«В СОЦ­СЕ­ТИ ПРЕСТУПНИК МО­ЖЕТ ПОД МАСКОЙ ПОДРОСТКА ВТЕРЕТЬСЯ К РЕ­БЕН­КУ В ДО­ВЕ­РИЕ,

ВЫПЫТАТЬ ПРАК­ТИ­ЧЕ­СКИ ВСЮ НУЖНУЮ ИН­ФОР­МА­ЦИЮ И ДА­ЖЕ ЗАМАНИТЬ ЕГО НА ВСТРЕ­ЧУ»

Fakty i kommentarii - - СИТУАЦИИ - Ли­лия ПОВОЛОЦКАЯ

В свя­зи с воз­рас­та­ю­щи­ми ки­бе­ру­гро­за­ми «ФАК­ТЫ» по­пы­та­лись вы­яс­нить, как взрос­лым и де­тям обес­пе­чить свою без­опас­ность в Ин­тер­не­те

В кон­це про­шлой неде­ли про­изо­шло сра­зу два зна­ко­вых со­бы­тия, ко­то­рые за­ста­ви­ли лю­дей вновь за­ду­мать­ся о том, на­сколь­ко мо­жет быть опа­сен Ин­тер­нет — для них и для их де­тей. Сна­ча­ла по со­ци­аль­ным се­тям про­ка­ти­лось пре­ду­пре­жде­ние, что зло­умыш­лен­ни­ки рас­сы­ла­ют де­тям ин­струк­цию, как стать фе­ей «Винкс». Ре­цепт прост: нуж­но в пол­ночь про­из­не­сти вол­шеб­ные сло­ва, от­крыть газ на кухне, не за­жи­гая ог­ня, и лечь спать. «Пой­дет вол­шеб­ный газ. По­ка ты бу­дешь ды­шать им во сне, ты бу­дешь ста­но­вить­ся фе­ей!» — на­пи­са­но в ин­струк­ции.

Это со­об­ще­ние не на шут­ку встре­во­жи­ло об­ще­ствен­ность. А к кон­цу неде­ли дров в раз­го­рев­ший­ся ко­стер под­бро­си­ла ки­бер­по­ли­ция, об­на­ро­до­вав­шая це­лую схе­му до­ве­де­ния под­рост­ков до са­мо­убий­ства. В ней участ­во­ва­ло несколь­ко групп по­пу­ляр­ной сре­ди мо­ло­де­жи со­ци­аль­ной се­ти «ВКон­так­те» (об этом «ФАК­ТЫ» на­пи­са­ли в но­ме­ре от 15 фев­ра­ля). От­ме­тим, что толь­ко в од­ной из та­ких групп (https://vk.com/blueskitea) бы­ли вы­яв­ле­ны 209 поль­зо­ва­те­лей из Укра­и­ны.

Фи­наль­ное за­да­ние — по­кон­чить жизнь са­мо­убий­ством и за­фик­си­ро­вать мо­мент смер­ти на ка­ме­ру в ре­жи­ме oн­лайн

По со­об­ще­нию де­пар­та­мен­та ки­бер­по­ли­ции На­ци­о­наль­ной по­ли­ции Укра­и­ны, фа­на­ты се­тей, в ко­то­рых де­тей до­во­дят до са­мо­убий­ства, на­зы­ва­ют се­бя «ки­та­ми», так как эти жи­вот­ные ас­со­ци­и­ру­ют­ся у них со сво­бо­дой. Ис­поль­зо­ва­ние по­ня­тия «ки­ты» («ле­ту­чие ки­ты»), воз­мож­но, объ­яс­ня­ет­ся тем, что эти мле­ко­пи­та­ю­щие — один из немно­гих ви­дов, пред­ста­ви­те­ли ко­то­рых мо­гут све­сти сче­ты с жиз­нью. По­доб­ные су­и­ци­даль­ные со­об­ще­ства на­зы­ва­ют­ся «Мо­ре ки­тов» и «Ти­хий дом». По­это­му у всех их сто­рон­ни­ков на лич­ных стра­ни­цах есть ви­део или ри­сун­ки с ки­та­ми.

«Не­лю­ди, ор­га­ни­зо­вав­шие эту си­сте­му, ра­бо­та­ют сле­ду­ю­щим об­ра­зом: что­бы всту­пить в та­кую груп­пу, нуж­но по­дать за­яв­ку и на­пи­сать опре­де­лен­ный текст у се­бя на стра­ни­це, — рас­ска­за­ли в де­пар­та­мен­те ки­бер­по­ли­ции. — Ес­ли ад­ми­ни­стра­ция груп­пы утвер­дит кан­ди­да­ту­ру, то бу­дет про­ве­де­но неболь­шое пси­хо­ло­ги­че­ское изу­че­ние лич­но­сти и ее го­тов­но­сти к са­мо­убий­ству че­рез об­ще­ние в «при­ва­те». Сле­ду­ю­щее со­об­ще­ние бу­дет с за­да­чей. Вы­пол­не­ние за­да­ний нуж­но фик­си­ро­вать на фо­то или ви­део. На каж­дое вы­де­ля­ет­ся огра­ни­чен­ное вре­мя. Ес­ли участ­ник не успе­ва­ет, его ис­клю­ча­ют из груп­пы» .

Все­го да­ет­ся 50 за­да­ний («кве­стов»). Ад­ми­ни­стра­тор груп­пы скло­ня­ет ре­бен­ка к их вы­пол­не­нию, при­чем прак­ти­че­ски все они преду­смат­ри­ва­ют на­не­се­ние са­мо­му се­бе уве­чий или при­чи­не­ние бо­ли.

Как по­яс­ни­ли в де­пар­та­мен­те ки­бер­по­ли­ции, «кве­сты» в обя­за­тель­ном по­ряд­ке сни­ма­ют­ся на ви­део. Ко­гда ад­ми­ни­стра­тор груп­пы уже уве­рен в том, что ре­бе­нок го­тов к са­мо­убий­ству, со­зда­ет­ся ро­лик, в ко­то­ром под­ро­сток иг­ра­ет глав­ную роль. В ви­део рас­смат­ри­ва­ют­ся все его про­бле­мы, из­ло­жен­ные ра­нее «про­вод­ни­ку» («ад­ми­ни­стра­то­ру»), и ука­зы­ва­ет­ся един­ствен­ный вы­ход из сло­жив­шей­ся си­ту­а­ции — са­мо­убий­ство. Ре­бе­нок слу­ша­ет ауди­о­за­пись и де­ла­ет по­след­ний шаг.

