«РАССКАЗ О ПЛЕНЕ, БОЯХ, КОНТУЗИИ — ВСЕ ЗВУЧАЛО ОЧЕНЬ УБЕДИТЕЛЬНО. НО, КО­ГДА «БО­ЕЦ ЧЕТВЕРТОЙ ВОЛНЫ МОБИЛИЗАЦИИ» СКА­ЗАЛ, ЧТО ПРО­ШЕЛ ИЛОВАЙСКИЙ КОТЕЛ,

МЫ ПО­НЯ­ЛИ, ЧТО ПЕ­РЕД НА­МИ АФЕРИСТ» В Кро­пив­ниц­ком жур­на­ли­сты совместно с пра­во­охра­ни­те­ля­ми про­ве­ли спе­цо­пе­ра­цию по по­им­ке псев­до­атош­ни­ка, ко­то­рый вы­ма­ни­вал у до­вер­чи­вых лю­дей деньги

Fakty i kommentarii - - ПОДРОБНОСТИ - Да­рия ГОРСКАЯ

Мо­шен­ни­ка­ми, ко­то­рые под ви­дом во­лон­те­ров со­би­ра­ют деньги для нуж­да­ю­щих­ся в опе­ра­ции де­тей, уже ни­ко­го не уди­вишь. В по­след­ние три го­да к ним при­ба­ви­лись еще и псев­до­во­лон­те­ры, ко­то­рые клян­чат у про­хо­жих деньги «на нуж­ды во­и­нов АТО». Сер­до­боль­ные лю­ди бро­са­ют ку­пю­ры в ящик для по­жерт­во­ва­ний, не удо­су­жив­шись про­ве­рить, ко­му и на что они жерт­ву­ют.

Но слу­чай, про­изо­шед­ший на днях в Ки­ро­во­град­ской об­ла­сти, все же осо­бый. 28-лет­ний жи­тель се­ла Смо­ли­но Ма­ло­вы­с­ков­ско­го рай­о­на Да­ни­ил За­риц­кий под ви­дом во­ен­но­го от­пра­вил­ся по­про­шай­ни­чать… в ре­дак­ции мест­ных га­зет. Рас­ска­зы­вая жур­на­ли­стам ду­ше­раз­ди­ра­ю­щие ис­то­рии о сво­ей во­ен­ной служ­бе в 3-м пол­ку спец­на­за, о ра­не­нии, о ше­сти­ме­сяч­ном плене в «ДНР» и о том, как он остал­ся без се­мьи, жи­лья и средств к су­ще­ство­ва­нию, мо­шен­ник уго­ва­ри­вал кор­ре­спон­ден­тов пи­сать о нем ста­тьи и «до­би­вать­ся спра­вед­ли­во­сти». По­пут­но мо­лод­чик про­сил одол­жить ему немно­го де­нег «на пер­вое вре­мя». Его ис­то­рии бы­ли так прав­до­по­доб­ны, что да­же опыт­ные жур­на­ли­сты по­на­ча­лу по­ве­ри­ли! Од­ни уго­ща­ли его ко­фе с бу­тер­бро­да­ми, дру­гие устра­и­ва­ли на ноч­лег, тре­тьи снаб­жа­ли кар­ман­ны­ми сред­ства­ми... В кон­це кон­цов ар­тист за­врал­ся и до­пу­стил в сво­их бай­ках несколь­ко гру­бых неточ­но­стей. Жур­на­ли­сты, до­га­дав­шись, что пе­ред ни­ми са­мо­зва­нец, устро­и­ли ему за­са­ду. С уча­сти­ем по­ли­ции и бой­цов то­го са­мо­го под­раз­де­ле­ния, которым при­кры­вал­ся са­мо­зва­нец.

