Моя исто­рия

…Она все го­во­ри­ла и го­во­ри­ла, не умол­кая, не да­вая своему со­бе­сед­ни­ку вста­вить ни сло­ва. За со­сед­ни­ми сто­ли­ка­ми в ка­фе на нее ста­ли обо­ра­чи­вать­ся: что это за бол­туш­ка? А Инне про­сто бы­ло страш­но!

Edinstvennay - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Текст Еле­ны Ело­ви­ко­вой

На­ру­шая пра­ви­ла.

«Я пе­ре­пи­са­ла

жизнь за­но­во».

Ин­на ру­га­ла се­бя на все кор­ки: ну на­до же бы­ло так сглу­пить! При­е­хать в чу­жую стра­ну и от­пра­вить­ся ка­тать­ся на ма­шине с по­чти незна­ко­мым муж­чи­ной! А вдруг он ма­ньяк?.. От стра­ха и стресса она бол­та­ла без умол­ку, от­ме­чая про се­бя, что дей­ству­ет со­всем не так, как со­ве­ту­ют умные кни­ги. Ведь на пер­вом сви­да­нии, со­глас­но гу­ру от пси­хо­ло­гии, жен­щи­на долж­на мол­чать и слу­шать. Ее по­ве­де­ние не укла­ды­ва­лось в ее же соб­ствен­ные шаб­ло­ны!

«На тот пе­ри­од я уже дав­но бы­ла в раз­во­де, са­ма вос­пи­ты­ва­ла сы­на и при­вык­ла не очень до­ве­рять муж­чи­нам, – рассказывает Ин­на. – По­это­му и чув­ство­ва­ла се­бя ужас­но глу­по, ко­гда нес­ла что-то о сво­ем дет­стве, учи­те­ле физ­куль­ту­ры, по­го­де и при­ро­де. Ведь мы с Мар­чел­ло бы­ли зна­ко­мы толь­ко по переписке».

От­пуск в Ри­ме

Ин­на ра­бо­та­ла в круп­ной фар­ма­цев­ти­че­ской ком­па­нии, в го­ло­ве – сплош­ные бюд­же­ты, пла­ны про­даж, та­мо­жен­ные скла­ды, рас­пре­де­ле­ние то­ва­ра… Ко­рот­кий от­пуск ста­ра­лась про­во­дить в ту­ри­сти­че­ских по­езд­ках. Ита­лия бы­ла од­ной из са­мых лю­би­мых стран. Ка­за­лось, уез­жая по­даль­ше от офи­са и слу­жеб­ных обя­зан­но­стей, она по­па­да­ет в со­всем дру­гой мир.

Как-то, об­ща­ясь на фо­ру­ме в ин­тер­не­те, она по­про­си­ла со­бе­сед­ни­ков по­со­ве­то­вать ей ин­те­рес­ные ме­ста для по­се­ще­ния непо­да­ле­ку от Ри­ма. Мар­чел­ло вы­звал­ся по­мочь и по­ка­зать. «Я не вос­при­ни­ма­ла на­шу встре­чу как сви­да­ние или на­ча­ло от­но­ше­ний, да и Мар­чел­ло не ис­кал се­бе лю­бовь по ин­тер­не­ту: ему хо­те­лось при­об­ре­сти но­вых дру­зей. Ко­гда он пред­ло­жил свою по­мощь, я со­гла­си­лась толь­ко по­то­му, что он хо­ро­шо вла­дел ан­глий­ским, а это ред­кость для ита­льян­ца», – го­во­рит Ин­на.

Это сей­час она немно­го при­вык­ла к то­му, что каж­дый встреч­ный ита­лья­нец кра­сив, как Апол­лон, а то­гда внеш­ность Мар­чел­ло про­из­ве­ла на

нее силь­ное впе­чат­ле­ние! Но еще боль­ше Ин­ну по­ра­зи­ло то, что по­чти незна­ко­мый муж­чи­на вни­ма­тель­но и не пе­ре­би­вая слу­шал ее бол­тов­ню: «По­том он рас­ска­зы­вал, что сра­зу по­нял, как я вол­ну­юсь, мол, это бы­ло труд­но не за­ме­тить. А слу­шать вни­ма­тель­но, не пе­ре­би­вая со­бе­сед­ни­ка, – это часть его про­фес­сии. Еще бы: ведь Мар­чел­ло – про­фес­си­о­наль­ный пси­хо­ана­ли­тик».

