«ПОЛИЦЕЙСКИЙ НА­ЧАЛ БИТЬ КУЛАКОМ ПО КАПОТУ, ДОСТАЛ ПИСТОЛЕТ И НАПРАВИЛ ПРЯ­МО НА МЕ­НЯ»

В цен­тре Ки­е­ва со­труд­ник пат­руль­ной по­ли­ции без при­чи­ны раз­бил ло­бо­вое стек­ло ав­то­мо­би­ля и угро­жал его пас­са­жи­рам. Ру­ко­вод­ство по­ли­ции на­зва­ло та­кое по­ве­де­ние сво­е­го со­труд­ни­ка... пра­виль­ным

Fakty i kommentarii - - FRONT PAGE - Ека­те­ри­на КОПАНЕВА

Не­адек­ват­ное по­ве­де­ние пат­руль­но­го по­ли­цей­ско­го, на­бро­сив­ше­го­ся на ав­то­мо­биль, в ко­то­ром еха­ла се­мей­ная па­ра, за­фик­си­ро­вал ви­део­ре­ги­стра­тор (ви­део мож­но по­смот­реть на на­шем сай­те fakty.ua).

На за­пи­си вид­но, как полицейский под­хо­дит к ав­то­мо­би­лю, на­чи­на­ет ярост­но лу­пить ру­кой по капоту, за­тем до­ста­ет пистолет, пе­ре­за­ря­жа­ет его и на­прав­ля­ет пря­мо на пас­са­жир­ку ав­то. За­тем обе­зу­мев­ший полицейский раз­би­ва­ет ру­ко­ят­кой пи­сто­ле­та ло­бо­вое стек­ло.

— На ви­део вид­но, что он дер­жит па­лец на спус­ко­вом крюч­ке! — рас­ска­зы­ва­ет «ФАКТАМ» пас­са­жир­ка ав­то­мо­би­ля Ана­ста­сия Сни­са­рен­ко-Ер­жи­ков­ская. — Он мог вы­стре­лить в лю­бой мо­мент. До сих пор пе­ред гла­за­ми сто­ит его безум­ное ли­цо и пол­ные яро­сти гла­за. Мы сна­ча­ла да­же не по­ня­ли, что на нас на­пал полицейский — на его одеж­де не бы­ло ни­ка­ких опо­зна­ва­тель­ных зна­ков.

«Он объ­явил, что я со­вер­шил умыш­лен­ный на­езд «на по­ли­цей­ско­го при ис­пол­не­нии»

Этот во­пи­ю­щий ин­ци­дент про­изо­шел в са­мом цен­тре Ки­е­ва, на Кре­ща­ти­ке. Муж Ана­ста­сии Вя­че­слав Сни­са­рен­ко — ху­дож­ник. В тот день ехал в ху­до­же­ствен­ную ма­стер­скую, что­бы за­брать ра­бо­ту для вы­став­ки.

— Ма­стер­ская на­хо­дит­ся по ад­ре­су Кре­ща­тик, 23, — рас­ска­зы­ва­ет «ФАКТАМ» вя­че­слав сни­са­рен­ко.— Мы еха­ли мед­лен­но, сле­дом за дру­ги­ми ав­то­мо­би­ля­ми. Подъ­е­хать к зда­нию мож­но бы­ло толь­ко че­рез ар­ку. Ко­гда сто­я­ли в оче­ре­ди из ма­шин, ко­то­рые долж­ны бы­ли по­вер­нуть на­пра­во, уви­де­ли, что к во­ди­те­лям сто­яв­ших впе­ре­ди ав­то­мо­би­лей под­хо­дит полицейский в жел­том жи­ле­те. Он что­то го­во­рил во­ди­те­лям, по­сле че­го они про­ез­жа­ли даль­ше. Я ожи­дал, что полицейский по­дой­дет и к нам, но это­го не про­изо­шло. Ко­гда по­до­шла на­ша оче­редь, пат­руль­ный ото­шел в сто­ро­ну и не по­дал нам сиг­на­ла оста­но­вить­ся.

