июнь 2017 г. на­ше го­су­дар­ство экс­пор­ти­ро­ва­ло в Еги­пет око­ло 2,5 млн. т пше­ни­цы, что со­от­вет­ству­ет при­бли­зи­тель­но 14% об­ще­го объ­е­ма им­пор­та пше­ни­цы этой стра ной. Еще око­ло 6,6 млн. т укра­ин­ской пше­ни­цы от­гру­же­но в Та­и­ланд, Ин­до­не­зию, Бан­гла­деш и Рес­пуб­ли­ку Ко­рея, а так­же на Фи­лип­пи­ны. В це­лом ре­ци­пи­ен­та­ми на­ших зер­но­вых оста­ют­ся стра­ны ЕС, Аф­ри­ки, Азии и Ближ­не­го Во­сто­ка **.

По оцен­кам Ми­ни­стер­ства сель­ско­го хо­зяй­ства США (USDA), по со­сто­я­нию на ян­варь 2018 г., Укра­и­на за­ня­ла 6 е ме­сто сре­ди круп­ней­ших ми­ро­вых экс­пор­те ров пше­ни­цы. По экс­пор­ту дру­гих зер­но­вых – яч­ме­ня и ку­ку­ру­зы – Укра­и­на за­ня ла, со­от­вет­ствен­но, 3 е и 4 е ме­ста в ми­ре ***.

В чис­ле важ­ных на­прав­ле­ний оте­че­ствен­но­го экс­пор­та – то­ва­ры и услу­ги обо рон­ной про­мыш­лен­но­сти в си­лу ее стра­те­ги­че­ско­го зна­че­ния и меж­от­рас­ле­вых свя зей внут­ри стра­ны. Раз­ви­тие этой от­рас­ли мо­жет стать драй­ве­ром ро­ста внут­ренне го рын­ка и экс­пор­та про­дукц­дии и уже се­го­дня обес­пе­чи­ва­ет Укра­ине ме­сто в де сят­ке глав­ных ми­ро­вых экс­пор­те­ров во­ору­же­ний и укреп­ле­ние по­зи­ций (68 е ме­сто) ве­ду­щей ком­па­нии ОПК – ГК “Ук­ро­бо­рон­пром” в ТОП 100 обо­рон­ных ком­па­ний ми­ра. Од­на­ко во­ен­ный кон­фликт с Рос­си­ей, не учи­ты­вая толч­ка к ро­сту ОПК при удо­вле­тво­ре­нии по­треб­но­стей во­ору­жен­ных сил, по­влек за со­бой утра­ту тра­ди­ци он­ных рын­ков экс­пор­та про­дук­ции во­ен­но­го на­зна­че­ния и обу­сло­вил пе­ре­ори­ен та­цию экс­порт­ной де­я­тель­но­сти **** .

* Плат­фор­ма еко­но­міч­но­го патріо­тиз­му: невід­клад­ні за­хо­ди / Ан­ти­кри­зо­ва ра­да гро­мад сь­ких ор­гані­за­цій. – 2017. – 39 c.

** Украї­на втра­чає рин­ки зер­на: хто піс­ля Єгип­ту? [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://agropolit.com/news/6037 ukrayina vtrachaye rinki zerna hto pislya yegiptu.

*** Grain: World Markets and Trade. USDA Foreign Agricultural Service. January 12, 2018 [Элек трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://www.fas.usda.gov/data/grain world markets and trade.

**** Платіж­ний ба­ланс Украї­ни. На­ціо­наль­ний банк Украї­ни [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре жим до­сту­па : https://bank.gov.ua/doccatalog/document?id=27033405.

Про­ект “Экс­порт­ной стра­те­гии Укра­и­ны: До­рож­ной кар­ты стра­те­ги­че­ско­го раз­ви­тия тор­гов­ли на пе­ри­од 2017–2021 го­дов” опре­де­ля­ет та­кие сек­то­ра как дви жу­щую си­лу в со­зда­нии вы­со­кой до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти и уве­ли­че­нии укра­ин­ско го экс­пор­та то­ва­ров и услуг *: – сек­тор ин­фор­ма­ци­он­но ком­му­ни­ка­ци­он­ных тех­но­ло­гий; – сек­тор кре­а­тив­ных услуг (в том чис­ле услу­ги по ре­кла­ме и свя­зям с об­ще ствен­но­стью);

– ре­мес­ла, ди­зайн, ки­но­ин­ду­стрия, ин­ду­стрия мо­ды, из­да­тель­ское де­ло и дру гие сце­ни­че­ские и ви­зу­аль­ные ис­кус­ства;

– сек­тор ту­риз­ма (эко­ту­ризм, экс­тре­маль­ный, куль­тур­ный, де­ло­вой (MICE) и об­ра­зо­ва­тель­ный ту­ризм); – сек­тор тех­ни­че­ско­го об­слу­жи­ва­ния и ре­мон­та воз­душ­ных су­дов; – сек­тор про­из­вод­ства за­пас­ных ча­стей и ком­плек­ту­ю­щих из­де­лий для аэ­ро кос­ми­че­ской и авиа­ци­он­ной про­мыш­лен­но­сти (в том чис­ле для воз­душ­ных су­дов);

– сек­тор ма­ши­но­стро­е­ния (тур­бо­вин­то­вые и га­зо­тур­бин­ные дви­га­те­ли, на­со­сы и изо­ли­ро­ван­ные про­во­да и ка­бе­ля для транс­порт­ных средств, транс­порт­ные сред ства, же­лез­но­до­рож­ные и трам­вай­ные ло­ко­мо­ти­вы, за­пас­ные ча­сти и ком­плек­ту ющие из­де­лия к ним);

– сек­тор пи­ще­вой про­мыш­лен­но­сти (в част­но­сти, пи­ще­вые ин­гре­ди­ен­ты, го то­вые про­дук­ты пи­та­ния и ор­га­ни­че­ская про­дук­ция).

Ав­то­ры Стра­те­гии утвер­жда­ют, что Укра­и­на недо­ста­точ­но ис­поль­зу­ет по­тен ци­ал тор­гов­ли с та­ки­ми го­су­дар­ства­ми, как Ка­на­да, Ки­тай, Фран­ция, Гер­ма­ния, Ир­лан­дия, Япо­ния, Шве­ция, Швей­ца­рия, Ве­ли­ко­бри­та­ния и США.

Стра­те­гия при­зна­ет, что успе­хи на­шей стра­ны в раз­ви­тии пред­при­ни­ма­тель­ства и сти­му­ли­ро­ва­нии кон­ку­рен­ции не зна­чи­тель­ны, по­это­му необ­хо­ди­мо ре­фор­ми­ро вать усло­вия пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­сти – с тем, что­бы пред­при­я­тия (в част но­сти, ма­лые и сред­ние) мог­ли поль­зо­вать­ся пре­иму­ще­ства­ми ры­ноч­ной эко­но­ми ки, а так­же внед­рять ин­но­ва­ции в про­из­вод­ство и в фи­нан­си­ро­ва­ние внеш­ней тор гов­ли Укра­и­ны. Важ­но сти­му­ли­ро­вать участ­ни­ков рын­ка к раз­ви­тию биз­не­са и даль­ней­шим эф­фек­тив­ным дей­стви­ям в сфе­рах, име­ю­щих осо­бое зна­че­ние: освое ние пред­при­я­ти­я­ми но­вых от­рас­лей эко­но­ми­ки, по­вы­ше­ние кон­ку­рен­то­спо­соб­нос ти на меж­ду­на­род­ном уровне и вы­ход на но­вые рын­ки. Кро­ме то­го, ну­жен ана­лиз ми­ро­вых рын­ков сбы­та, усло­вий до­сту­па на них, кон­ку­рен­ции, име­ю­щих­ся в Украи не ре­сур­сов и про­из­водств для обес­пе­че­ния это­го спро­са, а пред­по­сыл­кой для пе­ре ори­ен­та­ции и ди­вер­си­фи­ка­ции оте­че­ствен­но­го экс­пор­та яв­ля­ет­ся по­ли­ти­че­ская во­ля.

Для Укра­и­ны рас­ши­ре­ние по­ста­вок то­ва­ров и услуг на су­ще­ству­ю­щие рын­ки сбы­та, осво­е­ние но­вых рын­ков, а так­же про­зрач­ность усло­вий тор­гов­ли и про­гно зи­ру­е­мость тор­го­вых по­то­ков обес­пе­чи­ва­ют­ся, в част­но­сти, за счет уча­стия в меж ду­на­род­ных спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных ор­га­ни­за­ци­ях, диа­ло­га со стра­на­ми парт­не­ра­ми и пол­но­цен­но­го за­пус­ка укра­ин­ско­го ЭКА.

В ведущих стра­нах ми­ра ис­поль­зу­ют­ся раз­ные под­хо­ды к фи­нан­си­ро­ва­нию экс­пор­та. Так, в США дей­ству­ют спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные ор­га­ни­за­ции, при по­мо­щи ко­то­рых под­дер­жи­ва­ют­ся экс­порт про­дук­ции от­дель­ных от­рас­лей (на­при­мер, авиа стро­е­ния, энер­ге­ти­ки, сель­ско­го хо­зяй­ства), экс­порт в опре­де­лен­ных гео­гра­фи­че ских на­прав­ле­ни­ях, а так­же оце­ни­ва­ют­ся рис­ки. В Япо­нии меры по сти­му­ли­ро­ва нию экс­пор­та вклю­ча­ли спе­ци­аль­ные налоги и воз­ме­ще­ние для экс­пор­те­ров, сни­же

* Екс­порт­на стра­те­гія Украї­ни: До­рож­ня кар­та стра­те­гіч­но­го роз­вит­ку тор­гів­лі на пе­ріод 2017–2021 ро­ків, за­твер­дже­на Роз­по­ряд­жен­ням Ка­бі­не­ту Міністрів Украї­ни від 27 груд­ня 2017 р. № 1017 р. – К., 2017. – 135 с.

