ГЕНЕТИК ДАРИЯ ЛОСЕВА: «В ЭТОМ ГО­ДУ МЫ ЗАПУСТИМ ПРИ­ЛО­ЖЕ­НИЕ ДЛЯ СМАРТ­ФО­НОВ, КО­ТО­РОЕ НА ОС­НО­ВЕ ИН­ДИ­ВИ­ДУ­АЛЬ­НЫХ ДАН­НЫХ ЧЕ­ЛО­ВЕ­КА НАПОМНИТ, ЧТО ИМЕН­НО ЕМУ НЕОБ­ХО­ДИ­МО СЪЕСТЬ»

Ко­ман­да стар­та­па Myhelix про­во­дит ана­лиз ДНК и за­ни­ма­ет­ся под­бо­ром пра­виль­но­го пи­та­ния на ос­но­ве ге­не­ти­че­ских осо­бен­но­стей ор­га­низ­ма

Fakty i kommentarii - - АНАТОМИЯ УСПЕХА -

Ило­на Вар­ла­моВа

27-лет­няя Дария лосева с дет­ства меч­та­ла свя­зать свою жизнь с на­у­кой. Уже с седь­мо­го клас­са она зна­ла, что бу­дет за­ни­мать­ся био­ло­ги­ей или ме­ди­ци­ной. С ше­сти лет ее ин­те­ре­со­ва­ли при­чи­ны воз­ник­но­ве­ния раз­лич­ных за­бо­ле­ва­ний и ге­не­ти­че­ские от­кры­тия. В седь­мом клас­се Дария на­ча­ла пи­сать на­уч­ные ра­бо­ты по био­ло­гии, став са­мым млад­шим участ­ни­ком ма­лой ака­де­мии на­ук в Чер­кас­сах. а к мо­мен­ту по­ступ­ле­ния в уни­вер­си­тет она уже не со­мне­ва­лась: ге­не­ти­ка — ее при­зва­ние. Несмот­ря на боль­шой кон­курс, по­да­вать до­ку­мен­ты на дру­гие ка­фед­ры на ма­ги­стра­ту­ру, что­бы пе­ре­стра­хо­вать­ся, не ста­ла.

На сво­ем кур­се в На­ци­о­наль­ном уни­вер­си­те­те име­ни Шев­чен­ко де­вуш­ка встре­ти­ла та­кую же увле­чен­ную сту­дент­ку рус­ла­ну Шад­ри­ну. Ча­са­ми они го­во­ри­ли о науке, меч­та­ли о соб­ствен­ной ла­бо­ра­то­рии, ве­ли­ких от­кры­ти­ях и од­на­жды ре­ши­ли со­здать сер­вис, ко­то­рый по­мо­жет поль­зо­ва­те­лям по­нять се­бя на мо­ле­ку­ляр­ном уровне и улуч­шить свое здо­ро­вье с по­мо­щью пра­виль­но­го пи­та­ния.

«В мо­ем дет­стве еще не зна­ли, что га­стрит вы­зы­ва­ет бак­те­рия, а не стресс или ост­рая пи­ща»

— В чем за­клю­ча­ет­ся суть ва­ше­го сер­ви­са ге­не­ти­че­ских ис­сле­до­ва­ний?

— Каж­дый ор­га­низм по-сво­е­му уни­ка­лен и по-раз­но­му усва­и­ва­ет с пи­щей нут­ри­ен­ты (хи­ми­че­ские эле­мен­ты, необ­хо­ди­мые ор­га­низ­му для нор­маль­ной жиз­не­де­я­тель­но­сти. — Авт.), — объ­яс­ня­ет со­учре­ди­тель сер­ви­са Дария Лосева. — То, что мы упо­треб­ля­ем в пи­щу, кос­вен­но вли­я­ет на ве­ро­ят­ность и ско­рость раз­ви­тия опре­де­лен­ных за­бо­ле­ва­ний, к ко­то­рым че­ло­век пред­рас­по­ло­жен на ге­не­ти­че­ском уровне. Мы при­сы­ла­ем по по­чте или ку­рье­ром по Ки­е­ву на­бор для за­бо­ра ДНК. Для ана­ли­за до­ста­точ­но про­ве­сти ват­ной па­лоч­кой по внут­рен­ней сто­роне ще­ки и от­пра­вить образ­цы об­рат­но по по­чте или пе­ре­дать их ку­рье­ром. Мы от­прав­ля­ем образ­цы в ла­бо­ра­то­рию, где де­ла­ют вы­де­ле­ние ДНК. Сы­рые дан­ные ла­бо­ра­тор­но­го ана­ли­за ни­че­го не ска­жут че­ло­ве­ку без спе­ци­аль­но­го об­ра­зо­ва­ния. Myhelix за­ни­ма­ет­ся рас­шиф­ров­кой и ана­ли­зом дан­ных ла­бо­ра­тор­но­го ана­ли­за, и по этим ре­зуль­та­там наш ди­е­то­лог со­став­ля­ет ре­ко­мен­да­ции по пи­та­нию — с под­бо­ром кон­крет­ных про­дук­тов и ре­цеп­тов.

Мы вы­бра­ли на­прав­ле­ние пи­та­ния, по­то­му что это та сфе­ра, на ко­то­рую мо­жет вли­ять каж­дый. Ми­ни­мум три ра­за в день че­ло­век де­ла­ет вы­бор сво­е­го пи­та­ния. 70% слу­ча­ев воз­ник­но­ве­ния сер­деч­но-со­су­ди­стых и он­ко­ло­ги­че­ских за­бо­ле­ва­ний, а так­же диа­бе­та свя­за­ны с пи­та­ни­ем и окру­жа­ю­щей сре­дой. Лишь 30 про­цен­тов — это на­след­ствен­ный фак­тор. По­это­му нам хо­те­лось бы по­мо­гать лю­дям вы­ра­ба­ты­вать здо­ро­вые при­выч­ки и фор­ми­ро­вать куль­ту­ру пи­та­ния. Мы убеж­де­ны, что по­доб­ный под­ход и ак­тив­ное сле­до­ва­ние ре­ко­мен­да­ци­ям бу­дут спо­соб­ство­вать здо­ро­во­му дол­го­ле­тию.

