АЛЕК­САНДР КВАСЬНЕВСКИЙ: «ЧЕРНЫЕ СЦЕНАРИИ, СО­ГЛАС­НО КОТОРЫМ УКРАИНА МО­ЖЕТ ПОПАСТЬ В РАЗРЯД «НЕСОСТОЯВШЕГОСЯ ГО­СУ­ДАР­СТВА», НИКОГДА НЕ МАТЕРИАЛИЗУЮТСЯ»

Об этом в ин­тер­вью «ФАКТАМ» за­явил быв­ший пре­зи­дент Поль­ши, пред­се­да­тель на­блю­да­тель­но­го со­ве­та Ял­тин­ской ев­ро­пей­ской стра­те­гии (YES), оче­ред­ная встре­ча ко­то­рой про­хо­дит в эти дни в Ки­е­ве

Fakty i kommentarii - - КОММЕНТАРИИ - Оль­га БЕСПЕРСТОВА

Алек­сандр Квасьневский с неко­то­рых пор стал зна­ко­вой фи­гу­рой в ис­то­рии на­ше­го го­су­дар­ства. Имен­но во вре­мя его пре­зи­дент­ства Украина и Поль­ша под­пи­са­ли Декла­ра­цию о со­гла­сии и еди­не­нии, а в кри­зис­ные судь­бо­нос­ные мо­мен­ты для Укра­и­ны он неод­но­крат­но ста­но­вил­ся вли­я­тель­ным и эф­фек­тив­ным по­сред­ни­ком меж­ду раз­лич­ны­ми про­ти­во­бор­ству­ю­щи­ми си­ла­ми.

Квасьневский ро­дил­ся в 1954 го­ду. По­сле окон­ча­ния Гдань­ско­го уни­вер­си­те­та ра­бо­тал в струк­ту­рах Со­ци­а­ли­сти­че­ско­го со­ю­за поль­ских сту­ден­тов, был ми­ни­стром по де­лам мо­ло­де­жи, пре­зи­ден­том На­ци­о­наль­но­го олим­пий­ско­го ко­ми­те­та. По­сле де­мон­та­жа со­ци­а­ли­сти­че­ской системы в Поль­ше воз­гла­вил ле­вое кры­ло Со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии, из­би­рал­ся де­пу­та­том Сей­ма. В 1995 го­ду обо­шел во вто­ром ту­ре пре­зи­дент­ских вы­бо­ров то­гдаш­не­го гла­ву го­су­дар­ства Ле­ха Ва­лен­су. Ос­нов­ны­ми ло­зун­га­ми пре­зи­дент­ской кам­па­нии Квась­нев­ско­го бы­ли: «Вы­би­ра­ем бу­ду­щее» и «Поль­ша для всех». Спу­стя пять лет, в 2000-м, он уве­рен­но по­бе­дил в пер­вом ту­ре, по­лу­чив го­ло­са свы­ше 53 про­цен­тов из­би­ра­те­лей.

Курс эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки его ко­ман­ды — ры­ноч­ная де­мо­кра­тия, вступ­ле­ние в Ев­ро­пей­ский со­юз и НАТО, при­ва­ти­за­ция го­су­дар­ствен­но­го иму­ще­ства. 16 июля 1997 го­да по­ля­ки одоб­ри­ли на ре­фе­рен­ду­ме текст но­вой Кон­сти­ту­ции Поль­ши, хо­тя спо­ры по ря­ду по­ло­же­ний бы­ли се­рьез­ны­ми. В том же го­ду Поль­ша всту­пи­ла в НАТО, а в 2004 го­ду — в Ев­ро­пей­ский со­юз. В кон­це 2005-го пре­зи­дент Квасьневский пе­ре­дал власть сво­е­му пре­ем­ни­ку Ле­ху Ка­чинь­ско­му, ко­то­рый спу­стя пять лет по­гиб в авиа­ка­та­стро­фе под Смо­лен­ском.

В на­сто­я­щее вре­мя Алек­сандр Квасьневский ве­дет ак­тив­ную пре­по­да­ва­тель­скую и об­ще­ствен­ную де­я­тель­ность. Он — по­чет­ный про­фес­сор Джор­джта­ун­ско­го уни­вер­си­те­та, экс-пред­се­да­тель Ев­ро­пей­ско­го со­ве­та по то­ле­рант­но­сти и вза­и­мо­ува­же­нию, член по­пе­чи­тель­ско­го со­ве­та Меж­ду­на­род­ной кри­зис­ной груп­пы, член Ат­лан­ти­че­ско­го со­ве­та США, гла­ва на­блю­да­тель­но­го со­ве­та Фон­да Amicus Europae и Меж­ду­на­род­но­го цен­тра по­ли­ти­че­ских ис­сле­до­ва­ний (Ки­ев), пред­се­да­тель со­ве­та Ял­тин­ской ев­ро­пей­ской стра­те­гии (YES), неза­ви­си­мый ди­рек­тор Burisma Group.

На во­про­сы «ФАКТОВ» Алек­сандр Квасьневский от­ве­тил пись­мен­но.

«Твер­дое же­ла­ние Укра­и­ны всту­пить в НАТО вы­зы­ва­ет опа­се­ния не толь­ко у Рос­сии»

— Гос­по­дин пре­зи­дент, в про­шлом го­ду вы при­зва­ли Укра­и­ну да­же не меч­тать о вступ­ле­нии в НАТО и Евросоюз. Из­ме­ни­лась ли ва­ша точ­ка зре­ния? Ес­ли да, то по­че­му?

— Для по­ля­ков, как и для мно­гих дру­гих на­ро­дов Ев­ро­пы, аб­со­лют­но оче­вид­но, что укра­ин­цы — чле­ны боль­шой за­пад­но­ев­ро­пей­ской се­мьи. То же ощу­ща­е­те и вы. То есть эти чув­ства вза­им­ны. По­это­му ве­рю, что од­на­жды ва­ши пла­ны во­пло­тят­ся в жизнь.

Что ка­са­ет­ся мо­ей про­шло­год­ней ре­пли­ки, то я то­гда про­сто под­черк­нул, что для это­го по­тре­бу­ет­ся вре­мя. Осо­бен­но сей­час, ко­гда Ев­ро­пей­ский со­юз так стре­ми­тель­но ме­ня­ет­ся. К то­му же мы ви­дим, что он со­сре­до­то­чил­ся на соб­ствен­ных про­бле­мах.

Ва­ше твер­дое же­ла­ние всту­пить в НАТО, есте­ствен­но, вы­зы­ва­ет опа­се­ния не толь­ко у Рос­сии. По мне­нию мно­гих оп­по­нен­тов, та­кой шаг от­ра­зит­ся на без­опас­но­сти и ста­биль­но­сти все­го ев­ро­ат­лан­ти­че­ско­го ре­ги­о­на.

Так что укра­ин­цам по­на­до­бят­ся тер­пе­ние, тру­до­лю­бие и ре­ши­мость, по­сколь­ку ва­ши на­ме­ре­ния при­со­еди­нить­ся в пер­спек­ти­ве к ЕС и Се­ве­ро­ат­лан­ти­че­ско­му аль­ян­су се­рьез­ны. Ска­жу, что я ви­жу ре­ши­тель­ность во всем, что де­ла­ют в этом на­прав­ле­нии укра­ин­ские вла­сти. Бе­з­услов­но, на дан­ном пу­ти бу­дет мно­го пре­пят­ствий, од­на­ко все они мо­гут быть пре­одо­ле­ны. В Поль­ше очень хо­ро­шо пом­нят, ка­кой путь мы про­де­ла­ли, преж­де чем смог­ли пол­но­прав­но вой­ти в эти ин­сти­ту­ты.