Мы по­еха­ли даль­ше, и тут уви­дел че­ло­ве­ка в чер­ной одеж­де. Он шел пря­мо на наш ав­то­мо­биль. Я по­пы­тал­ся его объ­е­хать, не за­дев при этом огра­ни­чи­тель­ные стол­би­ки с ле­вой сто­ро­ны. По­том смот­рю: а этот че­ло­век уже сто­ит впри­тык к ма­шине. Я рез­ко уда­рил по тор­мо­зам — рас­сто­я­ние бы­ло кри­ти­че­ски близ­ким. Оста­но­вил­ся. А даль­ше про­изо­шло то, что вы ви­де­ли. Он на­чал бить кулаком по капоту, достал пистолет…

— И направил его по­че­му-то имен­но на пас­са­жир­ское си­де­нье, то есть на ме­ня,— рас­ска­зы­ва­ет ана­ста­сия. — Сей­час по­ни­маю: он лег­ко мог ме­ня за­стре­лить. Че­ло­век яв­но се­бя не кон­тро­ли­ро­вал. Со звер­ским ли­цом на­ле­тел на на­шу ма­ши­ну, направил на ме­ня ду­ло пи­сто­ле­та, раз­бил стек­ло. По­том за­кри­чал: «Вы­хо­ди из ма­ши­ны!» И ска­зал, что муж яко­бы на­е­хал на со­труд­ни­ка по­ли­ции.

— Я сна­ча­ла да­же не по­нял, ко­го он име­ет в ви­ду, — го­во­рит Вя­че­слав Сни­са­рен­ко. — Во-пер­вых, я ни на ко­го не на­ез­жал. Во-вто­рых, этот неадек­ват­ный че­ло­век не был по­хож на по­ли­цей­ско­го. Но ока­за­лось, это был со­труд­ник пат­руль­ной по­ли­ции Ки­е­ва. Он объ­явил, что я со­вер­шил умыш­лен­ный на­езд «на по­ли­цей­ско­го при ис­пол­не­нии». Тут по­до­шел полицейский в жел­том жи­ле­те, ко­то­ро­го мы ви­де­ли рань­ше. Стал кри­чать мне: мол, я вас оста­нав­ли­вал, а вы не оста­но­ви­лись! Но это­го не бы­ло. Он не по­дал нам ни од­но­го зна­ка и не под­хо­дил к ма­шине!

— Хо­ро­шо, что про­изо­шед­шее за­фик­си­ро­вал уста­нов­лен­ный в на­шей ма­шине ви­део­ре­ги­стра­тор, — про­дол­жа­ет Ана­ста­сия. — Ина­че мы во­об­ще ни­че­го не до­ка­за­ли бы.

«Мою ма­ши­ну сра­зу изъ­яли как до­ка­за­тель­ство на­ез­да, ко­то­ро­го... не бы­ло!»

— В по­ли­ции от­кры­ли уго­лов­ное про­из­вод­ство по ста­тье «Угро­за или на­си­лие по от­но­ше­нию к ра­бот­ни­ку пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов», — воз­му­ща­ет­ся Вя­че­слав Сни­са­рен­ко. — Ме­ня по­вез­ли на ме­ди­цин­ское осви­де­тель­ство­ва­ние. Я его про­шел и по­лу­чил справ­ку о том, что был аб­со­лют­но трезв. Мою ма­ши­ну сра­зу изъ­яли как ве­ще­ствен­ное до­ка­за­тель­ство. До­ка­за­тель­ство на­ез­да, ко­то­ро­го... не бы­ло!

— По­нят­ное де­ло, ни в ка­кую ма­стер­скую мы уже не по­па­ли, — го­во­рит Ана­ста­сия. — Мы про­сто­я­ли там ча­са че­ты­ре. Бе­зум­ный полицейский за это вре­мя успел вы­звать «ско­рую». Он за­явил, что муж яко­бы на­е­хал ему на но­гу. Но на за­пи­сях на­ше­го ви­део­ре­ги­стра­то­ра за­фик­си­ро­ва­но, как уже по­сле это­го ин­ци­ден­та полицейский хо­дит, да­же не при­хра­мы­вая.

