«У ДОЧ­КИ, РО­ДИВ­ШЕЙ­СЯ СО СЛОЖНЫМ ПОРОКОМ СЕРД­ЦА И ГИГАНТСКОЙ ОПУХОЛЬЮ ПЕ­ЧЕ­НИ, ПРАК­ТИ­ЧЕ­СКИ НЕ БЫ­ЛО ШАН­СОВ ВЫ­ЖИТЬ. НО УКРА­ИН­СКИЕ МЕ­ДИ­КИ ЕЕ СПАС­ЛИ»

На днях ге­ро­ине «ФАК­ТОВ» Ма­рий­ке Са­вон, ко­то­рой в три ме­ся­ца про­ве­ли уни­каль­ную опе­ра­цию — од­но­вре­мен­но убра­ли опу­холь и «ре­кон­стру­и­ро­ва­ли» серд­це — ис­пол­ни­лось семь лет. Де­воч­ка го­то­вит­ся в сле­ду­ю­щем го­ду пой­ти в пер­вый класс

Fakty i kommentarii - - КОММЕНТАРИИ - Га­ли­на КОЖЕДУБОВА

— Вы не пред­став­ля­е­те, как я ра­да вас слы­шать, — раз­дал­ся в труб­ке го­лос Та­тья­ны Са­вон, ма­мы де­воч­ки. — Каж­дый день с бла­го­дар­но­стью вспо­ми­наю ва­шу га­зе­ту. Так по­лу­чи­лось, что в са­мые тя­же­лые для нас дни имен­но «ФАК­ТЫ» и ва­ши читатели бы­ли на­ши­ми по­мощ­ни­ка­ми. И жизнь ста­ла ме­нять­ся в луч­шую сторону.

Ма­рия ро­ди­лась с очень слож­ны­ми па­то­ло­ги­я­ми. У нее прак­ти­че­ски не бы­ло шан­сов вы­жить. Но сто­лич­ные вра­чи со­вер­ши­ли чу­до, про­опе­ри­ро­вав ре­бен­ка вско­ре по­сле рож­де­ния. Опе­ра­ция дли­лась 14 ча­сов. За­тем де­воч­ка учи­лась за­но­во ды­шать, гло­тать. А се­год­ня се­ми­лет­няя Ма­рия уже го­то­вит­ся к шко­ле.

— У ре­бен­ка бы­ли врож­ден­ные по­ро­ки серд­ца и тра­хеи, де­фект ме­жже­лу­доч­ко­вой пе­ре­го­род­ки, а так­же от­сут­ство­вал кла­пан ле­гоч­ной ар­те­рии, — вспо­ми­на­ет уни­каль­ную па­ци­ент­ку глав­ный врач Цен­тра дет­ской кар­дио­ло­гии и кар­дио­хи­рур­гии Мин­здра­ва Укра­и­ны Вла­ди­мир Жов­нир. — Кро­ме то­го, из пе­че­ни про­рас­та­ла ги­гант­ская опу­холь. То­гда, в 2010 го­ду, мы пер­вы­ми в ми­ре про­ве­ли слож­ней­шую ком­плекс­ную опе­ра­цию на серд­це, тра­хее и брон­хах. Па­рал­лель­но хи­рур­ги-он- ко­ло­ги уда­ля­ли опу­холь пе­че­ни...

В 2014 го­ду Ма­рии по­на­до­би­лась по­втор­ная опе­ра­ция: ис­кус­ствен­ный со­суд, вши­тый во вре­мя пер­во­го вме­ша­тель­ства, на­до бы­ло рас­ши­рить, что­бы лег­кие и серд­це нор­маль­но ра­бо­та­ли. Опе­ра­ция ока­за­лась очень слож­ной, ведь все со­су­ды у ма­лень­кой па­ци­ент­ки бы­ли в спай­ках, к то­му же со­су­ды ле­гоч­ной ар­те­рии де­фор­ми­ро­ва­лись. Но мы успеш­но спра­ви­лись с за­да­чей.

В том же 2014 го­ду се­мья пе­ре­бра­лась из сво­е­го го­ро­да Кро­ле­вец Сум­ской об­ла­сти в сто­ли­цу.

