«ТРИ ГО­ДА НА­ЗАД СЫН УПАЛ С ВЕ­ЛО­СИ­ПЕ­ДА И СИЛЬ­НО УДА­РИЛ­СЯ. РАЗ­ВЕ МОЖ­НО БЫ­ЛО ПРЕД­ПО­ЛО­ЖИТЬ, ЧТО НА МЕ­СТЕ ТРАВ­МЫ У НЕГО ОБ­РА­ЗУ­ЕТ­СЯ ЗЛО­КА­ЧЕ­СТВЕН­НАЯ ОПУ­ХОЛЬ?»

Fakty i kommentarii - - НА ЧТО ЖА­ЛУ­Е­ТЕСЬ -

«Рань­ше по­ра­жен­ную кость уда­ля­ли, и по­ход­ка у че­ло­ве­ка ста­но­ви­лась ути­ной»

Эль­чик на­хо­дит­ся в боль­ни­це с ро­ди­те­ля­ми. Отец и ма­ма не от­хо­дят от сы­на. А сей­час, во вре­мя ка­ни­кул в уни­вер­си­те­те, в Ки­ев при­е­хал и его стар­ший брат. Вме­сте им лег­че пе­ре­но­сить труд­но­сти борь­бы с тя­же­лой бо­лез­нью.

— Ко­гда сын на­чал жа­ло­вать­ся на бо­ли в ко­лене, ни мы, ни вра­чи не мог­ли по­нять, что про­ис­хо­дит, — рас­ска­зы­ва­ет Ба­кир. — Сде­ла­ли пять рент­ге­нов­ских сним­ков в раз­ных кли­ни­ках — на них ни­че­го не бы­ло вид­но. Кто-то на­пра­вил на МРТ. И вра­чам ста­ло по­нят­но: ко­сти сы­на по­ра­зи­ла опу­холь. Мне не хо­те­лось ве­рить в это. Эль­чик все­го лишь упал с ве­ло­си­пе­да и уда­рил­ся, и это ста­ло толч­ком к раз­ви­тию страш­ной бо­лез­ни. Мы по­еха­ли с ре­бен­ком в Тби­ли­си. В кли­ни­ке сде­ла­ли биоп­сию, ко­то­рая под­твер­ди­ла за­клю­че­ние вра­чей. По­сле об­ще­ния с иран­ски­ми спе­ци­а­ли­ста­ми по­ня­ли, что луч­шие пре­па­ра­ты для борь­бы с ра­ком при­ме­ня­ют в Из­ра­и­ле, Аме­ри­ке, стра­нах Ев­ро­пы, но не у нас. Кро­ме то­го, сы­ну тре­бо­ва­лась опе­ра­ция по за­мене су­ста­ва. Шер­стя Ин­тер­нет, на­шли ин­фор­ма­цию об укра­ин­ском дет­ском он­ко­ло­ге-хи­рур­ге Ва­ди­ме Ко­бы­се. Со­зво­ни­лись с ним и при­е­ха­ли в Ки­ев. Ко­неч­но, нам, как ино­стран­цам, за все при­хо­дит­ся пла­тить, но здо­ро­вье сы­на сто­ит то­го. Я про­дал ма­ши­ну и част­ный дом. По­сто­ян­но по­мо­га­ет дво­ю­род­ный брат. Так и справ­ля­ем­ся.