ние сто­и­мо­сти экс­пор­та пе­ред осу­ществ­ле­ни­ем по­став­ки, предо­став­ле­ние кре­ди тов, ор­га­ни­за­цию экс­порт­ных кон­кур­сов в це­лях де­мон­стра­ции ком­па­ни­я­ми кон кур­сан­та­ми наи­выс­ших по­ка­за­те­лей экс­пор­та. Осо­бое вни­ма­ние уде­ля­лось обес пе­че­нию эко­но­мии на мас­шта­бах, ко­гда про­дук­ция, про­из­во­ди­мая для внут­ренне го рын­ка, то­же экс­пор­ти­ро­ва­лась. В Япо­нии так­же дей­ству­ет спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ное фи­нан­со­вое учре­жде­ние, ко­то­рое од­но­вре­мен­но вы­пол­ня­ет функ­ции ЭКА, – Япон ский банк меж­ду­на­род­но­го со­труд­ни­че­ства. Мек­си­кан­ский опыт ос­но­вы­ва­ет­ся на со­еди­не­нии всех про­цес­сов, свя­зан­ных с под­держ­кой экс­пор­та, в од­ной ор­га­ни­за ции, ко­то­рая предо­став­ля­ет пол­ный спектр услуг экс­пор­те­ру непо­сред­ствен­но или че­рез фи­нан­со­вых по­сред­ни­ков, а так­же на со­труд­ни­че­стве с част­ным сек­то­ром. Се­го­дня мек­си­кан­ские спе­ци­а­ли­сты кон­цен­три­ру­ют­ся на кон­крет­ных экс­порт­ных про­ек­тах и от­сле­жи­ва­ют оцен­ку их ре­зуль­та­тив­но­сти при по­мо­щи си­сте­мы ин­ди ка­то­ров успеш­но­сти про­ек­та. В тра­ди­ци­он­но за­ви­си­мой от экс­пор­та немец­кой эко но­ми­ке дей­ству­ют фе­де­раль­ные учре­жде­ния и част­ные учре­жде­ния. Пер­вые из них вы­пол­ня­ют ко­ор­ди­на­ци­он­ные функ­ции по со­дей­ствию экс­пор­ту всех фе­де­раль ных ин­сти­ту­ций и раз­ви­ва­ют имидж стра­ны. Ин­сти­ту­ции Гер­ма­нии на раз­ных уров нях предо­став­ля­ют схо­жие услу­ги и фо­ку­си­ру­ют­ся на от­дель­ных от­рас­лях, ти­пах пред­при­я­тий или зем­лях. В Ве­ли­ко­бри­та­нии дей­ству­ет цен­тра­ли­зо­ван­ная си­сте­ма со­дей­ствия экс­пор­ту, ко­ор­ди­ни­ру­ю­щая де­я­тель­ность дру­гих го­су­дар­ствен­ных агентств по со­дей­ствию экс­пор­ту на на­ци­о­наль­ном и ре­ги­о­наль­ном уров­нях, с ори­ен та­ци­ей экс­пор­та на раз­ви­ва­ю­щи­е­ся рын­ки *.

В ми­ро­вой прак­ти­ке ЭКА иг­ра­ют ве­ду­щую роль в по­ли­ти­ках за­ру­беж­ных стран в от­но­ше­нии со­дей­ствия экс­пор­ту, учи­ты­вая рис­ко­ван­ность тор­гов­ли, и осу­щест вля­ют стра­хо­ва­ние меж­ду­на­род­ных тран­сак­ций, предо­став­ле­ние кре­ди­тов и гран тов, а так­же ин­фор­ма­ци­он­но ана­ли­ти­че­ских услуг **. Га­ран­ти­ро­ва­ние и стра­хо­ва ние экс­порт­ной де­я­тель­но­сти при по­мо­щи уже со­здан­но­го в Укра­ине учре­жде­ния по стра­хо­ва­нию экс­пор­та мо­гут за­нять важ­ное ме­сто сре­ди ин­стру­мен­та­рия внеш нетор­го­вой политики го­су­дар­ства, что поз­во­лит уве­ли­чить по­став­ки укра­ин­ской про­дук­ции в опре­де­лен­ных гео­гра­фи­че­ских на­прав­ле­ни­ях, ни­ве­ли­ро­вать рис­ки соб­ствен­но экс­пор­те­ров и их контр­аген­тов. Стра­хо­ва­ние экс­порт­ных опе­ра­ций при­об­ре­та­ет боль­шее зна­че­ние для обес­пе­че­ния кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти оте­че ствен­ной про­дук­ции (вклю­чая сель­ско­хо­зяй­ствен­ную и про­мыш­лен­ную про­дук цию) на внеш­них рын­ках раз­ви­тых стран, что­бы добиться луч­ших усло­вий сог­ла ше­ний и рас­че­тов (на­при­мер, при под­твер­жде­нии ак­кре­ди­ти­вов, при предо­став­ле нии аван­сов за экс­порт­ные по­став­ки, при обес­пе­че­нии за­щи­ты экс­пор­те­ров в хо­де ди­вер­си­фи­ка­ции рын­ков сбы­та и со­труд­ни­че­ства со стра­на­ми, име­ю­щи­ми по­вы шен­ные рис­ки на слу­чай убыт­ков у экс­пор­те­ров).

В укра­ин­ских ре­а­ли­ях счи­та­ет­ся це­ле­со­об­раз­ным функ­ци­о­ни­ро­ва­ние ЭКА от дель­но от спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го го­су­дар­ствен­но­го бан­ка, фи­нан­си­ру­ю­ще­го/при­в­ле ка­ю­ще­го ино­стран­ные ре­сур­сы для экс­пор­та (се­го­дня это АО “Укр­эк­сим­банк”), как го­су­дар­ствен­но­го учре­жде­ния, ко­то­рое бу­дет иметь необ­хо­ди­мый пра­во­вой ста­тус и вы­со­кую ре­пу­та­цию сре­ди внеш­них кре­ди­то­ров, а так­же вы­пол­нять уни­каль­ные функ ции стра­хов­щи­ка. Уже при­ни­ма­ет­ся за­ко­но­да­тель­ная ба­за для де­я­тель­но­сти та­ко­го агент­ства. Как ука­за­но в по­яс­ни­тель­ной за­пис­ке к про­ек­ту за­ко­на, ко­то­рым пред

* Політи­ка спри­ян­ня екс­пор­ту // Серія ста­тей “Ро­зу­міє­мо клю­чо­ві пи­тан­ня тор­го­вель­ної політи­ки”. – 2014. – Вип. 2. – К., Ін­сти­тут еко­но­міч­них до­слід­жень і політич­них кон­суль­та­цій [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www.ier.com.ua/files//publications/books/ 2.Export_promotion_policy.pdf.

усмат­ри­ва­ет­ся де­я­тель­ность ЭКА в Укра­ине *, ожи­да­ет­ся, что при по­мо­щи “ква­зи го­су­дар­ствен­ной” под­держ­ки экс­пор­те­ров умень­шит­ся на­груз­ка на го­су­дар­ствен­ный бюд­жет (по­сколь­ку бу­дет предо­став­лять­ся воз­врат­ная под­держ­ка в ви­де кре­ди­тов и го­су­дар­ствен­ных га­ран­тий обес­пе­че­ния вы­пол­не­ния дол­го­вых обя­за­тельств), бу­дет пре­одо­лен дис­кри­ми­на­ци­он­ный под­ход к под­держ­ке экс­пор­те­ров, а так­же бу­дут при вле­че­ны экс­пер­ты и до­но­ры фи­нан­си­ро­ва­ния устав­но­го ка­пи­та­ла и опе­ра­ци­он­ных рас­хо­дов учре­жде­ния. При­влечь под­держ­ку меж­ду­на­род­но­го со­об­ще­ства это учреж де­ние мо­жет, толь­ко имея меж­ду­на­род­ный рей­тинг су­ве­рен­но­го уров­ня.

Це­ле­со­об­раз­ность су­ще­ство­ва­ния ЭКА оправ­ды­ва­ет­ся по­треб­но­стью в га­ран тий­ном обес­пе­че­нии экс­пор­та; недо­ста­точ­но­стью лик­вид­но­сти бан­ков в устой­чи вой ва­лю­те для фи­нан­си­ро­ва­ния тор­гов­ли; неудо­вле­тво­рен­ным спро­сом на стра хо­ва­ние экс­пор­та как на фи­нан­со­вый про­дукт; необ­хо­ди­мо­стью укреп­ле­ния до­ве рия к укра­ин­ским контр­аген­там при предо­став­ле­нии им пред и по­ст­экс­порт­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния, га­ран­тий и вы­пус­ка дру­гих до­ку­мен­тар­ных ин­стру­мен­тов при фи­нан­си­ро­ва­нии экс­пор­та в усло­ви­ях, ко­гда тор­го­вое фи­нан­си­ро­ва­ние ста­ло ме нее до­ступ­ным и бо­лее до­ро­гим для укра­ин­ских эко­но­ми­че­ских субъ­ек­тов, ко­гда от­дель­ные из них (та­кие, как пред­при­я­тия ма­ло­го и сред­не­го биз­не­са, част­ные пред при­я­тия экс­пор­те­ры) име­ют огра­ни­чен­ный до­ступ к ино­стран­но­му кре­ди­то­ва­нию.