— Здесь боль­ше воз­мож­но­стей для раз­ви­тия Ма­рий­ки, — го­во­рит ма­ма. — Доч­ка в пер­вой по­ло­вине дня хо­дит в дет­сад, а по­том мы за­ни­ма­ем­ся в ре­а­би­ли­та­ци­он­ном цен­тре. По ве­че­рам к нам до­пол­ни­тель­но при­хо­дит ло­го­пед. Тя­же­ло­ва­то, ко­неч­но, но на­ши уси­лия то­го сто­ят. Доч­ка очень лю­бо­зна­тель­ная, за­да­ет ин­те­рес­ные во­про­сы. На­при­мер, на днях спро­си­ла: «Ма­ма, а где жи­вет зи­ма?» За­пом­ни­ла несколь­ко марш­ру­тов в Ки­е­ве и уже мо­жет по­ка­зать мне до­ро­гу.

Так­же Ма­ша за­ни­ма­ет­ся ри­со­ва­ни­ем, у нее очень хо­ро­шие ра­бо­ты. Лю­бит тан­це­вать. Мы очень хо­тим за­пи­сать­ся на хо­рео­гра­фию, но доч­ку по­ка бо­ят­ся брать: го­во­рят, боль­ное серд­це...

«Я не мог­ла по но­чам да­же за­дре­мать: бо­я­лась, что Ма­рия мо­жет за­дох­нуть­ся без кис­ло­род­ной по­душ­ки»

О том, что с ее доч­кой что­то не так, жи­тель­ни­це Кро­лев­ца Сум­ской об­ла­сти Та­тьяне Са­вон ме­ди­ки ска­за­ли не сра­зу. Ни во вре­мя бе­ре­мен­но­сти, ни при вы­пис­ке из род­до­ма ни­кто не за­ме­тил слож­ную врож­ден­ную па­то­ло­гию. Не­сов­ме­сти­мый с жиз­нью по­рок серд­ца вы­яви­ли лишь че­рез ме­сяц по­сле рож­де­ния де­воч­ки. То­гда же вра­чи ска­за­ли: «Ес­ли не сде­лать опе­ра­цию, ре­бе­нок про­жи­вет не боль­ше трех ме­ся­цев» . Ма­лыш­ка бы­ла на­столь­ко слож­ная, что ме­ди­ки не зна­ли, что ле­чить в первую оче­редь. У нее бы­ла па­то­ло­гия серд­ца, лег­ких, брон­хов. Кро­ме то­го, в пе­че­ни вы­рос­ла ги­гант­ская опу­холь: боль­ше, чем го­ло­ва де­воч­ки. Ди­рек­тор Цен­тра дет­ской кар­дио­ло­гии и кар­дио­хи­рур­гии Мин­здра­ва Укра­и­ны Илья Емец все же риск­нул сде­лать опе­ра­цию. То­гда об этом уни­каль­ном слу­чае пи­са­ли да­же за­ру­беж­ные из­да­ния. Еще бы: укра­ин­ским хи­рур­гам уда­лось невоз­мож­ное. Слож­ней­шая ком­плекс­ная опе­ра­ция дли­лась 14 ча­сов. Од­на бри­га­да хи­рур­гов опе­ри­ро­ва­ла серд­це и ды­ха­тель­ные пу­ти, дру­гая од­но­вре­мен­но уда­ля­ла опу­холь пе­че­ни. Во вре­мя опе­ра­ции ма­ма ни на ми­ну­ту не от­хо­ди­ла от две­ри опе­ра­ци­он­ной.

— Я пла­ка­ла и мо­ли­лась, — де­лит­ся вос­по­ми­на­ни­я­ми Та­тья­на. — По­том вы­шел док­тор и ска­зал, что опе­ра­ция про­шла, как они и пла­ни­ро­ва­ли. Но нуж­но ждать зав­траш­не­го дня, что­бы узнать, за­ра- бо­та­ет ли сер­деч­ко ма­лыш­ки. За­тем 48 дней доч­ка бы­ла под­клю­че­на к ап­па­ра­ту ис­кус­ствен­ной вен­ти­ля­ции лег­ких. По­сле это­го учи­лась ды­шать са­мо­сто­я­тель­но. Ка­за­лось, в кли­ни­ке все слы­ша­ли каж­дый ее вдох и вы­дох — так гром­ко доч­ка хри­пе­ла. В это вре­мя я прак­ти­че­ски жи­ла в ре­ани­ма­ции. Ино­гда вра­чи да­же про­си­ли, что­бы я не ухо­ди­ла до­мой: «По­до­жди­те, ма­моч­ка, мы не зна­ем, как по­ве­дет се­бя ре­бе­нок » . Про­шло уже семь лет. Мы ра­ду­ем­ся, что жи­вы, и каж­дый день по­не­мно­гу бо­рем­ся.