Фи­наль­ное за­да­ние — по­кон­чить с со­бой и за­фик­си­ро­вать мо­мент смер­ти на ка­ме­ру в ре­жи­ме oн­лайн. Ви­део­за­пи­си в даль­ней­шем про­да­ют­ся в се­тях Ин­тер­нет или Дарк­нет (част­ная сеть, со­еди­не­ния ко­то­рой уста­нав­ли­ва­ют­ся толь­ко меж­ду до­ве­рен­ны­ми кон­так­та­ми, ино­гда име­ну­ю­щи­ми­ся дру­зья­ми, с ис­поль­зо­ва­ни­ем нестан­дарт­ных про­то­ко­лов и пор­тов; фай­ло­об­мен про­ис­хо­дит ано­ним­но (по­сколь­ку IP-ад­ре­са недо­ступ­ны пуб­лич­но).

На днях в СМИ по­яви­лась ин­фор­ма­ция, что од­ну из жертв та­ких групп спас­ла от смер­ти... бо­лезнь. В Ива­но-Фран­ков­ске 13-лет­няя уче­ни­ца элит­ной шко­лы по­па­ла в боль­ни­цу с ги­пер­то­ни­че­ским кри­зом, пи­шет «Ком­со­моль­ская прав­да в Укра­ине». При осмот­ре де­воч­ки у нее на ру­ке бы­ли об­на­ру­же­ны стран­ные мет­ки: вы­ре­зан­ный, а за­тем про­чер­чен­ный мар­ке­ром кит, да­та — 10.02 и вре­мя — 4.20. Вра­чи об­ра­ти­лись в по­ли­цию. Ока­за­лось, бо­лезнь по­мог­ла спа­сти ре­бен­ка от смер­ти: в этот час де­воч­ка долж­на бы­ла по­кон­чить с со­бой. Как вы­яс­ни­лось, она по­па­ла в боль­ни­цу за неде­лю до ча­са Х. А рас­ска­зы­вал школь­ни­це, что имен­но она долж­на сде­лать, ку­ра­тор од­ной из групп в соц­се­тях.

Де­пар­та­мент ки­бер­по­ли­ции про­сит при об­на­ру­же­нии опас­ных групп, в ко­то­рых мож­но най­ти при­зы­вы под­рост­ков к су­и­ци­ду, со­об­щать о них ли­бо на сай­те На­ци­о­наль­ной по­ли­ции ( https://www.cybercrime.gov.ua — круг­ло­су­точ­но), ли­бо по те­ле­фо­ну го­ря­чей ли­нии (044) 374-37-21 (с 8.45 до 19.30 в ра­бо­чие дни). Кро­ме то­го, ре­ко­мен­ду­ет­ся об­ра­щать­ся к администрации соц­се­ти, где бы­ла вы­яв­ле­на по­доб­ная груп­па.

Узнав, ка­кие опас­но­сти та­ит се­го­дня Ин­тер­нет, лю­ди за­бес­по­ко­и­лись: мож­но ли убе­речь от них се­бя и сво­е­го ре­бен­ка?

Об этом «ФАК­ТЫ» по­го­во­ри­ли с ру­ко­во­ди­те­лем на­прав­ле­ния IT- без­опас­но­сти ком­па­нии ERС Вик­то­ри­ей Иц­ко­вич:

— По­нят­ное де­ло, что тех­ни­че­ских средств за­щи­ты от та­ких угроз нету. Ес­ли вы да­е­те ре­бен­ку воз­мож­ность вы­хо­дить в Ин­тер­нет, то долж­ны его пра­виль­но под­го­то­вить. Вы­пус­кая школь­ни­ка на ули­цу, вы на­пут­ству­е­те: не раз­го­ва­ри­вай с незна­ком­ца­ми, за­сте­ги­вай кур­точ­ку, на­де­вай шап­ку, пе­ре­хо­ди ули­цу толь­ко на зе­ле­ный свет... Вот точ­но так же на­до под­го­то­вить его и к «про­гул­кам» в Се­ти.

— Мо­жет, про­ще про­сто пе­ре­крыть ре­бен­ку до­ступ к Ин­тер­не­ту? Вы­де­лить ему 15 минут в день на про­смотр муль­ти­ков, чте­ние по­чты — и все...

— И как вы се­бе это пред­став­ля­е­те? Ду­ма­е­те, это так же про­сто, как за­пе­реть ре­бен­ка до­ма?

За­пре­тить Ин­тер­нет не­воз­мож­но: все­гда най­дут­ся дру­зья «с ком­пью­те­ром», ком­пью­тер­ные клу­бы... В кон­це кон­цов, на лю­бом смарт­фоне сей­час есть мо­биль­ный Ин­тер­нет.

А вот под­го­то­вить ре­бен­ка к тем опас­но­стям, ко­то­рые та­ит вир­ту­аль­ный мир, — вполне по­силь­ная за­да­ча.

— И как же де­тей к это­му го­то­вить?

— Не­ко­то­рые ро­ди­те­ли ду­ма­ют, что мо­гут обес­пе­чить без­опас­ность ре­бен­ка в Се­ти вся­ки­ми про­грамм­ны­ми предо­хра­ни­те­ля­ми ти­па «ро­ди­тель­ско­го кон­тро­ля», спе­ци­аль­ных при­ло­же­ний или бло­ки­ров­ки опре­де­лен­ных сай­тов или групп. Но это все на са­мом де­ле чушь, по­сколь­ку, как я уже ска­за­ла, у подростка есть до­ступ к Ин­тер­не­ту не толь­ко до­ма: в шко­ле, у дру­зей, у ба­буш­ки, у крест­ной, в ком­пью­тер­ном клу­бе... Он лег­ко смо­жет обой­ти все ро­ди­тель­ские бло­ки­ров­ки. Так что за­прет­ный плод к нему все рав­но по­па­дет. За­да­ча пап и мам — объ­яс­нить, что в Се­ти мож­но де­лать, что ни в ко­ем слу­чае нель­зя де­лать и ка­кие по­след­ствия мо­гут быть в слу­чае ошиб­ки.

Кро­ме то­го, ес­ли ре­бен­ку что-то бло­ки­ру­ют, то это, во-пер­вых, на­ру­ша­ет до­ве­ри­тель­ные от­но­ше­ния меж­ду ним и ро­ди­те­ля­ми, а во-вто­рых, толь­ко уси­ли­ва­ет ин­те­рес к за­пре­щен­но­му со­дер­жа­нию...

— То есть луч­ше поз­во­лить, но кон­тро­ли­ро­вать?

