«Ко­гда у мо­ей со­сед­ки сго­рел дом, я при­гла­си­ла ее жить к се­бе. А по­том мы ре­ши­ли на­чать свое де­ло»

Успеш­ная пред­при­ни­ма­тель­ни­ца из Ал­чев­ска Ека­те­ри­на Лес­ная, из-за вой­ны ли­шив­ша­я­ся всей соб­ствен­но­сти, со­зда­ла на Ль­вовщине ко­зью фер­му и со­би­ра­ет­ся за­пу­стить сы­ро­вар­ню

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Сер­гей КАРНАУХОВ

«В Ин­тер­не­те слу­чай­но уви­де­ла, что под бизнес-пла­ны пе­ре­се­лен­цам вы­де­ля­ют гран­ты. Бизнес-план от­пра­ви­ла бук­валь­но за пол­ча­са до окон­ча­ния при­е­ма. При­е­ха­ла ко­мис­сия, но, ви­жу , им не по­нра­ви­лось, что у нас с со­сед­кой все­го две ко­зоч­ки. И мы с со­сед­кой ре­ши­ли с каж­дой пен­сии, хо­тя у ме­ня и неболь­шая, по­ку­пать по од­но­му жи­вот­но­му в ме­сяц. В ито­ге за пол­го­да у нас по­яви­лось 16 ко­зо­чек и по­ро­ди­стый коз­лик».

Успеш­ная пред­при­ни­ма­тель­ни­ца из Ал­чев­ска Ека­те­ри­на Лес­ная, из-за вой­ны ли­шив­ша­я­ся всей соб­ствен­но­сти, со­зда­ла на Ль­вовщине ко­зью фер­му и со­би­ра­ет­ся за­пу­стить сы­ро­вар­ню.

В боль­шин­стве сел гор­ных Кар­пат сей­час ред­ко услы­шишь гу­цуль­ские трем­би­ты, опо­ве­ща­ю­щие о том, что ота­ры овец идут на по­ло­ни­ну. Скот пус­ка­ют под нож на мя­со, а вы­ра­щи­вать но­вое по­го­ло­вье же­ла­ю­щих немно­го. Кто­то это де­ло счи­та­ет невы­год­ным, кто-то в по­ис­ках ра­бо­ты вы­ехал за ру­беж, а ко­му-то про­сто лень. Та­ким об­ра­зом, в этом сег­мен­те биз­не­са осво­бо­ди­лась ни­ша, ко­то­рую на­ча­ли за­ни­мать пред­при­им­чи­вые лю­ди. В се­ле Оров Ско­лев­ско­го рай­о­на Ль­вов­ской об­ла­сти пе­ре­се­лен­ка из Ал­чев­ска Ека­те­ри­на Лес­ная (Та­ра­сен­ко) вме­сте с од­но­сель­чан­кой Ека­те­ри­ной Иль­кив со­зда­ла ко­зью фер­му. Те­перь ее эко­ло­ги­че­ски чи­стые мо­ло­ко и сы­ры поль­зу­ют­ся боль­шим спро­сом у по­ку­па­те­лей.

«Оста­вать­ся в при­фрон­то­вой зоне не мог­ла: ма­лей­ший скрип или стук вы­зы­ва­ли вос­по­ми­на­ния о взры­вах сна­ря­дов»

О кру­тых по­во­ро­тах судь­бы Екатерины Лес­ной, на­вер­ное, мож­но на­пи­сать кни­гу. По спе­ци­аль­но­сти ин­же­нер, она ра­бо­та­ла в Пен­си­он­ном фон­де, в на­ло­го­вой, пре­по­да­ва­ла на ка­фед­ре мар­ке­тин­га в Выс­шей шко­ле биз­не­са, бы­ла зам­ди­рек­то­ра на ком­мер­че­ской фир­ме, за­тем — на кок­со­хи­ми­че­ском за­во­де. А по­том от­кры­ла свое пред­при­я­тие, при­чем бы­ла да­же на­граж­де­на за ор­га­ни­за­цию без­от­ход­но­го про­из­вод­ства эко­ло­ги­че­ски чи­стых про­дук­тов.

