«В 2014-м МЫ НА­СТУ­ПА­ЛИ ТА­КИ­МИ ТЕМ­ПА­МИ, ЧТО ВЕ­РИ­ЛИ: КО ДНЮ НЕЗА­ВИ­СИ­МО­СТИ УКРАИНЫ ОСВО­БО­ДИМ ЛУ­ГАНСК И ДО­НЕЦК, А В СЕН­ТЯБ­РЕ ВСТА­НЕМ НА ОХРА­НУ НА­ШИХ ГРА­НИЦ», —

Fakty i kommentarii - - ЛИНИЯ ФРОНТА - Ве­ра ЖИЧКО

го­во­рит ком­бат мор­пе­хов Ва­дим Су­ха­рев­ский, участ­ник са­мо­го пер­во­го боя, про­изо­шед­ше­го на Дон­бас­се меж­ду рос­сий­ски­ми ди­вер­сан­та­ми и укра­ин­ски­ми во­ен­ны­ми

С 33-лет­ним ко­ман­ди­ром 500-го ба­та­льо­на мор­ской пе­хо­ты май­о­ром Ва­ди­мом Су­ха­рев­ским уда­лось встре­тить­ся в Ки­е­ве бла­го­да­ря пер­во­му в Укра­ине бла­го­тво­ри­тель­но­му «Ба­лу за­щит­ни­ков» — он его участ­ник.

— Дав­но так страш­но не бы­ло, — при­зна­вал­ся по­сле ба­ла Ва­дим. — Аб­со­лют­но все бо­лит. На ре­пе­ти­ци­ях бес­ко­неч­ные по­вто­ры, по­вто­ры, по­вто­ры. Еже­днев­ная фи­зи­че­ская под­го­тов­ка у нас, по­жа­луй, по­лег­че.

На­пом­ним, Су­ха­рев­ский — тот са­мый мор­пех, ко­то­рый 13 ап­ре­ля 2014 го­да, спа­сая жизнь со­труд­ни­кам «Аль­фы», пер­вым от­крыл огонь под Сла­вян­ском. А за­тем с бой­ца­ми осво­бож­дал се­ла Се­ме­нов­ка на До­нет­чине и Геор­ги­ев­ка на Лу­ган­щине, ко­то­рые за­хва­ти­ли бо­е­ви­ки.

«Сва­дьбу, на­зна­чен­ную на 19 мар­та 2014 го­да, из-за со­бы­тий на Дон­бас­се при­шлось от­ло­жить»

— Ва­дим, как вы по­па­ли на бал?

— Мы — люди во­ен­ные: по­лу­чил при­каз, при­был в Ки­ев, — от­ве­ча­ет

май­ор Су­ха­рев­ский. — А узнав, что мне вы­па­ла честь танцевать для бла­гой це­ли, вклю­чил­ся в про­цесс под­го­тов­ки, на ко­то­рую от­ве­ли все­го че­ты­ре дня.

Я не был зна­ком с Ан­дре­ем Ки­зи­ло, ко­ман­ди­ром пер­во­го ба­та­льо­на 72-й бри­га­ды, ко­то­рый по­гиб 29 ян­ва­ря это­го го­да под Ав­де­ев­кой. Но ис­кренне под­дер­жи­ваю идею со­зда­ния в Ума­ни, на его ро­дине, Му­зея ис­то­рии вой­ны, ко­то­рый бу­дет но­сить имя Ге­роя Украины ка­пи­та­на Ки­зи­ло. Его друг — во­ен­кор Во­ло­дя Ру­нец, от­кры­вая бал, ска­зал, что Ан­дрей меч­тал под­нять пре­стиж зва­ния офи­це­ра укра­ин­ской ар­мии. Что­бы мо­ло­дые ре­бя­та, вы­брав­шие для се­бя про­фес­сию за­щит­ни­ков Украины, ста­но­ви­лись из­вест­ны­ми людь­ми. Что­бы о них го­во­ри­ли, пи­са­ли, сни­ма­ли те­ле­сю­же­ты и филь­мы... Му­зей, где цен­траль­ную экс­по­зи­цию по­свя­тят Ан­дрею Ки­зи­ло, 23-лет­не­му ко­ман­ди­ру, от­дав­ше­му свою жизнь в борь­бе за на­шу Ро­ди­ну, как раз и бу­дет слу­жить этой бла­го­род­ной це­ли. И не од­но­му по­ко­ле­нию — сы­ну Ан­дрея, мо­е­му сы­ну, де­тям, ко­то­рые еще по­явят­ся на свет... — А сколь­ко лет ва­ше­му сы­ну?