— Счи­та­ет­ся, что вы при­ве­ли Поль­шу в НАТО и ЕС. Ка­кую «до­рож­ную кар­ту» пред­ло­жи­ли бы укра­ин­цам, что­бы до­стичь это­го?

— Член­ство в ЕС или НАТО — это преж­де все­го адап­та­ция ко всем цен­но­стям, прин­ци­пам и пра­ви­лам этих объ­еди­не­ний. Во­об­ще, не мо­жет быть ни­ка­ко­го от­кло­не­ния от ос­нов, на ко­то­рых они по­стро­е­ны, осо­бен­но сей­час. На ев­ро­пей­ском рын­ке на каж­дом ша­гу долж­ны при­ме­нять­ся еди­ные эко­но­ми­че­ские и биз­не­сме­ха­низ­мы. То есть бу­ду­щие пре­тен­ден­ты на член­ство в ЕС обя­за­ны со­сре­до­то­чить все свои си­лы на внут­рен­ней транс­фор­ма­ции, про­де­мон­стри­ро­вать успе­хи в борь­бе с кор­руп­ци­ей и пра­во­охра­ни­тель­ной де­я­тель­но­сти, в струк­тур­ных эко­но­ми­че­ских ре­фор­мах. Ес­ли взять пе­ри­од с 2014 го­да, то мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что Украина до­би­лась за­мет­но­го про­грес­са. По­это­му та­кую де­я­тель­ность сле­ду­ет про­дол­жить и ак­ти­ви­зи­ро­вать. Дру­го­го пу­ти нет.

Од­но­вре­мен­но с этим укра­ин­ской ди­пло­ма­тии не­об­хо­ди­мо го­то­вить поч­ву для бу­ду­щих ре­ше­ний в диа­ло­ге со все­ми стра­на­ми-парт­не­ра­ми. В этом сег­мен­те хо­ро­шо ра­бо­та­ет пре­зи­дент Петр Порошенко. Ко­неч­но, по­сле ан­нек­сии Кры­ма и кон­флик­та на Дон­бас­се Украина ока­за­лась в осо­бом по­ло­же­нии. Неко­то­рые мо­гут за­явить, что стра­ну с по­доб­ны­ми про­бле­ма­ми нель­зя при­гла­шать в Евросоюз и НАТО, но, с дру­гой сто­ро­ны, та­кая си­ту­а­ция мо­жет дать до­пол­ни­тель­ные ар­гу­мен­ты сто­рон­ни­кам рас­ши­ре­ния этих струк­тур. В об­щем, меж­ду­на­род­ное со­об­ще­ство долж­но иметь чет­кую по­зи­цию по это­му во­про­су.

— Вы бы­ли ини­ци­а­то­ром при­ня­тия но­вой Кон­сти­ту­ции Поль­ши. Как счи­та­е­те, Укра­ине ну­жен но­вый Ос­нов­ной за­кон, ведь у нас за по­след­ние го­ды слу­чи­лось очень мно­го пе­ре­мен?

— Но­вая Кон­сти­ту­ция озна­ча­ет но­вую ор­га­ни­за­цию го­су­дар­ства, но­вый тип от­но­ше­ний меж­ду ин­сти­ту­та­ми вла­сти. По­это­му без ши­ро­ко­го на­ци­о­наль­но­го кон­сен­су­са в этом во­про­се вам не обой­тись.

Изна­чаль­но сле­ду­ет со­здать в пар­ла­мен­те на­ци­о­наль­ный кон­сти­ту­ци­он­ный ко­ми­тет. За­тем я по­ре­ко­мен­до­вал бы про­ве­сти по­дроб­ные пуб­лич­ные де­ба­ты, где мо­гут зву­чать са­мые раз­лич­ные пред­ло­же­ния. В об­суж­де­нии тек­ста Ос­нов­но­го за­ко­на долж­ны участ­во­вать все по­ли­ти­че­ские си­лы, раз­ные экс­пер­ты, об­ще­ствен­ные ор­га­ни­за­ции, граж­дане и так да­лее. На­до бу­дет ис­кать ком­про­мис­сы, без это­го в та­кой ра­бо­те не обой­тись, ведь Кон­сти­ту­ция долж­на стать ре­аль­но дей­ствен­ной.

По­сле вы­бо­ров 1989 го­да нам по­на­до­би­лось во­семь лет, что­бы быть го­то­вы­ми со­гла­со­вать все ню­ан­сы тек­ста но­вой Кон­сти­ту­ции Поль­ши. По­тре­бо­ва­лось тер­пе­ние в по­ис­ке ре­ше­ний, удо­вле­тво­ря­ю­щих как мож­но боль­ше сло­ев об­ще­ства. Се­год­ня мы кон­ста­ти­ру­ем, что Кон­сти­ту­ция за­щи­ща­ет по­ля­ков от зло­упо­треб­ле­ния вла­стью. Хо­тя и не пол­но­стью.

«Не со­мне­ва­юсь в хо­ро­ших на­ме­ре­ни­ях и го­тов­но­сти слу­жить стране мно­гих укра­ин­ских по­ли­ти­ков»

— Пе­рей­дем к дру­гой те­ме — Мин­ским со­гла­ше­ни­ям. Од­ни по­ли­ти­ки утвер­жда­ют, что им нет аль­тер­на­ти­вы, дру­гие — что эти до­го­во­рен­но­сти уже не име­ют смыс­ла, де­скать, необ­хо­дим но­вый фор­мат. В част­но­сти, пре­зи­дент Ан­джей Ду­да неод­но­крат­но за­яв­лял о же­ла­нии Поль­ши при­со­еди­нить­ся к «нор­манд­ской чет­вер­ке» и о необ­хо­ди­мо­сти во­вле­че­ния Со­еди­нен­ных Шта­тов в пе­ре­го­вор­ный про­цесс. Ва­ше мне­ние?

— В «Ко­ро­ле Ли­ре» шекс­пи­ров­ский гер­цог Ол­бан­ский пре­ду­пре­жда­ет, что «стре­мясь к луч­ше­му, мы ча­сто уни­что­жа­ем хо­ро­шее». Не сто­ит по­вто­рять эту ошиб­ку.

Вы­во­ды о пе­ре­го­во­рах в рам­ках «нор­манд­ской чет­вер­ки» та­ко­вы: ес­ли Мин­ские со­гла­ше­ния бу­дут вы­пол­не­ны в пол­ном объ­е­ме, то ста­нут хо­ро­шей от­прав­ной точ­кой для вос­ста­нов­ле­ния со вре­ме­нем по­ряд­ка на во­сто­ке и юге Укра­и­ны. Со­гла­сен, что в ре­а­ли­за­ции важ­ней­ших эле­мен­тов пла­на уре­гу­ли­ро­ва­ния нет про­грес­са, од­на­ко ведь нет и ни­ка­кой уве­рен­но­сти в том, что лю­бой иной фор­мат пе­ре­го­во­ров ока­жет­ся бо­лее эф­фек­тив­ным. Зна­чит, сле­ду­ет со­сре­до­то­чить­ся на по­ис­ке бо­лее ре­зуль­та­тив­ных ме­то­дов, спо­соб­ных обес­пе­чить со­блю­де­ние со­гла­со­ван­ных до­го­во­рен­но­стей.

Од­но­знач­но, что Поль­ша, пре­крас­но осо­зна­ю­щая свои жиз­нен­ные ин­те­ре­сы в этой си­ту­а­ции, долж­на быть бо­лее ак­тив­ной в ока­за­нии доб­рых услуг сво­ей со­сед­ке Укра­ине. Ска­жу еще, что от За­па­да тре­бу­ет­ся бо­лее силь­ная по­зи­ция, что­бы ве­сти пе­ре­го­во­ры с пре­зи­ден­том Рос­сии.

