По­сле Бо­ро­ди­но На­по­ле­он сел в Лу­жу

Ку­ту­зов вто­ри­чно за­гнал Бо­на­пар­та в мыше­лов­ку под Ма­ло­я­ро­слав­цем 205 лет сра­же­нию под Бо­ро­ди­но отме­ти­ли в сен­тя­бре. Но нем­но­гие зна­ют, что по­сле той исто­ри­че­ской ба­та­лии со­сто­я­лась еще одна, не ме­нее ва­жная - под Ма­ло­я­ро­слав­цем, что в Ка­луж­ской обла­сти. Э

Ekspress Gazeta - - СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ - Ми­хаил ВАСИЛЬЕВ

Уболь­шин­ства обыва­те­лей пред­став­ле­ние об Оте­че­ствен­ной вой­не 1812 го­да при­мер­но та­кое: по­сле Бо­ро­ди­но и за­хва­та Мо­сквы На­по­ле­он вско­ро­сти бе­жал по ра­зо­рен­ной Смо­лен­ской до­ро­ге аж до са­мо­го Па­ри­жа. На са­мом де­ле октя­брьское сра­же­ние под Ма­ло­я­ро­слав­цем исто­ри­ки по зна­че­нию срав­ни­ва­ют с Кур­ской би­твой 1943 го­да во Вто­рой ми­ро­вой вой­не - враг по­лу­чил смер­тель­ный удар, от ко­то­ро­го уже не смог опра­ви­ться. Сим­во­ли­чно, что Кур­ской би­тве пред­ше­ство­ва­ла уда­чная на­сту­па­тель­ная опе­ра­ция под на­зва­ни­ем «Ку­ту­зов».

Им­пе­ра­тор рвал­ся в Украи­ну

Ми­хаил Ил­ла­ри­о­но­вич, тво­рец по­бе­ды над фран­цу­за­ми, еще пе­ред Бо­ро­ди­но го­ва­ри­вал: «Моя за­да­ча - не по­бе­дить На­по­ле­о­на, а обма­нуть его». И пре­у­спел в этом. Бо­на­парт «по­да­вил­ся» Мо­сквой, остав­шись в по­лыха­ю­щем го­ро­де с осла­блен­ной ар­ми­ей и без сна­бже­ния. Но еще был шанс если не на по­бе­ду, то на по­че­тную ни­чью, ко­то­рую со вре­ме­нем мо­жно было бы обра­тить в оче­ре­дной три­умф.

По наи­бо­лее ра­с­про­стра­нен­ной вер­сии, На­по­ле­он рас­счи­тывал по­пол­нить за­па­сы во­ен­но­го иму­ще­ства, фу­ра­жа и про­ви­ан­та в Ка­лу­ге, по­сле че­го отси­де­ться в Смо­лен­ске. Про­тив­ни­ки этой вер­сии ци­ти­ру­ют са­мо­го им­пе­ра­то­ра, ко­то­рый, на­хо­дясь в ссыл­ке на остро­ве Свя­той Еле­ны, утвер­ждал: «Я хотел дви­ну­ться из Мо­сквы на Пе­тер­бург или же вер­ну­ться по юго-за­па­дно­му пу­ти; я ни­ко­гда не ду­мал выби­рать для это­го до­ро­гу на Смо­ленск». По­то­му ряд исто­ри­ков уве­рен - пе­ре­си­деть зи­му он пла­ни­ро­вал в Украи­не. Кли­мат мяг­кий, край бо­га­тый, а в тылу - со­ю­зная Ав­стрия. По­пол­нив за­па­сы и под­тя­нув ре­зер­вы, во­ен­ную кам­па­нию мо­жно было про­дол­жить.

18 ча­сов ада

Ма­ло­я­ро­сла­вец яв­лял со­бой ма­лень­кий го­ро­док с на­се­ле­ни­ем в 1500 жи­те­лей - боль­шин­ство, к сча­стью, успе­ло его по­ки­нуть. На­чав­шись как стычка аван­гар­да рус­ских и фран­цу­зов, сра­же­ние пе­ре­ро­сло в пол­но­мас­шта­бную бой­ню. Пе­ре­вес в кон­ни­це был на сто­ро­не рус­ских, но из-за осо­бен­но­стей ме­стно­сти ее исполь­зо­вать было тя­же­ло. По­это­му би­лась в основ­ном пе­хо­та при под­держ­ке ар­тил­ле­рии.