«По­ка я был в пле­ну, ме­ня при­зна­ли про­пав­шим без ве­сти. На мест­ном клад­би­ще да­же мо­гил­ка есть с мо­ей фа­ми­ли­ей»

— С Да­ни­и­лом За­риц­ким мы по­зна­ко­ми­лись 24 ав­гу­ста это­го го­да, — рас­ска­зы­ва­ет «ФАКТАМ» кор­ре­спон­дент ки­ро­во­град­ско­го ме­диа­пор­та­ла «Аку­ла» Але­на Шен­де­ров­ская. — Мы с кол­ле­га­ми от­ды­ха­ли в пар­ке, от­ме­ча­ли День неза­ви­си­мо­сти. К нам по­до­шел мо­ло­дой че­ло­век, оде­тый по граж­дан­ке. Не бомж, не пья­ни­ца, не по­про­шай­ка — так, во вся­ком слу­чае, по­ка­за­лось на пер­вый взгляд. Чи­сто оде­тый, трез­вый. Ска­зал, что он бо­ец АТО, во­е­вал на во­сто­ке Укра­и­ны, был в пле­ну, по­том ле­чил­ся в гос­пи­та­ле. А ко­гда вер­нул­ся до­мой, ока­за­лось, что род­ствен­ни­ки про­да­ли дом без его ве­до­ма, а ве­щи вы­бро­си­ли на ули­цу. Узнав, что мы жур­на­ли­сты, но­вый зна­ко­мый по­про­сил по­мочь ему вос­ста­но­вить пра­ва на жи­лье. Де­нег у нас не клян­чил. Мы по­на­ча­лу по­ве­ри­ли его сло­вам, ведь не раз слы­ша­ли, как бой­цы АТО ста­но­вят­ся жерт­ва­ми мо­шен­ни­ков, оста­ют­ся без квар­тир, льгот, вы­плат. При­гла­си­ли пар­ня прий­ти к нам на ин­тер­вью. На сле­ду­ю­щее утро он уже был в ре­дак­ции «Аку­лы».

— Что он рас­ска­зы­вал о се­бе? — Что остал­ся си­ро­той. Что его ма­ма умер­ла еще в 2012 го­ду, а в зоне АТО один за дру­гим по­гиб­ли брат и отец. По­сле смер­ти от­ца За­риц­кий яко­бы дол­жен был всту­пить в пра­ва на­след­ства, но не успел это­го сде­лать. В то вре­мя он, по его сло­вам, на­хо­дил­ся в го­ря­чих точ­ках — сна­ча­ла в со­ста­ве ба­та­льо­на «Дон­басс», по­сле это­го — тре­тье­го пол­ка спец­на­за, где был раз­вед­чи­ком. По­том по­пал в плен. Об ужа­сах в за­стен­ках «ДНР» он рас­ска­зы­вал как че­ло­век, ко­то­рый это дей­стви­тель­но пе­ре­жил: «Се­па­ра­ти­сты би­ли нас, за­став­ля­ли ко­пать тран­шеи, мо­чи­лись на нас, что­бы уни­зить. Мно­гих из мо­их по­бра­ти­мов уже нет в жи­вых: «дэ­энэров­цы» каз­ни­ли их пря­мо на мо­их гла­зах. На­де­ва­ли на го­ло­вы кас­ки и со всей си­лы лу­пи­ли то­по­ром, сно­ся каж­до­му по­ло­ви­ну го­ло­вы. Гля­дя, как уми­ра­ют укра­ин­ские во­и­ны, се­па­ра­ти­сты хо­хо­та­ли, объ­яс­няя, что ни­че­го пло­хо­го не де­ла­ют — про­сто про­ве­ря­ют кре­пость ка­сок.

Че­рез пол­го­да ме­ня об­ме­ня­ли на рос­сий­ских во­ен­но­плен­ных. Я дол­го ле­чил­ся — и от контузии, по­лу­чен­ной на фрон­те, и от по­след­ствий пле­на. Ко­гда вер­нул­ся до­мой, по­нял, что ли­шил­ся все­го. Же­на ме­ня бро­си­ла, ушла к дру­го­му. Род­ная тет­ка при­сво­и­ла дом мо­их ро­ди­те­лей. Ме­ня не пу­сти­ла да­же на по­рог, вы­ту­ри­ла со дво­ра как со­ба­ку. А там, меж­ду про­чим, мой лич­ный ав­то­мо­биль сто­ит. Те­перь к нему и не по­дой­ти. Я остал­ся на ули­це. Без де­нег, без жи­лья, без прав... Ока­за­лось, что, по­ка я был в пле­ну, ме­ня при­зна­ли про­пав­шим без ве­сти. На мест­ном клад­би­ще да­же мо­гил­ка есть с мо­ей фа­ми­ли­ей. Что мне даль­ше де­лать, как жить — не знаю...»