— В июле Пу­тин и Трамп об­ща­лись в Мюн­хене на по­лях сам­ми­та «Боль­шой два­дцат­ки». Ес­ли их диа­лог бу­дет про­дук­тив­ным и рос­сий­ский пре­зи­дент убе­дит аме­ри­кан­ско­го ли­де­ра в сво­ей право­те в от­но­ше­нии Укра­и­ны, как мо­гут раз­ви­вать­ся со­бы­тия на Дон­бас­се?

— Зна­е­те, пе­ред ина­у­гу­ра­ци­ей До­наль­да Трам­па мно­гие опа­са­лись, что от­но­ше­ния Бе­ло­го до­ма и Крем­ля зна­чи­тель­но по­теп­ле­ют, и это от­ра­зит­ся на си­ту­а­ции в Укра­ине. Од­на­ко аме­ри­кан­ский под­ход к кон­флик­ту на Дон­бас­се не из­ме­нил­ся. Ко­неч­но, сей­час мы все долж­ны дер­жать паль­цы скре­щен­ны­ми — что­бы диа­лог Ва­шинг­то­на и Моск­вы был кон­струк­тив­ным (есть мно­го во­про­сов, где это со­вер­шен­но не­об­хо­ди­мо — си­ту­а­ция в Се­вер­ной Ко­рее или Си­рии). Но бу­дем на­де­ять­ся, что в от­но­ше­нии то­го, что про­ис­хо­дит на во­сто­ке Укра­и­ны и в Кры­му, Со­еди­нен­ные Шта­ты оста­нут­ся та­ки­ми же ре­ши­тель­ны­ми, как в са­мом на­ча­ле кон­флик­та — в 2014 го­ду.

— На фо­ру­ме в Мон­те-Кар­ло вы за­яви­ли, что ев­ро­пей­ская энер­ге­ти­че­ская без­опас­ность невоз­мож­на без Укра­и­ны. У вас бы­ли оп­по­нен­ты? Ка­кие ар­гу­мен­ты они при­во­ди­ли? И ка­ки­ми бы­ли ва­ши до­во­ды?

— Воз­ра­же­ний про­тив это­го те­зи­са на кон­фе­рен­ции не бы­ло. Для всех оче­вид­но, что лю­бой кри­зис, свя­зан­ный с энер­ге­ти­че­ской без­опас­но­стью од­ной из круп­ней­ших стран Ев­ро­пы, яв­ля­ет­ся ев­ро­пей­ским кри­зи­сом. Но без­опас­ность энер­го­снаб­же­ния — во­прос еще и гео­по­ли­ти­че­ский, по­это­му здесь все­гда бу­дут оп­по­нен­ты, дей­ству­ю­щие су­гу­бо в соб­ствен­ных ин­те­ре­сах. Я не хо­чу по­вто­рять ни од­но­го из их ар­гу­мен­тов, по­сколь­ку они хо­ро­шо из­вест­ны укра­ин­ской об­ще­ствен­но­сти. Ска­жу, что в энер­ге­ти­че­ской без­опас­но­сти ин­те­ре­сы Укра­и­ны и ЕС сов­па­да­ют, но в энер­ге­ти­че­ском биз­не­се — не обя­за­тель­но.

Мно­гие в Ев­ро­пе, осо­бен­но в неко­то­рых энер­ге­ти­че­ских кор­по­ра­ци­ях, хо­те­ли бы по­лу­чить экс­клю­зив­ное энер­ге­ти­че­ское парт­нер­ство с Россией. И это нор­маль­но для ак­ци­о­не­ров. Од­на­ко роль по­ли­ти­ки за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы смяг­чить их по­зи­цию, умень­шить их ап­пе­ти­ты на бла­го все­го ЕС и его со­се­дей.

— На ваш взгляд, ка­кие уро­ки эко­но­ми­че­ских ре­форм в Поль­ше мо­гут ока­зать­ся по­лез­ны­ми для Укра­и­ны? Что вы ду­ма­е­те о тем­пах пре­об­ра­зо­ва­ний на­шей стране? Ре­фор­мы есть или это толь­ко их ими­та­ция?

