Ра­зби­тый ин­суль­том ка­ска­дер Жа­ри­ков те­ря­ет зре­ние

По­сле боль­ни­цы дру­гу Высо­цко­го и Го­во­ру­хи­на не­ку­да ид­ти оста­е­тся ли­шь бом­же­вать на ули­це

Ekspress Gazeta - - CУДЬБА ЧЕЛОВЕКА - Ла­ри­са КУДРЯВЦЕВА Фо­то ав­то­ра

Вла­ди­ми­ру ЖАРИКОВУ - зна­ме­ни­то­му ка­ска­де­ру, испол­няв­ше­му опа­сней­шие трю­ки в куль­то­вых лен­тах «Ме­сто встре­чи изме­нить нель­зя», «Пи­ра­ты ХХ ве­ка» и де­ся­тках дру­гих кар­тин, в но­я­бре сту­кнет 80. Одна­ко на­стро­е­ние у не­го сов­сем не­ю­би­лей­ное - в свои по­чтен­ные го­ды он ока­зал­ся по су­ти бом­жом: квар­ти­ры нет, и он выну­жден в пои­сках при­ста­ни­ща ски­та­ться по вок­за­лам и зна­ко­мым. Да еще в апре­ле это­го го­да его ра­збил ин­сульт.

Вла­ди­ми­ра Юрье­ви­ча я на­ве­сти­ла в мо­сков­ской кли­ни­че­ской боль­ни­це № 85, где он сей­час ле­жит.

- Дав­ле­ние ска­чет, го­ло­ва бо­лит, па­мять осла­бла, 50 про­цен­тов зре­ния по­сле пе­ре­не­сен­но­го ин­суль­та по­те­рял, се­ту­ет Жа­ри­ков. - Вра­чи го­во­рят, на­до ме­нять хру­ста­ли­ки. Один 600 дол­ла­ров стоит. А все мое иму­ще­ство - вон тот че­мо­дан­чик в шка­фу. Так с ним и ски­та­юсь...

- И ку­да же вы пой­де­те по­сле боль­ни­цы?

- Пой­ду в Дом ве­те­ра­нов ки­но в Ма­тве­ев­ском. Но там для пен­си­о­не­ров - чле­нов Со­ю­за ки­не­ма­то­гра­фи­стов уста­нов­ле­но пра­ви­ло: бе­спла­тно мо­жно на­хо­ди­ться ли­шь 14 дней в го­ду. А если хо­че­шь боль­ше - пла­ти 25 дол­ла­ров в су­тки. Как-то я обра­тил­ся к за­ме­сти­те­лю Ни­ки­ты Ми­хал­ко­ва, мол, нель­зя ли выде­лить мне там ком­на­ту на по­сто­ян­ной осно­ве? Отве­ти­ли: отче­го же нет? Но сна­ча­ла за­пла­ти при­мер­но 30 тысяч дол­ла­ров и то­гда жи­ви хоть до смер­ти. Но где взять та­кие день­ги? Пен­сия со все­ми на­дбав­ка­ми - 14 400 ру­блей ($200).

- Как же так по­лу­чи­лось, что вы, за­слу­жен­ный че­ло­век, вдруг ока­за­лись на ули­це?

- В 90-е, как и мно­гие, я вло­жил­ся в «дву­шку» в Мо­скве. Строи­тель­ный бум был то­гда, да и ком­па­ния, как мне ка­за­лось, хо­ро­шая по­до­бра­лась нас было че­ло­век 800. Пред­се­да­тель - ге­не­рал, во­ен­ный ле­тчик. Но строи­те­ли нас ки­ну­ли. С ге­не­ра­лом тем ин­сульт слу­чил­ся, и вско­ре он умер. Когда же я при­шел к сле­до­ва­те­лю, тот был сух: «Ва­ши гра­би­те­ли дав­но сбе­жа­ли из Рос­сии, а де­ло сда­но в ар­хив». Да и во­об­ще, са­ми, мол, ви­но­ва­ты, что вле­зли в это. Так я по­те­рял 50 тысяч дол­ла­ров и стал так на­зыва­е­мым обма­ну­тым доль­щи­ком.