— И тут на ме­ня об­ра­ти­ли вни­ма­ние кон­ку­рен­ты, объ­еди­нив­ши­е­ся с уво­лен­ным мною за круп­ное воровство сы­ном быв­ше­го ру­ко­во­ди­те­ля от­де­ла кад­ров мест­ной ми­ли­ции, — рас­ска­зы­ва­ет 58-лет­няя Ека­те­ри­на Лес­ная. — Они по­ста­ви­ли мне уль­ти­ма­тум: от­дать им 95 про­цен­тов биз­не­са или они уни­что­жат все. Я про­бо­ва­ла вы­сто­ять. И на­ча­лось: два под­жо­га, кра­жи од­на за дру­гой, один уча­сток без решения суда опе­ча­та­ла про­ку­ра­ту­ра... В ма­шине сы­на кто-то об­ре­зал про­во­да управ­ле­ния (есть офи­ци­аль­ный акт СТО), он по­пал в ава­рию и чу­дом остал­ся жив. До­че­ри пы­та­лись под­жечь квар­ти­ру. А ме­ня с раз­би­той го­ло­вой на­шла между до­ма­ми де­воч­ка, гу­ляв­шая с со­бач­кой. Кто на­пал, не пом­ню. Дол­го ле­жа­ла в боль­ни­цах, учи­лась за­но­во хо­дить, тя­же­лые последствия трав­мы ощу­ща­ют­ся до сих пор. И мо­е­го преж­не­го биз­не­са боль­ше нет…

Вой­на за­ста­ла Ека­те­ри­ну Лес­ную в Крас­ном Ли­мане. Ту­да из До­нец­ка пе­ре­ехал ее сын пе­ред рож­де­ни­ем ре­бен­ка. Хо­тел, что­бы доч­ка рос­ла в эко­ло­ги­че­ски чи­стой зоне. Ека­те­ри­на Ва­си­льев­на при­е­ха­ла нян­чить внуч­ку, а тут — вы­стре­лы и взры­вы пря­мо воз­ле до­ма, бои. От стра­ха за де­тей у жен­щи­ны обост­ри­лись все бо­ляч­ки. И сын от­пра­вил ее из фрон­то­во­го го­ро­да в Харь­ков под­ле­чить­ся.

В Харь­ков Ека­те­ри­на Ва­си­льев­на до­е­ха­ла марш­рут­кой, вы­шла у пер­вой стан­ции мет­ро. Там жен­щине ста­ло со­всем пло­хо. Она про­си­ла про­хо­жих вы­звать «ско­рую», но ни­кто не ре­а­ги­ро­вал. А вот в ми­ли­цию при мет­ро… ее до­ста­ви­ли. Там и вы­яс­ни­лось, что у жен­щи­ны укра­ли сум­ку, в ко­то­рой бы­ли до­ку­мен­ты и день­ги. Ека­те­ри­ну Ва­си­льев­ну от­вез­ли в боль­ни­цу, где она про­ле­жа­ла три неде­ли.

— До­ку­мен­ты при­ш­лось вос­ста­нав­ли­вать, — вспо­ми­на­ет Ека­те­ри­на Лес­ная. — Хо­ро­шо еще, что со­хра­ни- лась пап­ка с ксе­ро­ко­пи­я­ми пас­пор­та и дру­гих бу­маг. Прав­да, на го­ря­чей ли­нии ми­гра­ци­он­ной служ­бы мне ска­за­ли: «Жди­те, ко­гда осво­бо­дят Ал­чевск». А на­чаль­ни­ца Фрун­зен­ско­го от­де­ле­ния ми­гра­ци­он­ной служ­бы Харь­ко­ва удив­лен­но спро­си­ла: «По­че­му вы не еде­те в Рос­сию?» Но за­яв­ле­ние мое все-та­ки при­ня­ла, хо­тя и пре­ду­пре­ди­ла, что ждать при­дет­ся год или два — справ­ки уже не вы­сы­ла­ли с ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий.

Ко­гда вы­пи­са­лась из боль­ни­цы, по при­гла­ше­нию дру­зей по­еха­ла в Одес­скую об­ласть, там про­жи­ла два ме­ся­ца, пы­та­ясь най­ти ва­ри­ант вос­ста­нов­ле­ния до­ку­мен­тов. Мне под­ска­за­ли: есть за­кон, по ко­то­ро­му я, имея трех сви­де­те­лей, мо­гу вос­ста­но­вить пас­порт по­сле про­ве­де­ния офи­ци­аль­но­го опо­зна­ния. Так и про­изо­шло. По­еха­ла в Ки­ев, офор­ми­ла пен­сию, при этом че­ты­ре ра­за ле­жа­ла в боль­ни­це. Вер­ну­лась в Крас­ный Ли­ман, но жить в при­фрон­то­вой зоне не мог­ла: ма­лей­ший скрип или стук вы­зы­ва­ли вос­по­ми­на­ния о взры­вах сна­ря­дов.

По Ин­тер­не­ту ста­ла ис­кать, ку­да бы пе­ре­ехать. Хо­те­ла в се­ло, что­бы, как со­ве­то­ва­ли вра­чи, бы­ли фи­зи­че­ская на­груз­ка, све­жий воз­дух и лес. Сель­ским хо­зяй­ством ни­ко­гда не за­ни­ма­лась. Но у мо­е­го от­ца был свой дом и уча­сток, где я лю­би­ла вы­ра­щи­вать зе­лень. Пом­ню, уго­ва­ри­ва­ла сво­е­го му­жа (уже по­кой­но­го): уедем из го­ро­да, бу­дем ра­бо­тать лес­ни­ка­ми... И тут по­яви­лась на­ко­нец воз­мож­ность пе­ре­брать­ся в сель­скую мест­ность, прав­да, уже од­ной. В служ­бе пе­ре­се­лен­цев мне под­ска­за­ли: в се­ле Оров на Ль­вовщине сле­пая женщина ищет ко­го-то, кто за пе­ре­пи­сан­ную ха­ту бу­дет за ней при­смат­ри­вать.

На тот мо­мент у ме­ня в Ал­чев­ске со­всем ни­че­го не оста­лось. Про­рва­ло ба­та­рею, за­то­пи­ло мою квар­ти­ру, ра­бот­ни­ки жэка ее вскры­ли. Мо­ей до­че­ри, ко­то­рая уха­жи­ва­ла за ба­буш­кой ( мо­ей ма­мой), об этом со­об­щи­ли толь­ко че­рез ме­сяц. За это вре­мя укра­ли все: ме­бель, тех­ни­ку, кра­ны. Са­ма же квар­ти­ра ока­за­лась в та­ком со­сто­я­нии, что про­дать ее бы­ло невоз­мож­но…

При­е­ха­ла на Ль­вовщи­ну. Ока­за­лось, что та женщина уже пе­ре­ду­ма­ла, хо­тя мы не­сколь­ко раз с ней го­во­ри­ли по те­ле­фо­ну. Уез­жать не ста­ла — очень се­ло по­нра­ви­лось. По­шла к пред­се­да­те­лю сель­со­ве­та, про­жи­ла не­сколь­ко дней на тур­ба­зе. По­том мест­ные подыс­ка­ли для ме­ня ста­рень­кую де­ре­вян­ную ха­ту. Там и по­се­ли­лась.

«С каж­дой пен­сии вы­кра­и­ва­ла день­ги, и за пол­го­да у нас по­яви­лось 16 ко­зо­чек и коз­лик»

— Во­ду но­шу из ру­чья, печь топ­лю дро­ва­ми, — про­дол­жа­ет Ека­те­ри­на Ва­си­льев­на. — Во дво­ре мне сма­сте­ри­ли ду­ше­вую ка­бин­ку из под­руч­ных ма­те­ри­а­лов: шта­пи­ков, ре­ек, по­ли­эти­ле­но­вой плен­ки. Все хо­ро­шо, толь­ко зи­мой вый­ти труд­но: по­ка мо­ешь­ся, две­ри при­мер­за­ют. А силь­но на­да­вить нель­зя, кон­струк­ция не вы­дер­жит. При­хо­дит­ся рас­тап­ли­вать на­мерз­ший лед остат­ка­ми го­ря­чей во­ды. За­то как при­ят­но по сне­гу про­бе­жать­ся к ха­те! Уже мо­гу ку­пать­ся при ми­ну­со­вой тем­пе­ра­ту­ре, ле­том об­ли­ва­юсь хо­лод­ной во­дой из ру­чья.

— Как же вы обу­стра­и­ва­лись на но­вом ме­сте?

— Сде­ла­ла в ха­те ре­монт, по­са­ди­ла ого­род. При­бил­ся пес, под­бро­си­ли ко­тен­ка, по­яви­лись ку­ры. Ба­буш­ка со­сед­ки да­ла до осе­ни ста­рень­кую ко­зу Мил­ку. Ее по воз­рас­ту пла­ни­ро­ва­ли пу­стить на убой. А у ме­ня Мил­ка слов­но по­мо­ло­де­ла и да­же ро­ди­ла (!) ко­зоч­ку, ко­то­рую из-за бе­ло­го пят­на на лбу я на­зва­ла Зир­кой.

— Где на­учи­лись об­ра­щать­ся с ко­за­ми?

— Еще в Ал­чев­ске по­зна­ко­ми­лась с фер­ме­ром (быв­шим ма­ну­аль­ным те­ра­пев­том), ко­то­рый про­да­вал ко­зье мо­ло­ко, оно ведь це­леб­ное. Не­сколь­ко раз бы­ла у него на фер­ме, там и по­дру­жи­лась с ко­зоч­ка­ми, на­учи­лась их до­ить. Так что я зна­ла, с ка­кой сто­ро­ны по­дой­ти к этим жи­вот­ным (сме­ет­ся).

А тут в Оро­ве у мо­ей со­сед­ки — то­же Екатерины — слу­чи­лась страшная бе­да. Сго­рел дом. Податься ей с тре­мя детьми бы­ло неку­да. Я при­гла­си­ла Ка­тю жить к се­бе, а по­том мы с ней ре­ши­ли объ­еди­нить­ся и на­чать свое де­ло.

В гор­ной мест­но­сти зем­ле­де­лие непро­дук­тив­ное, ле­то дожд­ли­вое, за­то тра­вы от­лич­ные — се­но­кос­ные, под­хо­дя­щие для жи­вот­но­вод­ства. А ведь эко­ло­ги­че­ски чи­стое мо­лоч­ное на­прав­ле­ние все боль­ше на­би­ра­ет по­пу­ляр­ность. Так и воз­ник­ла идея со­здать фер­му. Ко­ров, при­знать­ся, бо­юсь, по­это­му оста­но­ви­лась на ко­зах. Изу­чи­ла, как их кор­мить, ле­чить, со­дер­жать…

В Ин­тер­не­те слу­чай­но уви­де­ла, что под бизнес-пла­ны пе­ре­се­лен­цев вы­де­ля­ют гран­ты. Бизнес-план на­пи­са­ла за че­ты­ре ча­са —я в свое вре­мя про­во­ди­ла мар­ке­тин­го­вые ис­сле­до­ва­ния, про­счи­ты­ва­ла и пи­са­ла де­сят­ки бизнес-планов для пред­при­ни­ма­те­лей. От­пра­ви­ла бук­валь­но за пол­ча­са до окон­ча­ния при­е­ма. При­е­ха­ла ко­мис­сия, но, ви­жу, им не по­нра­ви­лось, что у нас с со­сед­кой все­го две ко­зоч­ки. И мы с Ека­те­ри­ной ре­ши­ли с каж­дой пен­сии, хо­тя она у ме­ня и неболь­шая, по­ку­пать по од­но­му жи­вот­но­му в ме­сяц.

Вот, на днях ку­пи­ли двух­лет­нюю Лас­ку. Сим­па­тич­ная, хо­тя немно­го ху­дая и неухо­жен­ная. По­дру­жи­лась с Ка­ти­ны­ми кра­са­ви­ца­ми, за­гля­ды­ва­ет­ся на на­ше­го коз­ли­ка Бай­чу­ка. А ве­че­ром при­нес­ли ма­лень­кую Да­ноч­ку — пу­ши­стый ко­ло­бок. При­дет­ся ей по­си­деть на ди­е­те… Те­перь бу­дем рас­счи­ты­вать­ся ча­стя­ми сра­зу за две по­куп­ки.

— Сколь­ко у вас те­перь жи­вот­ных?

— В ито­ге за пол­го­да у нас по­яви­лось 16 ко­зо­чек и по­ро­ди­стый коз­лик. От­ре­мон­ти­ро­ва­ли для них по­ме­ще­ние, за­го­то­ви­ли се­но, зер­но.

С утра корм­лю всех: коз, кур, ко­шек и со­ба­ку. Пти­цам даю зер­но и ка­шу. Ко­зам это по­нра­ви­лось, и они мчат­ся на зов, как же­ре­бя­та.