То­гда, семь лет на­зад, по­сле несколь­ких ме­ся­цев, про­ве­ден­ных в сто­лич­ных кли­ни­ках, мы вер­ну­лись до­мой, в го­род Кро­ле­вец Сум­ской об­ла­сти. Там нам по­мо­га­ли мест­ные ме­ди­ки. Со­сто­я­ние у Ма­рий­ки оста­ва­лось тя­же­лым. Каж­дый день нуж­но бы­ло при­ни­мать мно­же­ство ме­ди­ка­мен­тов: пре­па­ра­ты для ра­бо­ты серд­ца, же­луд­ка, под­ня­тия им­му­ни­те­та, гор­мо­ны. Все­гда в до­ме был кис­ло­род для ды­ха­ния. Я не спа­ла по но­чам, ка­ра­у­ля каж­дый вдох до­че­ри. Нель­зя бы­ло да­же за­дре­мать: Ма­рия мог­ла за­дох­нуть­ся без кис­ло­род­ной по­душ­ки.

По­том по­яви­лась но­вая бе­да. Спе­ци­а­ли­сты сто­лич­но­го Ин­сти­ту­та ото­ла­рин­го­ло­гии вы­яс­ни­ли, что доч­ка прак­ти­че­ски глу­хая. Спа­си­бо доб­рым лю­дям, ко­то­рые по­мог­ли ку­пить два слу­хо­вых ап­па­ра­та. Ма­рий­ка очень ра­до­ва­лась, ко­гда по­ня­ла, что слы­шит.

«В Цен­тре дет­ской кар­дио­ло­гии и кар­дио­хи­рур­гии ди­а­гно­сти­ка и ле­че­ние для детей со всей Укра­и­ны бес­плат­ные»

— По­сле вто­рой опе­ра­ции на серд­це в 2014 го­ду мы сна­ча­ла вер­ну­лись из Ки­е­ва до­мой, — про­дол­жа­ет Та­тья­на. — Но я по­ни­ма­ла: ес­ли оста­нем­ся в рай­он­ном цен­тре, доч­ка не смо­жет пол­но­цен­но раз­ви­вать­ся. Осо­бен­но по­тряс­ли сло­ва од­но­го ме­ди­ка: «Ва­ша дочь ум­ствен­но от­ста­лая, успо­кой­тесь уже, ма­моч­ка». Я спро­си­ла его: «Ска­жи­те, вы хоть раз в хра­ме бы­ли? Мо­лит­вы зна­е­те? А моя доч­ка зна­ет!»

Мы со­бра­лись и по­еха­ли в Ки­ев. Тем бо­лее мой стар­ший сын Ан­дрей по­сту­пил на бюд­жет в сто­лич­ную Ака­де­мию му­ни­ци­паль­но­го управ­ле­ния. Пи­са­ла письма в раз­ные ин­стан­ции, что­бы нам вы­де­ли­ли хо­тя бы ма­лень­кую ком­на­ту в об­ще­жи­тии. Но ни­че­го от вла­стей так и не до­жда­лись. К сча­стью, доб­рая жен­щи­на недо­ро­го сда­ет нам квар­ти­ру. По­ка я все еще не мо­гу ра­бо­тать це­лый день, по­то­му что на­до быть с доч­кой.

Нам с тру­дом уда­лось най­ти дет­ский сад для Ма­рий­ки да­же в сто­ли­це. Хо­тя сей­час есть про­грам­ма, со­глас­но ко­то­рой в груп­пах вме­сте со здо­ро­вы­ми детьми мо­гут за­ни­мать­ся де­ти- ин­ва­ли­ды. К со­жа­ле­нию, на прак­ти­ке все не так про­сто.