Мар­чел­ло ре­шил по­ка­зать Инне два неболь­ших го­род­ка непо­да­ле­ку от Ри­ма – Каль­ка­ту и Брач­ча­но. Они про­ез­жа­ли живописные ме­ста, го­ры, озе­ра, ле­са. «Вот сей­час за­ве­зет в ча­щу и убьет, – об­ре­чен­но ду­ма­ла Ин­на. – Ну по­че­му мне так за­хо­те­лось по­смот­реть на ту кре­пость, где же­нил­ся Эрос Ро­ма­зот­ти, буд­то я не обо­шлась бы без нее?!»

Но ко­гда они въе­ха­ли на цен­траль­ную пло­щадь Каль­ка­ты, стра­хи ушли. Ин­на по­чув­ство­ва­ла се­бя по-настоящему счаст­ли­вой: необык­но­вен­но кра­си­вый ста­рин­ный го­ро­док, за­стро­ен­ный двух­этаж­ны­ми до­ма­ми, па­но­ра­ма на озе­ра, а ря­дом, в ма­шине, – пре­крас­ный муж­чи­на…

вто­рое сви­да­ние

О вто­ром сви­да­нии Ин­на да­же не меч­та­ла, но че­рез два дня Мар­чел­ло при­слал со­об­ще­ние: «Я все эти дни ду­мал толь­ко о те­бе. Да­вай встре­тим­ся!»

«На этот раз я да­ла се­бе слово ве­сти се­бя при­мер­но. И опять стра­ти­ла! Мар­чел­ло по­вел ме­ня в ре­сто­ран на­ци­о­наль­ной кух­ни, где по­да­ва­ли ита­льян­скую пас­ту, сде­лан­ную вруч­ную. И тут я пред­ста­ви­ла се­бе, как ем эти длин­ню­щие ма­ка­ро­ни­ны, а они по­па­да­ют мне в де­коль­те – бр-р-р! Сло­вом, ко­гда по­до­шел офи­ци­ант, что­бы офор­мить за­каз, я ска­за­ла: «Хо­чу спа­гет­ти пене и кор­ти!» Ви­жу: офи­ци­ант начинает крас­неть. Ду­маю, воз­мож­но, он не по­нял, что я за­ка­зы­ваю ко­рот­кие ма­ка­ро­ны, ко­то­рые мож­но есть вил­кой. И я еще раз по­вто­ри­ла, чуть по­гром­че: «Пене и кор­ти!» Да еще паль­ца­ми по­ка­за­ла, ка­ки­ми ко­рот­ки­ми долж­ны быть эти «кор­ти». Теперь уже весь ре­сто­ран уста­вил­ся на ме­ня, неко­то­рые не мог­ли сдер­жать улыб­ку. Мар­чел­ло, то­же бо­рясь со сме­хом, сказал, что ко­рот­кие ма­ка­ро­ны на­зы­ва­ют­ся «пенне», с удво­ен­ной «н». А то, что я за­ка­за­ла, «пене», это… муж­ской по­ло­вой ор­ган. Да еще и ко­рот­кий! Это был мой вто­рой по­зор», – с улыб­кой вспо­ми­на­ет на­ша ге­ро­и­ня.

труд­но­сти пе­ре­во­да

Несмот­ря на ку­рьез, ве­чер про­шел за­ме­ча­тель­но. За­тем бы­ла по­езд­ка в Тос­ка­ну, где у се­мьи ита­льян­ца на­хо­дит­ся загородный дом – ста­рин­ное по­ме­стье XIV ве­ка. Но от­пуск за­кан­чи­вал­ся, при­шлось уез­жать до­мой, в Ки­ев. Встре­тят­ся ли они еще ко­гда-ни­будь?

Ока­зы­ва­ет­ся – да, и не один раз. Спу­стя ме­сяц Ин­на по­еха­ла в ко­ман­ди­ров­ку в Барселону. Мар­чел­ло при­мчал­ся к ней…

Их от­но­ше­ния пе­ре­ста­ли быть тай­ной для зна­ко­мых и род­ствен­ни­ков. На работе Ин­ну ре­ши­тель­но осуж­да­ли: «Моя на­чаль­ни­ца бы­ла ка­те­го­ри­че­ски про­тив – го­во­ри­ла, мол, мы те­бе най­дем же­ни­ха из мест­ных, за­чем те­бе этот ита­лья­нец, они все ло­ве­ла­сы и гу­ля­ки. Кста­ти, этот сте­рео­тип – не бо­лее чем миф. Итальянские мужчины очень пре­дан­ные и вер­ные. Теперь, ко­гда у ме­ня мно­го дру­зей в Ита­лии, я знаю это на­вер­ня­ка».