— В Азер­бай­джане не про­во­дят вы­со­ко­доз­ную хи­мио­те­ра­пию, ко­то­рая необ­хо­ди­ма при остеосар­ко­ме, я уже не го­во­рю об опе­ра­ци­ях по за­мене по­ра­жен­ных ко­стей, — го­во­рит Ва­дим Ко­бысь. — Мы и са­ми на­ча­ли их де­лать не так дав­но. И все бла­го­да­ря опы­ту мик­ро­со­су­ди­стых дет­ских хи­рур­гов. У Эль­чи­ка опу­холь на­хо­ди­лась ря­дом с та­зо­бед­рен­ным су­ста­вом. Рань­ше по­ра­жен­ную часть та­зо­бед­рен­ной ко­сти про­сто уда­ля­ли. По­сле это­го су­став под­ни­мал­ся вверх и дер­жал­ся за счет мяг­ких тка­ней. При этом по­ход­ка у че­ло­ве­ка ста­но­ви­лась ути­ной. А рас­пор­ка из ма­ло­бер­цо­вой ко­сти, ко­то­рой за­ме­нил по­вре­жден­ную кость Вла­ди­мир Ва­си­лье­вич Фи­дель­ский, удер­жи­ва­ет су­став на преж­нем ме­сте. Пар­ниш­ка бу­дет хо­дить, как и рань­ше. Это бы­ла пер­вая по­доб­ная опе­ра­ция в Укра­ине. До это­го ни де­тям, ни взрос­лым не про­во­ди­ли пе­ре­сад­ку ко­сти при остеосар­ко­ме та­зо­бед­рен­ной ко­сти. Мно­гие не бе­рут­ся за опе­ра­цию, по­то­му что кре­стец силь­но кро­вит во вре­мя вме­ша­тель­ства. Но у нас есть ап­па­рат, поз­во­ля­ю­щий с этим справ­лять­ся. Кро­ме то­го, опыт дет­ских мик­ро­со­су­ди­стых хи­рур­гов поз­во­ля­ет про­гно­зи­ро­вать ис­ход са­мой слож­ной опе­ра­ции. И по­это­му они со­гла­си­лись ее про­ве­сти.

— Во­об­ще, вме­сте с Ва­ди­мом Ко­бы­сем мы уже про­опе­ри­ро­ва­ли де­сять па­ци­ен­тов, ко­то­рым тре­бо­ва­лось за­ме­нить по­ра­жен­ную опу­хо­лью кость, — до­бав­ля­ет Вла­ди­мир Фи­дель­ский. — Обыч­но в по­доб­ных слу­ча­ях ис­поль­зу­ют ме­тал­ли­че­ские кон­струк­ции. Но де­ти рас­тут. А это зна­чит, со вре­ме­нем их нуж­но ме­нять. Так­же хи­рур­ги пы­та­ют­ся по­ста­вить на ме­сто де­фек­та так на­зы­ва­е­мый го­мот­ранс­план­тат — соб­ствен­ную кость че­ло­ве­ка, ко­то­рая не снаб­жа­ет­ся кро­вью. А ес­ли кость не пи­та­ет­ся кро­вью, она в ор­га­низ­ме очень быст­ро рас­са­сы­ва­ет­ся. Узнав, что мы пе­ре­са­жи­ва­ем ма­ло­бер­цо­вую кость на со­су­ди­стой нож­ке, Ва­дим Лео­ни­до­вич при­шел к нам с во­про­сом, мо­жем ли мы опе­ри­ро­вать его па­ци­ен­тов. В 2010 го­ду мы про­ве­ли первую сов­мест­ную опе­ра­цию при остеосар­ко­ме бед­ра. Ре­зуль­тат был от­лич­ным. Бо­лее то­го, пе­ре­са­жен­ная кость, за­кре­пив­шись на ме­сте, на­ча­ла рас­ти! В неко­то­рых слу­ча­ях мы укреп­ля­ем ее «стро­и­тель­ным ма­те­ри­а­лом», ко­то­рым слу­жит уда­лен­ная из-за опу­хо­ли кость. Об­ра­бо­тав при вы­со­кой тем­пе­ра­ту­ре в ав­то­кла­ве, а за­тем очи­стив, мы укла­ды­ва­ем под­го­тов­лен­ную кость по­верх пе­ре­са­жен­ной в ви­де муф­ты.

«Все де­сять сов­мест­ных опе­ра­ций бы­ли успеш­ны­ми»

В боль­шин­стве слу­ча­ев мик­ро­со­су­ди­стые хи­рур­ги на­ста­и­ва­ют на том, что­бы на опе­ра­цию па­ци­ен­та из он­ко­цен­тра при­во­зи­ли к ним. Все же их опе­ра­ци­он­ная осна­ще­на ста­ци­о­нар­ным мощ­ным мик­ро­ско­пом.

