«ВРАЧУ ПРИ­ШЛОСЬ ПРАК­ТИ­ЧЕ­СКИ ОТРЕЗАТЬ МНЕ ГО­ЛО­ВУ, ЧТО­БЫ ПОСТАВИТЬ ВМЕ­СТО ПЯ­ТО­ГО ПОЗВОНКА ТРАНСПЛАНТАТ — КОСТОЧКУ, КО­ТО­РУЮ ОН ВЫРЕЗАЛ У МЕ­НЯ ИЗ БЕДРА»

Олег Ива­нен­ко за 35 ча­сов без пе­ре­ры­ва на сон про­ехал на ин­ва­лид­ной ко­ляс­ке и про­плыл по Дне­пру 228 ки­ло­мет­ров. Это ди­стан­ция од­но­го из са­мых слож­ных в ми­ре со­рев­но­ва­ний — «Же­лез­ный че­ло­век» (Ironman). Ни­кто пре­жде с та­кой тя­же­лой ин­ва­лид­но­стью, как у Оле

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Игорь ОСИПЧУК

Па­ра­ли­зо­ван­ный ин­ва­лид Олег Ива­нен­ко за 35 ча­сов без пе­ре­ры­ва на сон про­ехал на ин­ва­лид­ной ко­ляс­ке и про­плыл по Дне­пру 228 ки­ло­мет­ров

— В дет­стве я меч­тал стать ди­рек­то­ром боль­шо­го за­во­да — не име­ет зна­че­ния ка­ко­го, — рас­ска­зал ге­рой пуб­ли­ка­ций «ФАК­ТОВ» ин­ва­лид на ко­ляс­ке 38-лет­ний Олег Ива­нен­ко из Бро­ва­ров Ки­ев­ской об­ла­сти, пре­одо­лев­ший за два дня (27—28 июня) ди­стан­цию од­но­го из са­мых слож­ных в ми­ре со­рев­но­ва­ний — три­ат­ло­на Ironman («Же­лез­ный че­ло­век»). — В 16 лет я по­лу­чил тя­же­лей­шую трав­му по­зво­ноч­ни­ка, чу­дом вы­жил, но утра­тил воз­мож­ность хо­дить. Од­на­ко это не по­ме­ша­ло мне до­бить­ся успе­ха в жиз­ни: стал но­та­ри­усом, у ме­ня своя юри­ди­че­ская фир­ма, я де­пу­тат Ки­ев­ской об­ласт­ной рады, за­ни­ма­юсь об­ще­ствен­ной де­я­тель­но­стью, а так­же спор­том. Че­ты­ре с по­ло­ви­ной ме­ся­ца уси­лен­но го­то­вил­ся к то­му, что­бы взять еще од­ну вер­ши­ну в жиз­ни: спра­вить­ся с Ironman. И мне это уда­лось!

«Ре­корд по­свя­тил Дню Кон­сти­ту­ции Укра­и­ны»

— Это ре­корд же­лез­но­го че­ло­ве­ка, — с гор­до­стью го­во­рит отец Оле­га Ива­нен­ко Ва­ле­рий Ива­но­вич. — Ни­кто в ми­ре с та­кой тя­же­лой ин­ва­лид­но­стью, как у мо­е­го сы­на, ди­стан­цию Ironman не пре­одо­ле­вал. Так что его до­сти­же­ние — не толь­ко на­ци­о­наль­ный, но и ми­ро­вой ре­корд. Сын по­свя­тил его Дню Кон­сти­ту­ции Укра­и­ны. Ви­део­от­чет об этом мы на­пра­вим в Лон­дон в офис Кни­ги ре­кор­дов Гин­нес­са.

— Ее пред­ста­ви­те­ли мог­ли сюда при­е­хать, что­бы сво­и­ми гла­за­ми уви­деть, как я пре­одо­ле­ваю ди­стан­цию, но для это­го мы долж­ны бы­ли за­пла­тить семь ты­сяч ев­ро, — до­бав­ля­ет Олег. — Это слиш­ком на­клад­но.

— Здо­ро­вым ат­ле­там, участ­ву­ю­щим в Ironman, нуж­но про­плыть че­ты­ре ки­ло­мет­ра, за­тем про­ехать на ве­ло­си­пе­де 182 ки­ло­мет­ра и в за­вер­ше­ние про­бе­жать ма­ра­фон (чуть боль­ше 42 ки­ло­мет­ров) — все это без пе­ре­ры­вов. Ехать на ве­ло­си­пе­де и бе­жать я не могу, по­это­му су­хо­пут­ную часть ди­стан­ции про­ехал на ко­ляс­ках двух раз­ных ви­дов. На пре­одо­ле­ние ди­стан­ции три­ат­ло­на ушло боль­ше су­ток — 35 ча­сов. Все это вре­мя я не спал.

Стар­то­вал в ми­нув­ший втор­ник в че­ты­ре ча­са де­сять ми­нут утра в Ки­е­ве на­про­тив Церк­ви свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца на во­дах (на­хо­дит­ся на са­мом бе­ре­гу Дне­пра воз­ле Пе­ше­ход­но­го мо­ста). Мне нуж­но бы­ло про­плыть че­ты­ре ки­ло­мет­ра. Ди­стан­ция боль­шая, но я спра­вил­ся с ней, по­сколь­ку с юно­ше­ских лет про­фес­си­о­наль­но за­ни­ма­юсь пла­ва­ни­ем. Не бро­сил за­ня­тия и по­сле то­го, как стал ин­ва­ли­дом. Был чле­ном па­ра­лим­пий­ской сбор­ной Укра­и­ны, да­же уста­но­вил ми­ро­вой ре­корд — про­плыл 50 мет­ров сти­лем бат­тер­фляй, не сде­лав ни еди­но­го вдо­ха.

Так вот, от Церк­ви свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца я до­плыл до мо­ста Мет­ро. За­тем ре­бя­та из груп­пы под­держ­ки пе­ре­оде­ли ме­ня в сухую одеж­ду и по­са­ди­ли на ко­ляс­ку-хенд­байк (кста­ти, оте­че­ствен­но­го про­из­вод­ства). Она осна­ще­на спе­ци­аль­ной руч­кой, ко­то­рую вра­щаю, как пе­даль (за счет это­го ко­ляс­ка едет). Я не чув­ствую те­ла ни­же гру­ди, у ме­ня так­же прак­ти­че­ски па­ра­ли­зо­ва­ны ру­ки ни­же лок­тей. Так что руч­ку на ко­ляс­ке кру­чу толь­ко за счет си­лы би­цеп­сов. От мо­ста Мет­ро по­ехал в сто­ро­ну Бро­ва­ров к по­сел­ку Кип­ти (это в 91 ки­ло­мет­ре от сто­ли­цы).

— Груп­па под­держ­ки от­пра­ви­лась вме­сте с ва­ми?

— Ко­неч­но. Ме­ня так­же со­про­вож­да­ли по­ли­цей­ский ав­то­мо­биль с ми­гал­кой и две ма­ши­ны, в ко­то­рых бы­ли мой отец, по­мощ­ни­ки, врач со всем необ­хо­ди­мым для экс­трен­ной по­мо­щи, су­дья по три­ат­ло­ну, пред­ста­ви­тель Кни­ги ре­кор­дов Укра­и­ны. Бы­ло очень жар­ко, по­это­му по­мощ­ни­ки об­ли­ва­ли ме­ня во­дой, я да­же ис­ку­пал­ся в од­ном из озер, ми­мо ко­то­ро­го мы про­ез­жа­ли. На го­ло­ве у ме­ня бы­ла бан­да­на.

Все, что про­ис­хо­ди­ло на марш­ру­те, фик­си­ро­ва­лось на ви­део. Для съе­мок за­дей­ство­ва­ли как обыч­ную ка­ме­ру, так и уста­нов­лен­ную на бес­пи­лот­ни­ке.