— Ти­му­ру три го­да. Же­нил­ся я вто­ро­го ок­тяб­ря 2014 го­да. То­гда про­хо­дил ре­а­би­ли­та­цию по­сле по­лу­чен­но­го ра­не­ния. И, ска­жем так, уда­лось вы­кро­ить вре­мя для про­ве­де­ния тор­же­ствен­ной це­ре­мо­нии. А во­об­ще-то сва­дьба у нас с су­пру­гой Юли­ей бы­ла на­зна­че­на на 19 мар­та 2014 го­да, но из-за со­бы­тий на Дон­бас­се ее при­шлось от­ло­жить. Вось­мо­го мар­та я со сво­ей ро­той уже вы­дви­нул­ся на бо­е­вое сла­жи­ва­ние в Чер­ни­гов­скую об­ласть. А в на­ча­ле ап­ре­ля мы бы­ли уже в зоне АТО — при­бы­ли в Лу­ганск. То­гда я ко­ман­до­вал тре­тьей ро­той 80-й аэро­мо­биль­ной бри­га­ды. — Как встре­ти­ли на­шу ар­мию в Лу­ган­ске?

— В го­род на тер­ри­то­рию, где ко­гда-то ба­зи­ро­ва­лась во­ин­ская часть, мы за­еха­ли неожи­дан­но — но­чью. По­ме­шать ни­кто не успел. Од­на часть на­се­ле­ния по­яв­ле­ние укра­ин­ской ар­мии го­ря­чо при­вет­ство­ва­ла и вся­че­ски нам по­мо­га­ла. А дру­гие жи­те­ли, под­дер­жав­шие при­ход «рус­ской вес­ны» на Дон­басс, де­мон­стра­тив­но

на­блю­да­ли за на­ми и пре­пят­ство­ва­ли. Од­на­жды нам за­бло­ки­ро­ва­ли вы­езд из ча­сти, при­та­щив под во­ро­та нера­бо­чий ав­то­бус. Пы­та­лись под­ре­зать на­шу тех­ни­ку на до­ро­ге, из-за че­го во­ди­те­лям 14-тон­ных БТРов при­хо­ди­лось ма­нев­ри­ро­вать на трас­се, за­би­той граж­дан­ским транс­пор­том. И ни один эки­паж ми­ли­ции во­ен­ную ко­лон­ну не со­про­вож­дал. По­хо­же, мно­гие ра­бот­ни­ки мест­ных пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов бы­ли уже мо­раль­но го­то­вы слу­жить ар­мии ок­ку­пан­тов, с ко­то­рой нам вско­ре до­ве­лось всту­пить в бой. — Ко­гда это про­изо­шло?

— Моя де­сант­ная ро­та бы­ла в чис­ле пер­вых под­раз­де­ле­ний, ко­то­рые пе­ре­бро­си­ли на за­щи­ту Сла­вян­ска, за­хва­чен­но­го 12 ап­ре­ля 2014 го­да. И уже в во­семь ча­сов утра 13 ап­ре­ля мы вы­нуж­де­ны бы­ли всту­пить в бой с вра­гом. Нам про­ти­во­сто­я­ли яв­но рос­сий­ские кад­ро­вые во­ен­ные. От­ме­чу, что бо­лее про­фес­си­о­наль­ных бой­цов я по­том за всю вой­ну не встре­чал. Как вы­яс­ни­лось поз­же, это бы­ла ди­вер­си­он­ная груп­па Иго­ря Гир­ки­на, из­вест­но­го под по­зыв­ным «Стрел­ков».

За­да­чей мо­ей ро­ты бы­ло выйти утром 13 ап­ре­ля на точ­ку встре­чи с от­ря­дом спец­на­за МВД «Оме­га» воз­ле се­ла Се­ме­нов­ка на окра­ине Сла­вян­ска. У них сво­ей бро­не­тех­ни­ки не име­лось. А мы при­бы­ли из Лу­ган­ска на ше­сти БТРах. На мар­ше нас со­про­вож­да­ли две машины ГАИ, и, ра­зу­ме­ет­ся, ко­лон­на не мог­ла остать­ся неза­ме­чен­ной. По неиз­вест­ной мне при­чине бой­цов «Оме­ги» вы­са­ди­ли в дру­гой точ­ке.