Основной це­лью де­я­тель­но­сти ЭКА яв­ля­ет­ся экс­порт­но кре­дит­ное стра­хо­ва ние – фи­нан­со­вый ин­стру­мент, при по­мо­щи ко­то­ро­го обес­пе­чи­ва­ет­ся за­щи­та экс пор­те­ров от рис­ка невы­пол­не­ния со­от­вет­ству­ю­щих обя­за­тельств по­ку­па­те­ля­ми их про­дук­ции; это экс­порт­но кре­дит­ная га­ран­тия, ко­то­рую ЭКА со­глас­но предо­ста вить экс­пор­ти­ру­ю­ще­му или им­пор­ти­ру­ю­ще­му субъ­ек­ту и по ко­то­рой га­рант бе­рет на се­бя обя­за­тель­ство воз­ме­стить долг этих субъ­ек­тов при ма­те­ри­а­ли­за­ции рис­ков. Стра­хов­щик, в ро­ли ко­то­ро­го вы­сту­па­ет ЭКА, осу­ществ­ля­ет воз­ме­ще­ние в слу­чае непла­те­жа со сто­ро­ны по­ку­па­те­ля. Важ­но, что экс­порт­но кре­дит­ное стра­хо­ва­ние за­щи­ща­ет экс­пор­те­ров от рис­ка непла­те­жа при ис­поль­зо­ва­нии “до­ве­ри­тель­ных” и быст­рых ме­то­дов рас­че­тов (на­при­мер, пе­ри­о­ди­че­ских рас­че­тов им­пор­те­ра на вы со­ко­кон­ку­рент­ном рын­ке по “от­кры­то­му сче­ту” по фак­ту по­лу­че­ния то­ва­ра) и при предо­став­ле­нии им­пор­те­ру кре­ди­та на бо­лее бла­го­при­ят­ных усло­ви­ях (рис. 1), а так­же поз­во­ля­ет ме­нее кре­ди­то­спо­соб­ным экс­пор­те­рам фор­ми­ро­вать де­би­тор­скую за­дол­жен­ность ино­стран­ных за­каз­чи­ков с вы­со­кой кре­ди­то­спо­соб­но­стью.

Свою мис­сию по под­дер­жа­нию бла­го­при­ят­ных усло­вий тор­гов­ли и предотвра ще­нию вли­я­ния “экс­тер­на­лий” нефи­нан­со­во­го ха­рак­те­ра (ми­ро­вых шо­ков, слож ных усло­вий тор­гов­ли, недо­ве­рия ин­ве­сто­ров к эко­но­ми­че­ским субъ­ек­там, эко­но­ми­че­ской ре­цес­сии в стране, ухуд­ше­ния со­сто­я­ния на­ци­о­наль­ной без­опас но­сти) ЭКА смо­жет вы­пол­нить, лишь имея вы­со­кий ре­сурс­ный по­тен­ци­ал. Для обес пе­че­ния вы­пол­не­ния по­сред­ни­че­ской функ­ции ЭКА ну­жен его до­ступ к част­ным де­неж­ным сред­ствам, к фи­нан­со­вым ре­сур­сам ино­стран­ных пра­ви­тельств, фи­нан со­вых учре­жде­ний ми­ра и МФО, по­это­му сле­ду­ет обос­но­ван­но из­брать ор­га­ни­за­ци он­ную фор­му ЭКА (см. рис. 1). Со­глас­но ст. 7 упо­мя­ну­то­го за­ко­на, ис­точ­ни­ка­ми фи­нан­си­ро­ва­ния ЭКА являются соб­ствен­ные де­неж­ные сред­ства; де­неж­ные сред ства, при­вле­чен­ные от го­су­дар­ствен­ных и част­ных ин­ве­сто­ров на воз­врат­ной или без­воз­врат­ной ос­но­ве; де­неж­ные сред­ства, предо­став­лен­ные меж­ду­на­род­ны­ми ор­га ни­за­ци­я­ми на воз­врат­ной или без­воз­врат­ной ос­но­ве; бюд­жет­ные де­неж­ные сред­ства в слу­чае преду­смот­ре­ния их за­ко­ном о Го­су­дар­ствен­ном бюд­же­те Укра­и­ны на со­от

* Про за­без­пе­чен­ня мас­штаб­ної екс­пан­сії екс­пор­ту то­варів (робіт, по­слуг) українсь­ко­го по­ход­жен­ня шля­хом страху­ван­ня, га­ран­ту­ван­ня та зде­шев­лен­ня кре­ди­ту­ван­ня екс­пор­ту : За кон Украї­ни від 06.01.2018 р. № 1792 VIII.

вет­ству­ю­щий год и дру­гие де­неж­ные сред­ства. Под до­сту­пом к ука­зан­ным ре­сур­сам по­ни­ма­ют­ся го­тов­ность оте­че­ствен­ных и ино­стран­ных част­ных ин­ве­сто­ров, бан­ков раз­ви­тия и МФО к фи­нан­си­ро­ва­нию ЭКА на воз­врат­ной или без­воз­врат­ной ос­но­ве, а так­же предо­став­ле­ние укра­ин­ским экс­пор­те­рам тор­го­во­го фи­нан­си­ро­ва­ния в рам ках за­стра­хо­ван­ных ЭКА опе­ра­ций по сто­и­мо­сти, близ­кой к сто­и­мо­сти су­ве­рен­но­го рис­ка, ко­то­рая, без­услов­но, бу­дет за­ви­сеть от рей­тин­гов ЭКА, уста­нов­лен­ных меж ду­на­род­ны­ми рей­тин­го­вы­ми агент­ства­ми. В соответствии с этим за­ко­ном, пер­во­на чаль­ный устав­ной ка­пи­тал ЭКА, сфор­ми­ро­ван­ный за счет де­неж­ных средств го­су дар­ствен­но­го бюд­же­та, дол­жен со­став­лять не ме­нее 200 млн. грн. (или, по ны­нешне му кур­су грив­ни по от­но­ше­нию к дол­ла­ру по со­сто­я­нию на 31 мар­та 2018 г., 7,5 млн. дол.) по срав­не­нию с объ­е­мом оте­че­ствен­но­го экс­пор­та то­ва­ров и услуг, ко­то­рый до сти­га­ет свы­ше 51 млрд. дол. (см. табл. 1). Та­кой до­ступ к фи­нан­си­ро­ва­нию (осо­бен но – ино­стран­но­го про­ис­хож­де­ния) за­ви­сит от мощ­ной ка­пи­та­ли­за­ции ЭКА, что сви де­тель­ство­ва­ло бы о го­су­дар­ствен­ной под­держ­ке и дол­го­сроч­ных на­ме­ре­ни­ях вла­сти в от­но­ше­нии де­я­тель­но­сти агент­ства, свя­зан­ной со стра­хо­вой за­щи­той экс­порт­ных опе­ра­ций при лю­бых фи­нан­со­вых труд­но­стях. По­это­му бу­дет це­ле­со­об­раз­но уве­ли чить ми­ни­маль­ный за­ко­но­да­тель­но уста­нов­лен­ный уро­вень ка­пи­та­ли­за­ции ЭКА.

Кра­е­уголь­ным кам­нем в де­я­тель­но­сти ЭКА мо­жет стать кор­по­ра­тив­ное управ ле­ние, ко­то­рое бы не до­пус­ка­ло по­ли­ти­че­ско­го вли­я­ния на про­ве­де­ние его опе­ра ций. Так, экс­пер­ты пред­ла­га­ют иметь в на­блю­да­тель­ном со­ве­те вновь со­здан­но­го агент­ства неза­ви­си­мых ди­рек­то­ров.

Опре­де­ле­ние ме­ста, мис­сии и за­дач ЭКА в Укра­ине прин­ци­пи­аль­но важ­но в си­лу из­бран­ной для него ор­га­ни­за­ци­он­ной фор­мы и воз­мож­но­стей его ка­пи­та­ли­за­ции,

что­бы предот­вра­тить си­ту­а­цию, ко­гда фи­нан­си­ро­ва­ние и га­ран­ти­ро­ва­ние ЭКА пре вра­тят­ся в фор­му суб­си­ди­ро­ва­ния от­дель­ных пред­при­я­тий или от­рас­лей про­мыш лен­но­сти, “от­со­еди­няя” дру­гие пред­при­я­тия от фи­нан­си­ро­ва­ния, что­бы не до­пус тить ро­ста вли­я­ния их соб­ствен­ни­ков или про­дол­же­ния по­став­ки лишь то­ва­ра сы­рье во­го ха­рак­те­ра. Та­кая си­ту­а­ция мо­жет при­ве­сти к го­су­дар­ствен­но­му вме­ша­тель­ству в эко­но­ми­ку и толь­ко ухуд­шить и уко­ре­нить дис­про­пор­ции в эко­но­ми­ке, что, в свою оче­редь, сни­зит ее кон­ку­рен­то­спо­соб­ность. Ес­ли не бу­дет опре­де­ле­но ме­сто ЭКА на фи­нан­со­вом рын­ке Укра­и­ны, то со­зда­ние это­го агент­ства де­фор­ми­ру­ет струк­ту­ру рын­ка и кон­ку­рен­цию в бан­ков­ской си­сте­ме [13, р. 5–13, 16].

В плос­ко­сти во­про­са вы­де­ле­ния при­о­ри­тет­ных от­рас­лей и ви­дов де­я­тель­нос ти, ко­то­рые бу­дут под­дер­жи­вать­ся агент­ством, ле­жат риск дис­кри­ми­на­ции экс­пор те­ров или риск рас­пы­ле­ния де­неж­ных средств агент­ства на про­ек­ты без со­блю­де ния экс­порт­ной стра­те­гии, нехват­ка под­держ­ки для про­ек­тов и экс­пор­ти­ру­ю­щих субъ­ек­тов, име­ю­щих перспективы, – их про­дук­ция поль­зу­ет­ся спро­сом, име­ет или бу­дет иметь (при раз­ви­тии про­из­вод­ства) бо­лее вы­со­кую до­бав­лен­ную сто­и­мость (сверх 50%). По­это­му речь идет о за­креп­ле­нии как то­вар­ных групп, ко­то­рые бу­дут под­дер­жи­вать­ся, так и усло­вий предо­став­ле­ния под­держ­ки. Меж­ду тем за­креп­ле ние то­вар­ных групп мо­жет стать ин­стру­мен­том по­ли­ти­че­ско­го вли­я­ния, по­это­му це­ле­со­об­раз­но рас­смот­реть вклю­че­ние то­вар­ных групп лишь в Устав ЭКА, а не в за­кон или обо­зна­чить их в за­коне ме­нее кон­крет­но. Так­же необ­хо­ди­мо об­ра­тить вни­ма­ние на тот факт, что в за­ви­си­мо­сти от раз­ме­ра биз­не­са и цик­лич­но­сти про­из вод­ства ме­ха­низм предо­став­ле­ния под­держ­ки раз­ный, ведь раз­ные и рас­че­ты с им пор­те­ра­ми (это мо­гут быть крат­ко­сроч­ные фи­нан­си­ро­ва­ние и стра­хо­ва­ние тор­гов ли или дол­го­сроч­ное струк­тур­ное фи­нан­си­ро­ва­ние).

