«ПРЕСТУПНИКИ ЗА­ЯВИ­ЛИ, ЧТО, ЕС­ЛИ НЕ ПЕРЕЧИСЛЮ ИМ СВОИ БИТКОЙНЫ, ЖИВЫМ ОТ НИХ НЕ УЙДУ»

В Ки­е­ве трое зло­умыш­лен­ни­ков на­па­ли на фи­нан­со­во­го экс­пер­та, тре­буя у него крип­то­ва­лю­ту. Муж­чи­ну пы­та­ли в ба­ре в са­мом цен­тре Ки­е­ва

Fakty i kommentarii - - СИТУАЦИИ - Ека­те­ри­на КОПАНЕВА

«Пы­та­ли за бит­койн», — так ко­рот­ко со­об­щил о том, что с ним про­изо­шло, 31-лет­ний фи­нан­со­вый экс­перт Алек­сей Шерст­нев. Са­мой из­вест­ной вир­ту­аль­ной де­неж­ной еди­ни­цей Алек­сей на­чал за­ни­мать­ся еще пять лет на­зад, ко­гда в Укра­ине о бит­кой­нах зна­ли еди­ни­цы. Сей­час, ко­гда же­ла­ю­щих при­об­ре­сти крип­то­ва­лю­ту в на­шей стране ста­но­вит­ся все боль­ше, мно­гие об­ра­ща­ют­ся к Алек­сею за кон­суль­та­ци­я­ми. У него как у фи­нан­со­во­го экс­пер­та ча­сто бе­рут ком­мен­та­рии СМИ. Но по­сле то­го, что про­изо­шло 4 сен­тяб­ря, Алек­сей кон­суль­та­ций не да­ет. По его сло­вам, у него сей­час есть все ос­но­ва­ния опа­сать­ся за свою жизнь.

«Я на­шел лю­дей с боль­ши­ми день­га­ми, ко­то­рые хо­тят ин­ве­сти­ро­вать в бит­койн. Им нуж­на твоя кон­суль­та­ция»

С Алек­се­ем Шерст­не­вым мы встре­ти­лись воз­ле подъ­ез­да его до­ма. Муж­чи­на объ­яс­нил, что один сей­час на ули­цу ста­ра­ет­ся не вы­хо­дить.

— Несколь­ко дней на­зад, за­хо­дя в подъ­езд, за­ме­тил во дво­ре человека, ко­то­рый ме­ня фо­то­гра­фи­ро­вал, — го­во­рит Алек­сей. — По­хо­же, за мной ве­дет­ся слеж­ка. В по­ли­ции да­ли по­нять, что обес­пе­чить мою без­опас­ность не мо­гут. Мол, хо­ти­те — на­ни­май­те част­ную охран­ную фир­му. А это сто­ит очень до­ро­го.

Алек­сей рас­ска­зал, что за­ни­ма­ет­ся бит­кой­на­ми с 2012 го­да:

— По об­ра­зо­ва­нию я фи­нан­сист, непло­хо знаю де­неж­ную тео­рию. Пять лет на­зад, ко­гда в на­шей стране еще ма­ло кто го­во­рил о крип­то­ва­лю­те, на­чал вкла­ды­вать в бит­койн. За эти го­ды же­ла­ю­щих вло­жить в биткойны по­яв­ля­лось все боль­ше. Я на­чал да­вать кон­суль­та­ции. Объ­яс­нял, что это та­кое, как ра­бо­та­ет, ка­кие нель­зя до­пус­кать ошиб­ки. Кон­суль­та­ции, ра­зу­ме­ет­ся, бы­ли плат­ны­ми.

