МИХАИЛ ЕФРЕМОВ НЕ МОЖЕТ ПИТЬ ПРИ МАМЕ

Ксю­ша Соб­чак отме­ти­ла шам­пан­ским отлу­че­ние сына Пла­то­на от гру­ди

Ekspress Gazeta - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Во­во­чка КУ­ЗНЕ­ЦОВ, ал­ко­голь­ный обо­зре­ва­тель «Эк­с­пресс га­зе­ты»

В Мо­скве со­сто­я­лась це­ре­мо­ния вру­че­ния пре­мии «Че­ло­век го­да-2017», по вер­сии жур­на­ла GQ. С ро­дно­го ан­глий­ско­го на­зва­ние из­да­ния пе­ре­во­ди­тся как «Джен­тль­мен­ский еже­квар­таль­ник». И я там был...

Ва­лья­жно про­гу­ли­ва­ясь с бо­ка­лом шам­пан­ско­го, бу­тыл­ка ко­то­ро­го стоит от 150 дол­ла­ров, я чув­ство­вал, как да­ле­ки со­брав­ши­е­ся от на­ро­да. Им, на­при­мер, со­вер­шен­но не­зна­ко­мо сло­во «мар­шру­тка». Я спро­сил у Ляй­сан Утя­ше­вой на­счет ра­спи­са­ния, так она спря­та­лась за Ди­му Ма­ли­ко­ва и смо­тре­ла на ме­ня мор­ской свин­кой. А по­том при­шел мой че­ред пря­та­ться. При­е­хал быв­ший зять пре­зи­ден­та Азер­бай­джа­на, пе­вец Эмин Ага­ла­ров с лю­бов­ни­цей Але­ной Гав­ри­ло­вой. Де­ву­шка выше его ров­но на го­ло­ву. Та­кие па­ры ме­ня пу­га­ют. От них за вер­сту ве­ет са­до­ма­зо­хи­змом, и я очень бо­юсь по­ста­вить их в не­лов­кое по­ло­же­ние своим отка­зом со­обра­зить амур на троих. Вдруг они по­ду­ма­ют, что пья­ни­ца - это лег­кая до­быча, и при­гла­сят.

Во­об­ще все во­круг было не­нор­маль­ным. Вот ска­жи­те мне, по­жа­луй­ста, за­чем пре­кра­сная Еле­на Пер­ми­но­ва по­зи­ро­ва­ла фо­то­гра­фам так, буд­то она не же­на мил­ли­ар­де­ра Але­ксан­дра Ле­бе­де­ва и не мать его троих за­ме­ча­тель­ных де­тей, а про­вин­ци­ал­ка, чей пре­дел ме­чта­ний - про­ве­сти се­го­дня­шнюю но­чь хо­тя бы с мил­ли­о­не­ром.

Сво­бо­днее за­дыша­лось толь­ко с по­яв­ле­ни­ем Ксе­нии Соб­чак. Как-ни­как она все­та­ки бу­ду­щий Пре­зи­дент Рос­сии, по вер­сии экс-гла­вы Цен­три­збир­ко­ма Вла­ди­ми­ра Чу­ро­ва. Мы как-то при­ча­ща­лись с ним в хра­ме Ро­жде­ства свя­то­го Ио­ан­на Пред­те­чи на Пре­сне. Там его ко­гда-то, втай­не от ро­ди­те­лей­ком­му­ни­стов, кре­сти­ла пра­ба­бу­шка Пра­ско­вья. На­ка­тив ка­го­ра, Вла­ди­мир Ев­ге­нье­вич при­знал­ся, что на бу­ду­щих выбо­рах пре­зи­ден­та мы бу­дем го­ло­со­вать за Ксе­нию Ана­то­льев­ну. Че­рез па­ру ме­ся­цев по­сле это­го Чу­ро­ва отпра­ви­ли в от­став­ку. Оно и по­ня­тно, кто же лю­бит спой­ле­ры, тем бо­лее ка­са­ю­щи­е­ся го­стай­ны.

- Шам­пу­си­ка дай­те, - по­тре­бо­ва­ла пер­вая ле­ди ве­че­рин­ки и за­пол­ни­ла вну­трен­нюю без­ду­хов­ную пу­сто­ту сра­зу тре­мя бо­ка­ла­ми. - Все! Ра­звя­за­ла!

- Пла­то­шку, что ли, от гру­ди отня­ла? - ба­бу­шкой за­ку­да­хта­ла Яна Руд­ков­ская. - Ему же еще го­ди­ка нет! И как мы это пе­ре­не­сли?

- Не ви­ди­шь? Отме­ча­ем, Ксю­ша икну­ла, по­том хо­хо­тну­ла, и всем ста­ло ясно, что пре­жний бес обра­тно за­се­лил­ся в эту де­во­чку.