— Ка­кой по­лет фан­та­зии! На­сто­я­щий сце­на­рий для дра­ма­ти­че­ско­го филь­ма.

— Мы то­же бы­ли впе­чат­ле­ны и ис­кренне хо­те­ли по­мочь. По­обе­ща­ли, что на­пи­шем о нем ста­тью. Но толь­ко, ко­гда он до­ка­жет, что его ис­то­рия не вы­мы­сел. При­не­сет хо­тя бы до­ку­мен­ты из во­ен­ко­ма­та, справ­ки из гос­пи­та­ля, где ле­чил­ся. За­риц­кий ска­зал, что че­рез па­ру дней предо­ста­вит нам пол­ный па­кет до­ку­мен­тов. Мы уго­сти­ли его ко­фе с бу­тер­бро­да­ми, опре­де­ли­ли на ноч­лег (ведь он ска­зал, что ему негде жить) к на­шим зна­ко­мым в при­го­род Кро­пив­ниц­ко­го. Да­ни­ил по­про­сил одол­жить ему де­нег на про­езд, и мы, ко­неч­но, не от­ка­за­ли. В по­не­дель­ник жда­ли, что он придет с до­ку­мен­та­ми. Но наш «атош­ник» как в во­ду ка­нул.

«Ока­за­лось, он де­зер­тир, сбе­жав­ший из учеб­ной ча­сти «Дес­на» сра­зу же по­сле мобилизации»

— А мы тем вре­ме­нем вы­яс­ня­ли ин­фор­ма­цию об этом че­ло­ве­ке из всех воз­мож­ных ис­точ­ни­ков, — рас­ска­зы­ва­ет кор­ре­спон­дент «Ки­ро­во­град­ской прав­ды» Еле­на Си­до­ро­ва. — В Кро­пив­ниц­ком все жур­на­ли­сты зна­ют друг дру­га, у нас есть ло­каль­ная сеть, где мы об­ме­ни­ва­ем­ся те­ма­ми и дру­гой ра­бо­чей ин­фор­ма­ци­ей. Ко­гда там по­яви­лась за­мет­ка о бой­це АТО, ко­то­ро­го по­сле пле­на оста­ви­ли без жи­лья, мы, ко­неч­но, не мог­ли прой­ти ми­мо. Я по­зво­ни­ла это­му че­ло­ве­ку, по­об­ща­лась с ним. В хо­де раз­го­во­ра ста­ла по­до­зре­вать, что атош­ник ли­по­вый.

— Что вас на­сто­ро­жи­ло? Он был неубе­ди­те­лен?

— Очень убе­ди­те­лен. Го­во­рил уве­рен­но, знал, на ка­кие точ­ки да­вить. Рассказ изоби­ло­вал по­дроб­но­стя­ми бо­ев, на­зва­ни­я­ми на­се­лен­ных пунк­тов, де­та­ля­ми. Это и на­сто­ро­жи­ло. Ни­кто из атош­ни­ков и уж тем бо­лее снай­пе­ров (ка­ко­вым пред­ста­вил­ся Да­ни­ил) точ­но не ста­нет вы­да­вать незна­ко­мо­му че­ло­ве­ку во­ен­ные тай­ны, да еще и по те­ле­фо­ну. Но что вы­да­ло его с по­тро­ха­ми, так это Иловайский котел. За­риц­кий утвер­ждал, что был там, хо­тя пе­ред этим упо­мя­нул, что он во­ен­но­слу­жа­щий четвертой волны мобилизации. Ес­ли пом­ни­те, она на­ча­лась толь­ко в ян­ва­ре 2015 го­да, а бои за Ило­вайск за­кон­чи­лись еще в сен­тяб­ре 2014-го. В об­щем, я бы­ла уже по­чти уве­ре­на, что он са­мо­зва­нец.

