СЕ­ГО­ДНЯ В «ФАКТАХ»: Лег­ко­ат­лет­ка Оль­га Са­ла­ду­ха: «Ме­ня, мож­но ска­зать, со­бра­ли по ча­стям. Ни один врач не га­ран­ти­ро­вал, что я вер­нусь в спорт»

НИ ОДИН ВРАЧ НЕ ГА­РАН­ТИ­РО­ВАЛ, ЧТО Я ВЕР­НУСЬ В СПОРТ» По­сле трав­мы по­зво­ноч­ни­ка про­гно­зы ме­ди­ков бы­ли неуте­ши­тель­ны­ми. Од­на­ко брон­зо­вый при­зер Олим­пи­а­ды-2012, чем­пи­он­ка ми­ра, Ев­ро­пы и Укра­и­ны в трой­ном прыж­ке не со­би­ра­ет­ся ста­вить точ­ку в ка­рье­ре и го­то­вит

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Оль­га БЕСПЕРСТОВА

«За неде­лю до со­рев­но­ва­ний мне сде­ла­ли эпи­ду­раль­ное обез­бо­ли­ва­ние, по­сле че­го ста­ла неметь пра­вая по­ло­ви­на те­ла. Ква­ли­фи­ка­цию про­шла успеш­но, но во вре­мя пер­вой по­пыт­ки в фи­на­ле сле­тел фик­си­ру­ю­щий кор­сет, ко­то­рый удер­жи­вал по­звон­ки (про­сто от­кле­и­лись ли­пуч­ки). Мог про­изой­ти ком­прес­си­он­ный пе­ре­лом по­зво­ноч­ни­ка».

По­сле трав­мы по­зво­ноч­ни­ка про­гно­зы ме­ди­ков бы­ли неуте­ши­тель­ны­ми. Од­на­ко брон­зо­вый при­зер Олим­пи­а­ды-2012, чем­пи­он­ка ми­ра, к Ев­ро­пы и Укра­и­ны в трой­ном прыж­ке го­то­вит­ся но­вым по­бе­дам.

Од­на из са­мых кра­си­вых спортс­ме­нок Укра­и­ны, участ­ни­ца трех олим­пи­ад 33-лет­няя Оль­га Са­ла­ду­ха ска­за­ла «ФАКТАМ», что силь­но ску­ча­ет по род­но­му До­нец­ку, а так­же объ­яс­ни­ла, по­че­му про­пу­сти­ла фи­нал Рио-2016 в жен­ском трой­ном прыж­ке, и как, во­пре­ки на­сто­я­ни­ям вра­чей, при­ня­ла ре­ше­ние обой­тись без опе­ра­ции.

«Счи­таю по­бе­дой сам факт уча­стия в Олим­пиа­де в Рио-де-Жа­ней­ро»

— Чи­та­ла, что по­сле трав­мы шан­сов вер­нуть­ся в спорт у вас прак­ти­че­ски не бы­ло. А сей­час ви­жу улы­ба­ю­щу­ю­ся, уве­рен­ную в се­бе кра­са­ви­цу, ко­то­рая толь­ко что при­шла с тре­ни­ров­ки…

— Ста­ра­юсь жить пол­но­цен­но здесь и сей­час,— го­во­рит Оль­га Са­ла­ду­ха. — Но, во­об­ще-то, борь­ба про­дол­жа­ет­ся до сих пор...

Не люб­лю рас­ска­зы­вать свою ис­то­рию и воз­вра­щать­ся в этот кош­мар. Бы­ло ужас­но тя­же­ло. Ме­ня ча­сто спра­ши­ва­ют: «Как ты все это вы­дер­жа­ла? Мы не смог­ли бы».

В 2012—2013 го­дах на­ча­ла бо­леть спи­на, ста­ла «ло­мать­ся» тех­ни­ка, по­шли на спад ре­зуль­та­ты. Мас­са­жи­сты дав­но пре­ду­пре­жда­ли, что­бы об­ра­ти­ла вни­ма­ние на сбои в ор­га­низ­ме. Но я еще дол­го про­дол­жа­ла пры­гать, пре­воз­мо­гая боль, а со­сто­я­ние, в том чис­ле из-за бес­ко­неч­ных пе­ре­ез­дов, пе­ре­ле­тов и дру­гих на­гру­зок, толь­ко обостря­лось. Да и со­бы­тия в стране не мог­ли не от­ра­зить­ся на здо­ро­вье.

В на­ча­ле 2015 го­да пол­но­стью пе­ре­ста­ла «вклю­чать­ся» пра­вая но­га. Даль­ше си­ту­а­ция усу­губ­ля­лась с каж­дым днем: бо­ли уси­ли­ва­лись, ста­ло тя­же­ло хо­дить, да­же встать с кро­ва­ти бы­ло про­бле­ма­тич­но.

МРТ-ис­сле­до­ва­ние по­ка­за­ло, что пол­но­стью стерт меж­по­зво­ноч­ный диск, по­звон­ки разъ­е­ха­лись, из-за пе­ре­дав­ли­ва­ния нер­вов на­ру­ше­на ин­нер­ва­ция (связь ор­га­нов и тка­ней с цен­траль­ной нерв­ной си­сте­мой при по­мо­щи нер­вов. — Авт.) пра­вой но­ги, та­за, сто­пы. Ме­ди­ки ска­за­ли, что спа­сет толь­ко опе­ра­ция: на­до ста­вить штиф­ты, ско­бы, ко­то­рые вер­нут по­звон­ки на ме­сто. Но еще во­прос: вы­дер­жат ли «же­лез­ки» мои на­груз­ки? Ни­ка­ких про­гно­зов.

В Мюн­хене и в США обе­ща­ли, что все сде­ла­ют быст­ро и хо­ро­шо. Прав­да, ни один из вра­чей не га­ран­ти­ро­вал, что по­сле это­го я вер­нусь в спорт.

Тем не ме­нее в 2014-м в Цю­ри­хе ста­ла чем­пи­он­кой Ев­ро­пы. Тре­тий раз под­ряд. В Укра­ине та­кое не уда­ва­лось ни­ко­му. В ав­гу­сте 2015-го от­пра­ви­лась на чем­пи­о­нат ми­ра в Пе­кин. Не хо­те­ла ту­да ехать, но ру­ко­вод­ство Фе­де­ра­ции лег­кой ат­ле­ти­ки по­про­си­ло. За неде­лю до со­рев­но­ва­ний мне сде­ла­ли эпи­ду­раль­ное обез­бо­ли­ва­ние, по­сле че­го ста­ла неметь пра­вая по­ло­ви­на те­ла. Ква­ли­фи­ка­цию про­шла успеш­но, но во вре­мя пер­вой по­пыт­ки в фи­на­ле сле­тел фик­си­ру­ю­щий кор­сет, ко­то­рый удер­жи­вал по­звон­ки (про­сто от­кле­и­лись ли­пуч­ки). Мог про­изой­ти ком­прес­си­он­ный пе­ре­лом по­зво­ноч­ни­ка...

Все го­во­ри­ли: «Хва­тит, за­кан­чи­вай, да­вай на опе­ра­цию». Од­на­ко очень во­вре­мя Бог или судь­ба по­сла­ли мне хо­ро­ших лю­дей, ко­то­рые ска­за­ли, что ес­ли бу­ду тре­ни­ро­вать­ся, тру­дить­ся, вос­ста­нав­ли­вать­ся, то мож­но обой­тись без опе­ра­тив­но­го вме­ша­тель­ства. Ко­неч­но, я со­гла­си­лась.

— Это укра­ин­ские спе­ци­а­ли­сты?