Что показала суд­мед­экс­пер­ти­за, не известно. Мы не раз за­да­ва­ли этот во­прос сле­до­ва­те­лю, од­на­ко тот ска­зал, что ре­зуль­та­тов экс­пер­ти­зы не по­лу­чил. Стало быть, травм ни­ка­ких нет. Ин­те­рес­но еще, что полицейский, ко­то­рый го­во­рил, что мы на него на­е­ха­ли, за­пись со сво­ей на­груд­ной камеры так и не предъ­явил. Вско­ре сле­до­ва­тель об­ра­тил­ся в суд с хо­да­тай­ством об аре­сте на­ше­го ав­то­мо­би­ля. К сча­стью, су­дья разо­бра­лась в си­ту­а­ции и хо­да­тай­ство не под­дер­жа­ла.

— Мы по­ка­за­ли в су­де то, что за­пи­сал наш ви­део­ре­ги­стра­тор, — вспо­ми­на­ет Вя­че­слав Сни­са­рен­ко. — В сво­ем хо­да­тай­стве по­ли­цей­ские до­пу­сти­ли мно­же­ство оши­бок. Пе­ре­пу­та­ли да­же мар­ку ав­то­мо­би­ля: вме­сто Citroen на­пи­са­ли Renault.

«В дан­ном уго­лов­ном про­из­вод­стве сле­до­ва­тель не до­ка­зал необ­хо­ди­мость на­ло­жить арест на иму­ще­ство, — ска­за­но в ре­ше­нии шев­чен­ков­ско­го рай­су­да Ки­е­ва. — До­ка­за­тель­ства уго­лов­но­го пра­во­на­ру­ше­ния при уча­стии ав­то­мо­би­ля Citroen от­сут­ству­ют. Кро­ме то­го, сле­ду­ет от­ме­тить, что пе­ре­смот­рен­ная след­ствен­ным су­дьей ви­део­за­пись ста­вит под со­мне­ние факт на­ли­чия уго­лов­но­го пра­во­на­ру­ше­ния, преду­смот­рен­но­го ста­тьей 345 Уго­лов­но­го ко­дек­са Укра­и­ны. Есть обос­но­ван­ные ос­но­ва­ния счи­тать, что в дей­стви­ях со­труд­ни­ка по­ли­ции Га­б­ро Ро­ма­на Оле­го­ви­ча усмат­ри­ва­ют­ся при­зна­ки уго­лов­ных пра­во­на­ру­ше­ний. Ви­део­за­пись пол­но­стью опро­вер­га­ет по­ка­за­ния по­ли­цей­ско­го, ко­то­рые со­дер­жат­ся в про­то­ко­ле его до­про­са как по­тер­пев­ше­го».

Ины­ми сло­ва­ми, суд при­шел к вы­во­ду: уго­лов­ное пра­во­на­ру­ше­ние ско­рее со­вер­шил полицейский, а не во­ди­тель Citroen.

— По­сле это­го ре­ше­ния су­да ма­ши­ну мне на­ко­нец-то от­да­ли, — го­во­рит Вя­че­слав Сни­са­рен­ко. — При­шлось са­мо­му за­пла­тить за эва­ку­а­тор. Раз­би­тое по­ли­цей­ским ло­бо­вое стек­ло я по­ме­нял сам. С тех пор не раз зво­нил сле­до­ва­те­лю, спра­ши­вал, на ка­ком эта­пе на­ше де­ло. Он не мог от­ве­тить ни­че­го кон­крет­но­го.

Че­рез неко­то­рое вре­мя сле­до­ва­тель со­об­щил, что уго­лов­ное де­ло по фак­ту «угрозы или на­си­лия по от­но­ше­нию к ра­бот­ни­ку пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов» за­кры­то.