— Вы изоб­ли­чи­ли его?

— Сна­ча­ла нет. Бо­я­лась оши­бить­ся. Ма­ло ли что? Че­рез час по­сле на­ше­го пер­во­го раз­го­во­ра За­риц­кий по­зво­нил мне и без оби­ня­ков по­про­сил ски­нуть ему на кар­точ­ку деньги на би­ле­ты. Сна­ча­ла про­сил две­сти гри­вен, по­том сто два­дцать или хо­тя бы пять­де­сят. Обе­щал при пер­вой воз­мож­но­сти от­дать. На тот мо­мент я уже успе­ла вы­яс­нить в об­ласт­ном во­ен­ко­ма­те, что этот че­ло­век не толь­ко не был ра­нен, но и не по­па­дал в плен. Ока­за­лось, он де­зер­тир, сбе­жав­ший из учеб­ной ча­сти «Дес­на» сра­зу же по­сле мобилизации.

Де­нег я ему, ко­неч­но, по­сы­лать не ста­ла. Ска­за­ла, что мо­гу дать нуж­ную сум­му на­лич­ны­ми при встре­че. Де­лать это­го, ко­неч­но, не со­би­ра­лась. Но по­смот­реть в гла­за мо­шен­ни­ку хо­те­лось. Прож­да­ла в уго­во­рен­ном ме­сте би­тый час — За­риц­кий так и не при­шел. Вид­но, за­по­до­зрил нелад­ное. А че­рез два дня он по­жа­ло­вал в га­зе­ту «На­род­ное сло­во». Рас­ска­зал там оче­ред­ные жи­во­тре­пе­щу­щие подробности сво­ей го­ре­мыч­ной судь­бы, втер­ся в до­ве­рие к жур­на­ли­стам и да­же су­мел вы­клян­чить у них де­нег. Узнав об этом, я по­зво­ни­ла зна­ко­мо­му спец­на­зов­цу (бой­цу то­го са­мо­го тре­тье­го пол­ка, где яко­бы слу­жил наш псев­до­атош­ник), и мы по­еха­ли в «На­род­ное сло­во».

— Хо­ро­шо, что я встре­тил это­го по­дон­ка в при­сут­ствии жур­на­ли­стов, а то бы точ­но съез­дил ему по мор­де, — го­во­рит во­ен­но­слу­жа­щий 3го ки­ро­во­град­ско­го от­дель­но­го пол­ка спе­ци­аль­но­го на­зна­че­ния Алек­сандр, по­про­сив­ший не ука­зы­вать его фа­ми­лии в газете. — Ко­гда шел в «На­род­ное сло­во», злой был — не пе­ре­дать. Этот гад уже си­дел в ре­дак­ции и за­ли­вал­ся со­ло­вьем о сво­ей служ­бе в АТО. Я по­до­шел к нему, послушал о плене, боях, кон­ту­зи­ях... А по­том спро­сил: «Я — во­ен­но­слу­жа­щий тре­тье­го пол­ка спец­на­за. А ты кто та­кой?» Са­мо­зва­нец сра­зу да­вай юлить. Мол, он с на­шим пол­ком толь­ко пе­ре­се­кал­ся, а на са­мом де­ле слу­жил в 93-й бри­га­де. Спра­ши­ваю: по­зво­нить дру­зьям из 93-й? Уточ­нить, слу­жил ты там или нет? Аферист та­ко­го по­во­ро­та не ожи­дал. Па­ру ми­нут пы­тал­ся оправ­ды­вать­ся, что-то ле­пе­тать. По­том по­нял, что бес­по­лез­но. Опу­стил гла­за и ска­зал: «Уже неваж­но, кто я и от­ку­да». Я вы­ска­зал ему все, что о нем ду­маю. По­сле че­го вы­звал по­ли­цию.