— Под­ро­сток мо­жет пе­ре­стать вам до­ве­рять, ес­ли уви­дит, что вы чи­та­ли его пе­ре­пис­ку или смот­ре­ли ис­то­рию в бра­у­зе­ре. И то­гда, ес­ли вдруг слу­чит­ся что-то дей­стви­тель­но страш­ное, он ни­че­го не рас­ска­жет, бо­ясь оче­ред­но­го на­ка­за­ния.

— Да что же мо­жет про­изой­ти?

— Все что угод­но. При­чем, пой­ми­те, на са­мом де­ле «страш­но» для ре­бен­ка и «страш­но» для ро­ди­те­лей — это два раз­ных «страш­но». Пред­по­ло­жим, зай­дет под­ро­сток на пор­но­сайт (слу­чай­но или на­ме­рен­но) и уви­дит что-то непри­стой­ное. Страш­но это для него? В ка­кой-то ме­ре да. А вот, на­при­мер, кто-то из вир­ту­аль­ных дру­зей пред­ло­жит ему встре­тить­ся. Страш­но ли это для него?

— Для ре­бен­ка, ду­маю, нет. На­обо­рот, ему бу­дет ин­те­рес­но...

— Вот имен­но! В этом и со­сто­ит глав­ная про­бле­ма: они не бо­ят­ся то­го, че­го дей­стви­тель­но нуж­но бо­ять­ся. И вот об этом с детьми нуж­но раз­го­ва­ри­вать.

«Сво­им вир­ту­аль­ным дру­зьям де­ти до­ве­ря­ют непоз­во­ли­тель­но лег­ко»

— Да­вай­те кон­крет­но, о чем имен­но на­до бе­се­до­вать с детьми?

— О том , как их бес­печ­ность — осо­бен­но в соц­се­тях — мо­жет при­ве­сти к ре­аль­ным про­бле­мам. Нуж­но по­ка­зать им, ка­кие си­ту­а­ции долж­ны вы­зы­вать на­сто­ро­жен­ность, и по­про­сить рас­ска­зы­вать о та­ких слу­ча­ях. Не за­кры­вать­ся, не пря­тать­ся.

По­чти каж­дый ро­ди­тель про­во­дит со сво­им ре­бен­ком об­щую бе­се­ду на те­му «от­ку­да бе­рут­ся де­ти». И это важ­но для то­го, что­бы огра­дить его или ее от неже­ла­тель­ных по­след­ствий сек­са. Так вот, точ­но так же необ­хо­ди­мо го­во­рить с ни­ми и о том, как ве­сти се­бя в Ин­тер­не­те.

Де­ти сей­час ак­тив­но об­ща­ют­ся в со­ци­аль­ных се­тях. Это их мир, в ко­то­ром они ре­аль­но жи­вут: там по­яв­ля­ют­ся дру­зья, за­вя­зы­ва­ют­ся от­но­ше­ния... И сво­им вир­ту­аль­ным при­я­те­лям они до­ве­ря­ют непоз­во­ли­тель­но лег­ко. Этим-то и поль­зу­ют­ся мо­шен­ни­ки и пре­ступ­ни­ки.

— Как имен­но?

— У ре­бен­ка в со­ци­аль­ной се­ти есть ак­ка­унт, где он раз­ме­ща­ет свои фо­то­гра­фии. Ча­сто там же ука­зы­ва­ет класс и но­мер шко­лы, ино­гда — до­маш­ний ад­рес. На­вер­ня­ка он на­пи­шет и мо­биль­ный те­ле­фон, по­сколь­ку де­тям сей­час важ­на со­ци­а­ли­за­ция. Этой информации уже бо­лее чем до­ста­точ­но для то­го, что­бы «раз­ве­сти» ре­бен­ка на все что угод­но.

— На­при­мер, на что?

— Пред­по­ло­жим, 13- лет­ней Ле­ноч­ке в дру­зья про­сит­ся некая Олень­ка с сим­па­тич­ным ко­тен­ком на «ава­тар­ке». Она пи­шет что-то вро­де: «Пом­нишь, как мы за­вис­ли то­гда у Вла­да?» (Влад — один из дру­зей Ле­ны, и его лег­ко мож­но най­ти в «про­фи­ле», ну а фо­то с ве­че­рин­ки Ле­ноч­ка опуб­ли­ко­ва­ла в лен­те ме­сяц на­зад.) Дру­гой ва­ри­ант: Оля ска­жет, что в про­шлом го­ду учи­лась в той же шко­ле, что и Ле­ноч­ка (ин­фор­ма­ция об учеб­ном за­ве­де­нии то­же есть в «про­фи­ле»).

Че­ло­век сра­зу вы­зы­ва­ет до­ве­рие. Олю Ле­на не пом­нит, но это неваж­но. Де­тям необ­хо­ди­мо, что­бы у них бы­ло как мож­но боль­ше дру­зей. По­это­му школь­ни­ки ча­сто до­бав­ля­ют в при­я­те­ли всех, кто по­про­сит­ся, да­же незна­ко­мых. А ес­ли ре­бе­нок скло­нен про­яв­лять осто­рож­ность, сыг­ра­ет роль то, что Олеч­ка — «своя». Ведь она зна­ет Вла­да, по­это­му сра­зу по­па­дет в спи­сок дру­зей.

— Так лег­ко?

— Ко­неч­но. Воз­мож­но, это дей­стви­тель­но Оля, ко­то­рую Ле­на про­сто за­бы­ла. Но ес­ли вме­сто де­воч­ки за ком­пью­те­ром си­дит 40-лет­ний ре­ци­ди­вист, то­гда мо­гут воз­ник­нуть про­бле­мы. По­сколь­ку, про­чи­тав лен­ту Ле­ны, он узна­ет не толь­ко ку­да, с кем, ко­гда она хо­дит, где жи­вет, что по­ку­па­ет и где ту­су­ет­ся, но и ка­ков уро­вень до­хо­дов ее се­мьи, как ча­сто ро­ди­те­лей нет до­ма, ку­да и на сколь­ко они уез­жа­ют. Кро­ме то­го, под маской Олеч­ки он мо­жет втереться к Лене в до­ве­рие и выпытать прак­ти­че­ски всю нужную ему ин­фор­ма­цию.

Не ис­клю­че­но, что «де­воч­ка Оля » пред­ло­жит Ле­ноч­ке встре­тить­ся в «лю­би­мом» ка­фе (фот­ки из ка­фе ре­гу­ляр­но бы­ли в лен­те, а встре­ча в зна­ко­мом ме­сте все­гда рас­по­ла­га­ет к до­ве­рию). И по­том ре­ци­ди­вист за­пих­нет Ле­ну в ма­ши­ну и вы­ве­зет в от­да­лен­ный дом на краю се­ла, что­бы из­на­си­ло­вать, убить или по­лу­чить вы­куп от ро­ди­те­лей...