— По пра­ви­лам Кни­ги ре­кор­дов Укра­и­ны раз­ре­ша­ют че­рез каж­дые 50 ми­нут пу­ти де­лать де­ся­ти­ми­нут­ный пе­ре­рыв, — всту­па­ет в раз­го­вор Ва­ле­рий Ива­но­вич. — Мы не­сколь­ко раз поль­зо­ва­лись этой возможностью, что­бы про­ве­сти ме­ди­цин­ский кон­троль, сде­лать мас­саж, по­кор­мить Оле­га — су­пом, энер­ге­ти­че­ски­ми ба­тон­чи­ка­ми...

— До­брав­шись до по­сел­ка Кип­ти, я раз­вер­нул­ся и по­ехал об­рат­но в Ки­ев, — про­дол­жа­ет Олег. — Уже бы­ла ночь, пе­ри­о­ди­че­ски на­ка­ты­ва­ло же­ла­ние вздрем­нуть, но я на­хо­дил в се­бе си­лы с ним бо­роть­ся. До­ро­га в оба кон­ца — это 182 ки­ло­мет­ра. Вер­нув­шись в сто­ли­цу, пе­ре­сел на дру­гую ко­ляс­ку, ко­то­рая дви­жет­ся за счет то­го, что вра­щаю ру­ка­ми ее ко­ле­са. Мне оста­ва­лось по­крыть ма­ра­фон­скую ди­стан­цию — 42 ки­ло­мет­ра. Сил уже оста­ва­лось немно­го, я го­во­рил се­бе: «Это по­след­ний ры­вок, справ­люсь». Нуж­ный ки­ло­мет­раж на­мо­тал по бе­го­вой до­рож­ке На­ци­о­наль­но­го спор­тив­но­го ком­плек­са «Олим­пий­ский» (102 кру­га). Ор­га­низм вы­дер­жал, ко­жа на ру­ках — то­же. Ко­гда ехал 182 ки­ло­мет­ра на хенд­бай­ке, был в ко­жа­ных пер­чат­ках. Пе­ре­сев на ко­ляс­ку, в ко­то­рой нуж­но кру­тить ко­ле­са ру­ка­ми, на­дел две па­ры спе­ци­аль­ных син­те­ти­че­ских пер­ча­ток. К то­му же по­мощ­ни­ки за­кле­и­ли мои ла­до­ни лей­ко­пла­сты­рем.

Я хо­тел до­ка­зать се­бе, что да­же та­кой из­ну­ря­ю­щий три­ат­лон, как «Же­лез­ный че­ло­век», мне по пле­чу. Хо­чу так­же, что­бы дру­гие ин­ва­ли­ды вдох­но­ви­лись мо­им при­ме­ром, ста­ви­ли пе­ред со­бой сме­лые це­ли и до­сти­га­ли их.

— При ка­ких об­сто­я­тель­ствах вы ста­ли ин­ва­ли­дом?

— Это слу­чи­лось на Ива­на Ку­па­лу в 1995 го­ду, мне то­гда бы­ло 16 лет. От­ды­хал с ре­бя­та­ми в ла­ге­ре, по­шел ве­че­ром ис­ку­пать­ся в ре­ке, прыг­нул в во­ду и вре­зал­ся го­ло­вой о дно. По­лу­чил тя­же­лей­шую трав­му по­зво­ноч­ни­ка, не мог по­ше­ве­лить ни ру­ка­ми, ни но­га­ми, ни ше­ей, ни ту­ло­ви­щем. Да­же по­звать на по­мощь не мог — го­лос по­чти про­пал. До это­го в том ме­сте пры­гал мно­го раз, и все бы­ло бла­го­по­луч­но, а тут вдруг та­кое го­ре...