Я по­лу­чил при­каз ко­ман­до­ва­ния бри­га­ды оста­но­вить­ся. С мо­ей точ­ки зрения, ме­сто для оста­нов­ки бы­ло вы­бра­но неудач­но — на ожив­лен­ной трас­се мы при­вле­ка­ли все­об­щее вни­ма­ние. По­ста­вив БТРы при­мер­но в 150 мет­рах от до­ро­ги на по­ляне, я вы­ста­вил охра­не­ние. Лег­ко­вые машины ко­ман­до­ва­ния при­пар­ко­ва­лись по­чти на са­мой трас­се. К ним подъ­е­ха­ли ав­то­мо­би­ли с ру­ко­во­ди­те­ля­ми СБУ. Мне со­об­щи­ли, что сей­час уточ­нят марш­рут и мы про­дол­жим дви­же­ние на­встре­чу «Оме­ге». На­блю­дав­ший за на­ми про­тив­ник, уви­дев, что все ко­ман­ди­ры сгруп­пи­ро­ва­лись в од­ной точ­ке, ре­шил вос­поль­зо­вать­ся си­ту­а­ци­ей.

«До 13 ап­ре­ля 2014-го укра­ин­ские вой­ска не сде­ла­ли в зоне АТО ни од­но­го вы­стре­ла. То­гда еще ни­кто не был го­тов от­кры­вать огонь»

— Мы уже по­лу­чи­ли при­каз вы­дви­гать­ся. — про­дол­жа­ет Ва­дим Су­ха­рев­ский. — Я снял охра­не­ние, и все мои бой­цы по­гру­зи­лись в БТРы. В этот мо­мент бе­лая лег­ко­вуш­ка, дви­гав­ша­я­ся по трас­се, вне­зап­но оста­но­ви­лась, из нее вы­ско­чи­ли ав­то­мат­чи­ки, ко­то­рые от­кры­ли огонь по со­труд­ни­кам СБУ. Од­но­вре­мен­но с этим дру­гая груп­па про­тив­ни­ка, ко­то­рая на­хо­ди­лась в «зе­лен­ке», при­бли­зи­тель­но в 300 мет­рах от нас, от­кры­ла огонь по на­шим ма­ши­нам. Пря­мо на моих гла­зах от­лич­но эки­пи­ро­ван­ные во­ен­ные ор­га­ни­зо­ван­ны­ми бо­е­вы­ми по­ряд­ка­ми — по два-три че­ло­ве­ка — гра­мот­но, ко­рот­ки­ми пе­ре­беж­ка­ми, на­ча­ли дви­гать­ся от опуш­ки ле­са на наш фланг. Эта груп­па пред­став­ля­ла наи­боль­шую угро­зу. Укрыть­ся на по­ляне, где сто­я­ла бро­не­тех­ни­ка, бы­ло прак­ти­че­ски негде.

Со­труд­ни­кам под­раз­де­ле­ния «Аль­фа», ко­то­рые на­хо­ди­лись воз­ле БТРов, при­шлось всту­пить в бой. В их ря­дах тут же по­яви­лись ра­не­ные. Пу­ли сту­ча­ли и по на­шей броне. При­ка­за стре­лять у ме­ня не бы­ло. Но вра­ги по­ли­ва­ли нас пе­ре­крест­ным ог­нем. Ис­хо­дя из си­ту­а­ции, я сам при­нял ре­ше­ние: от­ве­тить про­тив­ни­ку, взяв всю от­вет­ствен­ность на се­бя.

Пу­ле­мет­ны­ми оче­ре­дя­ми мы «про­ре­ди­ли» ря­ды тер­ро­ри­стов, за­гнав их об­рат­но в «зе­лен­ку». По­гру­зи­ли ра­не­ных в БТРы и про­дол­жи­ли дви­же­ние, что­бы как мож­но ско­рее до­ста­вить по­стра­дав­ших к ме­ди­кам. Двое офи­це­ров спец­под­раз­де­ле­ния СБУ «Аль­фа» по­лу­чи­ли тя­же­лые ра­не­ния, один, Ген­на­дий Би­ли­чен­ко, увы, по­гиб. — Это был пер­вый бой на Дон­бас­се?

— Да. В тот день в 200 мет­рах от Се­ме­нов­ки украинцы впер­вые всту­пи­ли в бой с ок­ку­пан­та­ми и по­нес­ли пер­вые бо­е­вые по­те­ри. Фак­ти­че­ски на­ча­лась вой­на. До 13 ап­ре­ля 2014 го­да наши вой­ска не сде­ла­ли в зоне АТО ни од­но­го вы­стре­ла. Хо­тя и в тот день при­каз от­кры­вать огонь так и не по­сту­пил. Стране, ко­то­рая за го­ды сво­ей неза­ви­си­мо­сти ни с кем ни­ко­гда не во­е­ва­ла, та­кое ре­ше­ние да­ва­лось не­лег­ко.