Человека, ко­то­рый на про­шлой неде­ле вме­сте со сво­и­ми по­дель­ни­ка­ми ме­ня пы­тал, я знал на­гляд­но. В про­шлом го­ду ра­бо­та­ли в од­ной ком­па­нии. На на­шем эта­же за­ни­ма­лись стар­та­па­ми, на­чаль­ник при­гла­шал лю­дей со све­жи­ми иде­я­ми. Но идеи это­го Лео­ни­да бы­ли очень стран­ны­ми. На­при­мер, он пред­ла­гал до­бы­вать зо­ло­то на асте­ро­и­дах, а по­том про­да­вать на­ци­о­наль­но­му бан­ку. Он про­дер­жал­ся в ком­па­нии не боль­ше двух недель.

А че­рез пол­то­ра го­да Лео­нид об­ра­тил­ся ко мне за кон­суль­та­ци­ей по бит­кой­нам. «Во­об­ще ни­че­го в этом не по­ни­маю», — ска­зал он. Я про­вел ему несколь­ко кон­суль­та­ций, по­сле че­го Лео­нид за­явил: «Я на­шел лю­дей с боль­ши­ми день­га­ми, ко­то­рые хо­тят ин­ве­сти­ро­вать в бит­койн. Они хо­тят про­кон­суль­ти­ро­вать­ся». На сле­ду­ю­щую встре­чу он уже при­е­хал с че­ло­ве­ком, ко­то­рый яко­бы этим ин­те­ре­су­ет­ся. Рас­ска­зы­вая о бит­кой­нах, я по­ка­зал им, как это вы­гля­дит, про­де­мон­стри­ро­вав свои ак­ти­вы. Ра­зу­ме­ет­ся, по­ка­зал не все, а лишь небольшую часть.

Муж­чи­на, с которым Лео­нид то­гда при­е­хал на встре­чу, боль­ше не по­яв­лял­ся. А сам Лео­нид про­дол­жал у ме­ня кон­суль­ти­ро­вать­ся. Ска­зал, что один че­ло­век хо­чет ин­ве­сти­ро­вать в бит­койн 50 ты­сяч долларов и ищет то­го, кто бы ему в этом по­мог. «Ты вот мо­жешь под­твер­дить, что у те­бя есть та­кие деньги в бит­кой­нах?» — спро­сил Лео­нид. Я от­ве­тил, что по­ка­зы­вать не бу­ду, но при­бли­зи­тель­но та­кая сум­ма у ме­ня име­ет­ся. По­сле это­го он на­зна­чил еще од­ну встре­чу в тор­го­вом цен­тре «Пи­ра­ми­да» на Поз­ня­ках. Ко­гда я при­шел, Лео­нид за­явил, что на ули­це нас уже ждут кли­ен­ты.

Это бы­ли двое муж­чин круп­но­го те­ло­сло­же­ния. Ко­гда мы вы­шли, их ма­ши­ну про­ве­рял по­ли­цей­ский пат­руль. «Да все в по­ряд­ке, — мах­нул ру­кой Лео­нид. — Сей­час в Пе­чер­ском РОВД «про­бьют» мое имя (прав­да, так и не по­нял, по­че­му в Пе­чер­ском), и все бу­дет нор­маль­но». Я ска­зал, что у ме­ня нет вре­ме­ни ждать, и уехал до­мой.

При­мер­но че­рез два ча­са (бы­ло уже де­сять ве­че­ра) они на­пи­са­ли мне: мол, го­то­вы встре­тить­ся. «Уже слишком позд­но, — от­ве­тил я. — Да­вай­те пе­ре­не­сем на дру­гой день». Но они на­ста­и­ва­ли. По­обе­ща­ли при­е­хать че­рез пол­ча­са, но яви­лись че­рез час. С Лео­ни­дом бы­ли те двое, ко­то­рых я ви­дел воз­ле тор­го­во­го цен­тра. Они ска­за­ли, что ин­ве­стор хо­чет встре­тить­ся в ка­льян-ба­ре на ули­це Яро­сла­вов Вал. Я взял с со­бой на встре­чу мо­биль­ный те­ле­фон и тре­з­ор — ап­па­рат­ный бит­койн-ко­ше­лек. Та­ких ко­шель­ков у ме­ня два. Один из них ино­гда бе­ру с со­бой для де­мон­стра­ции кли­ен­там.

