ЖЕНУ ПАРАДЖАНОВА ОТЕЦ СТОЛКНУЛ ПОД ПОЕЗД

Ekspress Gazeta - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Яна ГОРДЕЕВА

Во всех спра­во­чни­ках зна­чи­тся, что в ав­гу­сте испол­ни­лось 55 лет акте­ру, сце­на­ри­сту и ре­жис­се­ру Ге­ор­гию ПАРАДЖАНОВУ, пле­мян­ни­ку выда­ю­ще­го­ся осно­ва­те­ля «но­вой со­вет­ской вол­ны» и «по­эти­че­ско­го ки­не­ма­то­гра­фа» Сергея ПАРАДЖАНОВА. На­про­сив­шись в го­сти к Ге­ор­гию Ге­ор­ги­е­ви­чу в его мо­сков­скую квар­ти­ру, мы выя­сни­ли, что на са­мом де­ле «юби­лей двух пя­те­рок» он отме­тит толь­ко в 2021 го­ду (хо­тя ба­наль­ную ошиб­ку в ме­три­ке до сих пор не испра­вил). Но ин­те­ре­сный ра­зго­вор ни ре­пор­те­ры «Эк­с­пресс га­зе­ты», ни Па­ра­джа­новм­лад­ший откла­дывать не ста­ли.

-Мой дед Ио­сиф отец мо­е­го зна­ме­ни­то­го дя­ди Сергея Параджанова и мо­ей ма­мы Ру­зан­ны - в на­ча­ле про­шло­го ве­ка, еще до ре­во­лю­ции, дер­жал в Ти­фли­се (ныне - Тби­ли­си. - Я. Г.) пер­во­клас­сный бор­дель, на­чал рас­сказ Ге­ор­гий Ге­ор­ги­е­вич. - За­ве­де­ние на­зыва­лось «Се­мей­ный уго­лок», и там тру­ди­лись 30 выпи­сан­ных из Парижа про­сти­ту­ток. Бо­га­тые муж­чи­ны, ар­мя­не и гру­зи­ны, при­хо­ди­ли к де­ду и для на­ча­ла про­си­ли при­не­сти им ве­дер­ко из-под шам­пан­ско­го. Ту­да по­ла­га­лось бро­сать день­ги, а ста­ра­тель­ные де­ву­шки в ответ по­ка­зыва­ли свои го­лые по­пы. Де­да не­сколь­ко раз аре­сто­выва­ли, а одна­жды в ме­стной га­зе­те на­пе­ча­та­ли про не­го обли­чи­тель­ную ста­тью с за­го­лов­ком «Го­род­ская муть». Но мой дя­дя Се­ре­жа гор­дил­ся своим отцом.

- Не­му­дре­но, что вы по­шли по сто­пам дя­ди и ста­ли ки­не­ма­то­гра­фи­стом.

- Все на­ча­лось с то­го, что со шко­лы я по­се­щал на­ро­дный те­атр и драм­кру­жок. По­том по­сту­пил в тби­лис­ское те­а­траль­ное учи­ли­ще и стал ра­бо­тать акте­ром в ТЮЗЕ. Дя­дя к то­му мо­мен­ту вер­нул­ся из тю­рьмы (он еще от­ту­да в пи­сьмах да­вал мне по­ле­зные со­ве­ты) и на­сто­ял: «Бро­сай эту ерун­ду, зва­ния за­слу­жен­но­го или на­ро­дно­го те­бе все рав­но не све­тят, по­сколь­ку ты ар­мя­нин, а жи­вем мы в Гру­зии, займись лу­чше ре­жис­су­рой». И я стал па­рал­лель­но учи­ться на ре­жис­сер­ском фа­куль­те­те у Ро­бер­та Сту­руа, а до ку­чи еще и на ли­те­ра­тур­ном фа­куль­те­те. По­том и ВГИК в Мо­скве окон­чил, курс Вла­ди­ми­ра На­у­мо­ва. Я и не ду­мал, что смо­гу до­сти­чь тех же высот, что и мой ге­ни­аль­ный дя­дя, ко­то­рый умер, ко­гда мне было 24 го­да. Но все­гда осо­зна­вал, что имен­но он сыграл огром­ную роль в мо­ей су­дьбе, стал моим учи­те­лем и са­мым близ­ким дру­гом.