«Де­воч­ка Оля» мо­жет по­про­сить Ле­ну сфо­то­гра­фи­ро­вать свою квар­ти­ру или дом, что­бы бы­ло про­ще узнать, есть ли там сиг­на­ли­за­ция, ка­кая сто­ит вход­ная дверь, ка­кой за­мок.

Дру­гой при­мер. Ле­ноч­ка на­пи­шет: «Встре­чай­те ме­ня, снеж­ные Кар­па­ты! Все­го один день остал­ся. Едем с се­мьей в Бу­ко­вель!» — и при­кре­пит фо­то­гра­фию но­вых лыж. От­лич­но, это сиг­нал: с зав­траш­не­го дня в квар­ти­ре не бу­дет ни Ле­ны, ни ее ро­ди­те­лей.

Бо­лее про­стой ва­ри­ант: «де­воч­ка» по­про­сит вы­ру­чить ее и пе­ре­ве­сти на мо­биль­ный 100 гри­вен. Да, у Ле­ны нет бан­ков­ской кар­точ­ки, но у нее есть день­ги на мо­биль­ном сче­ту.

Не ис­клю­че­но так­же, что «по­друж­ка» «раз­ве­дет» Ле­ноч­ку на се­рию фо­то­гра­фий, где она изоб­ра­же­на в об­на­жен­ном ви­де, а по­том бу­дет шан­та­жи­ро­вать (обе­щая вы­ло­жить сним­ки в пуб­лич­ный до­ступ) и вы­мо­гать бо­лее круп­ные сум­мы.

— Ого, сколь­ко ва­ри­ан­тов сра­зу!

— На са­мом де­ле их на­мно­го боль­ше. Глав­ная про­бле­ма — это лег­ко­мыс­лие. При­чем не толь­ко дет­ское. Лю­ди ду­ма­ют: «Что мне скры­вать? Ко­му я ну­жен? Я же не оли­гарх и не де­пу­тат». А вот вы­яс­ня­ет­ся, что как раз и нуж­ны. Мо­шен­ни­кам и пре­ступ­ни­кам.

«Под­ро­сток го­тов пла­тить за то, что­бы зло­умыш­лен­ник не рас­сы­лал от его име­ни непри­лич­ные со­об­ще­ния»

— И еще да­вай­те опре­де­лим­ся: что долж­но на­сто­ро­жить подростка в об­ще­нии с незна­ком­цем?

— Ес­ли по­сто­рон­ний че­ло­век что-то про­сит. На­при­мер, лич­ную ин­фор­ма­цию (ад­рес, те­ле­фон, име­на ма­мы и па­пы), день­ги, фо­то. Или же­ла­ет сроч­но уви­деть­ся.

— На встре­чу нуж­но ид­ти толь­ко с кем-то, — про­дол­жа­ет Вик­то­рия Иц­ко­вич. — И ор­га­ни­зо­вы­вать ее в люд­ном ме­сте. Ес­ли че­ло­век, узнав, что под­ро­сток бу­дет не один, вне­зап­но «пе­ре­ду­ма­ет», зна­чит, в этом та­и­лась ка­кая-то опас­ность.

С детьми есть еще од­на те­ма для шан­та­жа. По­сколь­ку со­ци­аль­ные се­ти яв­ля­ют­ся важ­ной ча­стью их жиз­ни, то воз­мо­жен ва­ри­ант, ко­гда, вз­ло­мав ак­ка­унт, зло­умыш­лен­ни­ки по­том шан­та­жи­ру­ют ре­бен­ка тем, что бу­дут от его име­ни рас­сы­лать дру­зьям раз­лич­ные непри­лич­ные со­об­ще­ния. И под­ро­сток го­тов пла­тить за то, что­бы преступник это­го не де­лал.

Кста­ти, то же ка­са­ет­ся он­лайн-игр. Там есть важ­ная ин­фор­ма­ция и ар­те­фак­ты (вир­ту­аль­ные пред­ме­ты, с по­мо­щью ко­то­рых иг­рок дей­ству­ет бо­лее эф­фек­тив­но и ста­но­вит­ся ме­нее уяз­ви­мым). Ра­ди них ре­бе­нок пой­дет на мно­гое.

— На что имен­но? У него же нет де­нег.

— За­то, как я го­во­ри­ла, есть счет мо­биль­но­го те­ле­фо­на. И он мо­жет пе­ре­во­дить с него день­ги, что­бы ку­пить важ­ный ар­те­факт или за­пла­тить шан­та­жи­сту.

— То есть ес­ли у ре­бен­ка быст­ро за­кан­чи­ва­ют­ся день­ги на мо­биль­ном...

— ...зна­чит, нуж­но про­ве­рить его за­тра­ты. Мо­биль­ные опе­ра­то­ры охот­но предо­став­ля­ют ин­фор­ма­цию о рас­хо­дах за ме­сяц.

— Я так по­ни­маю, что со взрос­лы­ми мож­но про­де­лать все то же са­мое?

— И да­же боль­ше, ведь у них, как пра­ви­ло, есть бан­ков­ская кар­точ­ка.

— Кто бо­лее лег­ко­мыс­лен­ный в во­про­сах ком­пью­тер­ной без­опас­но­сти — де­ти или взрос­лые?

— Лег­ко­мыс­лен­ные все оди­на­ко­во. Но де­ти быст­рее обу­ча­ют­ся и при­ни­ма­ют пра­виль­ную точ­ку зре­ния.

Ко­гда мы чи­та­ем лек­ции в шко­лах, то ре­бя­та тя­нут ру­ки как су­ма­сшед­шие, что­бы по­де­лить­ся с на­ми ин­фор­ма­ци­ей о про­ма­хах их ро­ди­те­лей. Они пре­крас­но ви­дят, что па­па по­сы­ла­ет плат­ную sms-ку на но­мер, по­сколь­ку ему, ви­ди­те ли, по­обе­ща­ли ав­то­мо­биль в ка­че­стве при­за.

«Чем длин­нее па­роль, тем он эф­фек­тив­нее»

— Вы­хо­дит, взрос­лые неред­ко са­ми по­да­ют пло­хой при­мер сво­им де­тям?

— Взрос­лые аб­со­лют­но бес­печ­ны в во­про­сах без­опас­но­сти. На­при­мер, ста­вят оди­на­ко­вые па­ро­ли на все ак­ка­ун­ты: поч­та, «Фейсбук», «Ин­с­та­грам», ра­бо­чие пап­ки. При­чем па­роль обыч­но сла­бый, лег­ко опре­де­ля­е­мый.

