«САШЕ КИРЮХАНОВУ, У КО­ТО­РО­ГО В 14-ЛЕТ­НЕМ ВОЗ­РАСТЕ ВЫЯВИЛИ САРКОМУ, МНЕ УДА­ЛОСЬ ПРО­ДЛИТЬ ЖИЗНЬ НА ЦЕЛЫХ 13 ЛЕТ. ОН ПРО­ЖИЛ ЭТИ ГО­ДЫ ПОЛНОЦЕННО, ЗА­НИ­МАЛ­СЯ СПОР­ТОМ»

Один из раз­ра­бот­чи­ков но­во­го ме­то­да обез­бо­ли­ва­ния врач Вик­тор Иса­ев воз­гла­вил об­ласт­ной хос­пис в За­кар­па­тье

Fakty i kommentarii - - ПОДРОБНОСТИ - Еле­на СМИРНОВА

О док­то­ре Вик­то­ре Иса­е­ве «ФАКТЫ» впер­вые на­пи­са­ли 12 лет на­зад. Ане­сте­зио­лог, он­ко­лог, аль­го­лог (врач, ле­ча­щий хро­ни­че­ский бо­ле­вой син­дром), ав­тор мно­же­ства на­уч­ных па­тен­тов, кан­ди­дат ме­ди­цин­ских на­ук Вик­тор Иса­ев ра­бо­тал то­гда в До­нец­ком про­ти­во­опу­хо­ле­вом цен­тре. Бла­го­да­ря но­во­му ме­то­ду обез­бо­ли­ва­ния он из­ба­вил от му­че­ний мно­гих боль­ных с тя­же­лей­шим ди­а­гно­зом, вер­нув им воз­мож­ность ве­сти при­выч­ный об­раз жиз­ни столь­ко вре­ме­ни, сколь­ко их ор­га­низм смо­жет бо­роть­ся с неиз­ле­чи­мой бо­лез­нью. Недав­но Вик­тор Иса­ев воз­гла­вил об­ласт­ной хос­пис в За­кар­па­тье.

Од­ним из пер­вых па­ци­ен­тов док­то­ра Иса­е­ва стал Са­ша Ки­рю­ха­нов.

— Маль­чик по­пал ко мне в 2000 го­ду с ад­ской бо­лью, — вспо­ми­на­ет Вик­тор Иcа­ев. — В 14-лет­нем воз­расте у него об­на­ру­жи­ли саркому — быст­ро раз­ви­ва­ю­щу­ю­ся зло­ка­че­ствен­ную опу­холь ко­сти бедра. О том, как му­же­ствен­но ре­бе­нок тер­пел боль, я вс­по­ми­наю каж­дый раз, ко­гда смот­рю на по­да­рен­ный им ри­су­нок. Мне дол­гие го­ды уда­ва­лось со­хра­нять это­му па­ци­ен­ту и жизнь, и ко­неч­ность. В боль­ни­це Са­ша ша­ри­ко­вой руч­кой на­ри­со­вал на ме­ня шарж и под­пи­сал: «Док­тор Не­бо­лит». Так он на­зы­вал ме­ня, бу­дучи маль­чи­ком.

Спу­стя пол­то­ра го­да обез­бо­ли­ва­ния и ле­че­ния Саше ста­ло лег­че. Он окреп, встал на но­ги, вер­нул­ся к обыч­ной жиз­ни, и я по­те­рял его из ви­ду на шесть с лиш­ним лет. На­ша слу­чай­ная встре­ча бы­ла для ме­ня срод­ни чу­ду.

Од­на­ж­ды на спорт­пло­щад­ке, ко­то­рую я по­се­щал еже­днев­но, ко мне об­ра­тил­ся па­ре­нек. «Ви­жу, вы от­жи­ма­е­тесь без пер­ча­ток. Как уда­ет­ся из­бе­гать мо­зо­лей на ру­ках?» — спро­сил он. «Я это­го не бо­юсь: у ме­ня ру­ки про­дуб­лен­ные ра­бо­той». — «Вик­тор Пав­ло­вич, это вы? Док­тор Не­бо­лит? Это я — Са­ша». Са­ша был жив и за­ни­мал­ся спор­том! Ока­за­лось, что мы жи­вем в од­ном квар­та­ле. На ра­до­стях я по­зво­нил в «ФАКТЫ», и мы вме­сте с соб­ствен­ным кор­ре­спон­ден­том «ФАК­ТОВ» в До­нец­кой об­ла­сти и чи­та­те­ля­ми га­зе­ты празд­но­ва­ли 21-й день рож­де­ния Са­ши.

