А ОНИ ЖИВЫ — И Я СЧАСТ­ЛИВ»

«В 39 ЛЕТ ОСТАЛ­СЯ БЕЗ НО­ГИ. НО ЕС­ЛИ БЫ МЕ­НЯ ТО­ГДА НЕ ОКА­ЗА­ЛОСЬ ВОЗЛЕ ТРАМВАЯ, ЛЮ­ДИ БЫ ПО­ГИБ­ЛИ.

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Ека­те­ри­на КОПАНЕВА

Ге­рой «ФАКТОВ» Алек­сандр Ка­чу­рин из Харь­ко­ва, ко­то­рый спас чет­ве­рых пе­ше­хо­дов, вы­толк­нув их из-под со­шед­ше­го с рель­сов ва­го­на, встре­тил

Об ава­рии, в ко­то­рой мог­ли по­гиб­нуть как ми­ни­мум че­ты­ре че­ло­ве­ка, «ФАК­ТЫ» рас­ска­зы­ва­ли два го­да на­зад. В мар­те 2015-го на ули­це Ок­тябрь­ской Ре­во­лю­ции в Харь­ко­ве трам­вай со­шел с рель­сов и пе­ре­вер­нул­ся. Ва­гон стал па­дать пря­мо на лю­дей, но про­изо­шло чу­до: их от­толк­нул в сто­ро­ну муж­чи­на, ко­то­рый, как по­том рас­ска­зы­ва­ли оче­вид­цы, по­явил­ся бук­валь­но ни­от­ку­да. Он спас дру­гих, но сам от­ско­чить не успел…

«Я упал, а трам­вай, не оста­нав­ли­ва­ясь, на­чал пе­ре­ез­жать мою но­гу»

— Ма­моч­ка, я вы­жи­ла! Там трам­вай на лю­дей упал! — кри­ча­ла в труб­ку 13-лет­няя Ира Омель­чен­ко. — Я еха­ла в трам­вае. Вы­шла на сво­ей оста­нов­ке. Трам­вай вро­де бы оста­но­вил­ся, а по­том его на­ча­ло кру­тить, и он по­ле­тел пря­мо на лю­дей! Но тут под­бе­жал ка­кой-то дядя, силь­но толк­нул ме­ня в спи­ну, и я от­ле­те­ла к за­бо­ру.

— Доч­ка по­те­ря­ла со­зна­ние, но быст­ро при­шла в се­бя, — вспо­ми­на­ет ма­ма Иры Оль­га Омель­чен­ко. — Оч­ну­лась и по­бе­жа­ла до­мой. Она за­пом­ни­ла, что на ас­фаль­те ле­жа­ли лю­ди в кро­ви. Доч­ка силь­но ис­пу­га­лась. И все вре­мя го­во­ри­ла мне о дя­де, ко­то­рый ее спас.

Вме­сте с дру­ги­ми «дядя» спас и харь­ков­чан­ку Ок­са­ну Ско­ро­хо­до­ву, ко­то­рая то­гда бы­ла на чет­вер­том ме­ся­це бе­ре­мен­но­сти. Жен­щи­на пом­нит, как вы­шла на ко­неч­ной оста­нов­ке и на­пра­ви­лась в сто­ро­ну до­ма. Вдруг услы­ша­ла шум, обер­ну­лась и уви­де­ла: ва­гон трамвая… летит пря­мо на нее.

— С ужа­сом по­ня­ла, что от­бе­жать в сто­ро­ну не успею, — го­во­рит Ок­са­на. — По­том ме­ня кто-то силь­но толк­нул — и я по­те­ря­ла со­зна­ние… Ко­гда при­шла в се­бя, ле­жа­ла на ас­фаль­те. С од­ной сто­ро­ны уви­де­ла ку­сок же­ле­за, с дру­гой — окро­вав­лен­ное ли­цо че­ло­ве­ка, ко­то­рый ле­жал под ва­го­ном. А впе­ре­ди — че­ты­ре мо­их вы­би­тых зу­ба. Я упа­ла жи­во­том на сум­ку с про­дук­та­ми. Удар был та­кой си­лы, что по­до мной лоп­ну­ла бан­ка сгу­щен­ки. Муж­чи­на, ко­то­рый ме­ня спас, пы­тал­ся вы­лез­ти из-под ва­го­на, но ко­ле­со раз­да­ви­ло и при­жа­ло ему но­гу. Лю­ди бе­га­ли, па­ни­ко­ва­ли, и ни­кто не знал, как осво­бо­дить это­го че­ло­ве­ка.