— Да. Боль­шая ко­ман­да экс­трак­лас­са, ко­то­рой бу­ду бла­го­дар­на всю жизнь. Они ме­ня, мож­но ска­зать, со­бра­ли по ча­стям. Это ре­а­би­ли­то­лог Еле­на Май­да­нюк, док­тор Игорь Ма­рун­чак, мас­са­жи­сты Ев­ге­ний Са­вчен­ко и Ан­дрей Го­луб­ни­чий. Пред­ставь­те, Ан­дрей то­же дон­ча­нин, учил­ся у мо­е­го тре­не­ра. Но до это­го мы ни­ко­гда не пе­ре­се­ка­лись.

Ле­че­ние спи­ны за­ня­ло по­чти два го­да. Это очень скру­пу­лез­ная ра­бо­та. Пол­но­стью вос­ста­но­вить­ся, к со­жа­ле­нию, не удаст­ся ни­ко­гда: но­вый меж­по­зво­ноч­ный диск уже не вы­рас­тет.

Мне юве­лир­но по­до­бра­ли ин­ди­ви­ду­аль­ную про­грам­му. Моя же за­да­ча — вы­тер­петь все непри­ят­ные про­це­ду­ры и на­груз­ки. Мно­гие ви­де­ли, как я ле­жа­ла на ма­те и ча­са­ми вы­пол­ня­ла упраж­не­ния. Да­же бег трус­цой был под за­пре­том. Каж­дый день при­хо­ди­ла в ма­неж и бо­ро­лась с со­бой, со сво­и­ми трав­ма­ми и бо­ляч­ка­ми. К мо­ей це­ли — Олим­пий­ским иг­рам — мы шли вме­сте по­сте­пен­но, ма­лень­ки­ми ша­жоч­ка­ми. Ко­ман­да ве­ри­ла в ме­ня, они все вре­мя го­во­ри­ли: «Ты смо­жешь! У те­бя свой путь. И ты все пре­одо­ле­ешь!» Ко­гда ря­дом мно­го та­ких лю­дей, это мощ­ный сти­мул. К то­му же в тот пе­ри­од я смот­ре­ла мно­го филь­мов о силь­ных лич­но­стях, ко­то­рых не оста­но­ви­ли труд­но­сти.

Да, ре­зуль­та­ты в про­шлом го­ду бы­ли не очень вы­со­ки­ми. На Олим­пиа­де в Рио вы­сту­пи­ла не так, как хо­те­лось бы. Но счи­таю по­бе­дой сам факт уча­стия в ней.

— Вы се­рьез­но рис­ко­ва­ли, от­ка­зав­шись от опе­ра­ции. Кто зна­ет, как все по­вер­ну­лось бы.

— Это был мой вы­бор. Род­ные за­ве­ри­ли, что при­мут лю­бое мое ре­ше­ние. За что им спа­си­бо. Зна­е­те, ес­ли у спортс­ме­на за­брать шанс... Я про­шла че­рез мно­гие ис­пы­та­ния и ис­поль­зо­ва­ла его по мак­си­му­му. Се­мья ме­ня пол­но­стью под­дер­жа­ла. Да­же тре­нер, ко­гда об­суж­да­ли во­прос об опе­ра­ции, ска­зал: «Ты долж­на ре­шить все са­ма. Спорт спор­том, а те­бе еще жить не один год».

— Он же вас ед­ва ли не с дет­ства зна­ет?

— Я 24 го­да со­труд­ни­чаю с су­пру­га­ми Бой­ко. В дет­стве недол­го тре­ни­ро­ва­лась у Зои Алек­се­ев­ны, по­том пе­ре­шла к ее му­жу, Ана­то­лию Гри­го­рье­ви­чу. У нас тан­дем спортс­мен — тре­нер, друг дру­га по­ни­ма­ем с по­лу­сло­ва. Нет ни скан­да­лов, ни вы­яс­не­ний.