Ду­маю, од­на толь­ко за­пись на­ше­го ви­део­ре­ги­стра­то­ра мо­жет быть по­во­дом для от­кры­тия де­ла против по­ли­цей­ско­го. Вид­но же, что че­ло­век неадек­ват­ный. Не знаю, что на него на­шло в тот мо­мент. Он про­сто озве­рел. Са­мое страш­ное, что он про­дол­жа­ет ра­бо­тать в ки­ев­ской по­ли­ции, пат­ру­ли­ру­ет ули­цы. А зна­чит, на на­шем ме­сте рис­ку­ет ока­зать­ся каж­дый, кто по­па­дет­ся ему на гла­за. Недав­но мы узнали, что по­доб­ный слу­чай у него уже не пер­вый. В от­но­ше­нии это­го по­ли­цей­ско­го от­кры­то уго­лов­ное про­из­вод­ство по фак­ту из­би­е­ния че­ло­ве­ка.

«Мы на­учим те­бя ува­жать по­ли­цию. Вы­ве­зем в лес и убьем»

Че­ло­ве­ка, ко­то­ро­го из­бил пат­руль­ный Ро­ман Га­б­ро, зо­вут Олег. Олег — пред­се­да­тель жи­лищ­но-стро­и­тель­но­го ко­опе­ра­ти­ва. То, как его из­би­ва­ли двое по­ли­цей­ских (сре­ди них был Ро­ман Га­б­ро), то­же за­фик­си­ро­ва­но ви­део­ка­ме­рой.

— Ме­ня из­би­ли еще 17 мар­та 2017 го­да, — рас­ска­зы­ва­ет «ФАКТАМ» Олег. — На со­бра­нии ОСМД (объ­еди­не­ние со­вла­дель­цев мно­го­квар­тир­но­го до­ма. — авт.) под­ня­ли во­прос о том, что у нас под до­мом пло­хие до­ро­ги. «Ки­ев­во­до­ка­нал» оста­вил яму, ко­то­рую ни­кто не хо­тел за­де­лы­вать. Жиль­цам это на­до­е­ло. Что­бы уско­рить про­цесс, я как пред­се­да­тель жи­лищ­но­го ко­опе­ра­ти­ва ре­шил вы­звать по­ли­цию и на­пи­сать со­от­вет­ству­ю­щее за­яв­ле­ние. По­зво­нил на 102. Вско­ре мне пе­ре­зво­ни­ла со­труд­ни­ца пат­руль­ной по­ли­ции и да­ла по­нять, что при­ез­жать они не хо­тят: «Мы, ко­неч­но, мо­жем… Но у нас так мно­го вы­зо­вов».

Ко­гда по­ли­цей­ские при­бы­ли, я сра­зу по­нял, что на­стро­е­ны они скеп­ти­че­ски. К то­му, что я им рас­ска­зы­вал, от­но­си­лись с яв­ным пре­зре­ни­ем. А ко­гда я стал пи­сать за­яв­ле­ние, потребовали це­лый па­кет до­ку­мен­тов по на­ше­му жи­лищ­но­му ко­опе­ра­ти­ву. Я спро­сил, чем это ре­гла­мен­ти­ро­ва­но. В от­вет услы­шал, что я… пьян и ме­ня нуж­но за­дер­жать. Это бы­ла ложь: я был аб­со­лют­но трезв, утром сам от­во­зил детей в шко­лу. «Хо­ро­шо, — го­во­рю. — Раз так, ищи­те, чем ме­ня «про­дуть». Да­же про­тя­нул им обе ру­ки — мол, ес­ли пьян, за­дер­жи­вай­те. А они в от­вет… на­ча­ли ме­ня из­би­вать.

То, как это про­ис­хо­ди­ло, вид­но на ви­део. Де­вуш­ка-полицейский хва­та­ла ме­ня за ру­ки, а двое ее кол­лег мо­ло­ти­ли ме­ня ру­ка­ми и но­га­ми. За­тем за­тол­ка­ли в ав­то­мо­биль и по­вез­ли в рай­от­дел. По до­ро­ге про­дол­жа­ли угро­жать. Один неадек­ват­ный полицейский (тот, ко­то­рый сей­час на­пал на су­пру­же­скую па­ру на Кре­ща­ти­ке) го­во­рил: «Жаль, что я сра­зу не достал пистолет. Мы на­учим те­бя ува­жать по­ли­цию. Вы­ве­зем в лес и там убьем».