В ба­ре не бы­ло ни од­но­го по­се­ти­те­ля. Толь­ко бар­мен и на­го­ло по­бри­тый муж­чи­на с на­кол­ка­ми (как по­том вы­яс­ни­лось, пред­ста­ви­тель ад­ми­ни­стра­ции). Мы про­шли в даль­нюю ком­на­ту.

Там то­же ни­ко­го не бы­ло, но Лео­нид со­об­щил, что «круп­ный кли­ент вот-вот подъ­едет». И еще ска­зал, что мне при­дет­ся по­ка­зать свои ак­ти­вы. Я от­ве­тил, что свои сче­та по­ка­зы­вать не бу­ду.

«Но как я то­гда бу­ду вы­гля­деть пе­ред людь­ми?» — недо­воль­но за­явил Лео­нид и до­ба­вил, что «нуж­но об­су­дить это с ин­ве­сто­ром».

Они по­со­ве­ща­лись, а ко­гда вер­ну­лись, Лео­нид по­про­сил всех от­клю­чить мо­биль­ные те­ле­фо­ны. Мол, раз­го­вор бу­дет кон­фи­ден­ци­аль­ный. По­сле че­го за­крыл ком­на­ту и за­явил: «От­да­вай все, что у те­бя есть. Ес­ли не от­дашь, мы все рав­но все у те­бя за­бе­рем. Бу­дем те­бя пы­тать и, воз­мож­но, да­же убьем».

«Вос­поль­зо­вав­шись тем, что бан­дит от­влек­ся, я схва­тил свой мо­биль­ный и три­жды на­жал кноп­ку SOS»

— Лео­нид ска­зал, что они это де­ла­ют уже не пер­вый раз, — про­дол­жа­ет Алек­сей. — Мол, у них хо­ро­шие свя­зи в МВД, по­это­му им ни­че­го за это не бу­дет. «Ты вый­дешь от­сю­да, толь­ко ес­ли от­дашь деньги», — за­явил.

— Раз­ве вы мог­ли про­сто так пе­ре­чис­лить им биткойны?

— Это до­воль­но слож­но. Тео­ре­ти­че­ски я мог сде­лать пе­ре­чис­ле­ния с те­ле­фо­на — там в бит­кой­нах бы­ла ты­ся­ча долларов. Пе­ре­чис­лить неко­то­рую сум­му мож­но бы­ло и с по­мо­щью тре­з­ора, но это уже на­мно­го слож­нее. Да­же ес­ли бы преступники ото­бра­ли у ме­ня тре­з­ор, они ни­че­го не смог­ли бы сде­лать. Ап­па­рат­ный ко­ше­лек за­шиф­ро­ван, и, что­бы по­лу­чить к нему до­ступ, нуж­но знать мно­же­ство па­ро­лей. Тре­з­ор, ко­то­рый был у ме­ня в кармане, я им, ра­зу­ме­ет­ся, не по­ка­зы­вал.

Преступники про­дол­жа­ли угро­жать. Лео­нид за­явил, что, ес­ли не по­лу­чит мои биткойны, живым я из это­го ба­ра не вый­ду. Ме­ня на­ча­ли бить. Хва­та­ли за одеж­ду, тряс­ли, на­но­си­ли уда­ры по го­ло­ве, по ли­цу, би­ли по но­гам… Мне ста­ло пло­хо. Де­ло в том, что я сер­деч­ник. Врож­ден­ный слож­ный по­рок серд­ца, по­мочь при ко­то­ром мо­жет толь­ко пе­ре­сад­ка. При ма­лей­шем вол­не­нии уча­ща­ет­ся пульс, ме­ня на­чи­на­ет тря­сти. Тут пульс уже, воз­мож­но, до­сти­гал 150 уда­ров в ми­ну­ту. Ме­ня ко­ло­ти­ло, как при ли­хо­рад­ке. Преступники про­дол­жа­ли ме­ня бить. Я ска­зал, что се­рьез­но бо­лен и у ме­ня мо­жет слу­чить­ся сер­деч­ный при­ступ: «У вас тут сей­час бу­дет труп. Вам это нуж­но? Вы­зо­ви­те «ско­рую!» «От­дашь деньги — то­гда вы­зо­вем», — от­ре­зал Лео­нид.