Мы вме­сте пе­ре­жи­ли этот слож­ный пе­ри­од. Сей­час по­сте­пен­но уве­ли­чи­ва­ем на­груз­ки. Тре­нер ска­зал: «Ты все вре­мя при­слу­ши­вай­ся, где что не так». Глав­ное — долж­на прий­ти уве­рен­ность в сво­их си­лах, ка­кая бы­ла до трав­мы. Че­ло­век очень дол­го пом­нит боль. Та­кие мо­мен­ты из па­мя­ти сра­зу не со­трешь. Сла­ва Бо­гу, что все уже по­за­ди. Но у нас все под кон­тро­лем (сме­ет­ся).

— По­сле вы­ступ­ле­ния в Рио вы за­яви­ли, что оста­е­тесь в спор­те. Тя­же­ло да­лось ре­ше­ние?

— Мне ча­сто за­да­ют этот во­прос. Это бы­ла моя тре­тья Олим­пи­а­да. Во­прос о за­вер­ше­нии ка­рье­ры по­ка не сто­ит. Хо­чу вый­ти на уро­вень, ко­то­ро­го до­стиг­ла до всей этой эпо­пеи, и до­ка­зать, что че­ло­век спо­со­бен на мно­гое.

В мо­ей кол­лек­ции по­ка нет олим­пий­ско­го зо­ло­та, толь­ко брон­за. Есть зо­ло­тые, се­реб­ря­ные, брон­зо­вые ме­да­ли, за­во­е­ван­ные на чем­пи­о­на­тах ми­ра и Ев­ро­пы, но лю­бой ам­би­ци­оз­ный спортс­мен меч­та­ет под­нять­ся на первую сту­пень­ку олим­пий­ско­го пье­де­ста­ла.

Сей­час го­тов­люсь к чем­пи­о­на­ту ми­ра. Он прой­дет ле­том в Лон­доне. На­до мно­го тру­дить­ся, в чем-то се­бе от­ка­зы­вать, ве­рить в свои си­лы и в свою меч­ту.

— Вы как-то ска­за­ли: «В сек­то­ре со­рев­ну­юсь ис­клю­чи­тель­но с со­бой». Для вас нет со­пер­ниц и зри­те­лей?

— Есть, ко­неч­но. Но каж­дый спортс­мен на­стра­и­ва­ет­ся на борь­бу по­раз­но­му: кто-то «вклю­ча­ет­ся» на со­пер­ни­ков, я же — на се­бя. Ста­ра­юсь кон­цен­три­ро­вать­ся, что­бы ме­ня ни­кто не от­вле­кал от ра­бо­ты. А вот вы­со­кие ре­зуль­та­ты со­пер­ниц за­во­дят. Ко­гда смот­ришь на их удач­ные по­пыт­ки, хо­чет­ся прыг­нуть еще даль­ше.

«Ко­мис­сар до­пинг-кон­тро­ля в лю­бой мо­мент мо­жет при­е­хать и взять у ме­ня про­бы»

— По­че­му вы вы­бра­ли трой­ной пры­жок?

— В во­семь лет вы­би­ра­ла меж­ду гим­на­сти­кой и фи­гур­ным ка­та­ни­ем, но ска­за­ли, что для этих ви­дов спор­та я уже «ста­ро­ва­та». Че­рез год школь­ный учи­тель физ­куль­ту­ры Лео­нид Мат­ве­е­вич Ски­дин, раз­гля­дев у ме­ня спо­соб­но­сти к лег­кой ат­ле­ти­ке, от­вел к Зое Алек­се­евне, а она по­том пе­ре­да­ла сво­е­му му­жу. Ана­то­лий Гри­го­рье­вич Бой­ко был ре­корд­сме­ном Укра­и­ны в трой­ном прыж­ке. Я то­гда пры­га­ла в дли­ну уже на 5,8 мет­ра.

Все сло­жи­лось очень удач­но. На пер­вых же со­рев­но­ва­ни­ях вы­пол­ни­ла нор­му пер­во­го взрос­ло­го раз­ря­да. Поз­же уста­но­ви­ла ми­ро­вое до­сти­же­ние сре­ди де­ву­шек 13—14 лет — 13,32 мет­ра.

— Ваш лич­ный ре­зуль­тат се­го­дня — 14,99 мет­ра.

— Да. Был и 15,06 мет­ра, но его не за­счи­та­ли, по­сколь­ку ре­кор­ды «в со­про­вож­де­нии» по­пут­но­го вет­ра вы­ше до­пу­сти­мой нор­мы не в счет.

— СМИ пи­шут о «ро­ко­вом сан­ти­мет­ре», ко­то­ро­го вам все­гда не хва­та­ет.

— Кто-то из жур­на­ли­стов за­ме­тил эту тен­ден­цию. Один сан­ти­метр я про­иг­ра­ла на Олим­пий­ских иг­рах в Лон­доне и ста­ла брон­зо­вым при­зе­ром; на чем­пи­о­на­те ми­ра в Со­по­те из-за сан­ти­мет­ра ока­за­лась вто­рой, а не пер­вой; один сан­ти­метр от­де­лял мое чет­вер­тое ме­сто от при­зо­во­го тре­тье­го на мо­ло­деж­ном чем­пи­о­на­те Ев­ро­пы в Гер­ма­нии. Вот и на­ча­ли сме­ять­ся, де­скать, ро­ко­вой сан­ти­метр. Од­на­ко я уве­ре­на, что в тот мо­мент кто-то из со­пер­ни­ков про­сто был силь­нее и луч­ше.

Мно­гие ду­ма­ют: « Что там этот трой­ной пры­жок?» На са­мом де­ле это слож­ный вид спор­та, тре­бу­ю­щий хо­ро­шей ко­ор­ди­на­ции. При­чем удар­ный и трав­мо­опас­ный. Боль­шая на­груз­ка идет на центр тя­же­сти — 700— 750 ки­ло­грам­мов. Ес­ли прыг­нешь и рас­сла­бишь­ся, мож­но и но­ги по­вы­во­ра­чи­вать. Ко­ле­ни, связ­ки, по­зво­ноч­ник — все те­ло долж­но быть го­то­во к на­груз­кам.

— Те­перь во­прос о до­пин­ге. Очень по­ка­за­тель­на ис­то­рия с рос­сий­ски­ми лег­ко­ат­ле­та­ми. Как об­сто­ят де­ла в Укра­ине?

— Ко­неч­но, хо­чет­ся чест­ной борь­бы. Нам по­вто­ря­ют, что каж­дый в от­ве­те за то, ка­кие пре­па­ра­ты при­ни­ма­ет. То­по­вые спортс­ме­ны на­хо­дят­ся в пу­ле Все­мир­но­го ан­ти­до­пин­го­во­го агент­ства. Я с 2006 го­да чис­люсь в его спис­ке. По­сто­ян­но со­об­щаю им, где на­хо­жусь: до­ма, в го­стях, на сбо­рах... Ко­мис­сар до­пинг-кон­тро­ля мо­жет при­е­хать в лю­бой мо­мент и взять у ме­ня про­бы. Пе­ред Олим­пи­а­дой в те­че­ние од­ной неде­ли бра­ли че­ты­ре­пять те­стов. Так что об­ма­нуть очень тя­же­ло. Ес­ли ме­ня не за­ста­ют, от­ме­ча­ют это. Три про­пу­щен­ных те­ста и — ав­то­ма­ти­че­ская дис­ква­ли­фи­ка­ция.

Про­бле­ма укра­ин­ско­го спор­та в том, что в стране нет спе­ци­а­ли­стов по этим во­про­сам, нет хо­ро­ше­го фи­нан­си­ро­ва­ния спор­тив­ной ме­ди­ци­ны. Спортс­ме­ны ле­чат­ся на­о­бум. Ни­кто не за­стра­хо­ван от то­го, что­бы за­ка­пать нос нека­че­ствен­ным пре­па­ра­том или купить под­дель­ные био­до­бав­ки. Тот же про­те­ин, те же кре­а­ти­ны. По­сколь­ку зар­пла­ты очень ма­лень­кие, мы вы­нуж­де­ны ис­кать че­рез Ин­тер­нет что­то по­де­шев­ле, и еще неиз­вест­но, что те­бе про­да­дут. Или че­ло­ве­ка ни­кто не пре­ду­пре­дил: вче­ра это бы­ло раз­ре­ше­но, а се­го­дня уже за­пре­ще­но. Мно­гие по­па­да­ют в непри­ят­но­сти имен­но та­ким об­ра­зом.

— Вы спортс­мен со ста­жем. Ска­жи­те, си­ту­а­ция в на­шей лег­кой ат­ле­ти­ке улуч­ша­ет­ся? Ес­ли взять, ска­жем, по­след­нее де­ся­ти­ле­тие.

— В лег­кой ат­ле­ти­ке де­ла идут на спад, мы ка­тим­ся в боль­шую про­пасть. Ру­ко­вод­ство фе­де­ра­ции во гла­ве с пре­зи­ден­том Иго­рем Го­цу­лом долж­но вкла­ды­вать сред­ства в дет­ско-юно­ше­ский спорт и под­дер­жи­вать эли­ту. Та­лант­ли­вые лю­ди есть, но их по­рой неко­му тре­ни­ро­вать. Нет и мо­ти­ва­ции. По­это­му мно­гие ухо­дят из боль­шо­го спор­та на пи­ке сво­их воз­мож­но­стей, ведь на­до за что-то жить, кормить се­мью. Про­сто так, на эн­ту­зи­аз­ме, очень тя­же­ло до­сти­гать це­ли.

Ко­гда при­ез­жаю в Ев­ро­пу, США, Ки­тай, по­ра­жа­юсь, на­сколь­ко там лю­бят «ко­ро­ле­ву спор­та»: ста­ди­о­ны пе­ре­пол­не­ны, от­но­ше­ние к ат­ле­там иное. У нас, к со­жа­ле­нию, ед­ва про­шла Олим­пи­а­да, обо всех за­бы­ли, ни­кто ни­ко­му не ну­жен. Не знаю, как в дру­гих ви­дах спор­та, но в лег­кой ат­ле­ти­ке так. А лич­но ме­ня вы­ру­ча­ют ре­клам­ные кон­трак­ты.

— Ва­ши фо­то­сес­сии, ор­га­ни­зо­ван­ные из­вест­ны­ми спор­тив­ны­ми брен­да­ми, очень кра­си­вы.

— Фир­мы Nike, Adidas, Puma и дру­гие за­клю­ча­ют кон­трак­ты с те­ми, кто им интересен. По­мо­га­ют фи­нан­со­во, а так­же спор­тив­ной одеж­дой и обу­вью. Ведь те же крос­сов­ки, ши­пов­ки сто­ят 150—200 ев­ро па­ра. Не каж­дый спортс­мен мо­жет се­бе та­кое поз­во­лить. По­это­му спон­сор­ские кон­трак­ты очень по­мо­га­ют.

«Моя по­жиз­нен­ная олим­пий­ская ме­даль — это доч­ка»

— Вы с му­жем рас­ти­те дочь. Как тре­нер от­нес­ся к из­ве­стию, что у вас бу­дет ре­бе­нок?

— Нор­маль­но. Он же по­ни­ма­ет, что я де­вуш­ка и ра­но или позд­но это долж­но слу­чить­ся. На Олим­пий­ских иг­рах 2008 го­да бы­ла де­вя­той, по­это­му ре­ши­ла взять па­у­зу и уй­ти в от­пуск. Про­пу­сти­ла один се­зон.

В 2009-м ушла в де­крет. А ров­но че­рез год вы­иг­ра­ла чем­пи­о­нат Ев­ро­пы, в сле­ду­ю­щем го­ду — чем­пи­о­нат ми­ра, в 2012- м взя­ла брон­зу на Олим­пиа­де. Кра­си­во вер­ну­лась.