— По­лу­ча­ет­ся, вы бы­ли тем укра­ин­ским бой­цом, ко­то­рый сде­лал пер­вый вы­стрел?

— Вы­хо­дит так. Од­на­ко в тот день по­ни­ма­ние, что на Укра­и­ну на­пал се­рьез­ный про­тив­ник, при­шло и к тем, кто при­ни­ма­ет ре­ше­ния. И си­ту­а­ция ста­ла ме­нять­ся очень быст­ро. — Ка­кие бои ока­за­лись са­мы­ми тя­же­лы­ми?

— Уже 5 мая 2014 го­да мы вме­сте с 95-й аэро­мо­биль­ной бри­га­дой, бой­ца­ми спец­под­раз­де­ле­ний «Аль­фа», «Оме­га» и «Ягу­ар» впер­вые штур­мо­ва­ли Се­ме­нов­ку. Чис­лен­ность про­тив­ни­ка, ок­ку­пи­ро­вав­ше­го се­ло, бы­ла вдвое боль­ше на­шей, и во­ору­жен он был луч­ше. Од­на­ко нам все рав­но уда­лось в тот день за­ста­вить Гир­ки­на «пла­кать» — пуб­лич­но при­знать­ся в том, что на Се­ме­нов­ке его бан­да по­те­ря­ла око­ло 40 че­ло­век. В объ­ек­ти­вы те­ле­ка­мер Гир­кин взы­вал о по­мо­щи.

«За свой го­род жи­те­ли Ма­ри­у­по­ля мо­гут быть спо­кой­ны: от Ши­ро­ки­но до Пав­ло­по­ля — ис­клю­чи­тель­но наши по­зи­ции»

— Вско­ре укра­ин­ская ар­мия взя­ла Сла­вянск в коль­цо, — про­дол­жа­ет Ва­дим. — И за неде­лю до его осво­бож­де­ния, ко­гда успеш­ный ис­ход опе­ра­ции был уже оче­ви­ден, мою ро­ту сно­ва пе­ре­бро­си­ли на Лу­ган­щи­ну. Мы обо­ро­ня­ли Лу­ган­ский аэро­порт и бра­ли в кле­щи сам об­ласт­ной центр. На Лу­ган­щине для нас осо­бен­но на­пря­жен­ным вы­дал­ся бой за се­ло Геор­ги­ев­ка. Вый­дя из Лу­ган­ско­го аэро­пор­та, ве­че­ром 21 июля 2014 го­да мы за­ня­ли при­мер­но 200 мет­ров в цен­тре Геор­ги­ев­ки. Вско­ре нас ата­ко­ва­ли из гра­на­то­ме­тов, пу­ле­ме­тов, тан­ков. Мы от­би­лись и рас­ши­ри­ли свои по­зи­ции. За­тем сно­ва успеш­но от­ра­зи­ли же­сто­чай­шую контр­ата­ку. Вме­сте с «Ай­да­ром» по­шли на Лу­ту­ги­но, Успен­ку и, со­еди­нив­шись с 95й аэро­мо­биль­ной бри­га­дой, разо­рва­ли ли­нию обо­ро­ны про­тив­ни­ка меж­ду го­ро­да­ми Ан­тра­цит и Крас­ный Луч.

К се­ре­дине ав­гу­ста укра­ин­ские вой­ска уже пол­но­стью окру­жи­ли Лу­ганск, пе­ре­крыв Крас­но­дон­скую трас­су. Мы на­сту­па­ли. Уже бы­ли осво­бож­де­ны Геор­ги­ев­ка, Лу­ту­ги­но, Успен­ка, Круг­лик, Крас­ная По­ля­на, Хри­сто­фо­ров­ка, Хря­ще­ва­тое, Но­во­свет­лов­ка... Вме­сте с ба­та­льо­ном «Ай­дар» мы по­кро­ши­ли раз­вед­ро­ту «ЛНР» под Лу­ган­ском, а под Хря­ще­ва­тым и Но­во­свет­лов­кой раз­би­ли раз­вед­ро­ту Пс­ков­ской воз­душ­но-де­сант­ной ди­ви­зии.