В ко­зьем хле­ву ря­дом сто­ят мед­ли­тель­ная Маш­ка и тем­пе­ра­мент­ная Кви­точ­ка. Кви­точ­ка бук­валь­но гип­но­ти­зи­ру­ет Маш­ку взгля­дом, до­во­дит ее до ис­те­ри­ки, а по­том под­тя­ги­ва­ет к се­бе ее мис­ку, что­бы до­есть вкус­ную ка­шу. Маш­ка нерв­ни­ча­ет, бьет пе­ре­го­род­ку ро­га­ми, от­пу­ги­вая со­сед­ку, а та от­хо­дит на ми­нут­ку, а за­тем опять воз­вра­ща­ет­ся. Се­го­дня дою Маш­ку. Все спо­кой­но. Пе­ре­шла к Кви­точ­ке. Маш­ка про­су­ну­ла голову в яс­ли со­сед­ки и та­щит от­ту­да по од­ной тра­вин­ке. Кви­точ­ка сто­ит так, что ее хво­стик в 15 сан­ти­мет­рах от мор­доч­ки во­ров­ки, но Маш­ка про­дол­жа­ет та­щить се­но. Да еще и гла­за за­кры­ла: ну «не ви­дит» она, что я ее го­ню с чу­жой тер­ри­то­рии. Неожи­дан­но Маш­ке в рот по­па­да­ет хво­стик Кви­точ­ки. Та аж под­ска­ки­ва­ет! А Маш­ка быст­ро до­еда­ет чу­жое се­но и при­ни­ма­ет­ся за свое. Из та­ких ве­се­лых эпи­зо­дов и скла­ды­ва­ет­ся на­ша жизнь.

— Как про­дви­га­ли свою про­дук­цию?

— На­чи­на­ли ре­а­ли­зо­вы­вать мо­ло­ко и сы­ры че­рез ин­тер­нет-сай­ты, зна­ко­мых. Все кли­ен­ты бы­ли до­воль­ны ка­че­ством, и спрос стре­ми­тель­но рос. Сей­час на­ша про­дук­ция на­рас­хват.

На­де­юсь, вес­ной бу­дем с мо­ло­ком. Глав­ное, что­бы у нас по­яви­лась зем­ля, при­чем за пре­де­ла­ми се­ла. Ина­че бу­дет тя­же­ло вы­па­сать мо­ло­дых ко­зо­чек вбли­зи ого­ро­дов се­лян. А пред­се­да­тель сель­со­ве­та тя­нет с этим во­про­сом с фев­ра­ля 2016 го­да! Се­ло раз­де­ли­лось — часть лю­дей за нас, часть про­тив… Мест­ные жи­те­ли воз­му­ща­ют­ся: «Чу­жим да­ют зем­лю! Нуж­но гнать се­па­ра­тист­ку!» По­че­му я се­па­ра­тист­ка, ес­ли пе­ре­еха­ла жить сю­да? Я — укра­ин­ка и пат­ри­от­ка.

При этом мно­гие из сель­чан рас­счи­ты­ва­ют по­лу­чить ра­бо­ту на ко­зьей фер­ме. Ека­те­ри­на Ва­си­льев­на на­ме­ре­на ее рас­ши­рить — по­ку­па­ет обо­ру­до­ва­ние для сы­ро­вар­ни (грант все-та­ки да­ли). Пла­ни­ру­ет че­рез год-два уве­ли­чить по­го­ло­вье до 100 коз.

— У Екатерины Ва­си­льев­ны фер­ма про­цве­та­ет, и мы ей по­мо­га­ем чем мо­жем, — со­об­щи­ла «ФАК­ТАМ» пред­се­да­тель сель­со­ве­та Та­тья­на Су­х­ро­мен­да. — Недав­но бы­ло при­ня­то ре­ше­ние вы­де­лить зем­лю под се­но­кос и вы­ра­щи­ва­ние свек­лы. Мы ра­ды, что у нас по­се­лил­ся та­кой че­ло­век. Ду­ма­ем, фер­ма бу­дет раз­ви­вать­ся и да­вать ра­бо­чие ме­ста для од­но­сель­чан.

А еще Ека­те­ри­на Лес­ная пла­ни­ру­ет за­нять­ся сель­ским ту­риз­мом, что то­же даст ра­бо­ту мно­гим мест­ным жи­те­лям. Впро­чем, эти за­бо­ты не ме­ша­ют ей вы­ры­вать­ся в об­ласт­ной центр на кон­цер­ты или на ка­ток.

— А пе­ре­се­лен­цам со­ве­тую: не бой­тесь из­ме­не­ний в жиз­ни! — го­во­рит Ека­те­ри­на. — Труд­но­сти по­мо­га­ют нам от­крыть но­вые воз­мож­но­сти.

Ека­те­ри­на Лес­ная: «На­де­юсь, что на на­шей фер­ме че­рез год-два бу­дет не мень­ше ста коз»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.