— Что-ни­будь из­вест­но о даль­ней­шей судь­бе это­го па­ци­ен­та? Ко­гда вы ви­де­лись по­след­ний раз?

— За год до вой­ны, в 2013-м, ма­ма Са­ши сно­ва по­про­си­ла мо­ей по­мо­щи. На тот мо­мент па­ци­ен­ту бы­ло уже 27 лет. Ему все же ам­пу­ти­ро­ва­ли по­ра­жен­ную опу­хо­лью ко­неч­ность, и его му­чи­ли фан­том­ные бо­ли. Я по­мог пар­ню. Но вско­ре зна­ко­мые со­об­щи­ли, что за­пи­си на стра­ни­це Са­ши в соц­се­ти 27 июня 2013 го­да об­ры­ва­ют­ся. По­след­ней раз­ме­ще­на фо­то­гра­фия Са­ши в боль­нич­ной па­ла­те. Сни­мок об­ве­ден чер­ной рам­кой. Ко­неч­но, бо­лезнь у Са­ши бы­ла неиз­ле­чи­мой. Но я при­ло­жил все уси­лия для то­го, что­бы па­рень полноценно, без му­че­ний про­жил еще 13 лет…

«У ме­ня семь за­па­тен­то­ван­ных ме­то­дик ком­плекс­ной борь­бы с ро­стом ра­ко­вых кле­ток и бо­ле­вым син­дро­мом»

— Вик­тор Пав­ло­вич, вы па­тен­то­ва­ли свои ме­то­ды ле­че­ния?

— Да. У ме­ня сов­мест­но с преж­ним ру­ко­во­ди­те­лем До­нец­ко­го про­ти­во­опу­хо­ле­во­го цен­тра ака­де­ми­ком про­фес­со­ром Гри­го­ри­ем Бон­да­рем (ныне, увы, по­кой­ным) и чле­ном-кор­ре­спон­ден­том Ака­де­мии ме­ди­цин­ских на­ук Укра­и­ны про­фес­со­ром Вла­ди­ми­ром Чер­ни­ем семь за­па­тен­то­ван­ных ме­то­дик ком­плекс­ной борь­бы с ро­стом ра­ко­вых кле­ток и бо­ле­вым син­дро­мом. Эти ме­то­ди­ки во­шли в учеб­ные по­со­бия для ме­ди­цин­ских ву­зов Укра­и­ны.

— Они уни­вер­саль­ные, под­хо­дят для боль­ных с лю­бой ло­ка­ли­за­ци­ей опу­хо­ли?

— На­ши ме­то­ди­ки при­ме­ня­ют­ся в тех слу­ча­ях, ко­гда тра­ди­ци­он­ная ин­тен­сив­ная те­ра­пия ока­за­лась неэф­фек­тив­ной. Они под­хо­дят при раз­ных ло­ка­ли­за­ци­ях в тре­тьей-чет­вер­той ста­дии раз­ви­тия опу­хо­ли.

Мы с кол­ле­га­ми пред­ло­жи­ли в ка­че­стве ме­то­да обез­бо­ли­ва­ния эпи­ду­раль­ный хи­ми­че­ский ней­ро­ли­зис, ко­то­рый не при­ко­вы­ва­ет па­ци­ен­та к по­сте­ли и зна­чи­тель­но сни­жа­ет до­зу нар­ко­ти­че­ских аналь­ге­ти­ков. Ведь он­ко­боль­ным труд­но унять боль да­же с по­мо­щью силь­но­дей­ству­ю­щих обез­бо­ли­ва­ю­щих пре­па­ра­тов. А мор­фий и его ана­ло­ги вы­зы­ва­ют мно­же­ство по­боч­ных эф­фек­тов, в част­но­сти при­вы­ка­ние. Из-за боль­ших доз обез­бо­ли­ва­ю­щих у боль­ных воз­ни­ка­ют чув­ство без­на­деж­но­сти, страх пе­ред на­дви­га­ю­щей­ся смер­тью, де­прес­сия, бес­сон­ни­ца, по­те­ря ап­пе­ти­та и ин­те­ре­са к жиз­ни.

Обез­бо­ли­ва­ю­щий эф­фект на­сту­па­ет по­сле бло­ка­ды бо­ле­вых им­пуль­сов на уровне сег­мен­тов спин­но­го моз­га, от­ве­ча­ю­щих за ин­нер­ва­цию (нерв­ную связь) опре­де­лен­ных ор­га­нов. На­при­мер, шей­ный от­дел по­зво­ноч­ни­ка ин­нер­ви­ру­ет язык и гор­тань, верх­ний груд­ной от­дел — лег­кие, брюш­ную по­лость, по­яс­нич­ный — таз, ниж­ние ко­неч­но­сти.