Мы на­сту­па­ли та­ки­ми тем­па­ми, что бы­ли уве­ре­ны: ко Дню неза­ви­си­мо­сти Украины осво­бо­дим Лу­ганск и До­нецк, а в сен­тяб­ре вста­нем на охра­ну на­ших гра­ниц. Но Россия от­кры­то вторг­лась на тер­ри­то­рию на­шей стра­ны, пе­ре­бро­сив че­рез гра­ни­цу круп­ные си­лы и тя­же­лую тех­ни­ку. Вы­нуж­ден­ное от­ступ­ле­ние на­шей ар­мии из Лу­ган­ско­го аэро­пор­та, за­хват Но­во­азов­ска, Са­ур-Мо­ги­лы, Ил­ло­вай­ска, Тель­ма­но­во, Ста­ро­бе­ше­во на До­нет­чине я не за­стал. — Вы бы­ли ра­не­ны?

— Да. Это слу­чи­лось 17 ав­гу­ста в се­ле Крас­ное под Лу­ган­ском. До ок­тяб­ря про­был на ле­че­нии. А в кон­це но­яб­ря при­сту­пил к уче­бе на фа­куль­те­те вы­со­ко­мо­биль­ных де­сант­ных войск и сил спе­ци­аль­ных опе­ра­ций в На­ци­о­наль­ном уни­вер­си­те­те обо­ро­ны Украины име­ни Ива­на Чер­ня­хов­ско­го. Это бы­ло, мож­но ска­зать, по­вы­ше­ни­ем ква­ли­фи­ка­ции, по­сколь­ку в 2009 го­ду я за­кон­чил Ака­де­мию су­хо­пут­ных войск име­ни гет­ма­на Пет­ра Са­гай­дач­но­го во Ль­во­ве. Во­об­ще же форму но­шу с де­вя­то­го клас­са: в Му­ка­че­во учил­ся в ли­цее с уси­лен­ной во­ен­но-фи­зи­че­ской под­го­тов­кой. По­сле сроч­ной служ­бы в ар­мии в вой­сках ВДВ слу­жил в ми­ро­твор­че­ской мис­сии в Ира­ке…

В мар­те 2016 го­да я вер­нул­ся в зо­ну АТО, при­няв ко­ман­до­ва­ние 500-м ба­та­льо­ном мор­ской пе­хо­ты в Ма­ри­у­по­ле. — Уже «око­па­лись» на но­вом ме­сте?

— На­се­ле­ние от­но­сит­ся к нам очень теп­ло. К сло­ву, и в Сла­вян­ске — го­ро­де и окрест­но­стях — у нас бы­ли доб­ро­воль­ные по­мощ­ни­ки-раз­вед­чи­ки, а огонь мне кор­рек­ти­ро­ва­ла мест­ная учи­тель­ни­ца. В Ма­ри­у­по­ле на День за­щит­ни­ка Украины нам по­да­ри­ли флаг мор­ской пе­хо­ты, по­мог­ли за­ве­сти хо­зяй­ство. — При­нес­ли по­ро­сят или цып­лят?

— Нет, мо­ло­дую па­ру бар­су­ков Тан­го и Кэ­ша. Бу­дем раз­во­дить. У ме­ня как раз по­зыв­ной «Бар­сук»... А за свой го­род жи­те­ли Ма­ри­у­по­ля мо­гут быть спо­кой­ны: в июле это­го го­да мы вы­шли из око­пов и на­деж­но дер­жим обо­ро­ну от Ши­ро­ки­но до Пав­ло­по­ля — это ис­клю­чи­тель­но наши по­зи­ции.

Справ­ка «ФАКТОВ»

В 500-м ба­та­льоне мор­ской пе­хо­ты, ко­то­рым ко­ман­ду­ет Ва­дим Су­ха­рев­ский, бо­лее 300 бой­цов име­ют пра­ви­тель­ствен­ные на­гра­ды, свы­ше 40 из них — ор­де­на «За му­же­ство». Сам май­ор Су­ха­рев­ский был на­граж­ден ор­де­на­ми Бо­г­да­на Хмель­ниц­ко­го III и II сте­пе­ни. «В ап­ре­ле 2014 го­да у се­ла Се­ме­нов­ка под Сла­вян­ском враг от­крыл по нам пе­ре­крест­ный огонь, — вспо­ми­на­ет Ва­дим Су­ха­рев­ский. — И хоть при­ка­за стре­лять у ме­ня не бы­ло, я при­нял ре­ше­ние: от­ве­тить про­тив­ни­ку, взяв всю от­вет­ствен­ность на се­бя»

На ба­лу ком­бат Су­ха­рев­ский тан­це­вал в па­ре с глав­ным ре­дак­то­ром «Ар­мии FM» Ми­но­бо­ро­ны Украины Яной Хо­лод­ной

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.