— Ко­неч­но, ре­фор­мы идут. И они по­мог­ли по­ло­жить ко­нец са­мой тя­же­лой фа­зе кри­зи­са, ста­би­ли­зи­ро­вать мак­ро­фи­нан­со­вую си­ту­а­цию и на­ме­тить тен­ден­ции ро­ста эко­но­ми­ки в про­шлом го­ду. Бы­ли пред­при­ня­ты по­пыт­ки сдер­жать кор­руп­цию, на­чал­ся про­цесс пре­об­ра­зо­ва­ния пра­во­охра­ни­тель­ных ин­сти­ту­тов, от­но­ше­ния с Ев­ро­пей­ским со­ю­зом, тре­бу­ю­щие про­дви­же­ния про­грам­мы мо­дер­ни­за­ции эко­но­ми­ки, укреп­ля­ют­ся. Хо­ро­шим зна­ком для всех ста­ло вве­де­ние без­ви­зо­во­го ре­жи­ма.

Од­на­ко очень мно­гое вам еще пред­сто­ит сде­лать. Укра­ине нуж­ны ино­стран­ные ин­ве­сти­ции и сти­му­ли­ро­ва­ние пред­при­ни­ма­тель­ства. Но без борь­бы с кор­руп­ци­ей, без ре­фор­ми­ро­ва­ния су­деб­ной системы и де­ре­гу­ля­ции эко­но­ми­ки это невоз­мож­но.

Очень на­де­юсь, что ощу­ще­ние по­те­ри тем­па из­ме­не­ний в Укра­ине, воз­ник­шее у мно­гих в ми­ре несколь­ко ме­ся­цев на­зад, в ито­ге ока­жет­ся лож­ным.

— Раз­но­гла­сия в укра­ин­ском по­ли­ти­ку­ме ко­то­рый год пре­пят­ству­ют раз­ви­тию стра­ны, о чем вы зна­е­те не по­на­слыш­ке — во вре­мя «оран­же­вой ре­во­лю­ции» воз­глав­ля­ли меж­ду­на­род­ную груп­пу по­сред­ни­ков для раз­ре­ше­ния по­ли­ти­че­ско­го кри­зи­са в Укра­ине, несколь­ко лет спу­стя ве­ли пе­ре­го­во­ры с Вик­то­ром Яну­ко­ви­чем об осво­бож­де­нии из тюрь­мы Юлии Ти­мо­шен­ко. На­сколь­ко до­го­во­ро­спо­соб­ны, по­сле­до­ва­тель­ны и от­вет­ствен­ны укра­ин­ские по­ли­ти­ки? Что ме­ша­ет им стать об­ще­на­ци­о­наль­ны­ми ли­де­ра­ми?

— Ну, во­об­ще-то, они и есть на­ци­о­наль­ные ли­де­ры, по­то­му что по­сле тра­ги­че­ско­го мо­мен­та в ис­то­рии на­ции бы­ли из­бра­ны в ре­зуль­та­те сво­бод­ных и спра­вед­ли­вых вы­бо­ров. Имен­но они взя­ли на се­бя огром­ную от­вет­ствен­ность за то, что­бы по­сле про­ли­той кро­ви ве­сти стра­ну к про­цве­та­нию и ста­биль­но­сти, ос­но­ван­ных на за­пад­ных стан­дар­тах. Это непро­стая мис­сия. Не­уди­ви­тель­но, что они столк­ну­лись с инер­ци­ей, непо­ни­ма­ни­ем и с раз­лич­ны­ми под­хо­да­ми к ре­ша­ю­щим во­про­сам. По­сколь­ку со мно­ги­ми укра­ин­ски­ми по­ли­ти­ка­ми кон­так­ти­ро­вал лич­но, мо­гу ска­зать, что не со­мне­ва­юсь в их хо­ро­ших на­ме­ре­ни­ях и го­тов­но­сти слу­жить стране. В це­лом это про­ев­ро­пей­ские де­мо­кра­ты. Бу­дем на­де­ять­ся, что из­би­ра­те­ли их под­дер­жат в 2019 го­ду. Но для до­сти­же­ния этой це­ли нуж­но ра­бо­тать каж­дый день, при­ни­мая му­же­ствен­ные ре­ше­ния и объ­яс­няя их лю­дям.