В 2009- м в ми­ро­вом трой­ном прыж­ке бы­ли низ­кие ре­зуль­та­ты. По­мо­е­му, 14,6 мет­ра на чем­пи­о­на­те ми­ра. А у ме­ня на тот мо­мент бы­ло 14,84. Кол­ле­ги по сбор­ной спра­ши­ва­ли: «За­чем ты ро­жа­ла? Мог­ла бы стать чем­пи­он­кой ми­ра». Ответила, что моя по­жиз­нен­ная олим­пий­ская ме­даль — это доч­ка.

Ди­а­на — мой та­лис­ман. Она под­дер­жи­ва­ет, очень ску­ча­ет по нам. Муж то­же спортс­мен (Де­нис Ко­стюк — чем­пи­он Укра­и­ны в шос­сей­ной груп­по­вой дис­ци­плине, участ­ник гранд-ту­ров и Олим­пий­ских игр в Пе­кине и Рио-де-Жа­ней­ро, по­бе­ди­тель и при­зер мно­гих со­рев­но­ва­ний, мастер спор­та меж­ду­на­род­но­го клас­са. — Авт.), ча­сто уез­жа­ет на со­рев­но­ва­ния. На­шей де­воч­ке очень тя­же­ло.

Она рань­ше го­во­ри­ла: «При­ез­жай быст­рее. При­ве­зи мне кра­си­вую ме­даль­ку». Лю­би­ла при­ме­рять на­ши на­гра­ды. Те­перь, ко­гда са­ма ста­ла спортс­мен­кой (за­ни­ма­ет­ся фи­гур­ным ка­та­ни­ем), же­ла­ет: «Чтоб не бо­ле­ла твоя спин­ка. Обе­щай при­е­хать с ме­да­лью».

— Вы ко­рен­ная дон­чан­ка. Сей­час — та­кая же пе­ре­се­лен­ка, как и де­сят­ки ты­сяч зем­ля­ков...

— Вой­на ста­ла для нас шо­ком. В До­нец­ке оста­лось мно­го род­ствен­ни­ков и дру­зей. За всех очень пе­ре­жи­ваю. Это ду­шев­ная трав­ма для каж­до­го из нас. По­это­му ждем и на­де­ем­ся на луч­шее. Хо­тим, что­бы все по­ско­рее за­кон­чи­лось и мы вер­ну­лись в свои до­ма. Всем же­лаю толь­ко ми­ра.

Мэр До­нец­ка Лу­кьян­чен­ко в 2012 го­ду по­да­рил на­шей се­мье кра­си­вую трех­ком­нат­ную квар­ти­ру. К со­жа­ле­нию, в ней так и не уда­лось по­жить. В на­шу мно­го­этаж­ку на Ки­ев­ском про­спек­те ( это неда­ле­ко от аэро­пор­та. — Авт.) неод­но­крат­но по­па­да­ли сна­ря­ды. Те­перь дом в ава­рий­ном со­сто­я­нии. Сей­час сни­ма­ем жи­лье в Ки­е­ве.

— Чем бу­де­те за­ни­мать­ся по­сле за­вер­ше­ния ка­рье­ры?

— Еще не ду­ма­ла. По­ка жи­ву спор­том: сбо­ры, со­рев­но­ва­ния, тре­ни­ров­ки. Хо­чу еще ре­бен­ка. Чтоб опять оку­нуть­ся в теп­лую се­мей­ную ат­мо­сфе­ру. Да и Ди­а­на дав­но про­сит бра­ти­ка или сест­рич­ку.

— На­де­юсь, что еще не раз в ва­шу честь бу­дет зву­чать гимн Укра­и­ны.

— Спа­си­бо. Я то­же это­го хо­чу.

Оль­га Са­ла­ду­ха: «Спон­сор­ские кон­трак­ты с из­вест­ны­ми брен­да­ми очень по­мо­га­ют. Ведь те же крос­сов­ки, ши­пов­ки сто­ят 150—200 ев­ро па­ра. Не каж­дый спортс­мен мо­жет се­бе та­кое поз­во­лить»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.