— Но опе­ри­ро­вать Эль­чи­ка мы с мо­им кол­ле­гой Ва­ле­ри­ем Бов­ку­ном по­еха­ли в он­ко­центр, — объ­яс­ня­ет Вла­ди­мир Фи­дель­ский. — Взя­ли с со­бой оп­ти­ку, мож­но ска­зать, пор­та­тив­ный мик­ро­скоп с воз­мож­но­стью ше­сти­крат­но­го уве­ли­че­ния. Опе­ри­ро­вать бы­ло очень слож­но. Сна­ча­ла Ва­дим Лео­ни­до­вич Ко­бысь уда­лил кость с опу­хо­лью, мак­си­маль­но оста­вив неза­дей­ство­ван­ные в он­ко­про­цес­се края. В ране меж­ду кост­ны­ми фраг­мен­та­ми плот­но при­ле­га­ют мяг­кие тка­ни. Мы их раз­ве­ли с по­мо­щью боль­шо­го ра­но­рас­ши­ри­те­ля. По­лу­чил­ся ме­тал­ли­че­ский кар­кас, в ко­то­ром бы­ло очень слож­но ра­бо­тать — ру­кам хи­рур­га прак­ти­че­ски не оста­ва­лось ме­ста для ма­нев­ра. Тем не ме­нее ма­ло­бер­цо­вая кость ста­ла пра­виль­но и плот­но при­лег­ла. Мы за­фик­си­ро­ва­ли ее, при­кре­пив вин­та­ми к крест­цу и к фи­гур­но вы­ре­зан­ной верт­луж­ной впа­дине. За­тем нуж­но бы­ло сшить кро­ве­нос­ные со­су­ды, что­бы пе­ре­са­жен­ная кость снаб­жа­лась кро­вью. Но со­су­ды бы­ли раз­но­го диа­мет­ра, на­хо­ди­лись в глу­бине ра­ны... А ин­стру­мен­ты ко- рот­кие, ед­ва до­тя­ги­ва­лись ту­да, ку­да нуж­но. Но, к сча­стью, мы спра­ви­лись.

— Что­бы жи­вая ко­сточ­ка при­рос­ла к кра­ям, нуж­но вре­мя, — до­бав­ля­ет Ва­дим Ко­бысь. — Как толь­ко мы убе­дим­ся, что ко­сти срос­лись, тут же сни­мем фик­си­ру­ю­щую по­вяз­ку.

— По­че­му нель­зя про­во­дить та­кую опе­ра­цию на фоне хи­мио­те­ра­пии?

— Что­бы ра­на за­жи­ла, уро­вень лей­ко­ци­тов и ге­мо­гло­би­на дол­жен быть до­ста­точ­но вы­со­ким, — от­ве­ча­ет Ва­дим Лео­ни­до­вич. — Во вре­мя хи­мио­те­ра­пии все эти по­ка­за­те­ли па­да­ют до кри­ти­че­ских, и за­жив­ле­ние не про­ис­хо­дит. Та­ко­вы об­щие био­ло­ги­че­ские прин­ци­пы. По­это­му мы все­гда на­зна­ча­ем опе­ра­цию меж­ду бло­ка­ми те­ра­пии. И имен­но то­гда, ко­гда по­ка­за­те­ли ана­ли­зов бли­же к нор­ме.

— Как мно­го де­тей стра­да­ют остеосар­ко­мой?

— Это ред­кая па­то­ло­гия. Еже­год­но этот вид ра­ка в Укра­ине вы­яв­ля­ют у че­ты­рех-пя­ти де­тей. Что­бы вы­ле­чить та­ко­го па­ци­ен­та, тре­бу­ет­ся как ми­ни­мум год. Но уро­вень вы­жи­ва­е­мо­сти вы­со­кий. Мы сей­час ве­дем око­ло 15 де­тей, у ко­то­рых эта бо­лезнь вре­мя от вре­ме­ни про­яв­ля­ет­ся. До тех пор, по­ка остеосар­ко­ма да­ет еди­нич­ные ме­та­ста­зы, она управ­ля­е­ма, ее мож­но кон­тро­ли­ро­вать.