В хо­де ра­бо­ты ЭКА пред­ла­га­ют­ся со­зда­ние и на­пол­не­ние ин­фор­ма­ци­он­ной ба­зы для оцен­ки рис­ков стран им­пор­те­ров и пред­при­я­тий им­пор­те­ров, а так­же пла­те­же­спо­соб­но­сти пред­при­я­тий им­пор­те­ров, ко­то­рую мож­но ис­поль­зо­вать для со­вер­шен­ство­ва­ния ин­стру­мен­тов стра­хо­вой за­щи­ты.

Сле­ду­ет от­ме­тить, что эф­фек­тив­ность функ­ци­о­ни­ро­ва­ния ЭКА, как и дру­гих фи­нан­со­вых учре­жде­ний раз­ви­тия, за­ви­сит от сте­пе­ни про­ник­но­ве­ния фи­нан­со­вых услуг в эко­но­ми­ку, ко­то­рая из­ме­ря­ет­ся со­от­но­ше­ни­ем кре­дит­ных ре­сур­сов, предо­став лен­ных в по­тре­би­тель­ских и про­из­вод­ствен­ных це­лях, и но­ми­наль­но­го ВВП, ак­ти­вов бан­ков или де­по­зи­тов к но­ми­наль­но­му ВВП, а так­же по­ка­за­те­лем М2 (см. табл. 2).

На по­вест­ке дня неиз­мен­но сто­ит во­прос по­ис­ка де­неж­ных средств и ин­стру мен­тов фи­нан­со­вой под­держ­ки экс­пор­та. Про­ти­во­ре­чи­вы­ми оста­ют­ся та­кие во про­сы, свя­зан­ные с ин­стру­мен­та­ми под­держ­ки экс­пор­та:

– оправ­дан ли в на­ших ре­а­ли­ях та­кой ин­стру­мент под­держ­ки, как ча­стич­ная ком­пен­са­ция про­цен­та по экс­порт­ным кре­ди­там, ко­то­рая яв­ля­ет­ся фор­мой суб­си ди­ро­ва­ния и мо­жет по­влечь за со­бой упре­жда­ю­щие меры со сто­ро­ны ино­стран­ных го­су­дарств в от­но­ше­нии укра­ин­ско­го экс­пор­та;

– нуж­но ли скон­цен­три­ро­вать вни­ма­ние ЭКА толь­ко на стра­хо­ва­нии неком мер­че­ских (по­ли­ти­че­ских) рис­ков, остав­ляя риск пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель но­сти пол­но­стью на экс­пор­те­ров.

Важ­ным ин­стру­мен­том яв­ля­ет­ся “тор­го­вое фи­нан­си­ро­ва­ние” *, при ко­то­ром про­ис­хо­дит оцен­ка экс­порт­но­го кон­трак­та и его сто­рон, к уча­стию при­вле­ка­ют­ся

* Тер­мин, упо­треб­ля­е­мый в меж­ду­на­род­ной прак­ти­ке (от ан­гл. “trade finance”), ко­то­рый, со глас­но эм­пи­ри­че­ски ском­пи­ли­ро­ван­ной фор­му­ли­ров­ке ведущих укра­ин­ских бан­ков, пред­ла­га ющих со­от­вет­ству­ю­щий про­дукт, озна­ча­ет ком­плекс опе­ра­ций по оцен­ке и фи­нан­си­ро­ва­нию экс­порт­ных и им­порт­ных опе­ра­ций при по­мо­щи од­но­го или несколь­ких фи­нан­со­вых ин­стру мен­тов (ко­то­рый поз­во­ля­ет при­влечь де­неж­ные сред­ства (в том чис­ле ино­стран­но­го про­ис­хож

ве­ду­щие бан­ки ми­ра и меж­ду­на­род­ные фи­нан­со­вые учре­жде­ния. Пер­спек­тив­ные от­рас­ле­вые на­прав­ле­ния экс­порт­но­го тор­го­во­го фи­нан­си­ро­ва­ния за­клю­ча­ют­ся в фи­нан­си­ро­ва­нии пред­при­я­тий, ис­поль­зу­ю­щих воз­об­нов­ля­е­мые ис­точ­ни­ки энер гии, и пред­при­я­тий ма­ло­го и сред­не­го биз­не­са. Тор­го­вое фи­нан­си­ро­ва­ние – это сред­ства обес­пе­че­ния обо­рот­но­го ка­пи­та­ла для экс­пор­ти­ру­ю­щих субъ­ек­тов и не пре­рыв­но­сти по­ста­вок то­ва­ров или предо­став­ле­ния услуг, тор­го­вых пре­иму­ществ на ми­ро­вом рын­ке в си­лу воз­мож­но­сти экс­пор­те­ра сра­зу по­лу­чить де­неж­ные сред ства в сум­ме, ко­то­рая долж­на быть упла­че­на за то­вар, кон­вер­ти­ро­вать де­би­тор­скую за­дол­жен­ность в на­лич­ные (обо­рот­ные) де­неж­ные сред­ства, ко­то­рые бу­дут на­прав ле­ны в про­из­вод­ство, и при этом пред­ла­гать вы­год­ные усло­вия рас­че­тов (на­при мер, про­дол­жи­тель­ные от­сроч­ки пла­те­жей для им­пор­те­ров). Экс­пор­тер дол­жен опре­де­лить по­треб­ность в фи­нан­си­ро­ва­нии, сро­ки и сто­и­мость раз­ных ин­стру­мен тов фи­нан­си­ро­ва­ния, ва­лю­ту кон­трак­та, во­ла­тиль­ность цен на то­ва­ры, за­ку­па­е­мые для про­из­вод­ства, экс­пор­ти­ру­е­мый то­вар, уро­вень до­ве­рия к по­ку­па­те­лю (дав­не­му или но­во­му парт­не­ру), а так­же стра­ну по­ку­па­те­ля и со­от­вет­ству­ю­щие рис­ки.

Се­рьез­ным огра­ни­че­ни­ем на пу­ти раз­ви­тия тор­го­во­го фи­нан­си­ро­ва­ния яв­ля ется ми­ро­вая тен­ден­ция “де­ри­с­кин­га” * (по­ня­тие ча­сто упо­треб­ля­ет­ся в зна­че­нии со­кра­ще­ния или пол­но­го от­ка­за бан­ков ми­ра от рис­ко­вых опе­ра­ций и со­труд­ни­че ства с от­дель­ны­ми ка­те­го­ри­я­ми кли­ен­тов (на­при­мер, с пред­при­я­ти­я­ми обо­рон­ной про­мыш­лен­но­сти и атом­ной энер­ге­ти­ки, неко­то­ры­ми тор­го­вы­ми ком­па­ни­я­ми, по соль­ства­ми, ту­ри­сти­че­ски­ми агент­ства­ми, а так­же с неко­то­ры­ми стра­на­ми – по­сле на­ча­ла во­ен­но­го кон­флик­та на Во­сто­ке Укра­и­ны, уже и с Укра­и­ной) для из­бе­жа ния рис­ка фи­нан­си­ро­ва­ния за­пре­щен­ной де­я­тель­но­сти, лиц под санк­ци­я­ми, тер ро­риз­ма и т. п. **). Эта тен­ден­ция нега­тив­но вли­я­ет на фи­нан­со­вые по­то­ки и рас­че ты раз­ви­ва­ю­щих­ся стран, по­сколь­ку для та­ких стран ха­рак­тер­ны рис­ки де­фол­тов по дол­го­вым и про­из­вод­ствен­ным обя­за­тель­ствам, во­ла­тиль­ность ва­лют­но­го кур са, за­ви­си­мость от цен на сы­рье­вые то­ва­ры, гео­по­ли­ти­че­ская неста­биль­ность и ве ро­ят­ность фи­нан­си­ро­ва­ния тер­ро­риз­ма и уча­стия в фи­нан­со­вых опе­ра­ци­ях. Рас­хо ды бан­ков на про­ве­де­ние фи­нан­со­во­го мо­ни­то­рин­га рас­тут, что по­вы­ша­ет сто­и­мость тор­го­во­го фи­нан­си­ро­ва­ния и со­кра­ща­ет его до­ход­ность.

Ис­сле­до­ва­ние Меж­ду­на­род­ной тор­го­вой па­ла­ты по­ка­за­ло, что наи­бо­лее ве­со мы­ми ба­рье­ра­ми для фи­нан­си­ро­ва­ния тор­гов­ли являются:

1) по­ли­ти­ка про­ти­во­дей­ствия “от­мы­ва­нию” де­нег, по­лу­чен­ных пре­ступ­ным пу­тем, и про­це­ду­ра изу­че­ния кли­ен­тов (это огра­ни­че­ние от­ме­ти­ли 93% бан­ков рес пон­ден­тов) (так, для изу­че­ния кли­ен­тов и парт­не­ров нуж­ны зна­чи­тель­ные за­тра­ты и обу­че­ние пер­со­на­ла, по­сколь­ку тре­бо­ва­ния фи­нан­со­во­го мо­ни­то­рин­га по­сто­ян но ме­ня­ют­ся вме­сте с по­чти еже­не­дель­ны­ми за­ко­но­да­тель­ны­ми но­во­вве­де­ни­я­ми над­го­су­дар­ствен­ных ор­га­нов и от­дель­ных го­су­дарств, и эти из­ме­не­ния долж­ны от сле­жи­вать­ся; кро­ме то­го, от­сут­ству­ет гар­мо­ни­за­ция ре­гу­ля­тив­ных ак­тов да­же над на­ци­о­наль­ных ор­га­нов в от­но­ше­нии фи­нан­со­вых опе­ра­ций, лиц и стран);

2) низ­кие (ни­же ин­ве­сти­ци­он­ных) рей­тин­ги бан­ков и стран, с ко­то­ры­ми про во­дят­ся опе­ра­ции тор­го­во­го фи­нан­си­ро­ва­ния (свы­ше 80% ре­спон­ден­тов);

3) ре­гу­ля­тив­ные огра­ни­че­ния тор­гов­ли (76% ре­спон­ден­тов).