— Но ведь сей­час си­сте­мы обыч­но тре­бу­ют слож­ные па­ро­ли, ко­то­рые со­сто­ят из цифр, букв и да­же сим­во­лов.

— И тем не ме­нее прак­ти­ка по­ка­за­ла, что у боль­шин­ства лю­дей он со­став­ля­ет в ком­би­на­ции свое имя, име­на де­тей, те­ле­фон, ад­рес, год рож­де­ния — свой, де­тей или су­пру­га (су­пру­ги). Всю эту ин­фор­ма­цию мож­но най­ти в про­фи­лях поль­зо­ва­те­лей в со­ци­аль­ных се­тях.

Кро­ме то­го, все еще слиш­ком рас­про­стра­не­ны па­ро­ли 12345, 54321, qwerty и password.

На са­мом де­ле па­ро­ли взла­мы­ва­ют спе­ци­аль­ные про­грам­мы. И для них не пред­став­ля­ет слож­но­сти быст­ро про­бе­жать­ся по сло­ва­рю и пе­ре­про­бо­вать все ва­ри­ан­ты и ком­би­на­ции. По­это­му чем длин­нее па­роль, тем он эф­фек­тив­нее. Ска­жем так, бо­лее длин­ный — луч­ше бо­лее слож­но­го.

— Од­на­ко па­роль все рав­но под­бе­рут? Шан­сов прак­ти­че­ски нет?

— Да. Это про­стой пе­ре­бор — по од­но­му сим­во­лу. На­зы­ва­ет­ся «брут­форс» (brute force — гру­бая ата­ка). Во­прос в том, за сколь­ко вре­ме­ни под­бе­рут па­роль. Ведь мо­жет сра­бо­тать за­щи­та са­мой си­сте­мы, ко­то­рая пой­мет, что ее взла­мы­ва­ют. Чем длин­нее па­роль, тем боль­ше вре­ме­ни зай­мет пе­ре­бор.

— И что же де­лать?

— Поч­то­вый сер­вис или со­ци­аль­ная сеть мо­жет опре­де­лить, что па­роль был непра­виль­но вве­ден 25 раз, и за­про­сить вто­рой фактор аутен­ти­фи­ка­ции.

— Что это та­кое?

— Под­твер­жде­ние вхо­да че­рез по­чту, мо­биль­ный те­ле­фон (sms с ко­дом, ко­то­рый при­хо­дит на те­ле­фон), иным спо­со­бом. По­это­му, чем боль­ше фак­то­ров аутен­ти­фи­ка­ции вы оста­ви­те на сер­ви­се, тем труд­нее взло­мать ва­шу стра­нич­ку.

«Ес­ли бух­гал­тер фир­мы при­мет ви­рус на ра­бо­чий ком­пью­тер, пре­ступ­ни­ки мо­гут за се­кун­ды опу­сто­шить счет пред­при­я­тия»

— А я ду­ма­ла, что, на­обо­рот, нель­зя остав­лять свой мо­биль­ный но­мер в соц­се­тях.

— Для соб­ствен­ной за­щи­ты да­же нуж­но! Но толь­ко не в от­кры­том до­сту­пе. Те­ле­фон необ­хо­ди­мо ука­зать при ре­ги­стра­ции и за­пре­тить его по­ка­зы­вать пуб­лич­но. А то сей­час лю­ди так рас­сла­би­лись, что да­же пин-код пи­шут пря­мо на бан­ков­ской кар­точ­ке.

— Это я знаю, у са­мой та­кие про­бле­мы с ро­ди­те­ля­ми бы­ли.

— Вот ви­ди­те! И по­те­ря или кра­жа кар­точ­ки озна­ча­ет, что с ва­ше­го бан­ков­ско­го сче­та в бли­жай­шем бан­ко­ма­те сра­зу бу­дет сня­та вся сум­ма.

То же са­мое с па­ро­ля­ми. Вез­де сто­ит один и тот же па­роль? Зна­чит, ес­ли у вас вскро­ют один ак­ка­унт, то сра­зу же до­бе­рут­ся и до осталь­ных.

— Пред­по­ло­жим, вскро­ют мою по­чту. И что та­ко­го страш­но­го они там най­дут?

— А у вас PayPal к ка­кой по­чте при­вя­зан?

— Ой, ну да, к мо­ей до­маш­ней. — Вот и от­лич­но! Я от­кры­ваю ва­шу по­чту, пе­ре­во­жу на се­бя управ­ле­ние ва­шим элек­трон­ным ко­шель­ком, по­ку­паю се­бе шу­бу... По­том с то­го же ад­ре­са вхо­жу в ваш «Фейсбук», «Ин­с­та­грам » , « Порт­моне » , « Вай­бер » , «Твит­тер» и так да­лее.

Я смо­гу от ва­ше­го име­ни пи­сать мерз­кие ком­мен­та­рии под фо­то­гра­фи­я­ми ва­ших дру­зей, смо­гу по­про­сить их по­пол­нить бан­ков­ский счет, смо­гу са­ма пе­ре­ве­сти день­ги на мо­биль­ные сче­та из ва­ших вир­ту­аль­ных ко­шель­ков или же про­сто пе­ре­слать всем ва­шим кон­так­там ви­рус в по­чте или со­об­ще­нии.

У мо­шен­ни­ков, рас­сы­ла­ю­щих «фи­шин­го­вые» пись­ма (от ан­глий­ско­го fishing — ры­бал­ка), есть опре­де­лен­ная цель, ко­то­рая мо­жет быть ре­а­ли­зо­ва­на пу­тем вскры­тия ва­шей по­чты. И это во­все не чте­ние пе­ре­пис­ки. Не тешь­те се­бя ил­лю­зи­я­ми.

По­лу­чив до­ступ к од­но­му ва­ше­му ре­сур­су, пре­ступ­ни­ки по­том мо­гут овла­деть всей ва­шей вир­ту­аль­ной жиз­нью: пи­сать за вас в «Фейс­бу­ке», от­сы­лать за вас пись­ма, а глав­ное, шпи­о­нить за ва­ши­ми дру­зья­ми и кол­ле­га­ми...

— Это уже непри­ят­но.

— Непри­ят­но? Да это мил­ли­он­ные убыт­ки для фирм! Вы знаете, что недав­ние ки­бе­р­ата­ки на ряд на­ших ве­домств (а это ком­плекс­ные, мно­го­век­тор­ные ата­ки, спла­ни­ро­ван­ные за несколь­ко ме­ся­цев) бы­ли спро­во­ци­ро­ва­ны вре­до­нос­ной про­грам­мой, ко­то­рую при­нял на свой поч­то­вый ящик кто-то из обыч­ных клер­ков. Это ока­зал­ся пер­вый этап пла­на по внед­ре­нию необ­хо­ди­мых для ата­ки про­грамм.