Из трам­вай­но­го де­по, офис ру­ко­вод­ства ко­то­ро­го рас­по­ло­жен со­всем ря­дом с ме­стом ЧП (все это про­изо­шло у них под ок­на­ми), ни­кто не при­шел. Жен­щи­ны до­ве­ли ме­ня до за­бо­ра, и я по­пы­та­лась по­зво­нить му­жу. До­ста­ла из кар­ма­на те­ле­фон — а он рас­сы­пал­ся в ру­ке…

В ма­шине ско­рой по­мо­щи вме­сте с Ок­са­ной ехал еще один по­стра­дав­ший, Ар­тем. В боль­ни­це ему уда­ли­ли се­ле­зен­ку и часть лег­ко­го.

А вот друг Ар­те­ма, Алек­сандр Ка­чу­рин, ко­то­рый спас лю­дей, про­ле­жал под трам­ва­ем не мень­ше ча­са. Его ни­как не мог­ли от­ту­да до­стать. Ко­гда Алек­сандра на­ко­нец при­вез­ли в боль­ни­цу, вра­чи пы­та­лись спа­сти его но­гу, раз­дроб­лен­ную трам­вай­ным ко­ле­сом. Но из-за то­го, что по­мощь бы­ла ока­за­на слиш­ком позд­но, тка­ни уже ста­ли от­ми­рать, на­ча­лось за­ра­же­ние, и но­гу при­шлось ам­пу­ти­ро­вать.

Но да­же остав­шись без но­ги, Алек­сандр го­во­рил, что ни о чем не жа­ле­ет. Главное, что лю­ди живы.

— Я на­де­ял­ся, что смо­гу быст­ро от­толк­нуть пе­ше­хо­дов, — рас­ска­зы­вал Алек­сандр Ка­чу­рин. — Ко­го спа­сал, не ви­дел, не за­пом­нил их лиц. От­толк­нув лю­дей, бро­сил­ся бе­жать, но трам­вай до­гнал ме­ня. Я упал и уже ни­че­го не мог сде­лать: трам­вай, не оста­нав­ли­ва­ясь, стал пе­ре­ез­жать мою но­гу. В тот мо­мент по­ка­за­лось, что сей­час умру.

Оч­нул­ся от ад­ской бо­ли в но­ге. По­ду­мал, что на­до как-то вы­би­рать­ся из-под трамвая. Но это бы­ло невоз­мож­но — но­гу при­да­ви­ло ко­ле­сом. Пом­ню рез­кий за­пах ржав­чи­ны и кро­ви. Под­бе­жа­ли про­хо­жие, но они не зна­ли, как по­мочь. Оче­вид­цы фо­то­гра­фи­ро­ва­ли ме­ня на мо­биль­ные те­ле­фо­ны… Под трам­ва­ем бы­ло очень хо­лод­но, у ме­ня око­че­не­ли ру­ки.

Ма­ма Алек­сандра Ка­чу­ри­на Зоя Иго­рев­на 20 лет про­ра­бо­та­ла ва­го­но­во­жа­той в этом трам­вай­ном де­по и имен­но на этом марш­ру­те. Об ава­рии она услы­ша­ла по те­ле­ви­зо­ру. В но­во­стях пе­ре­да­ва­ли, что ка­кой-то муж­чи­на, спа­сая лю­дей, по­пал под трам­вай. Но Зоя Иго­рев­на да­же по­ду­мать не мог­ла, что речь шла о ее сыне.

Вско­ре по­сле слу­чив­ше­го­ся жен­щи­на об­ра­ти­лась в трам­вай­ное де­по с прось­бой ока­зать ма­те­ри­аль­ную по­мощь (Алек­сан­дру тре­бо­ва­лись боль­шие день­ги на ле­че­ние), то по­лу­чи­ла ка­те­го­ри­че­ский от­каз. По­мо­щи от го­род­ских вла­стей Ка­чу­ри­ны то­же не до­жда­лись.

— Сын ста­рал­ся не по­ка­зы­вать сво­их пе­ре­жи­ва­ний, но я-то по­ни­ма­ла, что он чув­ству­ет, — го­во­рит Зоя Иго­рев­на. — Я убеж­да­ла Са­шу, что жизнь не за­кан­чи­ва­ет­ся, лю­дям ста­вят про­те­зы. А са­ма ду­ма­ла: где же нам взять день­ги на этот про­тез? Все сбе­ре­же­ния ушли на Са­ши­но ле­че­ние. А вла­сти да­ли по­нять, что сын дол­жен спа­сать се­бя сам.