— Вам ча­сто при­хо­дит­ся об­ра­щать­ся за по­мо­щью к кол­ле­гам дру­гих спе­ци­аль­но­стей?

— Вме­сте с дет­ским кар­дио­хи­рур­гом Ильей Ем­цем мы опе­ри­ро­ва­ли па­ци­ен­та, у ко­то­ро­го на­ка­нуне вме­ша­тель­ства вы­яви­ли тромб ниж­ней по­лой ве­ны. При этом нуж­но бы­ло уда­лить и боль­шую опу­холь. Так­же де­ла­ли опе­ра­ции вме­сте с уро­ло­га­ми из ин­сти­ту­та име­ни Ша­ли­мо­ва, с дет­ски­ми ней­ро­хи­рур­га­ми. У од­но­го па­ци­ен­та во вре­мя уда­ле­ния опу­хо­ли ма­ло­го та­за был по­вре­жден мо­че­вой пу­зырь, и нам на по­мощь при­шли спе­ци­а­ли­сты 1-й го­род­ской боль­ни­цы — дет­ские хи­рур­ги Вла­ди­мир Пе­тер­бурж­ский и Ва­си­лий Ры­баль­чен­ко. Я — дет­ский хи­рург, но есть уз­ко­спе­ци­аль­ные ню­ан­сы. И толь­ко опыт­ные кол­ле­ги мо­гут про­ве­сти опе­ра­цию на та­ком уровне, что­бы со­хра­нить ре­бен­ку ка­че­ство жиз­ни и из­ба­вить его от бо­лез­ни. По­это­му мы все­гда ста­ра­ем­ся объ­еди­нить уси­лия. То­гда уда­ет­ся улуч­шить ре­зуль­тат ле­че­ния.

— Ме­ня ра­ду­ет, что все де­сять на­ших сов­мест­ных опе­ра­ций бы­ли успеш­ны­ми, — улы­ба­ет­ся Вла­ди­мир Фи­дель­ский. — Па­ци­ен­ты хо­дят, не ста­но­вят­ся ин­ва­ли­да­ми. В бли­жай­шее вре­мя мы пла­ни­ру­ем про­ве­сти еще од­но сов­мест­ное вме­ша­тель­ство. У 14-лет­не­го ре­бен­ка остеосар­ко­ма верх­ней тре­ти бед­ра. Сей­час мы ду­ма­ем, где уста­но­вить ме­тал­ли­че­ские фик­са­то­ры, что­бы не на­ру­шить кро­во­снаб­же­ние ко­сти, ко­то­рую пе­ре­са­дим на но­вое ме­сто. На­де­ем­ся, эта опе­ра­ция то­же бу­дет успеш­ной.

В Ки­е­ве вме­сте с Эль­чи­ком, ко­то­рый про­хо­дит ле­че­ние, на­хо­дит­ся вся се­мья — ро­ди­те­ли и стар­ший брат, ко­то­рый учит­ся в уни­вер­си­те­те

Ва­дим Ко­бысь: «Остеосар­ко­ма — ред­кая па­то­ло­гия, но ре­бен­ка от нее мож­но из­ба­вить. Глав­ное — уда­лять воз­ни­ка­ю­щие об­ра­зо­ва­ния, ме­та­ста­зы и про­во­дить хи­мио­те­ра­пию. То­гда шан­сы на из­ле­че­ние до­ста­точ­но ве­ли­ки»

Вла­ди­мир Фи­дель­ский: «Ис­поль­зуя му­ля­жи та­зо­вых ко­стей, мы рас­смат­ри­ва­ли раз­ные ва­ри­ан­ты про­ве­де­ния опе­ра­ции. За­фик­си­ро­вать всю кон­струк­цию и пра­виль­но сшить со­су­ды бы­ло слож­но, но нам это уда­лось»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.