На­чал ски­та­ться. Но­че­вал на Ки­ев­ском вок­за­ле - сел в кре­сло, но­ги на сум­ку по­ло­жил, что­бы ее не укра­ли, и спал. Как-то ме­ня де­жур­ный за­ме­тил, мол, не­у­же­ли это вы, тот са­мый зна­ме­ни­тый ка­ска­дер?! Рас­ска­зал ему вкра­тце свою исто­рию. Он го­во­рит: «У нас ди­ван­чик в ком­на­тке есть, пе­ре­се­ляй­тесь ту­да».

По­том сер­до­боль­ных лю­дей встре­тил - то у одно­го по­жи­ву, то у дру­го­го. Слу­ча­лись и ка­зу­сы. По­зна­ко­мил­ся с жен­щи­ной, Ве­ра ее зва­ли, при­гла­си­ла она ме­ня к се­бе по­жить в По­дмо­ско­вье. Ну, я и по­е­хал. Но бу­кваль­но с пер­во­го же ве­че­ра на­ча­лись на­ме­ки на по­стель. Я ве­жли­во, но твер­до отка­зывал­ся, пытал­ся ей объя­снить, что это не­при­ли­чно. У ме­ня же же­на в Одес­се в то вре­мя жи­ла, а я по ра­бо­те ока­зал­ся в Мо­скве. 40 лет с Ла­ри­сой ду­ша в ду­шу про­жи­ли, двоих де­тей во­спи­та­ли, но в 2009 го­ду же­на умер­ла отор­вал­ся тромб.

- По­че­му де­ти вас не на­ве­ща­ют?

- До­чь Све­тла­на в Одес­се ки­но­ло­гом ра­бо­та­ет. А сын Юрий во­об­ще в Ка­на­де жи­вет, в на­ци­о­наль­ном за­по­ве­дни­ке ру­ко­во­ди­те­лем эко­ло­ги­че­ской груп­пы ра­бо­та­ет. Ему выде­ли­ли слу­же­бный кот­тедж. Он до­ктор би­о­ло­ги­че­ских на­ук, во­спи­тыва­ет пя­те­рых де­тей. Глу­бо­ко ве­ру­ю­щий че­ло­век. Одно вре­мя хо­тел уй­ти в мо­на­хи, но я про­вел с ним се­рье­зную бе­се­ду: «Ра­зве те­бя Го­сподь ту­да на­пра­вил? Он дал те­бе обра­зо­ва­ние, вот и слу­жи, за­щи­щай при­ро­ду».

Спа­сал Высо­цко­го от нар­ко­ма­нии

- Вла­ди­мир Юрье­вич, вас со мно­ги­ми зна­ме­ни­то­стя­ми сво­ди­ла су­дьба. Один Высо­цкий че­го стоит!

- Мы с ним на «Ме­сте встре­чи…» сбли­зи­лись. Все, что се­го­дня лю­ди про не­го го­во­рят, я ему открыто в ли­цо мог за­явить. Что ги­бнет от нар­ко­ти­ков, хо­тя у не­го ку­ча по­клон­ни­ков и же­на Ма­ри­на Вла­ди - зве­зда ми­ро­во­го уров­ня. «И ты все про­ме­нял на вот это гов­но?» - пытал­ся ра­стря­сти я Во­ло­дю. Он опу­стил го­ло­ву и ти­хо мол­вил: «Ты пер­вый, кто мне это ска­зал!» Пре­дло­жил осво­бо­дить его от за­ви­си­мо­сти. Ну­жно было по­е­хать в одно се­ло не­да­ле­ко от мо­ря и на­хо­ди­ться там до тех пор, по­ка не по­чув­ству­ет, что не­дуг ушел. «Нет-нет, я не мо­гу, - отве­тил он. Если бы ты встре­тил­ся мне рань­ше, хо­тя бы на три­че­тыре го­да, мы бы по­го­во­ри­ли об этом все­рьез».