— За­ра­же­ние ком­пью­те­ра од­но­го из слу­жа­щих ми­ни­стер­ства ви­ру­сом?

— Имен­но так. Ду­ма­е­те, вы ни­ко­му не ин­те­рес­ны? А ваш шеф? А ваш муж? А ваш друг?

Фи­шин­го­вое пись­мо при­сы­ла­ют не IT-шни­ку. Его от­прав­ля­ют сек­ре­тар­ше, бух­гал­те­ру, клер­ку, ме­не­дже­ру. Та­ким вот обыч­ным лю­дям, как мы с ва­ми. А по­том, внед­ря­ясь в вир­ту­аль­ную жизнь че­ло­ве­ка, пре­ступ­ни­ки лег­ко про­ни­ка­ют к его дру­зьям и род­ствен­ни­кам.

Неуже­ли од­но­класс­ник не при­мет от вас пись­мо с те­мой «Смотри, ка­кую твою фот­ку я на­шла!»?

— При­мет!

— Клик­нет на ссыл­ку — и все, ви- рус за­ка­чан. Или, на­при­мер, по­лу­ча­е­те пись­мо из бан­ка: «До­ро­гая Ли­лия Алек­се­ев­на, у вас остал­ся непо­га­шен­ным долг в раз­ме­ре 20 ты­сяч гри­вен. Мы на­чи­на­ем ис­пол­ни­тель­ное про­из­вод­ство. До­пол­ни­тель­ная ин­фор­ма­ция на­хо­дит­ся во вло­же­нии».

— Дай­те я до­га­да­юсь: во вло­же­нии за­та­ил­ся ви­рус?

— Ко­неч­но!

— И что даль­ше?

— Это за­ви­сит от то­го, за­чем имен­но зло­умыш­лен­ни­кам по­на­до­бил­ся ви­рус. На­при­мер, ес­ли бух­гал­тер фир­мы при­мет ви­рус на ра­бо­чий ком­пью­тер, то пре­ступ­ни­ки мо­гут за се­кун­ды опу­сто­шить счет пред­при­я­тия.

Есть еще та­кой вид мо­шен­ни­че­ства: под­клю­чен­ный к се­ти пред­при­я­тия ком­пью­тер «хва­та­ет» ви­рус, из-за ко­то­ро­го за­ви­са­ет сер­вер. За­тем этот ви­рус тре­бу­ет де­нег. На экране воз­ни­ка­ет над­пись: «Все ва­ши дан­ные за­шиф­ро­ва­ны и бу­дут уни­что­же­ны, ес­ли вы не пе­ре­чис­ли­те та­кую-то сум­му на та­кой-то счет».

При­чем ха­ке­ры ру­ко­вод­ству­ют­ся ре­зуль­та­та­ми мар­ке­тин­го­вых ис­сле­до­ва­ний, опре­де­лив­ших «точ­ку про­да­жи»: сум­му, ко­то­рую че­ло­век го­тов за­пла­тить, не обра­ща­ясь в по­ли­цию. В США для обыч­но­го че­ло­ве­ка это 300 дол­ла­ров.

— Ни­че­го се­бе!

— Вот дру­гой при­мер: в при­ем­ную пред­при­я­тия, ве­дом­ства или бан­ка за­хо­дит мо­ло­дой че­ло­век и при­кле­и­ва­ет сек­ре­тар­ше на ком­пью­тер сти­кер «внут­рен­няя тех­под­держ­ка» с но­ме­ром те­ле­фо­на. Ко­гда у нее что-то про­ис­хо­дит с ком­пью­те­ром, ку­да она по­зво­нит? Пра­виль­но, по это­му но­ме­ру.

За­тем ей го­во­рят: вклю­чи­те то-то и то-то, дай­те нам уда­лен­ный до­ступ. И та­ким об­ра­зом ее ком­пью­тер пол­но­стью пе­ре­хо­дит в управ­ле­ние ки­бер­пре­ступ­ни­кам, ко­то­рые мо­гут на­хо­дить­ся где угод­но, но в то же вре­мя управ­лять ком­пью­те­ром сек­ре­тар­ши при по­мо­щи ин­тер­нет-свя­зи. Не успе­ла она огля­нуть­ся, как с это­го ком­пью­те­ра уже ухо­дят парт­не­рам ше­фа пись­ма с ви­ру­са­ми. Или пла­теж­ки с непра­виль­ны­ми бан­ков­ски­ми рек­ви­зи­та­ми. Об­ве­сти че­ло­ве­ка во­круг паль­ца го­раз­до про­ще, чем взла­мы­вать са­му си­сте­му.

— Вот те­перь мне уже ста­но­вит­ся по-на­сто­я­ще­му страш­но... И глав­ное, все эти сек­ре­тар­ши, бух­гал­те­ры, клер­ки ду­ма­ют оди­на­ко­во: «Ко­му нуж­на моя поч­та, что они там про­чи­та­ют?»

— Вот имен­но! Пред­при­я­тия мо­гут тра­тить мил­ли­о­ны гри­вен на уста­нов­ку вы­со­ко­класс­но­го обо­ру­до­ва­ния для за­щи­ты сво­ей информации, а поль­зу­ют­ся всем этим необу­чен­ные, с точ­ки зре­ния ком­пью­тер­ной без­опас­но­сти, со­труд­ни­ки. И пре­ступ­ни­ки про­би­ва­ют брешь про­стым пись­мом млад­ше­му ме­не­дже­ру от его по­дру­ги (а точ­нее, с ее вскры­то­го ак­ка­ун­та) — с ви­ру­сом и те­мой: «А та­кой фо­точ­ки я что-то не пом­ню...»

Ведь на каж­дом пред­при­я­тии есть спе­ци­а­ли­сты, ко­то­рые, с од­ной сто­ро­ны, име­ют до­ступ к об­щей ба­зе дан­ных, фи­нан­со­вым по­то­кам, сер­ве­рам, а с дру­гой — не очень хо­ро­шо раз­би­ра­ют­ся в IT-сфе­ре и да­ле­ко не все­гда при­дер­жи­ва­ют­ся норм без­опас­но­сти.