За­кон­чи­лось все тем, что ме­ня… обвинили в на­па­де­нии на по­ли­цей­ско­го. Вы­зов по­ли­ции за­кон­чил­ся со­тря­се­ни­ем моз­га, сса­ди­на­ми и уши­ба­ми. Я про­шел ме­ди­цин­ское осви­де­тель­ство­ва­ние и до­ка­зал, что был трезв. А еще по­ка­зал про­ку­ра­ту­ре за­пись то­го, как ме­ня би­ли. — А от­ку­да взя­лась за­пись?

— Ко­гда я стал гла­вой жи­лищ­но­го ко­опе­ра­ти­ва, то ини­ци­и­ро­вал, что­бы на на­шем до­ме уста­но­ви­ли камеры на­руж­но­го на­блю­де­ния. По­ли­цей­ские би­ли ме­ня пря­мо воз­ле до­ма — и этот мо­мент был за­снят. В ре­зуль­та­те в про­ку­ра­ту­ре от­кры­ли уго­лов­ное про­из­вод­ство в от­но­ше­нии по­ли­цей­ских. Де­ло уже до­шло до су­да. Но зна­е­те, что са­мое аб­сурд­ное? По­ли­цей­ских, ко­то­рые на­хо­дят­ся под след­стви­ем, ни­кто не от­стра­нил от ра­бо­ты!

По­че­му же по­ли­цей­ских не от­стра­ни­ли? Ока­за­лось, воз­ра­жал су­дья.

— Про­ку­ра­ту­ра об­ра­ща­лась в суд с со­от­вет­ству­ю­щим хо­да­тай­ством, — со­об­щи­ла «ФАКТАМ» пресс-сек­ре­тарь про­ку­ра­ту­ры Ки­е­ва на­деж­да Мак­си­мец. — Но суд от­ка­зал. Про­ку­ра­ту­ра оспа­ри­ва­ла этот от­каз в апел­ля­ции, тем не ме­нее по­ли­цей­ских так и не от­стра­ни­ли. След­ствие по де­лу об из­би­е­нии муж­чи­ны за­кон­че­но, об­ви­ни­тель­ный акт уже в су­де. На сле­ду­ю­щем су­деб­ном за­се­да­нии мы по­втор­но бу­дем об­ра­щать­ся с хо­да­тай­ством об от­стра­не­нии по­ли­цей­ских от слу­жеб­ных обя­зан­но­стей. Им предъ­яв­ле­но об­ви­не­ние по ста­тье «Пре­вы­ше­ние слу­жеб­ных пол­но­мо­чий ра­бот­ни­ком пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов».

О на­па­де­нии по­ли­цей­ско­го на су­пру­гов Сни­са­рен­ко в про­ку­ра­ту­ре зна­ют. «Све­де­ния о про­изо­шед­шем вне­се­ны в ре­естр до­су­деб­ных рас­сле­до­ва­ний по ста­тье «Угро­за убий­ством», — со­об­щи­ла «ФАКТАМ» На­деж­да Мак­си­мец.

А что го­во­рит ру­ко­вод­ство по­ли­ции о сво­их неадек­ват­ных под­чи­нен­ных? Там, несмот­ря на ви­деодо­ка­за­тель­ства, ви­ны по­ли­цей­ских в со­де­ян­ном не усмат­ри­ва­ют.

