«Я ЗНА­ЛА: КО­гДА НАЙДУ ТЕХ, КТО УБИВАЛ СЫ­НА, БУ­ДУ РВАТЬ ИМ ЖИЛЫ РУ­КА­МИ, А ТЕПЕРЬ… ЭТО ЖЕ ДЕ­ТИ...»

На Рождество в Гле­ва­хе мест­ная бан­да звер­ски из­би­ла се­мей­ную па­ру, а в но­во­год­нюю ночь — сту­ден­та. По­ли­ция от­пу­сти­ла за­дер­жан­ных про­хо­жи­ми на­па­дав­ших, и теперь мест­ные жи­те­ли гро­зят им са­мо­су­дом

Fakty i kommentarii - - ПОДРОБНОСТИ - Ана­то­лий ГАВРИШ

Пя­те­ро под­рост­ков в по­сел­ке Гле­ва­ха под Ки­е­вом на­па­ли на воз­вра­щав­ше­го­ся по­сле встре­чи Но­во­го го­да пар­ня. Би­ли но­га­ми и би­той, пры­га­ли на го­ло­ве. Ко­гда тот пе­ре­стал по­да­вать при­зна­ки жиз­ни, ограбили и убе­жа­ли. К сча­стью, по­тер­пев­ший вы­жил и смог до­брать­ся до сво­е­го дво­ра.

Ма­ло­лет­них от­мо­роз­ков се­ляне сда­ли по­ли­ции на сле­ду­ю­щий день. «Как би­ли, гра­би­ли (за­дер­жан­ный. — Авт.) рас­ска­зы­вал с гор­до­стью. Го­во­рил, что они по­сле на­па­де­ния хо­те­ли вер­нуть­ся и спря­тать те­ло. Я зна­ла: ко­гда найду тех, кто убивал сы­на, бу­ду рвать им жилы ру­ка­ми, а теперь… Это же де­ти...» — на­пи­са­ла в «Фейс­бу­ке» На­та­лия Ибра­ги­мо­ва, мать по­стра­дав­ше­го сту­ден­та НАУ Русла­на.

«Ни­ку­да ты не идешь», — услы­шал Руслан, и его тут же уда­ри­ли по го­ло­ве

Ибра­ги­мо­вы за­бра­ли Русла­на с сест­рой из дет­до­ма во­семь лет на­зад. А про­шлым ле­том па­рень ска­зал ро­ди­те­лям, что луч­шим по­дар­ком на со­вер­шен­но­ле­тие для него бу­дет раз­ре­ше­ние взять их фа­ми­лию.

— Мы впер­вые поз­во­ли­ли сы­ну пой­ти на ночь к дру­зьям, — го­во­рит на­та­лия ибра­ги­мо­ва. — Утром 1 ян­ва­ря его до­ма еще не бы­ло. Муж на­шел сы­на в лет­ней кухне — без со­зна­ния, в кро­ви. На его ли­це был от­пе­ча­ток чьей-то по­дош­вы.

Пар­ня про­опе­ри­ро­ва­ли в Цен­тре ней­ро­хи­рур­гии. Руслан по­лу­чил со­тря­се­ние моз­га, мно­го­чис­лен­ные уши­бы, ге­ма­то­мы, рас­се­че­ния ко­жи го­ло­вы. По­ка он на­хо­дит­ся в боль­ни­це.

По­сте­пен­но Руслан на­чал вспо­ми­нать, что про­изо­шло. Око­ло трех но­чи он шел по цен­траль­ной ули­це Гле­ва­хи. На крыль­це ма­га­зин­чи­ка под му­зы­ку тан­це­ва­ла ка­кая-то ком­па­ния. Его окру­жи­ли. «Ты ку­да идешь?» — «До­мой». — «Ни­ку­да ты не идешь», — услы­шал Руслан, и тут же его сза­ди уда­ри­ли по го­ло­ве...

Дру­зья Русла­на и ве­те­ра­ны АТО быст­ро вы­чис­ли­ли всех на­па­дав­ших и вы­зва­ли по­ли­цию. Че­ты­рех взя­ли 2 ян­ва­ря. А пя­тый, са­мый стар­ший, спря­тал­ся. Но ре­бя­та ска­за­ли его от­цу, мол, луч­ше бы он сам сдал его в по­ли­цию, что­бы не до­пу­стить са­мо­су­да. И тот по­слу­шал­ся.

Часть под­рост­ков со­зна­лись в со­де­ян­ном, осталь­ные от­ри­ца­ют свою ви­ну, рас­ска­зал «ФАКТАМ» спи­кер по­ли­цей­ско­го глав­ка Ки­ев­ской об­ла­сти ни­ко­лай Жу­ко­вич. В по­ле зре­ния пра­во­охра­ни­те­лей до сих пор не по­па­да­ли толь­ко двое из этой ком­па­нии.