«Ду­мал, что при­дет­ся ко­пить день­ги на про­тез всю остав­шу­ю­ся жизнь»

…С то­го вре­ме­ни про­шло два с по­ло­ви­ной го­да. Сей­час Алек­сандр Ка­чу­рин ходит без ко­сты­лей, без па­лоч­ки и да­же не хро­ма­ет. Гля­дя на него, ни за что не ска­жешь, что у него нет но­ги. У Алек­сандра все же по­явил­ся про­тез. Ок­са­на Ско­ро­хо­до­ва и Оль­га Омель­чен­ко (ма­ма 13-лет­ней Иры) об­ра­ти­лись в те­ле­про­грам­му «Ка­са­ет­ся каж­до­го». По­сле то­го как об Алек­сан­дре рас­ска­за­ли по те­ле­ви­де­нию, ему все-та­ки уда­лось по­лу­чить про­тез. Боль­шую часть необ­хо­ди­мой сум­мы опла­ти­ло го­су­дар­ство.

— Мне при­шлось до­пла­тить толь­ко за то, что­бы про­тез был бо­лее функ­ци­о­наль­ным, — объ­яс­ня­ет Алек­сандр. — Так ска­зать, за усо­вер­шен­ство­ван­ную вер­сию. По­лу­чив столь­ко от­ка­зов от трам­вай­но­го де­по и мест­ных вла­стей, уже ду­мал, что мне при­дет­ся ко­пить день­ги на про­тез всю остав­шу­ю­ся жизнь. Но все-та­ки на­шел вы­ход. Те­перь сам по­мо­гаю лю­дям, ока­зав­шим­ся в по­хо­жей си­ту­а­ции. Рас­ска­зы­ваю им, ку­да об­ра­щать­ся, ка­кие со­би­рать бу­ма­ги и так да­лее. Кон­суль­ти­рую всех же­ла­ю­щих (к сло­ву, те­ле­фон Алек­сандра есть в ре­дак­ции «ФАКТОВ». — Авт.). К про­те­зу при­вык до­воль­но быст­ро. Осва­и­вал его в ос­нов­ном са­мо­сто­я­тель­но — чи­тал ме­ди­цин­скую ли­те­ра­ту­ру, смот­рел ре­ко­мен­да­ции в Ин­тер­не­те. Сна­ча­ла хо­дил, опи­ра­ясь на ко­сты­ли, по­том — с па­лоч­кой, а в ка­кой-то мо­мент на­чал об­хо­дить­ся и без нее. Сей­час уже сво­бод­но хо­жу по ули­це, не устаю. На­столь­ко при­вык к про­те­зу, что ино­гда да­же его не за­ме­чаю. А те, кто не зна­ет, что со мной про­изо­шло, не за­ме­ча­ют и по­дав­но. Ес­ли спра­ши­ва­ют, по­че­му при­хра­мы­ваю, го­во­рю, что под­вер­нул но­гу. Ко­гда я по­сле слу­чив­ше­го­ся ле­жал в боль­ни­це, чест­но го­во­ря, ду­мал, что жизнь за­кон­чи­лась. Но нет. Ока­за­лось, все толь­ко на­чи­на­ет­ся.

Кста­ти, Алек­сан­дру все-та­ки уда­лось до­бить­ся от трам­вай­но­го де­по де­неж­ной ком­пен­са­ции. Бук­валь­но на про­шлой неде­ле ему вы­пла­ти­ли день­ги.

— Сум­ма со­всем неболь­шая, но это хо­тя бы что-то, — го­во­рит Алек­сандр Ка­чу­рин. — Кро­ме то­го, уда­лось до­бить­ся су­деб­но­го при­го­во­ра для ва­го­но­во­жа­той трамвая.

— Что же ста­ло при­чи­ной слу­чив­ше­го­ся?

— Там бы­ло два трамвая, они еха­ли друг за дру­гом. Из-за то­го, что ва­го­но­во­жа­тая вто­ро­го трамвая не вы­дер­жа­ла без­опас­ную ди­стан­цию, под ва­го­ном пер­во­го трамвая пе­ре­клю­чи­лась стрел­ка. Ко­ле­са по­шли в раз­ные сто­ро­ны. Ви­ну ва­го­но­во­жа­той вто­ро­го трамвая до­ка­за­ли экс­пер­ти­зы. Ока­за­лось, до слу­чив­ше­го­ся она про­ра­бо­та­ла все­го 12 дней. До это­го бы­ла дис­пет­че­ром — ста­ви­ла от­мет­ки во­ди­те­лям на ко­неч­ных оста­нов­ках. По­том са­ма ста­ла во­ди­те­лем, но опы­та у нее не бы­ло. Учи­ты­вая то, что у нее есть несо­вер­шен­но­лет­ние де­ти, суд дал ей услов­ный срок. Я на бо­лее су­ро­вом на­ка­за­нии и не на­ста­и­вал. Важ­но бы­ло, что­бы ме­ня и дру­гих по­стра­дав­ших при­зна­ли по­тер­пев­ши­ми. Это­го мы до­би­лись. И спа­си­бо за это жур­на­ли­стам. По­сле пуб­ли­ка­ции «ФАКТОВ» и вы­хо­да в эфир те­ле­сю­же­тов уго­лов­ное де­ло на­ко­нец на­ча­ли рас­сле­до­вать.