— У Укра­и­ны есть шанс стать эф­фек­тив­ным го­су­дар­ством?

— Од­но­знач­но. Украина дви­га­ет­ся по вос­хо­дя­щей в этом смыс­ле. К сча­стью, черные сценарии, со­глас­но которым ва­ша стра­на мо­жет попасть в разряд «несостоявшегося го­су­дар­ства», никогда не материализуются. Пра­ви­тель­ство и пар­ла­мент пол­но­стью кон­тро­ли­ру­ют си­ту­а­цию, при­ни­ма­ют ре­ше­ния и предо­став­ля­ют граж­да­нам го­су­дар­ствен­ные услу­ги. Есть два исключения — Крым и Дон­басс, но за нор­ма­ли­за­цию си­ту­а­ции там несет от­вет­ствен­ность все меж­ду­на­род­ное со­об­ще­ство, а не толь­ко ки­ев­ская власть.

— В по­след­нее вре­мя не без по­мо­щи Рос­сии, спе­ку­ли­ру­ю­щей на раз­ных непро­стых мо­мен­тах на­шей преж­ней ис­то­рии, укра­ин­ско-поль­ские от­но­ше­ния ослож­ни­лись. Как, на ваш взгляд, из­бе­жать обостре­ния и оши­бок?

— В 1997 го­ду вме­сте с пре­зи­ден­том Лео­ни­дом Ку­чмой мы на­ча­ли про­цесс при­ми­ре­ния двух на­ро­дов. Че­ты­ре го­да на­зад в сов­мест­ной де­кла­ра­ции мы вновь по­вто­ри­ли при­зыв ос­но­вы­вать на­ши от­но­ше­ния на ис­тине и вза­им­ном про­ще­нии. По­ля­ков и укра­ин­цев объ­еди­ня­ет слож­ная, ино­гда ужас­ная ис­то­рия. По­нят­ны эмо­ции тех, судь­бы чьих пред­ков за­тро­ну­ли эти со­бы­тия. Раз­го­вор об этом тре­бу­ет де­ли­кат­но­сти и со­чув­ствия. С обе­их сто­рон. Преж­де чем пред­при­нять ка­кой-ли­бо шаг, по­ду­май­те о чув­ствах дру­гой сто­ро­ны, не го­во­ря уже о воз­мож­ном воз­мез­дии. Не спе­ши­те. Пусть ис­то­ри­ки ра­бо­та­ют вме­сте. Дай­те мо­ло­де­жи воз­мож­ность встре­чать­ся.

Имен­но так вос­ста­но­ви­ли от­но­ше­ния фран­цу­зы и нем­цы, а за­тем нем­цы и по­ля­ки. Я уве­рен, что и мы с укра­ин­ца­ми смо­жем это сде­лать. И обя­за­тель­но сде­ла­ем. Не за­бы­вай­те, что в Поль­ше ра­бо­та­ет мил­ли­он укра­ин­цев, плюс у нас учит­ся мно­го ва­ших сту­ден­тов, и обе эти груп­пы по­ля­ки вы­со­ко це­нят. Не­взи­рая на на­ше об­щее слож­ное про­шлое, у нас впе­ре­ди хо­ро­шее об­щее бу­ду­щее.

Сле­ва на­пра­во: ев­ро­пей­ский ко­мис­сар по во­про­сам рас­ши­ре­ния и по­ли­ти­ки доб­ро­со­сед­ства Йо­хан­нес Хан, гла­ва МИД Да­нии Кри­сти­ан Йен­сен и Алек­сандр Квасьневский на фо­ру­ме YES в Ки­е­ве. 2016 год

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.