— Из во­ды вас вы­нес­ли дру­зья? — Нет, я ведь по­шел ку­пать­ся один. За­про­сто мог уто­нуть. Спас­ло то, что был на мел­ко­во­дье, ли­цо ока­за­лось на по­верх­но­сти, и я мог ды­шать. От­ку­да-то до­но­си­лась му­зы­ка — от­ды­ха­ю­щие от­ме­ча­ли день Ива­на Ку­па­лы, а я бес­по­мощ­но ле­жал в во­де. Про­вел в ре­ке не­сколь­ко ча­сов, в те­че­ние ко­то­рых ме­ня по­не­мно­гу сно­си­ло на глу­би­ну. К сча­стью, ко­гда уже стем­не­ло, по­яви­лись ры­ба­ки.

Я за­ни­мал­ся пла­ва­ни­ем у от­лич­но­го тре­не­ра, ко­то­рый пре­ду­пре­ждал: «Каж­дый из вас мо­жет по­лу­чить в во­де трав­му, по­это­му вы долж­ны на­зу­бок знать, что нуж­но де­лать в та­ких слу­ча­ях». Бла­го­да­ря ему чет­ко пред­став­лял, как имен­но ры­ба­ки долж­ны ока­зы­вать мне по­мощь. Я сла­бым го­ло­сом го­во­рил ры­ба­кам, что де­лать, предо­сте­ре­гал от оши­боч­ных дей­ствий, ко­то­рые еще боль­ше усу­гу­би­ли бы мое по­ло­же­ние. На­при­мер, ска­зал им, что нель­зя про­во­дить ис­кус­ствен­ное ды­ха­ние, пы­тать­ся от­ка­чать во­ду из лег­ких… По­про­сил по­ло­жить ме­ня на ров­ную по­верх­ность. Они где-то нашли дверь и раз­ме­сти­ли ме­ня на ней. Так я до­ждал­ся при­ез­да вра­чей.

«Олег ез­дит на «Мер­се­де­се», деньги на ко­то­рый за­ра­бо­тал сам»

— Как про­хо­ди­ло ле­че­ние?

— Очень дол­го рас­ска­зы­вать. Ска­жу глав­ное: вы­со­чай­ше­го клас­са хи­рург Игорь Ку­ри­лец (сей­час он ра­бо­та­ет в гос­пи­та­ле СБУ) про­вел слож­ней­шую опе­ра­цию. Врачу при­шлось прак­ти­че­ски отрезать мне го­ло­ву, что­бы поставить вме­сто пя­то­го позвонка трансплантат — косточку, ко­то­рую он вырезал у ме­ня из бедра.

— Как раз пе­ред тем, как с Оле­гом стряс­лась бе­да, мы с же­ной по­стро­и­ли но­вый дом, се­мья го­то­ви­лась от­празд­но­вать мое со­ро­ка­ле­тие, — вспо­ми­на­ет отец ре­корд­сме­на. — На Ива­на Ку­па­лу по­еха­ли с су­пру­гой на ры­нок в Чер­нов­цы, в хо­ро­шем на­стро­е­нии вер­ну­лись до­мой, как вдруг зво­нок из боль­ни­цы. Труб­ку взя­ла же­на, ей до­ве­лось первой узнать страш­ную но­вость. «Це все — си­на нема!» — в от­ча­я­нии за­яви­ла она.

Я то­гда за­ни­мал долж­ность за­ме­сти­те­ля ди­рек­то­ра за­во­да. Что­бы уха­жи­вать за сы­ном, уво­лил­ся с ра­бо­ты. У ме­ня бы­ла воз­мож­ность об­ра­тить­ся лич­но к ми­ни­стру здра­во­охра­не­ния Юрию Спи­жен­ко. «У нас есть ре­а­би­ли­та­ци­он­ный центр в седь­мой ки­ев­ской боль­ни­це, от­ве­зешь сы­на ту­да», — пред­ло­жил он. За ме­сяч­ный курс ре­а­би­ли­та­ции нуж­но бы­ло вы­ло­жить 100 мил­ли­о­нов ку­по­но-кар­бо­ван­цев (625 дол­ла­ров. — Авт.). То­гда это бы­ли очень боль­шие деньги (зар­пла­та 100 дол­ла­ров счи­та­лась вы­со­кой. — Авт.). При­шлось об­ра­тить­ся на за­вод, на ко­то­ром я ра­бо­тал, и ру­ко­во­ди­те­ли об­ра­зо­вав­ших­ся там част­ных фирм по­мог­ли. К то­му же же­на взя­ла ссу­ду в бан­ке — 25 мил­ли­о­нов. Я при­во­зил сы­на в боль­ни­цу и за­пи­сы­вал в тет­рад­ку все, что де­ла­ли и го­во­ри­ли вра­чи­ре­а­би­ли­то­ло­ги. Вы­бра­ли 13 наи­бо­лее эф­фек­тив­ных для Оле­га упраж­не­ний и ста­ли два­жды в день про­во­дить до­ма тре­ни­ров­ки.