В но­чь на 24 октя­бря в Ма­ло­я­ро­сла­вец во­шли ча­сти под ко­ман­до­ва­ни­ем ви­це-ко­ро­ля Ита­лии, па­сын­ка На­по­ле­о­на Ев­ге­ния Бо­гар­не. Но утром по­до­спе­ли гре­на­де­ры ге­не­ра­ла Дми­трия До­хту­ро­ва и выби­ли фран­цу­зов. Те, до­ждав­шись под­кре­пле­ния, по­шли в ата­ку и вно­вь оста­ви­ли го­род за со­бой. На по­мо­щь к До­хту­ро­ву по­спе­шил кор­пус ле­ген­дар­но­го ге­не­ра­ла Ни­ко­лая Ра­ев­ско­го…

В об­щей сло­жно­сти го­род во­се­мь раз пе­ре­хо­дил из рук в ру­ки. В сра­же­ние с обеих сто­рон было вов­ле­че­но не ме­нее 50 тысяч че­ло­век. Ли­чно во­згла­вив­ший одну из кон­тра­так фран­цуз­ский ди­ви­зи­он­ный ге­не­рал Але­ксис Дель­зон был убит. К не­му на по­мо­щь бро­сил­ся ро­дной брат и то­же по­гиб. Смер­тель­но был ра­нен еще один фран­цуз­ский ге­не­рал - Жо­зеф-ма­ри Ле­вье, его брат та­кже сло­жил го­ло­ву.

Чу­де­са хра­бро­сти по­ка­зыва­ли ка­за­ки ата­ма­на Пла­то­ва. Они, фор­си­ро­вав ре­ку Лу­жу, вне­за­пно на­па­ли на би­вак фран­цу­зов и за­хва­ти­ли 11 пу­шек. Бо­лее то­го - едва не пле­ни­ли На­по­ле­о­на! Ли­шь по кри­кам «ура» сви­та им­пе­ра­то­ра по­ня­ла, что на них ска­чут ка­за­ки, и су­ме­ла ор­га­ни­зо­вать обо­ро­ну.

Би­тва дли­лась 18 ча­сов, по­те­ри были при­мер­но рав­ны - от ше­сти до се­ми тысяч с ка­ждой сто­ро­ны.

«По­ра ду­мать о спа­се­нии!»

К ве­че­ру го­род остал­ся за фран­цу­за­ми. Но и здесь, как в слу­чае с Мо­сквой, На­по­ле­он ока­зал­ся в мыше­лов­ке. Ку­ту­зов опять все про­счи­тал. Во­круг Ма­ло­я­ро­слав­ца на го­спод­ству­ю­щих высо­тах по­лу­коль­цом за­кре­пи­лась вся рус­ская ар­мия. Ар­тил­ле­рий­ские ба­та­реи были выдви­ну­ты к го­ро­ду вдоль до­рог.

Сам Ма­ло­я­ро­сла­вец пред­став­лял со­бой жу­ткое зре­ли­ще. Уча­стник кам­па­нии, фран­цуз Ла­бом, вспо­ми­нал: «Ули­цы мо­жно было ра­зли­чить толь­ко по мно­го­чи­слен­ным тру­пам, ко­то­рыми они были усе­я­ны, на ка­ждом ша­гу по­па­да­лись отор­ван­ные ру­ки и но­ги, ва­ля­лись ра­здав­лен­ные про­е­зжав­ши­ми ар­тил­ле­рий­ски­ми ору­ди­я­ми го­ло­вы. От до­мов оста­лись ли­шь толь­ко дымя­щи­е­ся ра­зва­ли­ны, под го­ря­щим пе­плом ко­то­рых ви­дне­лись на­по­ло­ви­ну ра­зва­лив­ши­е­ся ске­ле­ты».

На­по­ле­он был мо­раль­но ра­здав­лен. Вот как вспо­ми­на­ет об этом ге­не­рал Фи­липп де Се­гюр: «По­дав­лен­ный го­рем и пе­чаль­ными пред­чув­стви­я­ми, На­по­ле­он ме­длен­но вер­нул­ся на глав­ную квар­ти­ру. Мю­рат, принц Ев­ге­ний, Бер­тье, Да­ву и Бес­сьер сле­до­ва­ли за ним. Эта бе­дная хата не­ве­же­ствен­но­го тка­ча за­клю­ча­ла в своих сте­нах им­пе­ра­то­ра, двух ко­ро­лей, трех ге­не­ра­лов!»

Пыл­кий мар­шал Мю­рат при­зывал не­ме­для ата­ко­вать рус­скую ар­мию. Но де Се­гюр при­во­дит уста­лый ответ Бо­на­пар­та: «До­воль­но отва­ги, мы сли­шком мно­го сде­ла­ли для сла­вы. Те­перь вре­мя ду­мать толь­ко о спа­се­нии оста­тков ар­мии!»

Это был при­го­вор всей во­ен­ной кам­па­нии «кор­си­кан­ско­го чу­до­ви­ща». «Сел в Лу­жу» - как шу­ти­ли рус­ские сол­да­ты, имея в ви­ду ме­стную ре­чку. Вско­ре Ве­ли­кая ар­мия На­по­ле­о­на ра­ство­ри­тся на бе­скрай­них рус­ских про­сто­рах. До­мой вер­не­тся ли­шь ка­ждый де­ся­тый.

Кар­ти­на «Со­бор­ная пло­щадь в Ма­ло­я­ро­слав­це 13/25 октя­бря 1812 го­да» cов­ре­мен­но­го ху­до­жни­ка Але­ксан­дра АВЕРЬЯНОВА

Ка­но­нир - млад­ший ни­жний чин ря­до­во­го ар­тил­ле­рии ар­мии и фло­та

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.