де­ния) для обес­пе­че­ния обо­рот­но­го ка­пи­та­ла, необ­хо­ди­мо­го для осу­ществ­ле­ния экс­порт­ных или им­порт­ных опе­ра­ций, и ми­ни­ми­зи­ро­вать рис­ки, при­су­щие тор­го­во­му со­гла­ше­нию).

Ми­ро­вая и оте­че­ствен­ная ста­ти­сти­ка опе­ри­ру­ет лишь дан­ны­ми по от­дель­ным фи­нан­со вым ин­стру­мен­там без их при­вяз­ки к тор­го­во­му фи­нан­си­ро­ва­нию или дру­гим опе­ра­ци­ям по фи­нан­си­ро­ва­нию, ко­то­рые не всегда есть в от­кры­том до­сту­пе. Во­прос опре­де­ле­ния и ана­ли­за тор­го­во­го фи­нан­си­ро­ва­ния нуж­да­ет­ся в даль­ней­шем ис­сле­до­ва­нии. * От ан­гл. “de risking” – от­каз от рис­ка, рис­ко­вой де­я­тель­но­сти. ** Guidance on correspondent banking services. – Paris : FATF. – October 2016. – 19 р. – Р. 6–8.

Вве­де­ние в дей­ствие до­ку­мен­та Ба­зель­ско­го ко­ми­те­та по бан­ков­ско­му над­зо­ру в от­но­ше­нии ме­то­ди­че­ских ре­ко­мен­да­ций по бан­ков­ско­му ре­гу­ли­ро­ва­нию 2010– 2011 гг. (Ба­зе­ля ІІІ) на­це­ле­но на со­вер­шен­ство­ва­ние управ­ле­ния рис­ка­ми при по мо­щи до­пол­ни­тель­ных тре­бо­ва­ний к рас­кры­тию ин­фор­ма­ции, уров­ням ле­ве­рид жа, ка­пи­та­лу и лик­вид­но­сти, что огра­ни­чит ре­сур­сы бан­ков, ко­то­рые мож­но пре до­ста­вить в за­ем в лю­бом ви­де. Сле­до­ва­тель­но, бан­ки бу­дут стре­мить­ся уве­ли­чить свою при­быль за счет ме­нее рис­ко­вых про­дук­тов, кли­ен­тов и рын­ков, а парт­нер ские от­но­ше­ния, да­ю­щие мень­ший до­ход и боль­шие ′ рас­хо­ды, из за ко­то­рых воз ни­ка­ет риск на­ло­же­ния штра­фов, свя­зан­ных с фи­нан­со­вым мо­ни­то­рин­гом, бу­дут пре­кра­щать­ся *.

В по­ис­ке ре­ше­ния во­про­сов, свя­зан­ных с “де­ри­с­кин­гом”, Меж­ду­на­род­ная груп­па по про­ти­во­дей­ствию “от­мы­ва­нию” де­нег, по­лу­чен­ных пре­ступ­ным пу­тем (ФАТФ), пла­ни­ру­ет раз­ра­бо­тать ре­ко­мен­да­ции по оп­ти­маль­ным прак­ти­кам оцен­ки кли­ен­та. В свою оче­редь, груп­па круп­ней­ших бан­ков ми­ра (вклю­чая Barclays, Citi, UBS, Santander и Deutsche Bank) те­сти­ру­ет тех­но­ло­гию “блок­чейн” (“ба­зы дан­ных бло­ков опе­ра­ций”) и “смарт кон­трак­тов” (ал­го­ритм для за­клю­че­ния и под­держ­ки ком­мер чес­ких кон­трак­тов в тех­но­ло­гии “блок­чейн”). С ро­стом тре­бо­ва­ний фи­нан­со­во­го мо­ни­то­рин­га уси­лия на­прав­ля­ют­ся на со­кра­ще­ние бу­маж­ной ра­бо­ты: для уско­ре­ния про­ве­рок тор­го­вых со­гла­ше­ний ком­мер­че­ские учре­жде­ния про­во­дят “ди­джи­та­ли­за цию” тор­го­во­го фи­нан­си­ро­ва­ния (вклю­чая ав­то­ма­ти­за­цию про­вер­ки кли­ен­тов (при ме­не­ние тех­ни­че­ских средств для свер­ки дан­ных, на­при­мер, в кон­трак­тах и ак­кре­ди ти­вах, а так­же для про­вер­ки до­ку­мен­тов по тран­сак­ции и т. п.)).

Кро­ме тра­ди­ци­он­ных ин­стру­мен­тов тор­го­во­го фи­нан­си­ро­ва­ния (ак­кре­ди­ти вов и до­ку­мен­тар­но­го ин­кас­со, ко­гда то­вар пе­ре­да­ет­ся по­ку­па­те­лю за вы­пол­не­ние усло­вий этих ин­стру­мен­тов, слу­жа­щих до­пол­ни­тель­ным “обес­пе­че­ни­ем” обя­за тельств как в от­но­ше­нии по­став­ки, так и в от­но­ше­нии пла­те­жа), в ми­ре еще опе­ри ру­ют та­ки­ми ин­стру­мен­та­ми, как эс­кроу сче­та для раз­ме­ще­ния де­неж­ных средств, на­це­лен­ных на фи­нан­си­ро­ва­ние опре­де­лен­ной тран­сак­ции, в фи­нан­со­вом учреж де­нии и вы­сво­бож­де­ние их (то есть пла­теж) толь­ко в слу­чае вы­пол­не­ния сто­ро­на­ми обя­за­тельств по кон­трак­ту; от­кры­тые сче­та, по ко­то­рым пла­теж осу­ществ­ля­ет­ся по­сле про­да­жи то­ва­ра ко­неч­но­му по­лу­ча­те­лю (прав­да, та­кое сред­ство рас­че­тов тре бу­ет вы­со­ко­го до­ве­рия меж­ду сто­ро­на­ми) **.

На го­су­дар­ствен­ном уровне и на уровне от­дель­ных бан­ков­ских учре­жде­ний Укра­и­на уже мно­гие го­ды со­труд­ни­ча­ет с меж­ду­на­род­ны­ми фи­нан­со­вы­ми ор­га­ни­за ци­я­ми (МФО). Оте­че­ствен­ные пред­при­я­тия по­лу­ча­ют де­неж­ные сред­ства по та­ким про­грам­мам МФО по фи­нан­си­ро­ва­нию тор­гов­ли, как Про­грам­ма со­дей­ствия тор гов­ле ЕБРР и Гло­баль­ная про­грам­ма фи­нан­си­ро­ва­ния тор­гов­ли Меж­ду­на­род­ной фи­нан­со­вой кор­по­ра­ции. АО “Укр­эк­сим­банк” оста­ет­ся круп­ней­шим парт­не­ром ми ро­вых ЭКА, но ра­бо­та­ет без чет­кой за­ко­но­да­тель­ной ба­зы по спе­ци­а­ли­за­ции, стра­те гии де­я­тель­но­сти и со­от­вет­ству­ю­ще­му фи­нан­си­ро­ва­нию спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го бан ка с уче­том воз­мож­но­сти умень­ше­ния до­ли го­су­дар­ствен­ной соб­ствен­но­сти. В чис­ле дру­гих бан­ков Укра­и­ны, за­дей­ство­ван­ных в про­грам­мах МФО по фи­нан­си­ро­ва­нию тор­гов­ли, – в боль­шин­стве слу­ча­ев го­су­дар­ствен­ные бан­ки или бан­ки ино­стран­ных групп (АО “Ощад­банк”, АО “ОТП Банк”, ПАО “Укр­соц­банк”, АО “Райф­фай­зен Банк Аваль”, ПАО “Кре­ди Аг­ри­коль Банк”, АО “Укр­сиб­банк” и ПАО “Ме­га­банк”). Се

* De Risking by Banks in Emerging Markets – Effects and Responses for Trade / IFC. – November 2016. – 6 р. – Р. 1–3. ** Financing Export Transactions [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https:// 2016.export.gov/basicguide/eg_main_085588.asp.

год­ня эти бан­ки иг­ра­ют роль учре­жде­ний по раз­ви­тию, ко­то­рые кре­ди­ту­ют ос­нов ную часть оте­че­ствен­ных эко­но­ми­че­ских субъ­ек­тов (пред­при­я­тий сель­ско­го хо­зяй ства, про­мыш­лен­но­сти и стро­и­тель­ства), предо­став­ля­ют для них пол­ный ком­плекс услуг по обес­пе­че­нию их внеш­не­тор­го­вых свя­зей, при­ни­ма­ют уча­стие в меж­пра­ви тель­ствен­ных про­ек­тах и про­ек­тах при уча­стии МФО и ми­ро­вых ЭКА, а так­же обес пе­чи­ва­ют меж­ду­на­род­ные рас­че­ты этих пред­при­я­тий (рис. 2).

В неко­то­рых стра­нах бан­ки раз­ви­тия вы­пол­ня­ют роль ЭКА и пред­ла­га­ют стра хо­ва­ние экс­порт­ных кре­ди­тов в ка­че­стве от­дель­но­го фи­нан­со­во­го про­дук­та (по при­ме­ру Эк­сим­бан­ка США, ко­то­рый предо­став­ля­ет стра­хо­ва­ние, ко­гда част­ное пред­при­я­тие не го­то­во при­нять на се­бя риск непла­те­жа за то­вар или невы­пол­не­ния дру­гих обя­за­тельств). Так, это стра­хо­ва­ние экс­пор­та в от­дель­ные стра­ны – в Рос сию, стра­ны Ла­тин­ской Аме­ри­ки и Аф­ри­ки. Эк­сим­банк США не со­зда­ет кон­ку рен­ции для учре­жде­ний, за­ни­ма­ю­щих­ся тор­го­вым фи­нан­си­ро­ва­ни­ем, а вы­сту­па­ет “кре­ди­то­ром по­след­ней ин­стан­ции” для фи­нан­си­ро­ва­ния тран­сак­ций, риск ко­то рых не го­то­вы при­нять на се­бя част­ные фи­нан­со­вые учре­жде­ния [14, р. 2–4].

