НА ОБ­ЛОЖ­КЕ На­ши де­ти Как со­вла­дать с дет­ски­ми бун­та­ми, не на­ка­зы­вая.

Про­грес­сив­ные пси­хо­ло­ги про­тив на­ка­за­ний. Но мож­но ли со­вла­дать со всеми дет­ски­ми и под­рост­ко­вы­ми бун­та­ми, не на­ка­зы­вая?

Edinstvennay - - МАРТ - Текст Оль­ги Ко­валь СВЕТ­ЛА­НА РОЙЗ,

Вос­пи­та­ние ре­бен­ка – это по­сто­ян­ный баланс меж­ду вы­стра­и­ва­ни­ем гра­ниц и сво­бо­дой. Чем стар­ше ста­но­вит­ся ре­бе­нок, тем силь­нее он ста­ра­ет­ся рас­ши­рить свои рам­ки – это важ­но для его раз­ви­тия. Од­на­ко пол­ное от­сут­ствие за­пре­тов (все­доз­во­лен­ность) так же раз­ру­ши­тель­но для лич­но­сти, как и жест­кие тис­ки. Без­услов­но, ко­гда ре­бе­нок на­ру­ша­ет уста­нов­лен­ные в се­мье пра­ви­ла, он дол­жен стал­ки­вать­ся с по­след­стви­я­ми. Но жест­кое на­ка­за­ние (иг­но­ри­ро­ва­ние, обид­ные сло­ва, сто­я­ние в уг­лу, не го­во­ря уже о фи­зи­че­ском воз­дей­ствии) – са­мый неэф­фек­тив­ный спо­соб

66

се­мей­ный пси­хо­лог, ав­тор книг для де­тей и взрос­лых до­бить­ся же­ла­е­мо­го от сы­на или до­че­ри. Свет­ла­на Ройз, из­вест­ный дет­ский пси­хо­лог, выступающий за без­на­ка­за­тель­ное вос­пи­та­ние, по­яс­ня­ет по­че­му.

По­бе­ди­те­лей нет

«Ре­бе­нок, рас­ту­щий в ат­мо­сфе­ре стро­гих на­ка­за­ний, вы­рас­та­ет ли­бо управ­ля­е­мым па­инь­кой, ли­бо агрес­со­ром, ко­то­рый мстит ми­ру за то, как с ним об­хо­ди­лись в дет­стве, – ком­мен­ти­ру­ет пси­хо­лог. – А еще на­ка­за­ние ли­ша­ет ре­бен­ка шан­са на ис­крен­нее осо­зна­ние и рас­ка­я­ние – за­чем, ес­ли шле­пок эту функ­цию уже вы­пол­нил?! При та­ком под­хо­де ни­ти люб­ви меж­ду ро­ди­те­лем и ре­бен­ком очень на­пря­га­ют­ся (осо­бен­но ес­ли у ре­бен­ка воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние, что на­ка­за­ние неспра­вед­ли­во) – и обе сто­ро­ны оста­ют­ся в про­иг­ры­ше».

Мно­гие ро­ди­те­ли со­гла­ша­ют­ся с тем, что бить де­тей недо­пу­сти­мо. Но при этом осу­ществ­ля­ют эмо­ци­о­наль­ное на­си­лие. Злые ма­ми­ны или па­пи­ны глаза, иг­но­ри­ро­ва­ние ре­бе­нок вос­при­ни­ма­ет как ли­ше­ние са­мо­го цен­но­го – ро­ди­тель­ской люб­ви. При­чем на­все­гда: для ма­лы­ша вся жизнь, весь мир – в на­сто­я­щем мо­мен­те. По­это­му как бы сер­ди­та ни бы­ла ма­ма, важ­но, что­бы она осо­зна­ва­ла свои чув­ства и в па­мя­ти ре­бен­ка оста­ва­лось ощу­ще­ние спра­вед­ли­во­сти, а не гнев. Кста­ти, у древ­них сла­вян был обы­чай. Пре­жде чем на­ка­зать ре­бен­ка роз­га­ми (по­пу­ляр­ная в то вре­мя ме­ра вос­пи­та­ния), они мыс­лен­но кла­ли пе­ред ним свое серд­це. Ре­бе­нок ощу­щал

этот по­сыл, и оби­ды на стар­ше­го не воз­ни­ка­ло.