Эпи­ду­раль­ный хи­ми­че­ский ней­ро­ли­зис тре­бу­ет юве­лир­ной ра­бо­ты вра­ча. Ска­жем, до­би­рать­ся до шей­но­го от­де­ла по­зво­ноч­ни­ка — это как на баш­ню ка­раб­кать­ся: чем вы­ше, тем слож­нее. Мне при­шлось шли­фо­вать это ма­стер­ство го­да­ми.

Ле­кар­ство вво­дит­ся в меж­по­звон­ко­вое эпи­ду­раль­ное про­стран­ство с по­мо­щью тон­чай­ше­го ка­те­те­ра, ко­то­рый вы­хо­дит в ма­лень­кий пла­сти­ко­вый ре­зер­ву­ар, при­креп­лен­ный к те­лу па­ци­ен­та в об­ла­сти жи­во­та. Слу­жит та­кой кон­тей­нер пол­то­ра го­да, на­пол­ня­ют его ле­кар­ством с по­мо­щью од­но­ра­зо­во­го шпри­ца.

Под ру­ко­вод­ством чле­на-кор­ре­спон­ден­та АМН Укра­и­ны про­фес­со­ра Вла­ди­ми­ра Чер­ния я за­щи­тил кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию на те­му «Ле­че­ние хро­ни­че­ско­го бо­ле­во­го син­дро­ма у он­ко­ло­ги­че­ских боль­ных ме­то­дом хи­ми­че­ско­го ней­ро­ли­зи­са». В ос­но­ву ра­бо­ты лег­ли че­ты­ре мо­их изоб­ре­те­ния, ко­то­рые свя­за­ны с обез­бо­ли­ва­ни­ем.

В До­нец­ке пе­ред вой­ной я за­ве­до­вал от­де­ле­ни­ем ин­тен­сив­ной те­ра­пии и ги­пер­ба­ри­че­ской ок­си­ге­на­ции, где при­ме­ня­лись за­па­тен­то­ван­ные мною вме­сте с про­фес­со­ра­ми Бон­да­рем и Чер­ни­ем ме­то­ды обез­бо­ли­ва­ния.

«Бла­го­да­ря глу­бо­ко­му очи­ще­нию кро­ви из ор­га­низ­ма вы­во­дят­ся он­ко­клет­ки и ток­си­ны»

— А ги­пер­ба­ри­че­скую ок­си­ге­на­цию по­преж­не­му при­ме­ня­е­те?

— Ко­неч­но, — про­дол­жа­ет Вик­тор Пав­ло­вич. — Сня­тие бо­ле­во­го син­дро­ма — лишь на­ча­ло ком­плекс­но­го ле­че­ния па­ци­ен­та, стра­да­ю­ще­го он­ко­за­бо­ле­ва­ни­ем, у ко­то­ро­го по­сле лу­че­вой и хи­мио­те­ра­пии им­му­ни­тет крайне ис­то­щен. Од­но­вре­мен­но боль­но­му про­во­дят ряд про­це­дур по очи­ще­нию кро­ви и на­сы­ще­нию ее кис­ло­ро­дом.

Ме­тод глу­бо­ко­го очи­ще­ния кро­ви на кле­точ­ном уровне (мем­бран­ный плаз­ма­фе­рез) мы на­ча­ли при­ме­нять в До­нец­ке еще лет де­сять на­зад. С его по­мо­щью ча­стич­но вы­во­дим ра­ко­вые клет­ки и ток­си­ны из ор­га­низ­ма боль­но­го, пе­ре­нес­ше­го ин­тен­сив­ный курс хи­миои ра­дио­те­ра­пии. Эф­фек­тив­ность ме­то­да под­твер­жде­на ла­бо­ра­тор­но. Он­ко­мар­ке­ры у боль­ных, про­шед­ших про­це­ду­ру, за­мет­но сни­жа­ют­ся.