Рус­ские не за­ку­сыва­ют

По­ни­ма­е­те, ни одно куль­тур­ное ме­ро­при­я­тие не бу­дет успе­шным без фур­ше­та. Так уж сло­жи­лось, что вся ве­ли­кая рус­ская куль­ту­ра дер­жи­тся на ал­ко­го­ле. На­ча­лось все, есте­ствен­но, при Пе­тре I. Что­бы прив­ле­чь по­се­ти­те­лей в Би­бли­о­те­ку Ака­де­мии на­ук и пер­вый рус­ский му­зей Кунс­тка­ме­ру, им­пе­ра­тор ве­лел выда­вать ка­ждо­му го­стю бе­спла­тную чар­ку вод­ки и цу­кер­брот (пра­пра­пра­дед сов­ре­мен­но­го пря­ни­ка). Та­ким обра­зом и была сфор­ми­ро­ва­на твор­че­ская ин­тел­ли­ген­ция. Жи­вое под­твер­жде­ние то­му - Сер­гей Ма­за­ев и Михаил Ефремов.

По­ве­рьте, толь­ко Ма­заю по си­лам оста­но­вить двух офи­ци­ан­тов и одно­му со­жрать за­ку­ску, рас­счи­тан­ную на пол­то­ра де­ся­тка свет­ских львиц.

- Рус­ские по­сле тре­тьей не за­ку­сыва­ют, - пре­ду­пре­дил его Ефремов. - А по­че­му? - Не­чем было. Сан­кции по­сто­ян­но. Не­у­ро­жаи...

На са­мом де­ле все го­ра­здо ху­же. Рус­ские не за­ку­сыва­ют по по­ли­ти­че­ским мо­ти­вам. Что­бы в ка­ба­ках по­ев­ро­пей­ски не за­си­жи­ва­лись и не ве­ли ра­зго­во­ров (про­тив вла­сти), Петр Ве­ли­кий за­пре­тил по­да­вать там лю­бую еду. Имен­но отсю­да и по­шло зна­ме­ни­тое «рус­ские по­сле тре­тьей не за­ку­сыва­ют». Так-то. Во­об­ще ме­ня все­гда удив­лял фе­но­мен Ефре­мо­ва. Как он толь­ко не ру­гал власть, а все ему ни­по­чем. Ку­па­е­тся в день­гах и сла­ве.

Вот Ки­рилл Се­ре­брен­ни­ков, ну ни сло­вом не обмол­вил­ся о по­ли­ти­ке. Да­же вро­де бы име­ет под­держ­ку в го­лу­бом лоб­би на са­мом вер­ху - и на те­бе, си­дит. Тут толь­ко одно объя­сне­ние ал­ко­го­лизм. Кто­ни­будь ви­дел Се­ре­брен­ни­ко­ва пья­ным? Нет. А Михаил Оле­го­вич ка­ждый день как сте­клышко. Вз­гля­не­шь на не­го и по­ни­ма­е­шь, что эле­мент этот со­ци­аль­но бли­зок на­шим иде­о­ло­гам, по­это­му его и не тро­га­ют. Вот он на Ру­блев­ке сре­ди свет­ских лиц, а вот на­крытый га­зе­той спит на по­лу­стан­ке на ла­во­чке ме­жду кон­цер­та­ми «Гра­ж­да­нин по­эт».

И зна­е­те, еще что. На воль­но­дум­ца Ми­шу Ефре­мо­ва есть упра­ва. Это его ма­ма - Ал­ла Бо­ри­сов­на По­кров­ская. Он сте­сня­е­тся при ней пить. Я стал сви­де­те­лем не­ве­ро­я­тно тро­га­тель­ной сце­ны.

- Ма­ма, вы по­си­ди­те по­ка с Со­фьей, я отой­ду с ре­бя­та­ми по­здо­ро­ва­ться, - оста­вив ро­ди­тель­ни­цу с же­ной, кста­ти, пя­той по сче­ту, он ми­гом за­те­рял­ся в тол­пе и на хо­ду, опро­ки­нув сто­пок се­мь, за­ткнул рот пи­рож­ком, что­бы не па­хло.

Как че­ло­век ин­тел­ли­ген­тный, я был выну­жден по­сле­до­вать его при­ме­ру.

Же­на мил­ли­ар­де­ра ПЕР­МИ­НО­ВА осле­пи­тель­но хо­ро­ша

Мно­го­де­тные ма­ма­ши Яна и Ле­на пре­ду­пре­ди­ли Ксю­шу, что ве­ро­я­тность сно­ва за­ле­теть те­перь выро­сла мно­го­кра­тно

Михаил ща­дит нер­вы Ал­лы Бо­ри­сов­ны и Со­фо­чки

Ма­зай за три ми­ну­ты сло­пал по­днос де­ли­ка­те­сов

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.