Ле­том мы по­еха­ли в По­ча­ев. Там Ма­рий­ка по­до­шла к иконе Бо­жи­ей Ма­те­ри и по­про­си­ла: «Я хо­чу учить­ся». И что вы ду­ма­е­те? Только вер­ну­лись в Ки­ев, мне по­зво­ни­ла зна­ко­мая: «Я до­го­во­ри­лась, вас бе­рут в са­дик».

— Ма­рия на­хо­дит­ся под на­шим по­сто­ян­ным на­блю­де­ни­ем, и по­ка у нее со здо­ро­вьем все непло­хо, — го­во­рит глав­ный врач Цен­тра дет­ской кар­дио­ло­гии и кар­дио­хи­рур­гии Мин­здра­ва Укра­и­ны Вла­ди­мир Жов­нир. — Ря­дом с ре­бен­ком по­чти все­гда ма­ма. Она — на­сто­я­щий бо­рец. Бо­рет­ся за доч­ку с са­мо­го рож­де­ния. Гля­дя на эту жен­щи­ну, по­ни­ма­ешь: боль­шей са­мо­от­да­чи про­сто не мо­жет быть. Се­мье труд­но и в ма­те­ри­аль­ном плане. Жен­щи­на бе­рет­ся за лю­бую ра­бо­ту.

Мы очень ста­ра­ем­ся по­мочь и Ма­рии, и дру­гим на­шим па­ци­ен­там. Де­ти со всей Укра­и­ны, ко­то­рые по­па­да­ют к нам в центр, по­лу­ча­ют бес­плат­ную ме­ди­цин­скую по­мощь. Еже­год­но мы вы­пол­ня­ем свы­ше 2800 опе­ра­ций на серд­це, без ко­то­рых у мно­гих ма­лы­шей не бы­ло бы шан­са на жизнь. У нас ра­бо­та­ют вы­со­ко­про­фес­си­о­наль­ные спе- ци­а­ли­сты, при­ез­жа­ют учить­ся ев­ро­пей­ские кол­ле­ги. На­ши вра­чи, мед­сест­ры, ня­неч­ки очень лю­бят сво­их па­ци­ен­тов. Бла­го­да­ря это­му да­же та­кие слож­ные детки, как Ма­рия, по­лу­ча­ют шанс вы­рас­ти и жить пол­но­цен­ной жиз­нью.

— Каж­дое вос­кре­се­нье ра­но утром мы спе­шим на пер­вый трол­лей­бус, — го­во­рит Та­тья­на. — В шесть утра уже едем в По­кров­ский мо­на­стырь на служ­бу. Это же та­кое чу­до — ре­бе­нок, ко­то­рый не имел шан­сов жить, рас­тет и раз­ви­ва­ет­ся во­пре­ки мно­гим вра­чеб­ным про­гно­зам. Пусть нам до сих пор нелег­ко, но мы еже­днев­но бла­го­да­рим Бо­га за по­мощь. И за всех доб­рых лю­дей, ко­то­рых он нам по­сы­ла­ет.

P. S. Для тех, кто хо­чет по­мочь Та­тьяне и ее доч­ке, пуб­ли­ку­ем но­мер кар­ты «При­ватБан­ка » 4149 4978 4497 2671, Са­вон Та­тья­на Дмит­ри­ев­на.

Ма­рия очень лю­бит тан­це­вать и хо­чет хо­дить на хо­рео­гра­фию. Но ее по­ка от­ка­зы­ва­ют­ся за­пи­сы­вать на за­ня­тия, по­сколь­ку у ре­бен­ка боль­ное серд­це

«По­сле пер­вой опе­ра­ции доч­ка 48 ча­сов бы­ла под­клю­че­на к ап­па­ра­ту ис­кус­ствен­ной вен­ти­ля­ции лег­ких. А ко­гда учи­лась ды­шать са­мо­сто­я­тель­но, в кли­ни­ке все слы­ша­ли каж­дый ее вдох и вы­дох — так гром­ко она хри­пе­ла»

Вла­ди­мир Жов­нир: «Ма­рия на­хо­дит­ся под на­шим по­сто­ян­ным на­блю­де­ни­ем, и у нее со здо­ро­вьем все непло­хо»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.