- Знаю, вы дру­жи­ли и со Ста­ни­сла­вом Го­во­ру­хи­ным.

- Когда он не­за­дол­го до смер­ти силь­но за­бо­лел и соби­рал­ся ехать ле­чи­ться в Израиль, я его от­го­ва­ри­вал: «Ты по­ни­ма­е­шь, что нель­зя ве­рить их хва­ле­ной ме­ди­ци­не? Вспом­ни Абду­ло­ва, Ян­ков­ско­го. По­мо­гла она им? Мо­жет, оста­не­шься здесь? Те­бя же по­ло­жат в лю­бую кли­ни­ку, хоть в крем­лев­скую». - «Нет, я уже дал обе­ща­ние, по­е­ду ту­да», с гру­стью отве­тил он. А когда вер­нул­ся, по су­ти, уже не вста­вал.

- Как вы ста­ли ка­ска­де­ром? По обра­зо­ва­нию же вы фи­ло­лог, окон­чи­ли уни­вер­си­тет.

- В ар­мии по­лу­чил пре­кра­сную фи­зи­че­скую по­дго­тов­ку. 8 ме­ся­цев нас учи­ли ру­ко­па­шно­му бою, ме­та­нию но­жа, пла­ва­нию под во­дой. По­сыла­ли в лес без во­ды и еды, что­бы выжи­ли и на­шли путь обра­тно, выбра­сыва­ли с па­ра­шю­том. А по­том оде­ли в фор­му сель­хо­зра­бо­чих, за­гру­зи­ли в су­хо­груз, где трю­мы были за­пол­не­ны ору­жи­ем, а свер­ху при­крыты зер­ном, и отпра­ви­ли по­мо­гать брат­ско­му Вье­тна­му. Ра­бо­та­ли там по ли­нии ГРУ. И вот уже уво­лив­шись в за­пас, я, что­бы не по­те­рять фор­му, тре­ни­ро­вал­ся у мо­ря де­лал саль­то, прыгал с боль­шой высо­ты. И тут ко мне под­хо­дит че­ло­век и спра­ши­ва­ет: «Не хо­ти­те стать ка­ска­де­ром?» Это был ре­жис­сер Юрий Чер­ный, ко­то­рый сни­мал фильм «Порт». Так я сме­нил про­фес­сию.

- А это прав­да, что в вас была влю­бле­на одна из глав­ных кра­са­виц на­ше­го ки­но Ан­на Са­мо­хи­на?

- Когда се­рье­зно за­ни­ма­е­шься ка­ска­дер­ством, по­дме­ча­е­шь все во­круг. Это не­об­хо­ди­мо, что­бы успеть вов­ре­мя уй­ти от опа­сно­сти. И вот стал я за­ме­чать, что Ане­чка, когда я что-то де­лаю, смо­трит, чу­то­чку при­о­ткрыв рот. А одна­жды по­до­шла и во­схи­щен­но го­во­рит: «Ой, вы та­кое сде­ла­ли, та­кое!» Так по­ти­хонь­ку мы ста­ли встре­ча­ться, когда оба были сво­бо­дны от съе­мок. Гу­ля­ли, ра­зго­ва­ри­ва­ли. Ни­ка­ких, изви­ни­те за выра­же­ние, ко­бе­ли­ных по­пол­зно­ве­ний с мо­ей сто­ро­ны не было. Про­сто я ее ува­жал. И, кро­ме то­го, я уже знал, что она боль­на. Слу­хи быстро ра­с­про­стра­ня­ю­тся по са­ра­фан­но­му ра­дио. Вся съе­мо­чная груп­па как боль­шая де­рев­ня.

Вла­ди­мир Юрье­вич с со­дро­га­ни­ем серд­ца ждет мо­мен­та, когда его выпи­шут из боль­ни­цы

ГОВОРУХИН, ВЫСО­ЦКИЙ и САДАЛЬСКИЙ на съем­ках «Ме­ста встре­чи...»

Ан­на СА­МО­ХИ­НА

Newspapers in Ukrainian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.