Пра­во­охра­ни­те­ли за­бра­ли псев­до­атош­ни­ка в уча­сток, до­про­си­ли и от­пу­сти­ли, так как санк­ция ста­тьи «Мо­шен­ни­че­ство», ес­ли оно со­вер­ше­но не в осо­бо круп­ных раз­ме­рах, не преду­смат­ри­ва­ет ме­ры пре­се­че­ния в ви­де со­дер­жа­ния под стра­жей. Очу­тив­шись на сво­бо­де, За­риц­кий, счаст­ли­во из­бе­жав­ший «обе­зьян­ни­ка» и са­мо­су­да со сто­ро­ны спец­на­зов­цев тре­тье­го пол­ка... при­нял­ся за ста­рое.

— Еще на том эта­пе, ко­гда он на­чал клян­чить у ме­ня деньги, я за­да­лась це­лью пой­мать это­го человека, — рас­ска­зы­ва­ет Еле­на Си­до­ро­ва. — Для это­го со­чи­ни­ла ле­ген­ду о бла­го­тво­ри­тель­ном фон­де «Світ­ло», яко­бы за­ни­ма­ю­щем­ся под­держ­кой во­и­нов АТО. От име­ни со­труд­ни­цы фон­да по­зво­ни­ла За­риц­ко­му. Он на­жив­ку за­гло­тил. Ве­че­ром то­го же дня, ко­гда по­ли­ция за­дер­жа­ла его в ре­дак­ции «На­род­но­го сло­ва», За­риц­кий на­брал но­мер на­ше­го «бла­го­тво­ри­тель­но­го фон­да» и по­про­сил о встре­че.

«Из-за та­ких га­дов лю­ди нач­нут со­мне­вать­ся, сто­ит ли по­мо­гать атош­ни­кам»

В счи­та­ные ча­сы ре­дак­ция «Ки­ро­во­град­ской прав­ды» пре­вра­ти­лась в офис «бла­го­тво­ри­тель­но­го фон­да». По­яви­лись таб­лич­ки с над­пи­ся­ми «Світ­ло». Все пред­ме­ты, спо­соб­ные вы­дать в «со­труд­ни­ках фон­да» жур­на­ли­стов, ис­чез­ли. Оста­ва­лось пре­ду­пре­дить о го­то­вя­щей­ся спе­цо­пе­ра­ции по­ли­цию.

— Ко­гда наш гость по­жа­ло­вал, он при­выч­но стал рас­ска­зы­вать вы­ду­ман­ные ис­то­рии о сво­ей служ­бе в зоне АТО, — го­во­рит Еле­на Си­до­ро­ва. — Ко­неч­но, про­сил де­нег. Мы пред­ло­жи­ли ему на­пи­сать за­яв­ле­ние на по­лу­че­ние фи­нан­со­вой по­мо­щи, пре­ду­пре­див, что деньги пе­ре­чис­лим толь­ко по­сле про­вер­ки всей предо­став­лен­ной им ин­фор­ма­ции: дей­стви­тель­но ли он слу­жил в АТО, ка­кие трав­мы по­лу­чил, где ле­чил­ся, прав­да ли, что у него ото­бра­ли жи­лье. За­риц­кий за­ер­зал и на­мек­нул, что хо­тел бы по­лу­чить хо­тя бы немно­го на­лич­ны­ми, при­чем пря­мо сей­час. Мы да­ли ему две­сти гри­вен. И в этот мо­мент на его за­пя­стьях за­щелк­ну­лись на­руч­ни­ки.

— Как он от­ре­а­ги­ро­вал?

— Рас­стро­ил­ся и оби­дел­ся. Он та­ко­го не ждал. А мы бы­ли очень ра­ды, что смог­ли его пой­мать на го­ря­чем. Это до­ба­ви­ло еще один эпи­зод к его уго­лов­но­му про­из­вод­ству. Не­де­юсь, те­перь аферист по­осте­ре­жет­ся ду­рить лю­дей.