Обыс­кав ме­ня, он на­шел в кармане тре­з­ор. За­кри­чав, что я его об­ма­нул, Лео­нид по­тре­бо­вал немед­лен­но вклю­чить тре­з­ор и пе­ре­ве­сти биткойны на его ко­шель­ки. Я от­ка­зал­ся. То­гда Лео­нид при­ка­зал од­но­му из сво­их по­дель­ни­ков на­деть мне на го­ло­ву па­кет. Я, как мог, на­чал со­про­тив­лять­ся. В этот мо­мент ме­ня так силь­но на­ча­ло тря­сти, что бан­ди­ты да­же пре­кра­ти­ли пыт­ки. «Ус­по­кой­ся! — по­тре­бо­вал один из них. — Ты му­жик или нет?»

Лео­нид по­вто­рил, что, как толь­ко я перечислю биткойны, они вы­зо­вут «ско­рую». Но я не со­би­рал­ся ни­че­го пе­ре­чис­лять. Де­ло в том, что деньги, ко­то­рые мне уда­лось на­ко­пить в бит­кой­нах, я со­би­рал на опе­ра­цию по пе­ре­сад­ке серд­ца. И то, что у ме­ня есть, все­го лишь неболь­шая часть от сум­мы, необ­хо­ди­мой для опе­ра­ции. Ре­шил: ес­ли мне суж­де­но уме­реть сей­час от сер­деч­но­го при­сту­па, зна­чит, так то­му и быть. При мо­ей бо­лез­ни шан­сов дол­го про­жить и так немно­го. А ес­ли по­ве­зет и вы­жи­ву, хо­тя бы не по­те­ряю деньги на опе­ра­цию.

Оче­вид­но, ви­дя мое со­сто­я­ние, бан­ди­ты са­ми за­вол­но­ва­лись. Лео­нид и один из его по­дель­ни­ков вы­шли из ком­на­ты по­со­ве­щать­ся. Со мной остал­ся тре­тий ам­бал. Мой мо­биль­ный те­ле­фон в это вре­мя ле­жал на дру­гом кон­це сто­ла и, как я уже го­во­рил, был от­клю­чен. Вос­поль­зо­вав­шись тем, что бан­дит от­влек­ся, я быст­ро схва­тил свой мо­биль­ный и спря­тал его в курт­ке. Пре­ступ­ник тут же на ме­ня на­бро­сил­ся, но я успел сде­лать то, что хо­тел, — три­жды на­жал эту кноп­ку (Алек­сей по­ка­зы­ва­ет смарт­фон. — Авт.). Та­ким об­ра­зом я от­пра­вил сиг­нал SOS сво­им дру­зьям. Ес­ли три­жды на­жать бо­ко­вую кноп­ку, в те­ле­фоне ав­то­ма­ти­че­ски ак­ти­ви­ру­ют­ся Wi-Fi, GPS, зад­няя и фрон­таль­ная ка­ме­ры де­ла­ют фо­то­гра­фии, и эти сним­ки вме­сте с точ­ны­ми ко­ор­ди­на­та­ми мо­е­го ме­сто­по­ло­же­ния от­прав­ля­ют­ся за­ра­нее вы­бран­ным мною кон­так­там. В дан­ном слу­чае — мо­им дру­зьям. Те­ле­фон у ме­ня тут же ото­бра­ли, но я на­де­ял­ся, что на этот сиг­нал от­ре­а­ги­ру­ют.