— По­на­ча­лу я не мог под­нять да­же ган­тель­ку ве­сом 500 грам­мов, но еже­днев­но со­би­рал во­лю в ку­лак, не поз­во­лял се­бе рас­ки­сать, упор­но ра­бо­тал, — го­во­рит Олег. — До­ма чи­тал учеб­ни­ки. В кон­це учеб­но­го го­да к нам до­мой при­шла ко­мис­сия из шко­лы, и я сдал вы­пуск­ные эк­за­ме­ны. По­сту­пать ре­шил в Ин­сти­тут на­род­но­го хо­зяй­ства в Ки­е­ве, что­бы стать ди­пло­ми­ро­ван­ным юри­стом и эко­но­ми­стом. Отец во­зил ме­ня на уче­бу.

— За­ня­тия про­хо­ди­ли в но­вом мно­го­этаж­ном кор­пу­се, ко­то­рый на­хо­дит­ся воз­ле стан­ции мет­ро «Бе­ре­стей­ская», — до­бав­ля­ет Ва­ле­рий Ива­но­вич. — Па­ры про­во­ди­ли на раз­ных эта­жах. Сту­ден­ты по­мо­га­ли мне но­сить ко­ляс­ку с Оле­гом, но не мог же я утруж­дать их по­сто­ян­но. Од­на­ж­ды ку­пил торт, за­шел в учеб­ную часть, го­во­рю: «Дев­ча­та, у ме­ня сын ин­ва­лид-ко­ля­соч­ник. Нуж­но, что­бы его груп­па за­ни­ма­лась толь­ко на пер­вом эта­же». Они по­шли на­встре­чу. Зна­е­те, бе­да за­ста­ви­ла об­ра­щать­ся за по­мо­щью и под­держ­кой ко мно­гим, и я на сво­ем опы­те убе­дил­ся: хо­ро­ших, от­зыв­чи­вых лю­дей го­раз­до боль­ше, чем черст­вых и рав­но­душ­ных. Яр­кий то­му при­мер — про­фес­сор Иван Ва­си­лье­вич Би­ло­конь (мы дру­жим с ним по сей день). Он вся­че­ски под­дер­жи­вал Оле­га, да­же ком­пью­тер ему ку­пил (в кон­це 1990-х это был очень щед­рый по­да­рок). Сын на­учил­ся на­би­рать текст. Это бы­ло очень важ­но, ведь пи­сать руч­кой ему бы­ло слож­но — вы­хо­ди­ли та­кие ка­ра­ку­ли, что ря­дом с ни­ми нераз­бор­чи­вый по­черк вра­чей на ре­цеп­тах по­ка­зал­ся бы об­раз­цом кал­ли­гра­фии.