Ко­ле­чки из ор­де­на Ле­ни­на

- Вы сни­ма­е­те ав­тор­ское и до­ку­мен­таль­ное ки­но, не рас­счи­тан­ное на мас­со­во­го зри­те­ля.

- Ни­ко­гда не ста­вил за­да­чу, что­бы мои филь­мы смо­тре­ли на ста­ди­о­не. Сни­маю то, что чув­ствую, и не хо­чу ид­ти на по­во­ду у пу­бли­ки. У то­го же Сергея Параджанова, как и у его то­ва­ри­ща Ан­дрея Тар­ков­ско­го, ни­ко­гда не было огром­ной ау­ди­то­рии. На­при­мер, фильм дя­ди «Ле­ген­да о Су­рам­ской кре­по­сти» шел в Тби­ли­си в по­лу­пу­стых за­лах. Ди­ре­ктор одно­го ки­но­те­а­тра то­гда оправ­дывал­ся: «Если не во­зра­жа­е­те, во вре­мя ва­ше­го филь­ма я бу­ду кру­тить аме­ри­кан­скую фи­гню, что­бы хо­тя бы на­брать де­нег на зар­пла­ту убор­щи­це»… За­то не­дав­но меня при­гла­си­ли с филь­мом в Пи­тер на «Дни гру­зин­ско­го ки­но». И вот там был пол­ный ан­шлаг.

- По­до­бный успех для вас яв­но в ди­ко­вин­ку.

- Э, нет. Бла­го­да­ря дя­де и его по­дру­ге Майе Пли­се­цкой я ощу­тил, что это та­кое, в са­мом на­ча­ле актер­ской ка­рье­ры. Одна­жды но­чью дя­дя при­вел к нам в дом Майю Ми­хай­лов­ну, сра­зу по­сле то­го как она по­ка­за­ла в Тби­ли­си свою зна­ме­ни­тую «Кар­мен». А вслед за ней при­е­хал це­лый гру­зо­вик с цве­та­ми, ко­то­рые ба­ле­ри­не по­да­ри­ли во­стор­жен­ные по­клон­ни­ки. Мы на­крыли вку­сный стол, а по­сле Пли­се­цкая по­да­ри­ла на­шей се­мье пу­ан­ты, в ко­то­рых тан­це­ва­ла в этот день. На сле­ду­ю­щее утро у меня в ТЮЗЕ была пре­мье­ра «Остро­ва со­кро­вищ». Дя­дя по­про­сил Майю Ми­хай­лов­ну меня бла­го­сло­вить. В ре­зуль­та­те она все свои цве­ты оста­ви­ла мне. Я хо­дил по го­ро­ду, ра­зда­вал их про­хо­жим - зна­ко­мым и не­зна­ко­мым - и при­гла­шал на свой по­каз. А ве­че­ром все лю­ди яви­лись в те­атр с те­ми са­мыми цве­та­ми. Ими меня про­сто за­ки­да­ли. По­сле это­го не­ко­то­рые на­ро­дные ар­ти­сты, ко­то­рые гру­стно сто­я­ли ря­дом на сце­не, меня во­зне­на­ви­де­ли... На­блю­дая за всем этим, дя­дя толь­ко улыбал­ся. А ко­гда я ре­шил же­ни­ться на актри­се Еле­не Пи­ску­но­вой (мы с ней вме­сте в те­а­тре ра­бо­та­ли), по­сту­пил не­о­жи­дан­но.

- Рас­ска­жи­те!