Важ­ные во­про­сы се­бе

Гра­мот­ное ро­ди­тель­ское воз­дей­ствие по­мо­га­ет ре­бен­ку вер­нуть ощу­ще­ние гра­ниц – и то­гда его мир вновь ста­но­вит­ся ком­форт­ным и без­опас­ным. Од­на­ко пре­жде, чем осу­ществ­лять ка­кие-ли­бо ме­ры, за­дай се­бе пять во­про­сов:

Обо­зна­че­ны ли во­об­ще гра­ни­цы в се­мье? Есть ли ого­во­рен­ные пра­ви­ла? Ины­ми сло­ва­ми, зна­ет ли ре­бе­нок, что это­го де­лать нель­зя? Пе­ре­шел ли он эти гра­ни­цы? Я сей­час со­би­ра­юсь на­ка­зать ре­бен­ка за его про­сту­пок или вы­ме­щаю на нем свою соб­ствен­ную уста­лость, злость?

Все ли я сде­ла­ла для то­го, что­бы та­кая си­ту­а­ция не воз­ни­ка­ла?

Все ли я сде­ла­ла для то­го, что­бы остать­ся в кон­так­те с ре­бен­ком? Пси­хо­лог рас­ска­зы­ва­ет, как это мо­жет вы­гля­деть на прак­ти­ке: «До­пу­стим, ре­бе­нок, зная, что ри­со­вать на обо­ях нель­зя, все же сде­лал это. Да­вай­те пред­ста­вим, что за этим дей­стви­ем мо­жет быть не про­сто непо­слу­ша­ние, а бо­лее глу­бо­кое чув­ство. Мож­но спро­сить: «Ты хо­тел, что­бы я не по­шла на ра­бо­ту, а оста­лась до­ма и по­иг­ра­ла с тобой? Хо­тел по­быть со мной ря­дом?» При этом важ­но озву­чить свои чув­ства: «Ко­гда я ви­жу ис­пор­чен­ные обои, мне ста­но­вит­ся груст­но. И обид­но за на­шу квар­ти­ру. Да­вай при­ду­ма­ем, чем ты бу­дешь за­ни­мать­ся, по­ка я бу­ду на ра­бо­те. Ко­гда я уй­ду, от­дам те­бе на хра­не­ние эту вещь (это мо­жет быть ка­кая-то осо­бая игруш­ка). Я долж­на уй­ти, но вер­нусь, ко­гда ма­лень­кая стрел­ка ча­сов бу­дет на циф­ре «6», – и мы по­иг­ра­ем». Вполне ве­ро­ят­но, та­кой бе­се­ды (ведь очень ред­ко по­ве­де­ние ре­бен­ка нуж­да­ет­ся имен­но в на­ка­за­нии – ча­ще в кор­рек­ти­ров­ке, по­яс­не­нии, ана­ли­зе) ока­жет­ся вполне до­ста­точ­но. И еще. Ес­ли сын или дочь си­сте­ма­ти­че­ски пор­тит иму­ще­ство, име­ет смысл за­ду­мать­ся: воз­мож­но, та­ким об­ра­зом они «сиг­на­лят» о сво­ем внут­рен­нем на­пря­же­нии, ауто­агрес­сии или чрез­мер­ной фик­са­ции взрос­лых на ма­те­ри­аль­ных ве­щах.

Ды­ши­те глуб­же!