В по­сел­ке неред­ки на­па­де­ния на оди­но­ких или под­вы­пив­ших про­хо­жих, ко­то­рых из­би­ва­ют и гра­бят. Сель­чане рас­ска­зы­ва­ют, что в про­шлом го­ду один та­кой по­стра­дав­ший дол­го ле­чил­ся в боль­ни­це, а вто­ро­му ме­ди­ки по­мочь не смог­ли, он умер. Лишь в де­каб­ре-ян­ва­ре бы­ло че­ты­ре на­па­де­ния. Но в по­ли­цию за­яв­ля­ют не все по­тер­пев­шие, не ве­ря, что пре­ступ­ни­ков най­дут и на­ка­жут. Пра­во­охра­ни­те­ли по­ка эту ин­фор­ма­цию не под­твер­жда­ют.

По фак­ту из­би­е­ния Русла­на от­кры­ли уго­лов­ное про­из­вод­ство по при­зна­кам груп­по­во­го раз­боя. Пре­ступ­ни­ки рас­ска­за­ли: би­ли Русла­на ра­ди раз­вле­че­ния, но, ко­гда его по­ва­ли­ли на тро­туар и на­ча­ли из­би­вать, двое убе­жа­ли.

В пят­ни­цу, 5 ян­ва­ря, дво­им из­би­вав­шим, ко­то­рым уже ис­пол­ни­лось 14 лет, объ­яви­ли по­до­зре­ние в раз­бое. След­ствие хо­да­тай­ство­ва­ло о взя­тии их под стра­жу, рас­ска­за­ла «ФАКТАМ» пресс-сек­ре­тарь про­ку­ра­ту­ры Ки­ев­ской об­ла­сти ека­те­ри­на Хо­мен­ко. Суд огра­ни­чил­ся ноч­ным до­маш­ним аре­стом. Осталь­ные по ма­ло­лет­ству уго­лов­но нена­ка­зу­е­мы. Их млад­ший то­ва­рищ Ви­та­лий (имя из­ме­не­но. — авт.) бу­дет про­хо­дить по де­лу как ли­цо, со­вер­шив­шее об­ще­ствен­но-опас­ное де­я­ние. По­сле за­вер­ше­ния до­су­деб­но­го след­ствия об­ви­не­ние бу­дет про­сить суд о при­ме­не­нии к нему мер вос­пи­та­тель­но­го ха­рак­те­ра (от пре­ду­пре­жде­ния до трех лет спец­шко­лы или учи­ли­ща). Вос­пи­та­тель­ные ме­ры за ху­ли­ган­ство гро­зят и двум не до­стиг­шим 14-ле­тия под­рост­кам, ко­то­рые не при­ни­ма­ли уча­стия в из­би­е­нии.

Уго­лов­ное про­из­вод­ство от­кры­то и по фак­ту слу­жеб­ной ха­лат­но­сти долж­ност­ных лиц служ­бы по де­лам детей Ва­силь­ков­ской рай­ад­ми­ни­стра­ции — те не при­ня­ли мер по уста­нов­ле­нию опе­ки над од­ним из детей. По дан­ным ис­точ­ни­ка «ФАКТОВ», речь идет о Ви­та­лии, ко­то­рый бил Русла­на би­той и пры­гал на его го­ло­ве. Он дав­но сто­ит на уче­те в служ­бе по де­лам детей как ли­шен­ный ро­ди­тель­ской опе­ки. Его мать-нар­ко­ман­ку несколь­ко лет на­зад суд ли­шил ро­ди­тель­ских прав (про­шлой вес­ной она умер­ла). Опе­ку пе­ре­да­ли ба­буш­ке, ко­то­рая про­шлой осе­нью ушла из жиз­ни.

Детей по­сле это­го устро­и­ли на вре­мен­ное пре­бы­ва­ние у де­да-ал­ко­го­ли­ка, не име­ю­ще­го ни пен­сии, ни за­ра­бот­ка. И со­ци­аль­ная по­мощь, ко­то­рая вы­да­ет­ся опе­ку­нам, ему то­же не по­ло­же­на. В боль­шом до­ме от­клю­че­ны за неупла­ту газ и элек­три­че­ство, из че­ты­рех ком­нат толь­ко од­на при­спо­соб­ле­на для жи­лья — там жи­вут де­ти и их 19-лет­няя сест­ра с со­жи­те­лем и го­до­ва­лым ре­бен­ком. Де­да в ком­на­ту не пус­ка­ют, и он утвер­жда­ет, что ни­ка­ко­го вли­я­ния на вну­ков не име­ет.

Иро­ния судь­бы еще и в том, что не так дав­но эту служ­бу воз­глав­ля­ла На­та­лия Ибра­ги­мо­ва, мать по­стра­дав­ше­го Русла­на. Но пол­то­ра го­да на­зад ее уво­ли­ли. Как рас­ска­за­ла женщина «ФАКТАМ», при­чи­ной по­слу­жил ее от­каз ис­поль­зо­вать день­ги, пред­на­зна­чен­ные для ад­рес­ной по­мо­щи под­опеч­ным, не по на­зна­че­нию — на вы­бо­ры. Кста­ти, стар­шим из на­па­дав­ших она уже за­ни­ма­лась в 2012 го­ду. То­гда к ад­ми­но­т­вет­ствен­но­сти при­влек­ли его ро­ди­те­лей. Сей­час во вре­мя след­ствен­ных дей­ствий На­та­лия встре­ти­ла от­ца пар­ня. «Вы его то­гда от дет­до­ма спас­ли, а тут, ви­ди­те, как сло­жи­лось», — толь­ко и ска­зал муж­чи­на.