- У нас была об­щая зна­ко­мая Та­тья­на Яков­лев­на. Жен­щи­на под 90. У нее Па­ра­джа­нов по­ку­пал то шаль, то ска­терть, то еще ка­кие-то ве­щи. И вот пе­ред мо­ей сва­дьбой мы вме­сте за­шли к ней. Дя­дя сра­зу обра­тил вни­ма­ние, что в шка­фу у Та­тья­ны Яков­лев­ны ви­сит обал­ден­ное пла­тье в сти­ле мо­дерн, и объя­вил: «Бе­ру его

Если бы не Бел­ла Ахма­ду­ли­на, Ге­ор­гий мог бы оста­ться не­учем

за сто ру­блей». - «Бо­же, Се­ре­жень­ка, спа­си­бо, но за­чем так мно­го?» - за­при­чи­та­ла по­жи­лая да­ма, но от де­нег не отка­за­лась. Меня же тер­зал во­прос: за­чем дя­де во­об­ще по­над­о­би­лось это пла­тье? Ра­згад­ка при­шла утром, ко­гда я обна­ру­жил его на бал­ко­не с при­це­плен­ным на гру­ди ор­де­ном Ле­ни­на. Дя­дя тыкал в не­го паль­цем и кри­чал на всю ули­цу: «На­ко­нец-то прав­да во­стор­же­ство­ва­ла, меня отме­ти­ли!» Ока­зыва­е­тся, на­гра­да при­на­дле­жа­ла Та­тья­не Яков­лев­не и ви­се­ла на том са­мом пла­тье. Она и не за­ме­ти­ла, что про­да­ла свое оде­я­ние вме­сте с ор­де­ном. То­гда за но­ше­ние чу­жой ре­га­лии, тем бо­лее столь высо­кой, дя­дю, ко­то­рый уже отмо­тал срок, мо­гли аре­сто­вать. Так что зло­у­по­тре­блять он не стал. Вызвал зна­ко­мо­го юве­ли­ра по про­зви­щу Шо­пен и ве­лел: «Вот во­зьми ор­ден, там мно­го зо­ло­та, и сде­лай для сва­дьбы пле­мян­ни­ка обру­чаль­ные коль­ца». Этот эпи­зод я по­том во­с­прои­звел в сво­ем филь­ме. - Эти коль­ца по­мо­гли со­хра­нить ваш брак с Еле­ной?

- Увы, нет. Мы дав­но в ра­зво­де, но оста­лись в не­пло­хих отно­ше­ни­ях. У нас пре­кра­сная до­чка Ана­ста­сия.

Ей 27 лет, жи­вет в Аме­ри­ке. Ро­ди­ла нам вну­ка, ему се­мь, и сов­сем не­дав­но вну­чку.

- Су­пру­гу или дру­гих лю­би­мых жен­щин в своих филь­мах сни­ма­ли?

- Я не хан­жа, но для меня ва­жен ре­зуль­тат, по­это­му актрис ни ра­зу в жи­зни не выби­рал по соб­ствен­но­му се­ксу­аль­но­му же­ла­нию. Кста­ти, вспом­ни­лось, что Мар­чел­ло Ма­стро­ян­ни, ко­то­рый бывал у нас в го­стях, рас­ска­зывал, как сни­ма­ли по­стель­ную сце­ну в «Бра­ке пои­та­льян­ски». По­гла­зеть на не­го и на Со­фи Ло­рен при­шла вся съе­мо­чная груп­па. Осо­бен­но всех ин­те­ре­со­ва­ло, слу­чи­лась ли у Ма­стро­ян­ни эре­кция. Во­зв­ра­ща­ясь ко мне, хо­чу ска­зать, что лег­ко мо­гу за­ста­вить актри­су сто­нать в ка­дре, изо­бра­жать во­збу­жде­ние. Но дру­гой во­прос: на­до ли это? В мо­ей кар­ти­не «Все ушли» маль­чик де­вя­ти лет ла­ска­ет 40-ле­тнюю су­ма­сшед­шую со­сед­ку. Я это во­звел в ранг искус­ства.

Тай­ный со­зер­ца­тель жи­зни

- Ва­ше­го дя­дю еще при жи­зни на­зыва­ли ге­ни­ем.