Про­буя на проч­ность свои и ро­ди­тель­ские гра­ни­цы, де­ти про­яв­ля­ют недю­жин­ную на­ход­чи­вость. И по­рой да­же са­мо­го тер­пе­ли­во­го и лю­бя­ще­го ро­ди­те­ля спо­соб­ны до­ве­сти до бе­ло­го ка­ле­ния. И он та­ки сры­ва­ет­ся! А по­том, бу­дучи под­ко­ван­ным в ду­хе по­зи­тив­ной пси­хо­ло­гии, му­ча­ет­ся чув­ством ви­ны. Худ­шей «при­бав­ки» к на­ка­за­нию, чем ви­но­ва­тый ро­ди­тель, и не при­ду­мать. Во-пер­вых, это чув­ство са­мо по се­бе раз­ру­ши­тель­но и тре­бу­ет ком­пен­са­ции (ес­ли я чув­ствую се­бя ви­но­ва­той, мне на­до най­ти то­го, кто ста­нет «гро­мо­от­во­дом», – и неред­ко им ока­зы­ва­ет­ся ре­бе­нок). Во-вто­рых, ви­но­ва­то­го ро­ди­те­ля лег­ко «про­да­вить» – де­ти очень тон­ко счи­ты­ва­ют это и на­чи­на­ют ма­ни­пу-

НА­РУ­ШЕ­НИЕ ПРА­ВИЛ – ЭТО ПРО­ВЕР­КА ГРА­НИЦ И ЕСТЕ­СТВЕН­НЫЙ ЭТАП РАЗ­ВИ­ТИЯ.

ли­ро­вать. Пе­да­го­ги­че­ские про­ма­хи неиз­беж­ны и го­во­рят лишь о том, что вы – жи­вые лю­ди (а не пло­хие ро­ди­те­ли).

Что по­мо­жет? По­ста­рай­ся осо­знать свои чув­ства в мо­мент сры­ва (да­же пост­фак­тум). И за­дай се­бе во­прос: «Как я мо­гу по­за­бо­тить­ся о се­бе, что­бы оста­вать­ся вни­ма­тель­ным и чув­ству­ю­щим ро­ди­те­лем?» За­ча­стую за­бо­та о се­бе не тре­бу­ет мно­го вре­ме­ни или сил. Это мо­жет быть про­сто поз­во­ле­ние се­бе ми­ну­ты ти­ши­ны или вкус­но­го ко­фе (без лю­би­мых де­тей). В мо­мент вспыш­ки мож­но вый­ти в дру­гую ком­на­ту, сде­лать несколь­ко ды­ха­тель­ных упраж­не­ний (в со­сто­я­нии гне­ва мы неосо­знан­но на­чи­на­ем ды­шать по­верх­ност­но, а глу­бо­кие вдо­хи и вы­до­хи воз­вра­ща­ют в со­сто­я­ние «здесь и сей­час»). А мож­но умыть­ся про­хлад­ной во­дой, по­дер­жать ру­ки под стру­ей во­ды, пред­став­ляя, как она смы­ва­ет гнев и раз­дра­же­ние.

Из со­сто­я­ния люб­ви

Глав­ное, о чем со­ве­ту­ет пом­нить Свет­ла­на Ройз: что бы ре­бе­нок ни на­тво­рил, знай, что он, как пра­ви­ло, дей­ству­ет неосо­знан­но. И важ­но фо­ку­си­ро­вать­ся не на про­ступ­ке, а на са­мом ма­лы­ше – свет­лом и лю­би­мом. Ведь на­ка­за­ние для ма­лень­ко­го че­ло­веч­ка за­клю­ча­ет­ся не столь­ко в сло­вах или дей­стви­ях, сколь­ко в их эмо­ци­о­наль­ной и ин­то­на­ци­он­ной окрас­ке. Пси­хо­лог при­во­дит эф­фек­тив­ные пра­ви­ла вза­и­мо­дей­ствия с ре­бен­ком, со­вер­шив­шим про­сту­пок.