Тут вер­ну­лись Лео­нид и его вто­рой по­дель­ник. Ста­ли спра­ши­вать, что у ме­ня есть. Я при­знал­ся, что есть ты­ся­ча долларов в бит­кой­нах на те­ле­фоне. Лео­нид взял мой те­ле­фон, но вклю­чить не смог. Я ска­зал, что его мож­но раз­бло­ки­ро­вать, ес­ли три­жды на­жать ту са­мую кноп­ку SOS. Ни о чем не по­до­зре­вая, Лео­нид на­чал на­жи­мать на кноп­ку. Он да­же не до­га­ды­вал­ся, что от­пра­вил мои дру­зьям еще боль­ше со­об­ще­ний. Есте­ствен­но, раз­бло­ки­ро­вать ап­па­рат у него не по­лу­чи­лось. Он ска­зал сде­лать это мне. Я то­же стал по три ра­за на­жи­мать на бо­ко­вую кноп­ку. «Сам не по­ни­маю, в чем де­ло, — при­тво­рял­ся я. — Но­вый те­ле­фон, я в нем еще не разо­брал­ся». В этот мо­мент в бар пер­вый раз при­е­ха­ла по­ли­ция. Бан­ди­ты яв­но за­вол­но­ва­лись. А по­ли­цей­ские… уеха­ли. Как по­том вы­яс­ни­лось, им от­кры­ли две­ри со­труд­ни­ки за­ве­де­ния и за­ве­ри­ли, что внут­ри ни­ко­го нет.

— Где в то вре­мя, ко­гда вас пы­та­ли, бы­ли эти со­труд­ни­ки?

— В дру­гой ком­на­те. На про­ис­хо­дя­щее они ни­как не ре­а­ги­ро­ва­ли. И, как по­том вы­яс­ни­лось, со­вра­ли по­ли­цей­ским. Учи­ты­вая все это, ду­маю, есть ос­но­ва­ния по­ла­гать, что ад­ми­ни­стра­ция ба­ра в сго­во­ре с бан­ди­та­ми. Лео­нид с по­дель­ни­ка­ми бы­ли в шо­ке: «От­ку­да по­ли­ция? Что ты сде­лал?!» А по­том те­ле­фон ме­ня под­вел: на экране вы­све­ти­лось со­об­ще­ние с ко­ор­ди­на­та­ми мо­е­го ме­сто­по­ло­же­ния. «Ах ты, с...ка!» — за­кри­ча­ли бан­ди­ты. Я по­ду­мал, что они ме­ня убьют. Но вме­сто это­го они ста­ли ото­всю­ду сти­рать свои от­пе­чат­ки паль­цев, по­сле че­го быст­ро со­бра­ли ве­щи и ушли.

«Всю сум­му преступники не смог­ли бы у ме­ня за­брать при всем же­ла­нии»

— Вы­брав­шись из ком­на­ты (я с тру­дом мог пе­ре­дви­гать­ся), уви­дел пер­со­нал ба­ра — муж­чи­ну с бо­ро­дой и вто­ро­го, с на­кол­ка­ми, — про­дол­жа­ет Алек­сей. — «Мне очень пло­хо, — ска­зал им. — Вы­зо­ви­те «ско­рую». Они ни­как не от­ре­а­ги­ро­ва­ли. Я по­нял, что нуж­но ухо­дить. С тру­дом под­няв­шись по лест­ни­це, вы­шел на ули­цу и опять от­пра­вил дру­зьям сиг­нал SOS. По­про­сил про­хо­жих вы­звать «ско­рую» и по­ли­цию. По­ли­цей­ские при­е­ха­ли быст­ро. Вы­зов по­ли­ции за­фик­си­ро­ван. По­том я на­пи­сал за­яв­ле­ние в Шев­чен­ков­ское РОВД.