- Да, хо­тя сей­час всех боль­ше вол­ну­ет, был ли он ге­ем и за что его по­са­ди­ли. В тю­рьму он со­вер­шен­но то­чно по­пал за ина­ко­мыслие и за свою ге­ни­аль­ность. Дя­ди­на ори­ен­та­ция ста­ла ли­шь по­во­дом, что­бы его упе­чь за ре­ше­тку. Об этом и его близ­кая по­дру­га Бел­ла Ахма­ду­ли­на го­во­ри­ла. Кста­ти, она мне два­жды по­мо­гла. В шко­ле, ко­гда мне не хо­те­ли да­вать ат­те­стат, при­шла и два ча­са сти­хи чи­та­ла. (Она ча­сто в Гру­зию с мужем Бо­ри­сом при­е­зжа­ла.) И то же са­мое в ву­зе: по­сле то­го как она про­чла свои прои­зве­де­ния, меня пе­ре­ве­ли с одно­го кур­са на дру­гой. В бла­го­дар­ность я то­гда на­ло­мал для Бел­лы Аха­тов­ны огром­ный бу­кет си­ре­ни в Але­ксан­дров­ском са­ду...

Дя­дя ни­ко­гда не афи­ши­ро­вал, что при­на­дле­жит к се­ксу­аль­ным мень­шин­ствам. Я мно­го за ним на­блю­дал и по­нял, что это ка­кая-то вну­тре­н­няя бо­лезнь. По боль­шо­му сче­ту он му­чил­ся от это­го, пре­зи­рал се­бя и меня за­о­дно. «Я те­бя не­на­ви­жу, ты стал тай­ным со­зер­ца­те­лем мо­ей жи­зни», - кри­чал он не раз. Но и жен­щи­ны у не­го были. И сын Су­рен, от вто­рой су­пру­ги Све­тла­ны,

остал­ся. Су­ре­ну в этом го­ду 60 лет испол­ни­тся. Но мы как-то не очень об­ща­ем­ся. - Рас­ска­жи­те про жен Сергея Параджанова.

- Пер­вую су­пру­гу дя­ди уби­ли. Та­тар­ка Ни­гяр была не­ве­ро­я­тной кра­са­ви­цей. Ра­бо­та­ла про­дав­щи­цей в пар­фю­мер­ном от­де­ле ГУМА. Там дя­дя ее уви­дел и сра­зу влю­бил­ся. Она уже была со­сва­та­на за дру­го­го, ее ро­ди­те­ли да­же ка­лым по­лу­чи­ли. И ко­гда по­явил­ся дя­дя, па­па и ма­ма Ни­гяр, по­ня­тно, про­тив не­го вос­ста­ли. Но де­ву­шка по­шла на­пе­ре­кор и ста­ла жить с Па­ра­джа­но­вым в об­ще­жи­тии ВГИКА, где дя­дя то­гда учил­ся. За­ре­ги­стри­ро­ва­ла с ним брак. И вот одна­жды отец и брат дя­ди­ной же­ны при­шли к Ни­гяр с прось­бой: «Ма­ма хо­чет, что­бы ты схо­ди­ла с ней в ба­ню». А ко­гда они пе­ре­хо­ди­ли че­рез же­ле­зно­до­ро­жные пу­ти, ве­ле­ли Ни­гяр по­до­ждать, по­ка отец выку­рит си­га­ре­ту, а са­ми тол­кну­ли ее под поезд. Похо­ро­ни­ли Ни­гяр в Мо­скве, на та­тар­ском кла­дби­ще. Дя­дя с лю­бо­вью обу­страи­вал ее мо­ги­лу, а брат и отец ее по­сто­ян­но ру­ши­ли. Дя­дя год по­сле это­го в Тби­ли­си отле­жал в су­ма­сшед­шем до­ме, а ко­гда по­пра­вил­ся, уе­хал в Ки­ев и там по­зна­ко­мил­ся со вто­рой же­ной, Све­той. Их встре­ча слу­чи­лась в опе­ре, про­сто ме­ста ока­за­лись ря­дом. Де­ву­шке то­гда было все­го 17, а ему уже 30. По­сле ско­рой сва­дьбы она выну­жде­на была тер­петь все выход­ки ге­ния. Дя­дя из все­го, да­же из быто­вых сто­рон жи­зни, пытал­ся сде­лать сво­е­обра­зное ки­но. Окру­жа­ю­щая ре­аль­ность ста­но­ви­лась для не­го оче­ре­дной сцен­кой с де­ко­ра­ци­я­ми. Се­го­дня он мог в жену за­пу­стить ка­стрю­лю с ма­ка­ро­на­ми, а на­зав­тра по­да­рить ей коль­цо с брил­ли­ан­та­ми.