За­тем на­сы­ща­ем кровь па­ци­ен­та мо­ле­ку­ляр­ным кис­ло­ро­дом (с ис­поль­зо­ва­ни­ем ги­пер­ба­ри­че­ской ок­си­ге­на­ции — ле­че­ние в ба­ро­ка­ме­ре «чи­стым» кис­ло­ро­дом под дав­ле­ни­ем вы­ше ат­мо­сфер­но­го. — Авт.). Так­же про­во­дим биок­си­ге­на­цию кро­ви — ле­че­ние с по­мо­щью пе­ре­ки­си во­до­ро­да. Обра­зу­ю­щий­ся ато­мар­ный кис­ло­род укреп­ля­ет им­мун­ную си­сте­му и по­вы­ша­ет жиз­не­спо­соб­ность кле­ток, ко­то­рые не по­ра­же­ны опу­хо­лью. Этот ме­тод ока­зы­ва­ет мощ­ный про­ти­во­вос­па­ли­тель­ный эф­фект и по­мо­га­ет бо­роть­ся с дис­бак­те­ри­о­зом — на­ру­ше­ни­ем мик­ро­фло­ры в ор­га­низ­ме па­ци­ен­та, вы­зван­ным хи­мио­те­ра­пи­ей.

Ме­то­ды на­сы­ще­ния кро­ви кис­ло­ро­дом у он­ко­боль­ных ос­но­ва­ны на от­кры­ти­ях, сде­лан­ных еще в про­шлом ве­ке. Немец­кий уче­ный ла­у­ре­ат Но­бе­лев­ской пре­мии От­то Вар­бург в 1931 го­ду под­твер­дил, что клю­че­вой пред­по­сыл­кой для раз­ви­тия ра­ка яв­ля­ет­ся нехват­ка кис­ло­ро­да на кле­точ­ном уровне. А в 1960—1970-х го­дах ан­глий­ские и аме­ри­кан­ские уче­ные об­на­ру­жи­ли спо­соб­ность пе­ре­ки­си во­до­ро­да уни­что­жать ра­ко­вые клет­ки. Даль­ней­шие ис­сле­до­ва­ния по­ка­за­ли: пе­ре­кись пре­пят­ству­ет ро­сту зло­ка­че­ствен­ных об­ра­зо­ва­ний, де­ла­ет их бо­лее чув­стви­тель­ны­ми к об­лу­че­нию и ле­че­нию про­ти­во­опу­хо­ле­вы­ми пре­па­ра­та­ми.

В До­нец­ком об­ласт­ном про­ти­во­опу­хо­ле­вом цен­тре ра­бо­ты по при­ме­не­нию пе­ре­ки­си во­до­ро­да про­во­ди­лись в 1985—1986 го­дах под ру­ко­вод­ством ака­де­ми­ка Григория Бон­да­ря. Мы до­би­лись то­го, что кол­лек­тив ав­то­ров из чис­ла мо­их до­нец­ких кол­лег пер­вым в Укра­ине по­лу­чил ав­тор­ское сви­де­тель­ство на ме­тод ле­че­ния он­ко­боль­ных с по­мо­щью уль­тра­фи­о­ле­то­во­го об­лу­че­ния кро­ви и пе­ре­ки­си во­до­ро­да, а так­же мем­бран­но­го плаз­ма­фе­ре­за и вклю­че­ния апо­пто­за в опу­хо­ле­вых клет­ках. Сло­во «апо­птоз» в пе­ре­во­де с гре­че­ско­го озна­ча­ет «опа­да­ние ли­стьев». В ме­ди­цине это зна­чит — про­грам­ми­ру­е­мая кле­точ­ная смерть, ре­гу­ли­ру­е­мый про­цесс са­мо­раз­ру­ше­ния. Бла­го­да­ря этой ме­то­ди­ке мы «про­грам­ми­ру­ем» ра­ко­вые клет­ки на са­мо­лик­ви­да­цию.

При этом во вре­мя ле­че­ния па­ци­ен­ту необя­за­тель­но на­хо­дить­ся в ста­ци­о­на­ре — боль­ные при­хо­дят в от­де­ле­ние лишь на про­це­ду­ры. Воз­мож­ность ле­чить­ся ам­бу­ла­тор­но труд­но пе­ре­оце­нить: по дан­ным укра­ин­ской Ли­ги со­дей­ствия раз­ви­тию пал­ли­а­тив­ной и хос­пис­ной по­мо­щи, на пол­мил­ли­о­на смер­тель­но боль­ных в на­шей стране ра­бо­та­ет лишь две­на­дцать ста­ци­о­нар­ных хос­пи­сов и два­дцать пал­ли­а­тив­ных (улуч­ша­ю­щих ка­че­ство жиз­ни. — Авт.) от­де­ле­ний при боль­ни­цах. Те­перь, прав­да, хос­пи­сов ста­ло уже три­на­дцать.