На по­вест­ке дня сто­ит во­прос со­вер­шен­ство­ва­ния си­сте­мы ва­лют­но­го ре­гу­ли ро­ва­ния. В си­лу это­го внед­ря­ют­ся от­дель­ные за­ко­но­да­тель­ные ини­ци­а­ти­вы * по ва­лют­но­му ре­гу­ли­ро­ва­нию де­я­тель­но­сти ЭКА, бан­ков­ско­го сек­то­ра и пред­при­ни ма­тель­ства. Се­го­дня од­ни­ми из ос­нов­ных ин­стру­мен­тов в этом от­но­ше­нии яв­ля ют­ся обя­за­тель­ная про­да­жа ва­лют­ных по­ступ­ле­ний от экс­порт­ных опе­ра­ций (до ста­точ­но дей­ствен­ная для тех­ни­че­ско­го за­пол­не­ния раз­ры­ва (де­фи­ци­та) ва­лют­ных по­то­ков по пла­теж­но­му ба­лан­су и для тех­ни­че­ско­го уве­ли­че­ния пред­ло­же­ния

* На­при­мер, за­ко­но­про­ект от 3 ок­тяб­ря 2017 г. № 7155 “О вне­се­нии из­ме­не­ний в не­ко­то­рые за­ко­но­да­тель­ные ак­ты по со­вер­шен­ство­ва­нию по­ряд­ка осу­ществ­ле­ния рас­че­тов в ино­стран­ной ва­лю­те в це­лях уве­ли­че­ния оте­че­ствен­но­го экс­пор­та”, ко­то­рый в слу­чае при­ня­тия бу­дет дей­ство вать па­рал­лель­но с по­ста­нов­ле­ни­ем Прав­ле­ния НБУ от 13.12.2016 г. № 410 “Об уре­гу­ли­ро­ва­нии си­ту­а­ции на де­неж­но кре­дит­ном и ва­лют­ном рын­ках Укра­и­ны”, ко­то­рым ре­гу­ли­ру­ют­ся ана­ло гич­ные во­про­сы.

устой­чи­вой ва­лю­ты на ва­лют­ном рын­ке) и ре­гла­мен­ти­ро­ва­ние сро­ков рас­че­тов по экс­порт­но им­порт­ным опе­ра­ци­ям. При этом по­ни­ма­ем, что ну­жен ком­плекс­ный ре­гу­ля­тив­ный до­ку­мент по во­про­сам ва­лют­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния и кон­тро­ля, ко­то рый бы учи­ты­вал вза­и­мо­дей­ствие НБУ, бан­ков и ЭКА, с од­ной сто­ро­ны, и субъ­ек тов ВЭД (в част­но­сти, экс­пор­те­ров) – с дру­гой. Так­же необ­хо­ди­мо осу­ще­ствить меры, ко­то­рые уве­ли­чат экс­порт­ные по­ступ­ле­ния и ин­ве­сти­ро­ва­ние в де­я­тель­ность экс­пор­те­ров. Во­прос сро­ков рас­че­тов по опе­ра­ци­ям ВЭД сле­ду­ет ре­шать не толь­ко для так­ти­че­ско­го ре­а­ги­ро­ва­ния, но и в со­гла­сии с пред­ста­ви­те­ля­ми пред­при­я­тий и по усло­ви­ям тор­гов­ли на внеш­них рын­ках для обес­пе­че­ния укра­ин­ским субъ­ек­там ВЭД пре­иму­ществ, – с тем, что­бы они мог­ли пред­ла­гать сво­им ино­стран­ным контр­аген­там вы­год­ные усло­вия рас­че­тов.

В мае 2016 г. Укра­и­на при­со­еди­ни­лась к Со­гла­ше­нию ВТО о го­су­дар­ствен­ных за­куп­ках (ку­да вхо­дят 47 стран участ­ниц, при­няв­ших на се­бя обя­за­тель­ства про зрач­ной кон­ку­рен­ции при осу­ществ­ле­нии го­су­дар­ствен­ных за­ку­пок) и име­ет шан сы по­лу­чить рав­ный до­ступ к рын­ку го­су­дар­ствен­ных за­ку­пок (оце­ноч­но свы­ше 1,7 трлн. дол. еже­год­но, что в де­сят­ки раз пре­вы­ша­ет по­ка­за­те­ли тор­го­во­го обо­ро­та Укра­и­ны) и за­щи­тить­ся от дис­кри­ми­на­ции про­дук­тов, услуг и по­став­щи­ков. Зна чи­мость это­го со­гла­ше­ния для экс­пор­те­ров мож­но по­нять со слов за­ме­сти­те­ля ми ни­стра эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия и тор­гов­ли Укра­и­ны М. Не­фе­до­ва: “Это – прос тей­ший путь для экс­пор­та оте­че­ствен­ных то­ва­ров. Укра­ин­ским ком­па­ни­ям не нуж­но тра­тить лиш­ние де­неж­ные сред­ства на мар­ке­тинг, до­го­ва­ри­вать­ся о вы­хо­де в сеть или от­кры­вать пред­ста­ви­тель­ство. За­яв­ки и про­це­ду­ры го­су­дар­ствен­ных тен­де­ров, как пра­ви­ло, чет­ко струк­ту­ри­ро­ва­ны. По­это­му все, что нуж­но, – это най­ти ин­те рес­ный тен­дер и со­от­вет­ству­ю­щим об­ра­зом офор­мить за­яв­ку” *.

По­ло­же­ния ВТО пред­ла­га­ют бо­лее бла­го­при­ят­ные усло­вия для раз­ви­ва­ю­щих ся стран, впро­чем, на­ше­му го­су­дар­ству необ­хо­ди­мо ве­сти даль­ней­ший диа­лог с ВТО (в част­но­сти, по по­во­ду под­держ­ки АПК). Так­же в кон­тек­сте экс­пор­та про­дук­ции АПК (в част­но­сти, бла­го­да­ря Со­гла­ше­нию с ЕС о сво­бод­ной тор­гов­ле – Со­гла­ше нию по углуб­лен­ной и все­о­хва­ты­ва­ю­щей зоне сво­бод­ной тор­гов­ли) та­риф­ные и нета­риф­ные меры го­су­дарств Ев­ро­со­ю­за в от­но­ше­нии про­дук­ции из Укра­и­ны бы­ли ослаб­ле­ны, а удер­жи­ва­ние су­ще­ству­ю­щих и рас­ши­ре­ние но­вых рын­ков сбы­та тре бу­ют ак­тив­но­го диа­ло­га с со­от­вет­ству­ю­щи­ми стра­на­ми по по­во­ду бо­лее бла­го­при ят­ных мер по кон­тро­лю с их сто­ро­ны им­пор­та в них, что по­мо­жет уско­рить по­став ки и умень­шить тран­сак­ци­он­ные из­держ­ки укра­ин­ских экс­пор­те­ров.

В ми­ро­вых ре­а­ли­ях, где тех­ни­че­ский про­гресс и от­кры­тость эко­но­мик яв­ля­ют ся ос­нов­ны­ми фак­то­ра­ми ро­ста, го­до­вой от­чет ВТО о со­сто­я­нии ми­ро­вой тор­гов­ли был по­свя­щен необ­хо­ди­мо­сти на­ла­жи­ва­ния ме­ха­низ­ма при­спо­соб­ле­ния эко­но­мик к из­ме­не­ни­ям в ми­ро­вом спро­се на то­ва­ры и тех­но­ло­гии, а так­же со­от­вет­ству­ю­ще го внед­ре­ния ак­тив­ной политики раз­ви­тия внут­рен­не­го рын­ка тру­да, пе­ре­ква­ли фи­ка­ции и ре­ло­ка­ции кад­ров при под­держ­ке го­су­дар­ства, раз­ви­тия про­филь­но­го обу­че­ния – с тем, что­бы обес­пе­чить необ­хо­ди­мой ра­бо­чей си­лой де­я­тель­ность экс пор­то­ори­ен­ти­ро­ван­ных от­рас­лей эко­но­ми­ки, сде­лать воз­мож­ны­ми мо­биль­ность и быст­рую пе­ре­ори­ен­та­цию кад­ров в усло­ви­ях тех­но­ло­ги­за­ции про­из­вод­ства **. Внеш няя тор­гов­ля уве­ли­чи­ва­ет внут­рен­ний спрос на ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бот­ни­ков и

* Украї­на офі­цій­но при­єд­на­ла­ся до Уго­ди СОТ про дер­жав­ні за­ку­пів­лі (GPA) / Міністер ство еко­но­міч­но­го роз­вит­ку і тор­гів­лі Украї­ни [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http:// www.me.gov.ua/news/detail?lang=uk Ua&id=5ce283a6 3c61 4fa6 9aed 17d65194daad& title=ukrainaofitsiinopridnalasiadougodisotproderzhavnizakupivli gpa . ** World Trade Report 2017: Trade, Technology and Jobs: 12 October 2017. – 190 р. – Р. 4 5, 14, 105.

уско­ря­ет струк­тур­ные из­ме­не­ния на рын­ке тру­да, а невы­пол­не­ние ука­зан­ной по ли­ти­ки на оте­че­ствен­ном рын­ке тру­да уве­ли­чи­ва­ет до­лю ра­бот­ни­ков сфе­ры услуг, ко­то­рая на­мно­го пре­вы­ша­ет до­лю уз­ко­спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных ра­бот­ни­ков и ра­бот ни­ков, за­дей­ство­ван­ных в про­из­вод­ствен­ной сфе­ре. Экс­пер­ты ВТО так­же го­во­рят о тен­ден­ции к фор­ми­ро­ва­нию “вза­и­мо­свя­зан­ной ми­ро­вой эко­но­ми­ки” и при­во­дят при­мер, ко­гда ры­нок тру­да стра­ны ин­те­гри­ро­ван в ком­плекс­ную си­сте­му ми­ро­во­го про­из­вод­ства – то есть в си­сте­му “гло­баль­ных фаб­рик”, ко­то­рая вклю­ча­ет как сам про­цесс про­из­вод­ства, так и ис­сле­до­ва­ния, мар­ке­тинг, бюд­же­ти­ро­ва­ние, ко­ор­ди на­цию ло­ги­сти­ки и ком­му­ни­ка­ций.