- По­че­му вы счи­та­е­те, что свою лю­бо­вь к муж­чи­нам дя­дя во­с­при­ни­мал как бо­лезнь?

- В ка­кой-то мо­мент он на­чал эпа­ти­ро­вать окру­жа­ю­щих за­яв­ле­ни­я­ми, что

он гей. Ми­ша Се­нин, дя­дин зна­ко­мый, сын пер­во­го се­кре­та­ря ЦК Ком­пар­тии Украи­ны, то­же гей, ко­то­рый ан­ти­ква­ри­а­том за­ни­мал­ся, так испу­гал­ся, что по­сле аре­ста Параджанова вскрыл се­бе ве­ны в ван­ной. Но дя­дю это не оста­но­ви­ло. Он сле­до­ва­те­лю хва­лил­ся, что пои­мел 340 ком­му­ни­стов. А по­сле отсид­ки за­яв­лял: «Во­ры на зо­не за­чи­тыва­лись моим при­го­во­ром и спра­ши­ва­ли: «Ты их и прав­да пои­мел?» Он ведь не стал «опу­щен­ным» в не­во­ле, а ко­гда вышел, на­чал сни­мать в ки­но своих фа­во­ри­тов. Фильм-то мог и пло­хим по­лу­чи­ться, за­то его маль­чик там по­яви­тся. Вот «Испо­ведь» - се­рье­зная кар­ти­на, но дя­дя на­шел ка­ко­го-то акте­ра по фа­ми­лии Ду­на­ев. Кто-то ему рас­ска­зал, что Ду­на­ев при­ем­ный сын Эфро­са.

Ка­за­лось бы, ну и что? Се­рая мышь, неин­те­ре­сный ти­паж, но дя­дя все рав­но ре­шил в глав­ной ро­ли в «Испо­ве­ди» его снять. Со сме­хом ему пре­дла­гал: «Оста­вай­ся у меня в ком­на­те, по­ку­выр­ка­ем­ся!» Услышав это, я ве­лел Ду­на­е­ву: «Во­зьми день­ги на обра­тный би­лет и на та­кси и уе­зжай, что­бы ду­ха тво­е­го тут не было, ина­че по­зо­ву бан­ди­тов». Ко­не­чно, он мог на­пе­ре­кор мне оста­ться, но все же уе­хал со сло­ва­ми: «Ре­жис­сер же хо­чет меня по­про­бо­вать!» - «Я те­бя сей­час сам по­про­бую!» - взвил­ся я. Дя­дя по­том ве­че­ром жа­ло­вал­ся на меня дру­зьям: «По­смо­три­те, ка­кая су­ка! Не да­ет мне сни­мать кар­ти­ну, выгнал акте­ра». А одна­жды так меня до­вел, что я в бе­шен­стве его чуть не при­бил. В ре­зуль­та­те Па­ра­джа­нов вызвал ми­ли­цию и на­пи­сал на меня за­яв­ле­ние. А по­том остыл и сам же стал меня отма­зывать. На это мно­го вре­ме­ни и де­нег ушло.

- Пом­ни­те, как ваш зна­ме­ни­тый род­ствен­ник ушел из жи­зни?