Се­мей­ный ко­декс – свод пра­вил, что мож­но и нель­зя в ва­шей се­мье, с ука­за­ни­ем ком­пен­са­ций за их на­ру­ше­ние. При­чем не толь­ко для ре­бен­ка, но и для ро­ди­те­ля! На­при­мер, ес­ли па­па «про­штра­фил­ся» (при­шел с ра­бо­ты поз­же, не по­иг­рал), он мо­жет ком­пен­си­ро­вать это до­пол­ни­тель­ным вре­ме­нем на чте­ние сказ­ки пе­ред сном и т.д. На­пи­сав ко­декс, скре­пи­те его под­пи­ся­ми (кре­сти­ком, смай­ли­ком) и по­весь­те на вид­ном ме­сте.

Ли­ша­ем хорошего (муль­ти­ка, план­ше­та, по­хо­да в ак­ва­парк и т.д.), а не при­чи­ня­ем зла.

Дей­ству­ем, а не угро­жа­ем. Ре­бен­ку лег­че пе­ре­жить са­мо на­ка­за­ние, а не его ожи­да­ние. По­это­му вме­сто угроз: «Те­бя ждет се­рьез­ный раз­го­вор» луч­ше го­во­рить по су­ще­ству: «Ты ли­ша­ешь­ся ком­пью­те­ра на два дня» (важ­но чет­ко ука­зать срок на­ка­за­ния).

Та­бу. По­ми­мо фи­зи­че­ско­го воз­дей­ствия, есть и дру­гие «за­пре­щен­ные при­е­мы». Важ­но из­бе­гать оскорб­ле­ний и яр­лы­ков (вме­сто «Хо­ро­ший маль­чик так не де­ла­ет» – «Нель­зя вы­ли­вать чай на пол»), не на­ка­зы­вать од­но­го ре­бен­ка в присутствии дру­го­го. А пред­ло­же­ние «Сам при­ду­май се­бе на­ка­за­ние» спо­соб­ству­ет вос­пи­та­нию жерт­вы.

В от­вет на те­ло – де­ло! Ес­ли ре­бе­нок де­ла­ет что-то те­лом (де­рет­ся, щи­па­ет­ся, бро­са­ет­ся пес­ком, об­ры­ва­ет кры­лья ба­боч­ке), пы­тать­ся оста­но­вить его сло­ва­ми бес­по­лез­но. Необ­хо­дим от­вет на том же язы­ке – те­лес­ном. Но не бить в от­вет, а твер­до оста­нав­ли­вать. Нуж­но пе­ре­хва­тить де­ру­щу­ю­ся руч­ку, неболь­но, но до­ста­точ­но креп­ко сжать ее и спо­кой­но ска­зать, гля­дя ма­лы­шу в глаза: «Лю­дей (де­тей, ко­шек) бить нель­зя».

Вы­ход из на­ка­за­ния. Мы, как пра­ви­ло, уме­ем ссо­рить­ся, но эко­ло­гич­но вы­хо­дить из кон­флик­та нас учат ред­ко. От­пу­стить нега­тив­ный ин­ци­дент и с лег­кой ду­шой жить даль­ше по­мо­жет се­мей­ный ри­ту­ал вы­хо­да из на­ка­за­ния. Это мо­гут быть об­ни­маш­ки или дет­ская при­сказ­ка со сцеп­лен­ны­ми ми­зин­чи­ка­ми: «Ми­рись, ми­рись, ми­рись и боль­ше не де­рись». И все, по­сле это­го боль­ше о про­ступ­ке – ни сло­ва!

НИ­КО­ГДА НЕЛЬ­ЗЯ НА­КА­ЗЫ­ВАТЬ ОД­НО­ГО РЕ­БЕН­КА В ПРИСУТСТВИИ ДРУ­ГО­ГО.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.