— В РОВД Алек­сея от­вез­ли са­ми по­ли­цей­ские, — рас­ска­зал «ФАКТАМ» друг Алек­сея Шерст­не­ва, ко­то­рый по­лу­чил от него той но­чью сиг­нал SOS. — Пер­вое со­об­ще­ние от Ле­ши я по­лу­чил в 00.18. Это бы­ло mms-со­об­ще­ние с ко­ор­ди­на­та­ми ме­ста, где он на­хо­дил­ся. Та­кая же mms-ка при­шла еще од­но­му на­ше­му дру­гу. Мы оба пы­та­лись до­зво­нить­ся Ле­ше, но бес­по­лез­но. По­зво­ни­ли его де­вуш­ке — она то­же ни­че­го не зна­ла. Я по­нял, что, ви­ди­мо, что-то про­изо­шло, и по­зво­нил в по­ли­цию. Там за­фик­си­ро­ва­ли мой вы­зов и че­рез неко­то­рое вре­мя пе­ре­зво­ни­ли.

— Де­вуш­ка-по­ли­цей­ский со­об­щи­ла, что они вы­еха­ли по ука­зан­ным ко­ор­ди­на­там, за­шли в бар, но ад­ми­ни­стра­тор за­ве­де­ния ска­зал: «Мы за­кры­ва­ем­ся, здесь ни­ко­го нет», — про­дол­жа­ет друг Алек­сея. — По­ли­цей­ские про­дол­жа­ли по­ис­ки в окрест­но­стях то­го ба­ра. Мы с дру­гом по­еха­ли ту­да же. По до­ро­ге я про­дол­жал на­би­рать но­мер Ле­ши. Ко­гда мы уже подъ­ез­жа­ли, он вдруг от­ве­тил на зво­нок. Ока­за­лось, в тот мо­мент он уже был на ули­це…

— Бан­ди­тов, ко­то­рые на вас на­па­ли, разыс­ки­ва­ют? — спра­ши­ваю у Алек­сея.

— В том-то и пробле­ма, что этим ни­кто не за­ни­ма­ет­ся. Хо­тя у ме­ня есть да­же фо­то­гра­фия это­го Лео­ни­да. Пы­та­ясь раз­бло­ки­ро­вать мой те­ле­фон, он сам се­бя сфо­то­гра­фи­ро­вал, и этот сни­мок по­лу­чи­ли мои дру­зья. Есть и но­мер ав­то­мо­би­ля пре­ступ­ни­ков (прав­да, без по­след­ней циф­ры). Раз­ве этих дан­ных ма­ло, что­бы най­ти человека?

Те­ле­фон Лео­ни­да (ес­ли это бы­ло его на­сто­я­щее имя) с тех пор от­клю­чен. В Шев­чен­ков­ском рай­от­де­ле по­ли­ции «ФАКТАМ» со­об­щи­ли, что по за­яв­ле­нию Алек­сея от­кры­то уго­лов­ное про­из­вод­ство по ста­тье «Угро­за убий­ством». Идут след­ствен­ные дей­ствия.

— Алек­сея до сих пор да­же не до­про­сил сле­до­ва­тель! — со­об­щил «ФАКТАМ» ад­во­кат Алек­сея Шерст­не­ва Ви­та­лий Ко­ло­ми­ец. — Это да­ет нам ос­но­ва­ния утвер­ждать, что след­ствен­ные дей­ствия не ве­дут­ся. Хо­тя у Алек­сея есть все до­ка­за­тель­ства то­го, что в от­но­ше­нии него бы­ло со­вер­ше­но пре­ступ­ле­ние. Есть фо­то­гра­фии, ло­ка­ции, дан­ные, ко­то­рые он от­прав­лял дру­зьям. Это да­ет воз­мож­ность вос­ста­но­вить со­бы­тия с точ­но­стью до ми­нут. Но это­го ни­кто по­ка не де­ла­ет. Еще один во­прос: за­хо­чет ли по­ли­ция до­ка­зы­вать, что бит­койн — это иму­ще­ствен­ный ак­тив, на ко­то­рый бы­ло по­ся­га­тель­ство со сто­ро­ны пре­ступ­ни­ков?