- У не­го на­шли рак лег­ких, как у Ан­дрея Тар­ков­ско­го. Дя­дя ездил на опе­ра­цию в Мо­скву, а ко­гда вер­нул­ся в Гру­зию, опять по­чув­ство­вал се­бя пло­хо. И ре­шил ехать в Ар­ме­нию. Он то­гда уже все пло­хо по­ни­мал из-за то­го, что ме­та­ста­зы во все ор­га­ны про­ни­кли. В по­сле­дние дни я уха­жи­вал за ним: мыл, кор­мил, во­зил по пар­ку на ка­тал­ке. Же­на Све­та при­е­зжа­ла из Украи­ны на­ве­стить дя­дю. По­том то­гда­шний пре­зи­дент Фран­ции Фран­суа

Мит­те­ран при­слал за дя­дей са­мо­лет, что­бы увез­ти его ле­чи­ться. Но по­здно было. В отли­чной кли­ни­ке в Па­ри­же, где ко­гда-то ле­жал Тар­ков­ский, ему толь­ко ка­пель­ни­цу по­ста­ви­ли и сра­зу же отпра­ви­ли во­сво­я­си. Ни­кто не хо­тел, что­бы он у них умер. Хо­ро­ни­ли мы его в ко­стю­ме, ко­то­рый сам дя­дя за­ка­зывал у хо­ро­ше­го порт­но­го в по­да­рок для Фел­ли­ни, но так и не смог пре­по­дне­сти. Го­во­рят, лю­ди, ко­то­рые на зем­ле про­шли че­рез он­ко­ло­гию, сра­зу в рай по­па­да­ют.

- Вы же ве­ру­ю­щий че­ло­век, ал­тар­ни­ком в цер­кви слу­жи­те.

- Да, уже 14 лет хо­жу в храм ря­дом с до­мом, дру­жу с на­сто­я­те­лем отцом Ио­ан­ном. Мы сбли­зи­лись по­сле то­го, как одна­жды пе­ред слу­жбой я по­сколь­знул­ся и упал, ощу­тив ужа­сную боль. Ду­мал, что это ушиб, от­сто­ял всю слу­жбу, но по­том все же в боль­ни­цу по­шел. Там рент­ген сде­ла­ли и ска­за­ли, что сло­ма­на пра­вая ло­дыж­ка, ну­жна опе­ра­ция. Вра­чи, как толь­ко уви­де­ли мою фа­ми­лию, сра­зу же жур­на­ли­стам со­об­щи­ли. В Ин­тер­не­те обо мне ста­ли пи­сать, по­сле это­го аж во­се­мь спе­ци­а­ли­стов ко мне при­сла­ли и вип-па­ла­ту пре­дло­жи­ли, но я отка­зал­ся. Та­ким вни­ма­ни­ем был не­до­во­лен, но за­то ба­тю­шка обо мне про­чел и по­том пре­дло­жил стать ал­тар­ни­ком.

К не­му шли лю­ди, так или ина­че про­слышав­шие о чу­де ли­чно­сти ПАРАДЖАНОВА, - вспо­ми­нал ху­до­жник Бо­рис МЕССЕРЕР. - Шли, как идут па­лом­ни­ки к свя­то­му ме­сту: в на­де­жде если не на исце­ле­ние, то на ка­кое-то обо­дря­ю­щее вли­я­ние этой мо­гу­чей ли­чно­сти

Сер­гей Ио­си­фо­вич со вто­рой же­ной Ве­рой

Майя ПЛИ­СЕ­ЦКАЯ в до­ме ПАРАДЖАНОВЫХ в Тби­ли­си.Ря­дом с ве­ли­кой ба­ле­ри­ной наш рас­сказ­чик Ге­ор­гий, ко­то­рый то­гда толь­ко на­чи­нал твор­че­скую ка­рье­ру

В мо­сков­ской квар­ти­ре Ге­ор­гия Ге­ор­ги­е­ви­ча хра­ни­тся пан­но ра­бо­ты его зна­ме­ни­то­го дя­ди

Пер­вая же­на ре­жис­се­ра Ни­гяр по­ги­бла от рук своих ро­дных

Го­во­рят, ПАРАДЖАНОВСТАРШИЙ не усто­ял пе­ред оба­я­ни­ем Бел­лы АХМАДУЛИНОЙ

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.