Впро­чем, небла­го­по­луч­ные се­мьи по­чти у всех участ­ни­ков на­па­де­ния. Как рас­ска­зы­ва­ют в се­ле, они жи­вут в непол­ных се­мьях, до­ма ни­ще­та и пьян­ство. И что­бы не уме­реть с го­ло­ду, детям при­хо­дит­ся во­ро­вать.

«Я го­во­рю по­ли­цей­ско­му: «У него же би­та, ко­то­рой он бил».

А тот от­ве­ча­ет: «Так она же у него под курт­кой»

А на Рождество в Гле­ва­хе про­изо­шло но­вое на­па­де­ние — на том же ме­сте, где би­ли Русла­на. В де­ся­том ча­су ве­че­ра 26-лет­ний Артем Ту­ров­ский и его жена Кри­сти­на воз­вра­ща­лись до­мой. Кри­сти­ну толк­ну­ла де­вуш­ка из про­хо­див­шей ми­мо ком­па­нии, к ней при­со­еди­ни­лась дру­гая. Сва­лив на­земь, тас­ка­ли за во­ло­сы, би­ли го­ло­вой об ас­фальт. Артем всту­пил­ся за же­ну, но пар­ни из ком­па­нии на­бро­си­лись на него, би­ли но­га­ми и би­той.

— Про­хо­жие вы­зва­ли по­ли­цию, от­тас­ки­ва­ли шестерых на­па­дав­ших, но те во­шли в раж, — рас­ска­зал «ФАКТАМ» артем.— Ми­нут че­рез со­рок при­е­хал пат­руль, у всех взя­ли по­яс­не­ния, что-то за­пи­са­ли и… от­пу­сти­ли на­па­дав­ших. Я го­во­рю по­ли­цей­ско­му: «У него же под курт­кой би­та, ко­то­рой он бил». А тот от­ве­ча­ет: «Так она же у него под курт­кой».

Как рас­ска­зал «ФАКТАМ» Ни­ко­лай Жу­ко­вич, за­дер­жи­вать на­па­дав­ших по­ли­цей­ские… не име­ли пра­ва: «Есть за­ко­ны, есть суд, ко­то­рый да­ет раз­ре­ше­ние на за­дер­жа­ние...» Ви­ди­мо, в по­ли­ции еще не зна­ют о том, что за­кон поз­во­ля­ет за­дер­жи­вать пре­ступ­ни­ков во вре­мя со­вер­ше­ния пре­ступ­ле­ния или непо­сред­ствен­но по­сле него (ес­ли на по­до­зре­ва­е­мых ука­зал оче­ви­дец или об их уча­стии в пре­ступ­ле­нии сви­де­тель­ству­ют «оче­вид­ные при­зна­ки на те­ле, одеж­де или ме­сте пре­ступ­ле­ния»). Так­же в этих слу­ча­ях раз­ре­шен обыск за­дер­жи­ва­е­мых и изъ­я­тие ору­дий пре­ступ­ле­ния — в дан­ном слу­чае би­ты.

«Ско­рая» увез­ла по­стра­дав­ших в боль­ни­цу — у женщины со­тря­се­ние моз­га, сло­ман нос, у муж­чи­ны — пе­ре­лом ру­ки, у обо­их мно­го­чис­лен­ные ге­ма­то­мы. А на ас­фаль­те на сле­ду­ю­щий день еще ва­ля­лись вы­рван­ные во­ло­сы Кри­сти­ны и клоч­ки одеж­ды Ар­те­ма. Сре­ди на­па­дав­ших бы­ла и сест­ра Ви­та­лия. А би­той ору­до­вал ее па­рень: неко­то­рое вре­мя на­зад в ма­га­зине бы­ли укра­де­ны две би­ты — од­ну изъ­яли у Ви­та­лия неде­лю на­зад, дру­гая «вы­стре­ли­ла» на Рождество.

P. S. В Гле­ва­хе — один участ­ко­вый, ко­то­рый без ав­то­мо­би­ля об­слу­жи­ва­ет еще че­ты­ре се­ла. Ино­гда сю­да за­ез­жа­ет полицейский пат­руль. За­то в по­сел­ке есть 75 участ­ни­ков АТО, ко­то­рые го­то­вы пат­ру­ли­ро­вать ули­цы. И по­сколь­ку на за­щи­ту по­ли­ции они не на­де­ют­ся, уже ор­га­ни­зо­вы­ва­ют­ся для са­мо­обо­ро­ны, ко­то­рая мо­жет пе­ре­ра­с­ти в са­мо­суд. Не­ко­то­рые го­ря­чие го­ло­вы пред­ла­га­ют со­брать­ся и из­бить всю ком­па­нию до по­лу­смер­ти или вы­вез­ти в лес и оста­вить там свя­зан­ны­ми.

«са­мое глав­ное, что мой сын жив», — го­во­рит на­та­лия ибра­ги­мо­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.