Да и ро­ди­те­ли Ин­ны бы­ли не в вос­тор­ге от вы­бо­ра дочки: им, ко­рен­ным ки­ев­ля­нам, са­ма мысль о том, что дочь бу­дет жить за три­де­вять зе­мель, да еще и в дру­гой стране, бы­ла нестер­пи­ма. Ин­на сей­час толь­ко улы­ба­ет­ся, вс­по­ми­ная ро­ди­тель­ские стра­хи. Ведь дорога от Ри­ма до Киева за­ни­ма­ет каких-то че­ты­ре ча­са.

Кру­той по­во­рот

Ин­на по­ряд­ка два­дца­ти лет про­ра­бо­та­ла в биз­не­се, при­чем боль­шее вре­мя – в са­мых круп­ных ми­ро­вых фар­ма­цев­ти­че­ских кор­по­ра­ци­ях. Ка­рье­ра быстро шла в го­ру, по­зи­ция топ-ме­не­дже­ра не толь­ко ста­тус­ная, но и вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мая.

Ро­ман с Мар­чел­ло был в са­мом раз­га­ре, но встре­чать­ся по­лу­ча­лось ред­ко. Сын под­рас­тал, не до­став­лял

ИТАЛЬЯНСКИЕ МУЖЧИНЫ ЗА­ВО­ДЯТ СЕ­МЬИ ДО­ВОЛЬ­НО ПОЗД­НО. И СЛАВЯТСЯ СВОЕЙ ВЕРНОСТЬЮ.

особых хло­пот, пол­но­стью по­гру­зив­шись в свое хоб­би – опе­ра­тор­ское де­ло.

«Как-то ме­ня от­пра­ви­ли от ра­бо­ты на тре­нинг лич­ност­но­го ро­ста. Ко­уч дал за­да­ние: пред­ста­вить се­бе свой иде­аль­ный день. И я на­ри­со­ва­ла в сво­ем во­об­ра­же­нии день, на­пол­нен­ный ис­кус­ством. Сле­ду­ю­щее за­да­ние тре­не­ра бы­ло уже бо­лее прак­ти­че­ское: на­до пря­мо се­го­дня, сей­час, сде­лать что-то, что­бы во­пло­тить свои меч­ты в жизнь. Тут же, по­сле тре­нин­га, по до­ро­ге до­мой, я за­шла в ма­га­зин для твор­че­ства и уви­де­ла объявление о за­пи­си на ма­стер-класс по де­ку­па­жу. Раз­ве это не судь­ба?!»

Прав­да, сов­ме­щать служ­бу и хоб­би ока­за­лось слиш­ком труд­но. Ре­жим «но­чью – твор­че­ство, днем – ра­бо­та» ока­зал­ся из­ма­ты­ва­ю­щим. А ведь, кро­ме де­ку­па­жа, есть столь­ко ин­те­рес­но­го: скульп­ту­ра, жи­во­пись, из­го­тов­ле­ние ав­тор­ских ку­кол! Че­рез ка­кое-то вре­мя Ин­на по­ня­ла, что ей на­до вы­би­рать: оста­вать­ся топ-ме­не­дже­ром или уй­ти в ни­ку­да и пол­но­стью по­свя­тить се­бя твор­че­ству. Ин­на вы­бра­ла вто­рое.

Это ре­ше­ние уди­ви­ло мно­гих, кое-кто его про­сто не при­нял все­рьез. Ин­на рассказывает, что до сих пор, спу­стя по­чти че­ты­ре го­да по­сле уволь­не­ния, ей ино­гда зво­нят, пред­ла­га­ют вер­нуть­ся в фар­ма­цев­ти­че­ский биз­нес. Она толь­ко сме­ет­ся: за­чем?

По­сле то­го как они с Мар­чел­ло по­же­ни­лись, Ин­на все­рьез за­ня­лась жи­во­пи­сью. «Я ча­сто вы­ез­жаю на пле­нэ­ры – с моль­бер­том под мыш­кой и Джо­ем на по­вод­ке. Ку­да же я без него!» Кто та­кой Джой? О, это от­дель­ная исто­рия…

спа­се­ние двор­ня­ги

Де­ло бы­ло зной­ным ле­том, в про­шлом го­ду. Са­мо­лет «Рим – Ки­ев» при­зем­лил­ся, пас­са­жи­ры спеш­но вы­хо­ди­ли из тер­ми­на­ла D Бор­исполь­ско­го аэро­пор­та. Ин­на бы­ла в чис­ле пас­са­жи­ров. Вдруг воз­ле зда­ния тер­ми­на­ла она уви­де­ла двор­ня­гу, жав­шу­ю­ся к стен­ке. «Пес был из­му­чен и яв­но го­ло­ден. Ни­кто не об­ра­щал на жи­вот­ное ни­ка­ко­го вни­ма­ния, тол­па про­сто про­хо­ди­ла ми­мо. А я не смог­ла!» – рассказывает на­ша ге­ро­и­ня.