— То есть недо­ста­точ­но про­сто ве­сти здо­ро­вый об­раз жиз­ни и пи­тать­ся пра­виль­но по об­ще­при­ня­тым мер­кам?

— Ис­сле­дуя се­бя ге­не­ти­че­ски, че­ло­век луч­ше по­ни­ма­ет ин­ди­ви­ду­аль­ные осо­бен­но­сти усво­е­ния нут­ри­ен­тов (ви­та­ми­нов и мик­ро­эле­мен­тов). На­ши ре­ко­мен­да­ции вме­сте со здо­ро­вым об­ра­зом жиз­ни — пра­виль­ным пи­та­ни­ем, фи­зи­че­ской ак­тив­но­стью и до­пол­ни­тель­ной ди­а­гно­сти­кой — спо­соб­ству­ют бо­лее эф­фек­тив­но­му до­сти­же­нию ре­зуль­та­та. На­при­мер, при опре­де­лен­ном ва­ри­ан­те од­но­го из ге­нов у че­ло­ве­ка мо­жет на­блю­дать­ся по­ни­жен­ная спо­соб­ность к усво­е­нию ви­та­ми­на Этот же ген участ­ву­ет в ре­ак­ции пре­вра­ще­ния ами­но­кис­ло­ты го­мо­ци­сте­и­на в по­лез­ное для ор­га­низ­ма ве­ще­ство ме­ти­о­нин. Ес­ли этот про­цесс про­хо­дит пло­хо или неэф­фек­тив­но, в клет­ке на­кап­ли­ва­ет­ся го­мо­ци­сте­ин, ко­то­рый яв­ля­ет­ся ток­сич­ным ве­ще­ством и мо­жет вы­зы­вать раз­лич­ные за­бо­ле­ва­ния — на­чи­ная от про­блем с серд­цем и за­кан­чи­вая ра­ком. Зная о та­кой осо­бен­но­сти (по­ка у нас нет воз­мож­но­сти ре­дак­ти­ро­вать свой ге­ном), че­ло­век мо­жет от­ре­гу­ли­ро­вать по­ступ­ле­ние недо­ста­ю­ще­го ви­та­ми­на в ор­га­низм, при­ни­мая его вме­сте с пи­щей и тем са­мым умень­шая риск раз­ви­тия этих за­бо­ле­ва­ний. К сло­ву,

(или фо­ли­е­вая кис­ло­та) в боль­ших ко­ли­че­ствах со­дер­жит­ся в шпи­на­те и зе­ле­ни.

— Хо­чу от­ме­тить, что вы пер­вый генетик, ко­то­ро­го я встре­ти­ла в жиз­ни. По­че­му увлек­лись имен­но этим на­прав­ле­ни­ем?

— Мне ча­сто это го­во­рят (сме­ет­ся). Не мо­гу ска­зать, что у ме­ня бы­ло «про­зре­ние», что хо­чу за­ни­мать­ся на­у­кой. Я с дет­ства на­блю­да­ла за раз­ви­ти­ем ге­не­ти­ки. В 1997 го­ду (я то­гда по­шла в пер­вый класс) по те­ле­ви­зо­ру рас­ска­зы­ва­ли о пер­вой кло­ни­ро­ван­ной овеч­ке Дол­ли. Пом­ню, как силь­но ме­ня это впе­чат­ли­ло. Я во­об­ра­зи­ла, нас­коль­ко уве­ли­чи­лись воз­мож­но­сти че­ло­ве­че­ства вме­сте с этим на­уч­ным про­ры­вом.

С дет­ства те­ма ге­не­ти­че­ской ин­же­не­рии мне ка­за­лась неве­ро­ят­но ин­те­рес­ным на­прав­ле­ни­ем, и меч­та­ла в нем то­же участ­во­вать. Поз­же, уже в 2000-е го­ды, я за­ста­ла бур­ные об­суж­де­ния ге­но­ма че­ло­ве­ка. Ду­ма­ла: смо­жем ли мы те­перь по­ни­мать при­чи­ны воз­ник­но­ве­ния за­бо­ле­ва­ний на бо­лее глу­бо­ком уровне и предот­вра­щать их? Та­кие со­бы­тия мне все­гда бы­ли ин­те­рес­ны. По­ми­мо это­го, в дет­стве ме­ня му­чил га­стрит, ко­то­рый ни­как не уда­ва­лось вы­ле­чить. Вра­чи го­во­ри­ли, мол, «пе­ре­рас­тет». Но ме­ня этот от­вет не устра­и­вал. Я не мог­ла по­нять, по­че­му пробле­ма сей­час есть, а по­том ее яко­бы не ста­нет. Что из­ме­нит­ся? Бы­ло ин­те­рес­но разо­брать­ся.

В то вре­мя еще не зна­ли, что га­стрит и мно­гие дру­гие за­бо­ле­ва­ния же­лу­доч­но-ки­шеч­но­го трак­та вы­зы­ва­ет бак­те­рия Helicobacter pylori, а не стресс или ост­рая пи­ща.

«На Ге­не­раль­ной Ас­сам­блее ООН я рас­ска­за­ла о 50 ин­но­ва­ци­ях укра­ин­цев, ко­то­рые из­ме­ни­ли мир»

— