Ка­кой он, к чер­ту, по­эт?

Ekspress Gazeta - - МОИ ПЕРВЫЕ КНИЖКИ -

Ино­гда твор­че­ские ра­зно­гла­сия до­хо­ди­ли до по­та­со­вок. Ва­лен­тин Ка­та­ев в ме­му­а­рах «Ал­ма­зный мой ве­нец» вспо­ми­на­ет стычку ме­жду «ко­ро­ле­ви­чем» и «му­ла­том» - так ав­тор за­ма­ски­ро­вал Есе­ни­на и Пастернака:

- Ко­ро­ле­вич сов­сем по-де­ре­вен­ски одной ру­кой дер­жал ин­тел­ли­ген­тно­го му­ла­та за груд­ки, а дру­гой пытал­ся дать ему в ухо, в то вре­мя как му­лат по хо­дя­че­му выра­же­нию тех лет, по­хо­жий однов­ре­мен­но и на ара­ба и на его ло­шадь, - с пыла­ю­щим ли­цом, в ра­зве­ва­ю­щем­ся пи­джа­ке с отор­ван­ными пу­го­ви­ца­ми с ин­тел­ли­ген­тной не­у­ме­ло­стью лов­чил­ся ткнуть ко­ро­ле­ви­ча ку­ла­ком в ску­лу, что ему ни­как не уда­ва­лось…ко­ро­ле­вич все­гда не­на­ви­дел му­ла­та…, не при­зна­вал его по­эзии и го­во­рил мне: - Ну, по­ду­май, ка­кой он, к чер­ту, по­эт? Не по­ни­маю, что ты в нем на­хо­ди­шь?

Ва­лен­тин КА­ТА­ЕВ яр­ко опи­сал «тер­ра­ри­ум еди­но­мышлен­ни­ков» в ав­то­би­о­гра­фи­че­ском ро­ма­не «Ал­ма­зный мой ве­нец»

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.