«Вы­ужи­ва­ют ин­фор­ма­цию и с по­мо­щью он­лайн-ан­кет, ведь все они про­сят раз­ре­ше­ния ис­поль­зо­вать ва­ши дан­ные из «Фейс­бу­ка»

— Так че­го же лю­дям опа­сать­ся? То­го, что по­чту мо­гут вскрыть, по­до­брав па­роль, или то­го, что че­рез эту по­чту им при­шлют ви­рус?

— И од­но­го, и дру­го­го! По­чту че­ло­ве­ка вскры­ва­ют и с это­го ад­ре­са пе­ре­сы­ла­ют его дру­зьям ви­рус. Или же вам мо­гут от­пра­вить ви­рус, вскрыв ваш ак­ка­унт в «Фейс­бу­ке». На­при­мер, при­дет пись­мо от неко­е­го По­во­лоц­ко­го из Сан-Фран­цис­ко с тек­стом: «Я очень дол­го ис­кал сво­их род­ствен­ни­ков и вот на­ко­нец на­шел! Хо­чу при­гла­сить вас к се­бе, что­бы бли­же по­зна­ко­мить­ся. Вот тут моя фо­то­гра­фия, на ко­то­рой я вме­сте с же­ной До- ро­ти на фоне до­ма». И ссыл­ка на фот­ку. Клик­не­те?

— Ско­рее все­го, да...

— Все, ви­рус у вас в ком­пью­те­ре! Кро­ме то­го, есть еще та­кой вид мо­шен­ни­че­ства, ко­то­рый ис­поль­зу­ет тра­ди­ци­он­ное для че­ло­ве­ка стрем­ле­ние по­лу­чить на дар­мов­щи­ну по­боль­ше де­нег. На­при­мер, при­хо­дит пись­мо от клер­ка ка­ко­го-то швей­цар­ско­го бан­ка с со­об­ще­ни­ем о том, что, мол, у нас, в швей­цар­ском кан­тоне Ва­ле, умер бо­га­тый ста­рик по фа­ми­лии По­во­лоц­кий. И у него оста­лось 3 мил­ли­о­на фран­ков на сче­те вот это­го са­мо­го бан­ка, клерк ко­то­ро­го вам пи­шет. Ра­бот­ник фи­н­учре­жде­ния пред­ла­га­ет день­ги раз­де­лить и да­же го­тов их уже пе­ре­слать, но тут такая за­гвозд­ка: нуж­ны дан­ные ва­ше­го сче­та. Кро­ме то­го, на­до упла­тить неболь­шой сер­вис­ный сбор — 200 фран­ков.

То есть он пред­ла­га­ет вам вне­сти ма­лень­кий сбор, а сам го­тов вы­слать ва­шу по­ло­ви­ну от 3 мил­ли­о­нов!

— Неуже­ли лю­ди на та­кое по­ку­па­ют­ся?

— Еще как! Тем бо­лее что за­тра­ты на по­доб­ные «пись­ма сча­стья» неболь­шие и рас­сы­ла­ют­ся они ты­ся­ча­ми. А ес­ли хо­тя бы каж­дый де­ся­тый от­пра­вит 200 фран­ков, мо­шен­ни­кам хва­тит.

— Но от­ку­да он узнал мою фа­ми­лию и по­чту?

— О чем же я и го­во­рю: до­ста­точ­но вскрыть хо­тя бы один ак­ка­унт — и вы пе­ред мо­шен­ни­ка­ми как на ла­до­ни. Хо­тя боль­шин­ство на­ших лю­дей са­ми столь­ко рас­ска­зы­ва­ют о се­бе в «Фейс­бу­ке», «ВКон­так­те» и «Од­но­класс­ни­ках», что ни­че­го взла­мы­вать уже и не нуж­но.

— Это как с детьми...

— Да-да-да. В соц­се­тях мож­но узнать не толь­ко ме­сто ра­бо­ты, но так­же сколь­ко у вас де­тей, в ка­кую шко­лу они хо­дят, в ка­кой сек­ции за­ни­ма­ют­ся. Есть ли у вас муж, кто он. Ку­да вы с ним ез­ди­ли в от­пуск, ка­кой име­е­те уро­вень до­хо­дов. Мар­ка ав­то­мо­би­ля, ад­рес, те­ле­фон...

На­при­мер, ча­сто мо­ло­дые де­вуш­ки лю­бят хва­стать­ся по­куп­ка­ми и, фо­то­гра­фи­ру­ясь, кла­дут ря­дом с па­ке­ти­ком из Louis Vuitton свою бан­ков­скую кар­точ­ку, ес­ли она «пла­ти­нум» или «голд». Зло­умыш­лен­ник смот­рит на но­мер кар­ты, но­мер те­ле­фо­на де­вуш­ки, ищет в дру­зьях ее ма­му, вы­яс­ня­ет, есть ли в до­ме ко­тик или со­бач­ка... Осталь­ное — де­ло тех­ни­ки.

— При чем тут ма­ма и до­маш­ние жи­вот­ные?

— Ну как же! Ос­нов­ной от­вет на про­ве­роч­ный во­прос — де­ви­чья фа­ми­лия ма­те­ри или клич­ка до­маш­не­го лю­бим­ца.

— Точ­но.

— Че­ло­век ведь да­же не за­ду­мы­ва­ет­ся, как мож­но ис­поль­зо­вать ин­фор­ма­цию о нем. Су­ще­ству­ет такая функ­ция, как геопри­вяз­ка. Это ко­гда лю­бой де­вайс (смарт­фон, план­шет) опре­де­ля­ет, где вы на­хо­ди­тесь, и ука­зы­ва­ет это в при­вяз­ке к со­об­ще­ни­ям и фо­то­гра­фи­ям, ко­то­рые вы де­ла­е­те.

Несколь­ко раз сфо­то­гра­фи­ро­ва­лись в Ри­ме? Сле­до­ва­тель­но, вас точ­но нет сей­час до­ма. Узнав об этом, пре­ступ­ни­ки мо­гут вскрыть квар­ти­ру.

Ва­ши дру­зья «за­те­га­ли» вас на ку­рор­те, зна­чит, вы не на боль­нич­ном. И об этом уже из­вест­но на­чаль­ству.

Кро­ме то­го, зная лич­ные па­ра­мет­ры че­ло­ве­ка, его лег­че шан­та­жи­ро­вать и за­пу­ги­вать. Пред­по­ло­жим, ваш сын по­се­ща­ет сек­цию борь­бы, а на элек­трон­ную по­чту при­шло пись­мо с тек­стом: «Из­ме­не­ния рас­пи­са­ния тре­ни­ро­вок на мар­тов­ские ка­ни­ку­лы смот­ри­те на сай­те». И ссыл­ка. Вы ее от­кро­е­те? — Ко­неч­но.