Ин­на отыс­ка­ла плош­ку, на­ли­ла в нее во­ды. До­ста­ла при­ве­зен­ный из Ита­лии до­ро­гу­щий сыр, по­кор­ми­ла со­ба­ку. Та бла­го­дар­но за­ви­ля­ла хвостом. Ну как мож­но бросить та­кое чудо?!

«Я при­ня­ла ре­ше­ние: за­би­раю пса до­мой! В честь тер­ми­на­ла, воз­ле ко­то­ро­го был по­до­бран най­де­ныш, я на­зва­ла его Джо­ем», – го­во­рит Ин­на.

По­на­ча­лу она не пла­ни­ро­ва­ла остав­лять пса се­бе. Ду­ма­ла: «От­мою, вы­ле­чу от блох, а по­том от­дам в хо­ро­шие ру­ки». Про­шел ме­сяц, вто­рой. Джой при­вык к своей но­вой хо­зяй­ке, а она обнаружила, что не хо­чет рас­ста­вать­ся с этим пре­дан­ным и бла­го­дар­ным су­ще­ством. Мар­чел­ло по­на­ча­лу был ка­те­го­ри­че­ски про­тив но­во­го пи­том­ца: «Жи­вот­ное – это от­вет­ствен­ность. С кем ты бу­дешь его остав­лять в Ки­е­ве, при­ез­жая ко мне?» «Ни с кем, – по­жа­ла пле­ча­ми Ин­на. – Я его бу­ду во­зить с со­бой».

Оформ­ле­ние за­гра­нич­но­го пас­пор­та для со­ба­ки – де­ло хло­пот­ное. На­до сде­лать мас­су при­ви­вок, по­рой весь­ма эк­зо­ти­че­ских и дорогих. За­то по­сле этих про­це­дур со­ба­ка мо­жет ез­дить по всей Ев­ро­пе без виз и от­дель­ных раз­ре­ше­ний. Ин­на сме­ет­ся: «Мой Джой по­лу­чил без­виз в два­дцать че­ты­ре ев­ро­пей­ские стра­ны при­мер­но на год рань­ше, чем я!»

Недав­но Джой по­се­тил вер­ни­саж: Ин­на при­ня­ла уча­стие в ху­до­же­ствен­ной вы­став­ке. Ее кар­ти­ны уви­дел весь Рим! «Я ста­ра­юсь при каж­дой воз­мож­но­сти рас­ска­зы­вать ита­льян­цам об Укра­ине, о том, ка­кие у нас кра­си­вые го­ро­да и за­ме­ча­тель­ные лю­ди. В ин­тер­вью ита­льян­ско­му жур­на­ли­сту я под­черк­ну­ла, что я – ро­дом из Киева. Вер­ни­саж по­лу­чил­ся очень ду­шев­ным: ме­ня при­шли под­дер­жать мои по­дру­ги-укра­ин­ки, оде­тые в на­ци­о­наль­ные ко­стю­мы», – де­лит­ся на­ша ге­ро­и­ня.

Ин­на по­ка не пла­ни­ру­ет по­сто­ян­но жить в Ри­ме. На­при­мер, зи­мой она все­гда при­ез­жа­ет на ро­ди­ну: рим­ская зима, по ее сло­вам, сы­рая и про­мозг­лая, то ли де­ло укра­ин­ская – снежная и кра­си­вая! Впро­чем, Ин­на ста­ра­ет­ся не за­га­ды­вать да­ле­ко впе­ред и не огра­ни­чи­вать се­бя стро­ги­ми рам­ка­ми шаб­ло­нов и пра­вил. Ко­му, как не ей, знать, что са­мое ин­те­рес­ное в жиз­ни на­чи­на­ет­ся то­гда, ко­гда начинаешь на­ру­шать пра­ви­ла!

РА­БО­ТЫ ИН­НЫ ЕСТЬ В ЧАСТНЫХ КОЛ­ЛЕК­ЦИ­ЯХ В ГЕР­МА­НИИ, США, ФРАН­ЦИИ, УКРА­И­НЫ, ИТА­ЛИИ.

«Кра­со­та ита­лии, ее боль­ших го­ро­дов и ма­лень­ких ме­сте­чек про­сто за­во­ра­жи­ва­ет! Мы вме­сте хо­ди­ли по ста­рин­ным улоч­кам и го­во­ри­ли, го­во­ри­ли…»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.