По­хо­же, Еле­на ока­за­лась пра­ва. Хо­тя зло­умыш­лен­ни­ка по­сле оче­ред­но­го до­про­са сно­ва вы­пу­сти­ли из участ­ка, но­вых пре­ступ­ле­ний он по­ка не со­вер­шал. Ко­гда кор­ре­спон­дент «ФАКТОВ» по­зво­ни­ла ему с во­про­сом: «Ска­жи­те, это вы бо­ец АТО, у ко­то­ро­го про­бле­мы с жи­льем и ко­то­ро­му нуж­на по­мощь?», Да­ни­ил от­ве­тил «Нет-нет, это не я». И по­ве­сил труб­ку.

Сей­час ста­ло из­вест­но о но­вых эпи­зо­дах мо­шен­ни­че­ства, со­вер­шен­ных За­риц­ким. Ока­за­лось, за неде­лю до задержания он успел об­ве­сти во­круг паль­ца боль­ше де­ся­ти ор­га­ни­за­ций Кро­пив­ниц­ко­го, за­по­лу­чив та­ким об­ра­зом в об­щей слож­но­сти несколь­ко ты­сяч гри­вен. В со­де­ян­ном, су­дя по его по­ве­де­нию при за­дер­жа­нии, он не рас­ка­и­ва­ет­ся.

— Судь­бу по­до­зре­ва­е­мо­го ре­шит суд, — про­ком­мен­ти­ро­ва­ла спи­кер Нац­по­ли­ции в Ки­ро­во­град­ской об­ла­сти Ви­та­ли­на Бе­взен­ко. — Ес­ли он бу­дет при­знан ви­нов­ным, то мо­жет быть при­го­во­рен к тю­рем­но­му за­клю­че­нию сро­ком до трех лет. До это­го он оста­ет­ся на сво­бо­де. Не ис­клю­че­но, что про­дол­жит свою мо­шен­ни­че­скую де­я­тель­ность. По­это­му при­зы­ваю граж­дан быть бди­тель­ны­ми и вни­ма­тель­ны­ми и про­ве­рять, ко­му из нуж­да­ю­щих­ся и на ка­кие це­ли они да­ют деньги. Тех же, кто уже по­стра­дал от дей­ствий это­го или лю­бо­го дру­го­го мо­шен­ни­ка, про­сим об­ра­щать­ся с за­яв­ле­ни­ем в по­ли­цию.

— Мне очень горь­ко, что из-за та­ких га­дов, как этот За­риц­кий, лю­ди нач­нут со­мне­вать­ся, сто­ит ли по­мо­гать атош­ни­кам, — ска­зал бо­ец 3-го пол­ка спец­на­за Алек­сандр. — В боль­шин­стве слу­ча­ев мы, ко­неч­но, не про­сим по­мо­щи у обыч­ных граж­дан, об­ра­ща­ем­ся к по­бра­ти­мам или во­лон­те­рам. Но недо­ве­рие на­ро­да к во­ен­ным, да еще во вре­мя вой­ны, ко­неч­но, очень бо­лез­нен­но вос­при­ни­ма­ет­ся за­щит­ни­ка­ми. Это­го Да­ни­и­ла я чест­но пре­ду­пре­дил: ес­ли еще хоть раз услы­шу о том, что он про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать свои сказ­ки, по­ли­цию вы­зы­вать не бу­ду. От­дам его ба­та­льо­ну «Дон­басс», о служ­бе в ко­то­ром он, кста­ти, то­же врал. Там це­ре­мо­нить­ся не ста­нут и на­все­гда ото­бьют у него же­ла­ние по­зо­рить зва­ние во­ен­но­слу­жа­ще­го.

По­ка судь­бу За­риц­ко­го ре­ша­ет суд, он оста­ет­ся на сво­бо­де. Пра­во­охра­ни­те­ли при­зы­ва­ют всех быть бди­тель­ны­ми и про­ве­рять, ко­му из нуж­да­ю­щих­ся и на ка­кие це­ли они да­ют деньги

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.