— Счи­тай­те, что ваш ком­пью­тер за­ра­жен!

Бо­лее то­го, мо­шен­ни­ки ино­гда про­яв­ля­ют фан­та­зию для то­го, что­бы вы­удить ва­ши дан­ные. На­при­мер, че­ло­век ра­бо­та­ет в ор­га­ни­за­ции с по­вы­шен­ным уров­нем сек­рет­но­сти. До­пу­стим, в бан­ке. От него на каж­дый чих тре­бу­ют па­роль... Он уже при­вык к этой про­це­ду­ре. И вот од­на­жды по­лу­ча­ет пись­мо яко­бы от сво­ей ком­па­нии со ссыл­кой на ка­кие-то ра­бо­чие гра­фи­ки или от­че­ты. Со­труд­ник бан­ка пе­ре­хо­дит по ссыл­ке, а там ви­сит «клон» стра­ни­цы его пред­при­я­тия — с те­ми же цве­та­ми оформ­ле­ния, ло­го­ти­па­ми и сти­лем. И на­пи­са­но: «Вы по­ки­да­е­те пре­де­лы до­ме­на ва­шей ор­га­ни­за­ции, что­бы под­твер­дить вы­ход, вве­ди­те, по­жа­луй­ста, ло­гин и па­роль». Он же ви­дит: это его банк. По­че­му бы не вве­сти?..

Даль­ше все ва­ри­ан­ты ре­зуль­та­тов взло­ма — от про­па­жи де­нег на сче­те до уни­что­же­ния ба­зы дан­ных.

Вы­ужи­ва­ют пер­со­наль­ную ин­фор­ма­цию и с по­мо­щью раз­лич­ных ан­кет ти­па «С кем ты встре­тишь Но­вый год?». Ведь все они про­сят раз­ре­ше­ния ис­поль­зо­вать ва­ши дан­ные из «Фейс­бу­ка».

— Дей­стви­тель­но, так и есть.

— И каж­дый раз, со­гла­ша­ясь, вы пе­ре­да­е­те ин­фор­ма­цию незна­ко­мым лю­дям. Ваш ком­пью­тер мо­жет быть взло­ман или за­ра­жен ви­ру­сом. Или и то и дру­гое.

Вам ка­жет­ся, что Ин­тер­нет ано­ни­мен? Нет, это уже дав­но не так! Он еще ме­нее ано­ни­мен, чем ре­аль­ная жизнь. В ре­аль­ной жиз­ни мож­но оскор­бить че­ло­ве­ка и убе­жать. А в Се­ти нет. Все ва­ши за­пи­си, от­мет­ки и «лай­ки» хра­нят­ся на сер­ве­рах. Ес­ли вы уда­ля­е­те ак­ка­унт, то про­сто уби­ра­е­те ссыл­ку на него, а со­дер­жа­ние сбе­ре­га­ет­ся на сер­ве­ре и его лег­ко вос­ста­но­вить.

— А ес­ли за­хо­дить толь­ко че­рез ано­ни­май­зер?

— Это то­же не ра­бо­та­ет. Че­ло­век хо­тя бы раз зай­дет на стра­ни­цу с ре­аль­но­го ад­ре­са. И его мож­но бу­дет най­ти.

«Де­лай­те ре­зерв­ные ко­пии. Это по­мо­жет со­хра­нить хо­тя бы часть важ­ной информации»

— Ой, как все слож­но. И что вы по­со­ве­ту­е­те?

— Пер­вое и са­мое глав­ное: в со­ци­аль­ных се­тях нуж­но уста­но­вить на­строй­ки при­ват­но­сти, что­бы ва­ши за­пи­си ви­де­ли толь­ко дру­зья.

— Как это сде­лать?

— В каж­дой се­ти по- раз­но­му. Мож­но най­ти мно­же­ство ви­део­ин­струк­ций на YouTube по за­про­су «как уста­но­вить на­строй­ки при­ват­но­сти» или же обыч­ную ин­струк­цию по за­про­су в по­ис­ко­ви­ке.

Вто­рое: сле­ду­ет очень хо­ро­шо филь­тро­вать дру­зей. Не при­ни­мать за­про­сы на до­бав­ле­ние в дру­зья от лю­дей, ко­то­рых вы лич­но не знаете.

Тре­тье: мак­си­маль­но огра­ни­чить до­ступ к сво­ей при­ват­ной (но­мер те­ле­фо­на, ад­рес, дру­зья, се­мей­ное по­ло­же­ние, поч­та, но­ме­ра бан­ков­ских кар­то­чек и так да­лее) информации.

Чет­вер­тое: не от­кры­вать фо­то­гра­фии, при­ло­же­ния и вло­же­ния в пись­мах, по­лу­чен­ных от незна­ко­мых лю­дей.

— А са­ми-то пись­ма мож­но от­кры­вать?

— Да. Но ни в ко­ем слу­чае не пе­ре­хо­ди­те по ссыл­кам в та­ких пись­мах. Кста­ти, то же ка­са­ет­ся лю­бых ссы­лок и вло­же­ний, при­слан­ных че­рез соц­се­ти от тех, ко­го вы лич­но не знаете.

— А ес­ли при­шла ссыл­ка от зна­ко­мо­го, у ко­то­ро­го ком­пью­тер уже за­ра­жен?

— Вы­зы­ва­ю­щие со­мне­ния фо­то­гра­фии, при­ло­же­ния и вло­же­ния в по­чте, при­слан­ные в соц­се­тях ссыл­ки и так да­лее от дру­зей нель­зя от­кры­вать, не про­ве­рив, дей­стви­тель­но ли от дру­га при­шла ин­фор­ма­ция. Для это­го нуж­но свя­зать­ся с че­ло­ве­ком по аль­тер­на­тив­но­му ка­на­лу: по­зво­нить по те­ле­фо­ну, спро­сить в Вай­бе­ре, Скай­пе, на­пи­сать на элек­трон­ную по­чту.

И са­мое-са­мое глав­ное: де­лай­те ре­зерв­ные ко­пии. Это по­мо­жет со­хра­нить хо­тя бы часть важ­ной информации. При­чем не толь­ко при ви­рус­ной ата­ке на ком­пью­тер, но да­же про­сто при уте­ре но­ут­бу­ка и смарт­фо­на.

Спе­ци­а­ли­сты со­ве­ту­ют за­ра­нее под­го­то­вить ре­бен­ка к «про­гул­кам» в Се­ти в со­ци­аль­ных се­тях ин­струк­цию, Зло­умыш­лен­ни­ки рас­сы­ла­ли де­тям в кухне газ как стать фе­ей... от­крыв на ночь

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.