Три го­да я во­зил Оле­га в Ки­ев на уче­бу, а по­том ку­пил ему по­дер­жан­ный сто де­вя­но­стый «Мер­се­дес» бе­ло­го цве­та с ли­тов­ски­ми но­ме­ра­ми. По­до­гнал его к до­му, сын уви­дел и го­во­рит: «Ба­тя, да это же цар­ский по­да­рок! Хо­чу зав­тра же на нем по­ехать». — «Не по­лу­чит­ся — вна­ча­ле нуж­но уста­но­вить руч­ное управ­ле­ние», — от­ве­тил я. «Ну ты ведь за ночь сде­ла­ешь», — невоз­му­ти­мо за­явил сын. Де­вать­ся мне бы­ло неку­да, и я та­ки до утра упра­вил­ся. Сын сел за руль, смот­рю, ве­дет ма­ши­ну вполне снос­но, хо­тя прав еще не имел. Под­рост­ком он про­бо­вал ка­тать­ся на ста­рень­ких де­душ­ки­ных «Жи­гу­лях» в се­ле. «Ты не пред­став­ля­ешь, ба­тя, сколь­ко но­чей я ез­дил в сво­их фан­та­зи­ях на этом «Мер­се­де­се», — ска­зал мне сын. Ко­гда вско­ре Олег сда­вал эк­за­ме­ны на во­ди­тель­ские пра­ва, ин­струк­тор ди­ву да­вал­ся, что он уме­ло во­дит. Ес­ли хо­ти­те знать, на от­дель­ных участ­ках одес­ской трас­сы Олег вы­жи­ма­ет из ма­ши­ны 260 ки­ло­мет­ров в час. Од­на­ж­ды из Бро­ва­ров до Одес­сы (око­ло 500 ки­ло­мет­ров) до­е­хал все­го за два ча­са 52 ми­ну­ты. Сей­час у Оле­га крас­ный «Мер­се­дес», он ку­пил его за деньги, ко­то­рые за­ра­бо­тал сам.

Что же ка­са­ет­ся на­коп­лен­но­го на­ми опы­та ре­а­би­ли­та­ции, то мы ис­поль­зу­ем ме­то­ди­ки, ко­то­рым нас обу­чи­ли в двух ре­а­би­ли­та­ци­он­ных цен­трах, ра­бо­та­ю­щих в Бро­ва­рах.

«ФАКТЫ» неод­но­крат­но пи­са­ли об Оле­ге Ива­нен­ко. В 2007 го­ду он стал ла­у­ре­а­том На­ци­о­наль­ной пре­мии «Гор­дість краї­ни» (про­ек­та, ко­то­рый ре­а­ли­зо­вы­вал­ся Фон­дом Вик­то­ра Пин­чу­ка в парт­нер­стве с те­ле­ка­на­лом СТБ и га­зе­той «ФАКТЫ») в но­ми­на­ции «Лич­ные до­сти­же­ния». В тот год он по­пы­тал­ся уста­но­вить ре­корд в Лон­доне — про­плыть в бас­сейне 50 мет­ров, ни ра­зу не сде­лав вдох. Од­на­ко за не­сколь­ко мет­ров до фи­ни­ша у него оста­но­ви­лось серд­це. Он пе­ре­жил кли­ни­че­скую смерть. К сча­стью, спортс­ме­на во­вре­мя вы­та­щи­ли из во­ды, и вра­чи спас­ли его. Но Олег и не ду­мал от­сту­пать от за­ду­ман­но­го: по­сле воз­вра­ще­ния до­мой упор­но тре­ни­ро­вал­ся и со вто­рой по­пыт­ки та­ки уста­но­вил ре­корд.

— Олег ваш един­ствен­ный ре­бе­нок? — спра­ши­ваю у его от­ца.

— Нет, еще есть дочь. У нее двое де­тей. Так что у ме­ня есть вну­ки, а у Оле­га — пле­мян­ни­ки.

НА ГРАНИ ВОЗМОЖНОГО По­след­нее за­да­ние три­ат­ло­на — пре­одо­ле­ние ма­ра­фон­ской ди­стан­ции. Олег про­ехал ее по бе­го­вой до­рож­ке глав­но­го ста­ди­о­на стра­ны. Ря­дом со спортс­ме­ном — его отец Ва­ле­рий Ива­но­вич

Олег про­плыл че­ты­ре ки­ло­мет­ра

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.