— Еще недав­но в Укра­ине ма­ло кто знал, что та­кое бит­койн, — го­во­рит Алек­сей. — А те­перь, по­хо­же, по­яв­ля­ют­ся пре­ступ­ные груп­пи­ров­ки, ко­то­рых имен­но биткойны ин­те­ре­су­ют. Ищут лю­дей, ко­то­рые этим за­ни­ма­ют­ся, — и про­ис­хо­дит то, что слу­чи­лось со мной. Хо­тя, как я уже го­во­рил, од­но из пре­иму­ществ бит­кой­на в том, что его очень труд­но от­нять. Всю сум­му преступники не смог­ли бы у ме­ня за­брать при всем же­ла­нии. Для это­го им нуж­но бы­ло бы рас­шиф­ро­вать мно­же­ство ап­па­рат­ных ко­шель­ков. Да и с те­ле­фо­ном все не так про­сто. Ес­ли бы я успел уда­лить со смарт­фо­на бит­койн-при­ло­же­ние, преступники до име­ю­щей­ся там ты­ся­чи долларов не до­бра­лись бы. Биткойны нема­те­ри­аль­ны —и в этом их на­деж­ность.

Есть в этой ис­то­рии еще один важ­ный во­прос. Как со­труд­ни­ки ка­льян-ба­ра мог­ли до­пу­стить, что­бы в их за­ве­де­нии пы­та­ли человека? По­че­му не вы­зва­ли по­ли­цию? И по­че­му, ко­гда по­ли­цей­ские при­е­ха­ли ту­да са­ми, им от­ве­ти­ли, что в за­ве­де­нии нет по­се­ти­те­лей? Ра­зу­ме­ет­ся, мы хо­те­ли за­дать эти во­про­сы ад­ми­ни­стра­ции ба­ра. В первую оче­редь об­ра­ти­лись к ди­рек­то­ру за­ве­де­ния Сер­гею Од­рине. Но он на на­ше пись­мо от­ве­тил так: «У ме­ня бы­ла сва­дьба в эту суб­бо­ту. Я в от­пус­ке. По­зво­ни­те по ра­бо­че­му но­ме­ру».

В ба­ре дол­го не бра­ли труб­ку, а ко­гда на­ко­нец-то от­ве­ти­ли, наш со­бе­сед­ник (он не пред­ста­вил­ся) ска­зал, что та­кие во­про­сы ком­мен­ти­ро­вать не мо­жет. «Пе­ре­зво­ни­те че­рез несколь­ко ча­сов — придет ру­ко­вод­ство», — со­об­щил он. Мы зво­ни­ли, и не раз. Вот толь­ко те­ле­фон уже был от­клю­чен. Тем вре­ме­нем Алек­сею Шерст­не­ву, ко­то­рый по­про­сил ди­рек­то­ра за­ве­де­ния по­ка­зать за­пи­си ка­мер ви­део­на­блю­де­ния, уста­нов­лен­ных в ба­ре, Сер­гей Од­ри­на от­ве­тил, что за­пись имен­но за ве­чер 4 сен­тяб­ря по уди­ви­тель­но­му сте­че­нию об­сто­я­тельств не со­хра­ни­лась.

«Пять лет на­зад, ко­гда в на­шей стране еще ма­ло кто го­во­рил о крип­то­ва­лю­те, я на­чал вкла­ды­вать деньги в бит­койн. А со вре­ме­нем стал кон­суль­ти­ро­вать дру­гих», — го­во­рит Алек­сей Шерст­нев

Бан­ди­ты на­зна­чи­ли встре­чу Алек­сею в этом ка­льян-ба­ре на Яро­сла­во­вом Ва­лу в Ки­е­ве

и Со­об­ще­ние с прось­бой о по­мо­щи ко­ор­ди­на­та­ми сво­е­го ме­сто­на­хож­де­ния Алек­сей от­пра­вил дру­зьям в на­ча­ле пер­во­го но­чи

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.