Обо­зна­чая перспективы Укра­и­ны как экс­пор­те­ра на ми­ро­вой арене, сле­ду­ет от­ме тить важ­ность, с од­ной сто­ро­ны, оп­ти­ми­за­ции гео­гра­фи­че­ской струк­ту­ры и рас­ши ре­ния ас­сор­ти­мен­та экс­пор­та, а с дру­гой – его фи­нан­со­вой под­держ­ки в форме го­су дар­ствен­но­го суб­си­ди­ро­ва­ния, ес­ли это це­ле­со­об­раз­но (в част­но­сти, че­рез ме­ха­низм под­держ­ки ЭКА), и ино­стран­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния (в част­но­сти, че­рез уча­стие во всех воз­мож­ных спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных про­грам­мах МФО, ино­стран­ных пра­ви­тельств и бан­ков раз­ви­тия). Кро­ме то­го, кре­ди­то­ры Укра­и­ны ори­ен­ти­ру­ют­ся на успе­хи в ре фи­нан­си­ро­ва­нии (ре­струк­ту­ри­за­ции) ее внеш­не­го дол­га, с пи­ко­вы­ми вы­пла­та­ми в 2019–2020 гг. Бес­пе­ре­бой­ные меж­ду­на­род­ные рас­че­ты и тор­го­вое фи­нан­си­ро­ва­ние долж­ны обес­пе­чи­вать­ся пу­тем как ста­би­ли­за­ции в бан­ков­ском сек­то­ре, так и ис­поль зо­ва­ния но­вей­ших схем фи­нан­си­ро­ва­ния (на­при­мер, при­ме­не­ния од­но­го из ви­дов от­сроч­ки пла­те­жа – экс­порт­но­го кре­ди­то­ва­ния им­пор­те­ра по­ку­па­те­ля на его опла­ту за­ку­пок при усло­вии из­ме­не­ния си­сте­мы ва­лют­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния в Укра­ине) *, а так­же ин­стру­мен­тов “фин­те­ха”. Ведь сле­ду­ет при­ни­мать во вни­ма­ние, что бан­ков ские рас­че­ты до­ро­жа­ют в свя­зи с требованиями и рас­хо­да­ми ино­стран­ных бан­ков кор­ре­спон­ден­тов на це­ли фи­нан­со­во­го мо­ни­то­рин­га, а ско­рость осу­ществ­ле­ния опе ра­ций умень­ша­ет­ся вслед­ствие вы­со­кой за­ре­гу­ли­ро­ван­но­сти фи­нан­со­вых учре­жде ний и жест­ких тре­бо­ва­ний к ка­пи­та­лу по “Ба­зе­лю ІІІ” (осо­бен­но ес­ли во­прос фи­нан­си­ро­ва­ния ка­са­ет­ся раз­ви­ва­ю­щих­ся стран).

Вы­во­ды

Со вре­ме­ни утра­ты Укра­и­ной рос­сий­ско­го рын­ка сбы­та на­чал­ся путь пе­ре­ори ен­та­ции укра­ин­ских пред­при­я­тий на дру­гие рын­ки, с их осо­бен­но­стя­ми спро­са и кон­ку­рен­ции, а так­же требованиями к про­дук­ции.

Ис­ход­ные усло­вия Укра­и­ны – зна­чи­тель­ные ре­сур­сы и вы­год­ное тер­ри­то­ри аль­ное раз­ме­ще­ние – бла­го­при­ят­ны, а сле­до­ва­тель­но, при про­ве­де­нии ра­зум­ной гео­по­ли­ти­ки и со­зда­нии над­ле­жа­щих за­ко­но­да­тель­ных усло­вий для биз­не­са мож но най­ти мно­го­чис­лен­ные неза­ня­тые ни­ши для раз­ви­тия экс­пор­то­ори­ен­ти­ро­ван ных про­из­водств с вы­со­кой до­бав­лен­ной сто­и­мо­стью и для раз­ви­тия рын­ка услуг. Про­цесс “стра­те­ги­за­ции” экс­пор­та (опре­де­ле­ние век­то­ра раз­ви­тия экс­пор­та) и про цесс со­зда­ния ЭКА, на­чав­ший­ся в Укра­ине еще с 2016 г., да­ют ей шанс при­влечь экс­пер­тов и кре­ди­то­ров, укре­пить меж­ду­на­род­ные свя­зи оте­че­ствен­но­го круп­но­го биз­не­са и МСП, со­здать и мо­дер­ни­зи­ро­вать про­из­вод­ство по­тен­ци­аль­но экс­порт ных то­ва­ров, на­чать сов­мест­ные меж­ду­на­род­ные про­ек­ты.

Опе­ра­тив­но­го ана­ли­ти­че­ско­го ре­а­ги­ро­ва­ния и даль­ней­ше­го ис­сле­до­ва­ния по­тре бу­ет де­я­тель­ность ЭКА в ка­че­стве од­но­го из ин­стру­мен­тов го­су­дар­ствен­ной под­держ ки внеш­ней тор­гов­ли Укра­и­ны в це­лях наи­бо­лее эф­фек­тив­но­го ис­поль­зо­ва­ния воз мож­но­стей агент­ства. Со­от­вет­ству­ю­щее даль­ней­шее ис­сле­до­ва­ние бу­дет осу­ществ­лять

* Платіж­ний ба­ланс у ли­сто­па­ді 2017 ро­ку / На­ціо­наль­ний банк Украї­ни [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://bank.gov.ua/doccatalog/document?id=27033404.

ся в на­прав­ле­нии раз­ви­тия ин­стру­мен­та­рия фи­нан­си­ро­ва­ния и стра­хо­ва­ния экс­пор­та, а так­же вза­и­мо­дей­ствия го­су­дар­ства и част­но­го сек­то­ра при под­держ­ке оте­че­ствен­но­го экс­пор­та, и в част­но­сти – под­держ­ке экс­пор­та МСП. Кро­ме то­го, су­ще­ству­ет по­треб ность в ши­ро­ком от­дель­ном ис­сле­до­ва­нии во­про­са, ко­то­рый уже дли­тель­ное вре­мя сто­ит пе­ред бан­ков­ски­ми экс­пер­та­ми Укра­и­ны и ми­ра, – опре­де­лить по­ня­тие “тор­го вое и струк­тур­ное фи­нан­си­ро­ва­ние” как про­дукт фи­нан­со­вых учре­жде­ний и как ин стру­мент раз­ви­тия тор­гов­ли и эф­фек­тив­но­го внед­ре­ния это­го про­дук­та.

Важ­но гар­мо­ни­зи­ро­вать про­филь­ное за­ко­но­да­тель­ство – экс­порт­ную Стра­те гию – в от­но­ше­нии мас­штаб­ной экс­пан­сии экс­пор­та укра­ин­ской про­дук­ции, за ко­но­да­тель­ство по со­дей­ствию экс­пор­ту/им­пор­ту опре­де­лен­ных ви­дов про­дук­ции или их кво­ти­ро­ва­нию (эм­бар­го), а так­же по санк­ци­ям. При­ме­не­ние меж­ду­на­род ных санк­ци­он­ных ре­жи­мов про­тив неко­то­рых стран ми­ра, санк­ций в от­но­ше­нии от­дель­ных лиц Укра­и­ны и Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, уста­нов­ле­ние вза­им­ных санк ций и огра­ни­че­ний этих двух го­су­дарств в кон­тек­сте их вли­я­ния на оте­че­ствен­ную внеш­нюю тор­гов­лю нуж­да­ют­ся в от­дель­ном ис­сле­до­ва­нии, по­сколь­ку та­кое влия ние за­тра­ги­ва­ет дви­же­ние ка­пи­та­ла и меж­ду­на­род­ные рас­че­ты в це­лом. В хо­де та ко­го ис­сле­до­ва­ния и мо­жет быть про­ана­ли­зи­ро­ва­но вли­я­ние санк­ций и огра­ни­че ний на тор­го­вые от­но­ше­ния Укра­и­ны.

Рост экс­пор­та за­пус­ка­ет мо­дер­ни­за­ци­он­ные про­цес­сы в про­из­вод­стве и сти му­ли­ру­ет к по­ис­ку пу­тей эко­ло­ги­за­ции и энер­ге­ти­че­ской эф­фек­тив­но­сти в про­из вод­стве. Вы­руч­ка от экс­порт­ных опе­ра­ций яв­ля­ет­ся некре­дит­ным обес­пе­че­ни­ем по­ступ­ле­ния де­неж­ных средств. На­ра­щи­ва­ние экс­пор­та то­ва­ров, про­из­ве­ден­ных по вы­со­ким стан­дар­там, в ко­неч­ном сче­те, по­мо­жет на­ше­му го­су­дар­ству за­нять важ ную ни­шу сре­ди стран – ми­ро­вых экс­пор­те­ров и укре­пить соб­ствен­ную фи­нан­со вую без­опас­ность.

Спи­сок ис­поль­зо­ван­ной ли­те­ра­ту­ры

1. Кібік О.М., Кот­лу­бай В.О., Хай­мі­но­ва Ю.В. та ін. Стра­те­гіч­ні ін­стру­мен­ти дер жав­ної під­т­рим­ки роз­вит­ку екс­порт­но­го по­тен­ціа­лу Украї­ни // Віс­ник еко­но­міки транс­пор­ту і про­ми­сло­во­сті. – 2017. – № 58. – С. 31–37 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://btie.kart.edu.ua/article/view/109954/104937.