«Ко­гда де­лал Лене пред­ло­же­ние, по­ка­за­лось, что при­дет­ся вы­зы­вать ей «ско­рую»

— На­вер­ное, те­перь вы к трам­ва­ям да­же не под­хо­ди­те…

— Ни­че­го по­доб­но­го! Ино­гда на них ез­жу. Ста­ра­юсь не за­цик­ли­вать­ся на пло­хом. Хо­тя ча­ще все же пе­ре­дви­га­юсь на ма­шине. Про­тез удоб­ный, но во­дить ав­то­мо­биль с ним, к со­жа­ле­нию, не по­лу­ча­ет­ся. По­это­му за ру­лем у нас Ле­на, а я — ее пас­са­жир.

— Ле­на?

— Да, Ле­на. Моя же­на (сме­ет­ся). Ее по­яв­ле­ние еще раз до­ка­за­ло мне, что жизнь продолжается. Позна­ко­ми­лись слу­чай­но, по Ин­тер­не­ту. В тот мо­мент я еще неваж­но хо­дил, толь­ко осва­и­вал про­тез. Пер­вое вре­мя мы про­сто пе­ре­пи­сы­ва­лись. Она не зна­ла, что со мной про­изо­шло, а я не знал, как ска­зать, что у ме­ня нет но­ги. По­том про­сто отправил ей ссыл­ку на но­вость о ЧП с трам­ва­ем... Ле­на во всем ме­ня под­дер­жи­ва­ет. По­мо­га­ла мне учить­ся хо­дить на про­те­зе, все вре­мя бы­ла ря­дом. Сам не ожи­дал, что най­ду род­ную ду­шу.

Алек­сандр сде­лал сво­ей воз­люб­лен­ной пред­ло­же­ние очень ори­ги­наль­но — в пря­мом эфи­ре про­грам­мы «Сюр­приз! Сюр­приз!» на те­ле­ка­на­ле СТБ. Елене ска­зал, что едет в оче­ред­ной раз рас­ска­зать о ЧП с трам­ва­ем. А сам вы­шел на сце­ну с бу­ке­том роз и об­ру­чаль­ным коль­цом.

— Бе­зум­но вол­но­вал­ся, — при­зна­ет­ся Алек­сандр. — Уже до­ста­точ­но уве­рен­но хо­дил на про­те­зе, но тут вдруг по­ду­мал: не дай Бог, упа­ду… Мы с Ле­ной уже не раз пла­ни­ро­ва­ли сов­мест­ное бу­ду­щее, но я все рав­но не знал, со­гла­сит­ся ли она вый­ти за ме­ня за­муж. Со­гла­си­лась (улы­ба­ет­ся). Хо­тя бы­ла в шо­ке. В ка­кой-то мо­мент да­же по­ка­за­лось, что при­дет­ся вы­зы­вать ей «ско­рую».

К сча­стью, «ско­рая» Елене не по­на­до­би­лась. А недав­но мо­ло­до­же­ны вер­ну­лись из сва­деб­но­го пу­те­ше­ствия, ко­то­рое про­ве­ли в Гру­зии.

— Я счаст­ли­вый че­ло­век, — го­во­рит Алек­сандр. — Да, в 39 лет остал­ся без но­ги. Но ес­ли бы я то­гда не ока­зал­ся возле трамвая, лю­ди бы по­гиб­ли. А они живы — и я счаст­лив. У Ок­са­ны Ско­ро­хо­до­вой ро­дил­ся здо­ро­вый ре­бе­нок. Школь­ни­це Ире уже 15 лет. Она спортс­мен­ка, за­ни­ма­ет­ся греб­лей. За­ня­ла пер­вое ме­сто на чем­пи­о­на­те Укра­и­ны и свою ме­даль по­да­ри­ла мне. На­пи­са­ла на ней: «Мо­е­му ге­рою».

«Ле­на по­мо­га­ла мне учить­ся хо­дить на про­те­зе, все вре­мя бы­ла ря­дом, — го­во­рит Алек­сандр Ка­чу­рин. — Сам не ожи­дал, что най­ду род­ную ду­шу»

Алек­сандр по­зна­ко­мил­ся с Еле­ной уже по­сле ава­рии. Недав­но мо­ло­до­же­ны вер­ну­лись из сва­деб­но­го пу­те­ше­ствия

Алек­сандр Ка­чу­рин про­ле­жал под трам­ва­ем не мень­ше ча­са

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.