— Рас­ска­жи­те о но­вом, 13-м хос­пи­се, ру­ко­во­ди­те­лем ко­то­ро­го вас на­зна­чил гла­ва За­кар­пат­ской об­л­го­с­ад­ми­ни­стра­ции Геннадий Москаль.

— За пол­го­да до вой­ны я ку­пил дом в За­кар­па­тье. А ко­гда на­ча­лись бо­е­вые дей­ствия, ре­шил по­ки­нуть До­нецк. В За­кар­па­тье ме­ня при­гла­си­ли кол­ле­ги из Ли­ги со­дей­ствия раз­ви­тию пал­ли­а­тив­ной и хос­пис­ной по­мо­щи, с ко­то­ры­ми по­зна­ко­мил­ся на первой все­укра­ин­ской на­уч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции «Ак­ту­аль­ные во­про­сы пал­ли­а­тив­ной и хос­пис­ной по­мо­щи» в Ки­е­ве в 2012-м го­ду. Они на­чи­на­ли стро­и­тель­ство об­ласт­но­го хос­пи­са в го­ро­де Ви­но­гра­до­ве за сред­ства, ча­стич­но вы­де­лен­ные Ев­ро­пей­ской ко­мис­си­ей в рам­ках про­грам­мы по раз­ви­тию со­труд­ни­че­ства Ев­ро­пей­ско­го Со­ю­за и гра­ни­ча­щих с ним стран. Кол­ле­ги пред­ло­жи­ли мне воз­гла­вить хос­пис, от­крыв­ший­ся при ге­ри­ат­ри­че­ском пан­си­о­на­те (это, по су­ти, об­ласт­ной дом пре­ста­ре­лых. — Авт.).

— Спе­ци­а­ли­стов та­ко­го уров­ня, как Вик­тор Пав­ло­вич Иса­ев, в на­шем го­ро­де про­сто нет, — рас­ска­зал «ФАКТАМ» ди­рек­тор ком­му­наль­но­го пред­при­я­тия в го­ро­де Ви­но­гра­до­ве «Центр ин­ве­сти­ций и раз­ви­тия» Ар­тур Ше­ре­ги. — Он по­до­брал ко­ман­ду со­труд­ни­ков, ко­то­рые при­ве­ли в по­ря­док и са­мо по­ме­ще­ние хос­пи­са, и при­ле­га­ю­щую тер­ри­то­рию. В на­шем хос­пи­се со­вре­мен­ное обо­ру­до­ва­ние, функ­ци­о­наль­ные кро­ва­ти, обо­ру­до­ван­ные элек­тро­при­во­да­ми, с про­ти­во­про­леж­не­вы­ми мат­ра­са­ми и ком­прес­со­ра­ми. Есть не­сколь­ко но­ме­ров для род­ствен­ни­ков, боль­шая кух­ня. Ведь хос­пис, как и ге­ри­ат­ри­че­ский пан­си­о­нат, яв­ля­ет­ся ком­му­наль­ным пред­при­я­ти­ем и пред­на­зна­чен для тех, ко­му еже­днев­но нуж­но про­во­дить ком­плекс­ное ле­че­ние и обез­бо­ли­ва­ние в усло­ви­ях ста­ци­о­на­ра. А Вик­тор Пав­ло­вич, кста­ти, еще до на­зна­че­ния на эту долж­ность вер­нул адек­ват­ное ка­че­ство жиз­ни несколь­ким без­на­деж­ным боль­ным из За­кар­па­тья.

— Да, у ме­ня уже и здесь есть свои «па­мят­ные» па­ци­ен­ты, — улы­ба­ет­ся «Док­тор Не­бо­лит». — Один по­жи­лой уче­ный, ко­то­ро­го я за­стал в об­ще­стве свя­щен­ни­ка и но­та­ри­уса, по­сле мо­ей те­ра­пии по­зво­нил и со­об­щил, что по­рвал за­ве­ща­ние, а ба­тюш­ке по­обе­щал прий­ти в цер­ковь са­мо­сто­я­тель­но.

«Па­ци­ен­ту необя­за­тель­но на­хо­дить­ся в ста­ци­о­на­ре — боль­ные при­хо­дят в от­де­ле­ние на про­це­ду­ры», — го­во­рит Вик­тор Пав­ло­вич

«Я хра­ню ри­су­нок Са­ши, на ко­то­ром он изоб­ра­зил ме­ня и под­пи­сал: «Док­тор Не­бо­лит», — го­во­рит Вик­тор Иса­ев. На фото, сде­лан­ном в 2006 го­ду, с Алек­сан­дром и его ма­мой

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.