«По дан­но­му фак­ту бы­ла про­ве­де­на над­ле­жа­щая про­вер­ка, во вре­мя ко­то­рой бы­ло уста­нов­ле­но: на­не­се­ние по­ли­цей­ским уда­ра ру­ко­ят­кой та­бель­но­го ору­жия по ло­бо­во­му стек­лу ав­то­мо­би­ля Citroen бы­ло вы­нуж­ден­ной ме­рой фи­зи­че­ско­го воз­дей­ствия. Про­мед­ле­ние в этой си­ту­а­ции мог­ло бы при­ве­сти к тяж­ким по­след­стви­ям. Га­б­ро дей­ство­вал в со­от­вет­ствии с За­ко­ном «О На­ци­о­наль­ной по­ли­ции Укра­и­ны», — ска­за­но в офи­ци­аль­ном от­ве­те Де­пар­та­мен­та пат­руль­ной по­ли­ции укра­и­ны.

В За­коне «О На­ци­о­наль­ной по­ли­ции» ска­за­но, что полицейский мо­жет на­па­дать с пи­сто­ле­том на ав­то­мо­биль, бить ло­бо­вое стек­ло и угро­жать пас­са­жи­рам? Мы та­ко­го пунк­та не на­шли. Тем вре­ме­нем вы­яс­ни­лось, что полицейский Га­б­ро фи­гу­ри­ру­ет еще в од­ном де­ле — и это де­ло то­же ка­са­ет­ся из­би­е­ния че­ло­ве­ка!

— Вто­ро­го июля 2017 го­да быв­шие «бер­ку­тов­цы» из «Кор­да» за­дер­жа­ли ак­ти­ви­ста «До­рож­но­го кон­тро­ля» Русла­на Ба­ба­ри­ко­ва и от­вез­ли в Дне­пров­ский рай­от­дел, где уже «но­вая по­ли­ция» же­сто­ко его из­би­ла, — рас­ска­зал «ФАКТАМ» ад­во­кат Дмит­рий Ко­роб­ко. — Русла­на би­ли с кри­ка­ми «Мо­чи пат­ри­о­тов!» Его, за­ко­ван­но­го в на­руч­ни­ки, из­би­ва­ли пря­мо в ком­на­те для при­е­ма граж­дан в рай­от­де­ле. Руслан пе­ри­о­ди­че­ски те­рял со­зна­ние. Ему сло­ма­ли нос, вы­кру­чи­ва­ли уши... Ко­гда я при­е­хал в рай­от­дел, то уви­дел, что он весь в кро­ви. Ком­на­та в рай­от­де­ле то­же: бы­ли за­ли­ты кро­вью сте­ны, пол… При­чи­на задержания нам до сих пор не по­нят­на. Ско­рее все­го, ис­тин­ной при­чи­ной стало то, что Руслан — ак­ти­вист «До­рож­но­го кон­тро­ля» и неод­но­крат­но жа­ло­вал­ся на по­ли­цей­ских. По фак­ту из­би­е­ния Русла­на от­кры­ли уго­лов­ное про­из­вод­ство, но его ни­кто не рас­сле­ду­ет. А в Еди­ный ре­естр до­су­деб­ных рас­сле­до­ва­ний внес­ли све­де­ния о том, что Русла­на в рай­от­де­ле по­ли­ции… из­би­ли неиз­вест­ные. Так вот, оформ­лял за­дер­жа­ние Русла­на все тот же полицейский Ро­ман Га­б­ро.

Сам Ро­ман Га­б­ро комментарии жур­на­ли­стам не да­ет. Все от­ве­ты — че­рез ру­ко­вод­ство пат­руль­ной по­ли­ции, ко­то­рое ви­ны сво­е­го под­чи­нен­но­го не при­зна­ет. «ФАК­ТЫ» бу­дут сле­дить за раз­ви­ти­ем со­бы­тий.

Мо­мент на­па­де­ния по­ли­цей­ско­го на ав­то­мо­биль за­фик­си­ро­вал ви­део­ре­ги­стра­тор

«са­мое страш­ное, что этот че­ло­век про­дол­жа­ет ра­бо­тать в ки­ев­ской по­ли­ции, пат­ру­ли­ру­ет ули­цы. на на­шем ме­сте рис­ку­ет ока­зать­ся каж­дый», — го­во­рят по­стра­дав­шие су­пру­ги сни­са­рен­ко

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.