2. Кот­лу­бай В.О. Розви­ток стра­те­гіч­них на­пря­мів зов­ніш­ньо­тор­го­вель­ної полі ти­ки Украї­ни / Су­час­ні на­прям­ки роз­вит­ку еко­но­міки і ме­недж­мен­ту на під­при­єм ствах Украї­ни : зб. ма­тер. ІІ все­укр. на­ук. практ. конф. сту­ден­тів, ас­піран­тів та мо ло­дих уче­них, при­свя­че­ної 50 річ­чю ство­рен­ня фа­куль­те­ту управ­лін­ня та біз­не­су ХНАДУ (26 жо­втня 2016 р.). – Хар­ків : ХНАДУ, 2016. – С. 549–551.

3. Яцен­ко О.М., Не­взгляд Н.Г., Не­взгляд А.Г. Розви­ток екс­порт­но­го по­тен­ціа­лу аг­рар­но­го сек­то­ра еко­но­міки Украї­ни в умо­вах гло­балі­за­ції // Зов­ніш­ня тор­гів­ля: еко­но­міка, фі­нан­си, пра­во. – 2015. – № 3. – С. 39–48 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://nbuv.gov.ua/ujrn/uazt_2015_3_6.

4. Мов­чан В.С. Політи­ка спри­ян­ня екс­пор­ту в Україні піс­ля ад­міністра­тив­ної ре­фор­ми. – К. : ПРООН, 2012. – 43 с.

5. Шев­чук О.М., Со­зансь­кий Л.Й., Та­та­рин Н.Б. Аналіз зов­ніш­ньо­тор­го­вель­ної діяль­но­сті Украї­ни в су­час­них умо­вах // На­у­ко­ві за­пис­ки на­ціо­наль­но­го універ­си те­ту “Острозь­ка ака­де­мія”. – Серія : Еко­но­міка. – 2014. – Вип. 27. – С. 8–13.

6. Со­фі­щен­ко І.Я. Пробле­ми ін­сти­ту­ціо­налі­за­ції дер­жав­но­го спри­ян­ня екс­пор ту // Ак­ту­аль­ні пробле­ми еко­но­міки. – 2012. – № 10. – С. 52–57.

7. Ша­ров О.М., Со­болєв Б.В. Що­до окре­мих пи­тань дер­жав­ної фі­нан­со­вої під­т­рим­ки екс­порт­ної діяль­но­сті в Україні / Аналітич­на за­пис­ка Ін­сти­ту­ту стра­те­гіч

них до­слід­жень при Пре­зи­ден­то­ві Украї­ни. – 10.12.2012 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://www.niss.gov.ua/articles/1187/.

8. Ля­хо­ва О., Ур­ван­це­ва C. Екс­порт­ні кре­дит­ні агент­ства як ефек­тив­ний ін­стру мент фі­нан­со­во­го сти­му­лю­ван­ня зов­ніш­ньое­ко­но­міч­ної діяль­но­сті // Еко­но­міч ний ча­со­пис XXI. – 2015. – № 1 2. – С. 23–26 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : http://soskin.info/userfiles/file/2015/1 2_2_2015/Lyakhova,%20urvantseva.pdf.

9. Kletzner L. Imports, Exports and Jobs: What Does Trade Mean for Employment and Job Loss. – Kalamazoo, MI : W.e.upjohn Institute for Employment Research, 2002. – 221 р.

10. Ніко­лай­чук С. Мо­не­тар­на політи­ка НБУ: цілі та ло­гіка остан­ніх рі­шень що­до об­лі­ко­вої став­ки / На­ціо­наль­ний банк Украї­ни. – К., 15 січ­ня 2018 р. – 32 c.

11. Mohan S. How important are tariffs and nontariff measures for developing countries’ agricultural processed products exports? – 35 р. [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до сту­па : https://cepr.org/sites/default/files/2486_mohan%20 %20How%20important %20are%20tariffs%20and%20nontariff%20measures%20for%20developing%20countries’ %20agricultural%20processed%20products%20exports.pdf.

12. Sobolev D. Grain and Feed Update. Global Agricultural Information Network. USDA Foreign Agricultural Service. – 10/12/2017. – 19 р.

13. Chauffour J. P., Saborowski C., Soylemezoglu A. Trade Finance in Crisis. Should Developing Countries Establish Export Credit Agencies? / The World Bank. Poverty Reduction and Economic Management Network International Trade Department. – January 2010. – 21 р.

14. Ezell S.J. Understanding the Importance of Export Credit Financing to U.S. Competitiveness. – The IT&IF. – June 2011. – 13 р. [Элек­трон­ный ре­сурс]. – Ре­жим до­сту­па : https://www.itif.org/files/2011 export credit financing.pdf.

References

1. Kibik O.M., Kotlubay V.O., Khaiminova I.V. et al. Stratehichni instrumenty derzhavnoi pidtrymky rozvytku eksportnoho potentsialu Ukrainy [Strategic instruments of state support for development of export capacity of Ukraine]. Visnyk ekonomiky transportu i promyslovosti – The bulletin of transport and industry economics, 2017, No. 58, pp. 31– 37, available at: http://btie.kart.edu.ua/article/view/109954/104937 [in Ukrainian].

2. Kotlubai V.O. Rozvytok stratehichnykh napryamiv zovnishn’otorgovel’noi polityky Ukrainy [Development of strategic directions of foreign trade policy of Ukraine]. Proceedings from: Suchasni napryamky rozvytku ekonomiky i menedzhmentu na pidpryemstvakh Ukrainy. II vseukr. nauk. prakt. konf. studentiv, aspirantiv ta molodykh uchenykh, prysvyachenoi 50 richchyu stvorennya fakul’tetu upravlinnya ta biznesu KHNADU. 26 zhovtnya 2016 r. [Modern directions of economic development and management at Ukrainian enterprises. ІІ All Ukrainian scientific and practical conference of students, postgraduates and young scientists dedicated to the 50th anniversary of the establishment of the Faculty of Management and Business of KHNAHU. October 26, 2016]. Kharkiv, KHNAHU, 2016, pp. 549–551 [in Ukrainian].

3. Yatsenko O.M., Nevzghliad N.H., Nevzghliad A.H. Rozvytok eksportnoho potentsialu agrarnoho sektora ekonomiky Ukrainy v umovakh globalizatsii [Development of export potential of the agricultural sector of the economy of Ukraine in the context of globalization]. Zovnishnya torhivlya: ekonomika, finansy, pravo – Foreign trade: economics, finance, law, 2015, No. 3, pp. 39–48, available at: http://nbuv.gov.ua/ujrn/uazt_2015_3_6 [in Ukrainian].

4. Movchan V.S. Polityka Spryyannya Eksportu v Ukraini pislya Administratyvnoi Reformy [Policy of Export Promotion in Ukraine after Administrative Reform]. Kyiv, UNDP, 2012 [in Ukrainian].

5. Shevchuk O.M., Sozanskiy L.I., Tataryn N.B. Analiz zovnishn’otorhovel’noi diyal’nosti Ukrainy v suchasnykh umovakh [The analysis of foreign trade activity of Ukraine in modern terms]. Naukovi zapysky natsional’noho universytetu “Ostroz’ka akademiya”. Ser.: Ekonomika – Scientific Notes of Ostroh Academy National University. Ser.: Economics, 2014, Iss. 27, pp. 8–13 [in Ukrainian].

6. Sophishchenko I.Y. Problemy instytutsionalizatsii derzhavnoho spryyannya eksportu [Problems in institutionalization of state support for export]. Aktual’ni problemy ekonomiky – Actual problems of economics, 2012, No. 10, pp. 52–57 [in Ukrainian].

7. Sharov O.M., Sobolev B.V. Shchodo okremykh pytan’ derzhavnoi finansovoi pidtrymky eksportnoi diyal’nosti v Ukraini. Analitychna zapyska Instytutu stratehichnykh doslidzhen’ pry Prezydentovi Ukrainy [On certain issues of the state financial support for export activity in Ukraine. Analytical note by the Institute for Strategic Studies under the President of Ukraine]. 10.12.2012, available at: http://www.niss.gov.ua/articles/1187/ [in Ukrainian].

8. Lyakhova O., Urvantseva S. Eksportni kredytni ahentstva yak efektyvnyi instrument finansovoho stymulyuvannya zovnishn’oekonomichnoi diyal’nosti [Export credit agencies as effective instrument of foreign economic activity financial stimulation]. Ekonomichnyi Chasopys XXI – Economic Annals XXI, 2015, No. 1 2, pp. 23–26, available at: http:// soskin.info/userfiles/file/2015/1 2_2_2015/Lyakhova,%20urvantseva.pdf [in Ukrainian].

9. Kletzner L. Imports, Exports and Jobs: What Does Trade Mean for Employment and Job Loss. Kalamazoo, MI, W.E. Upjohn Institute for Employment Research, 2002.

10. Nikolaichuk S. Monetarna Polityka NBU: Tsili ta Logika Ostannikh Rishen’ shchodo Oblikovoi Stavky [Monetary Policy of the NBU: Goals and Logic of Recent Decisions on the Discount Rate]. Kyiv, National Bank of Ukraine, January 15, 2018 [in Ukrainian].

11. Mohan S. How important are tariffs and nontariff measures for developing countries’ agricultural processed products exports?, available at: https://cepr.org/sites/ default/files/2486_mohan%20 %20How%20important%20are%20tariffs %20and%20nontariff%20measures%20for%20developing%20countries’%20agricultural %20processed%20products%20exports.pdf.

12. Sobolev D. Grain and Feed Update. Global Agricultural Information Network, USDA Foreign Agricultural Service, 10/12/2017.

13. Chauffour J. P., Saborowski C., Soylemezoglu A. Trade Finance in Crisis. Should Developing Countries Establish Export Credit Agencies? The World Bank, Poverty Reduction and Economic Management Network International Trade Department, January 2010.

14. Ezell S.J. Understanding the importance of export credit financing to U.S. competitiveness. The IT&IF, June 2011, available at: https://www.itif.org/files/2011 export credit financing.pdf.

Ста­тья по­сту­пи­ла в ре­дак­цию 7 мар­та 2018 г. The article was received by the Editorial staff on March 7, 2018.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.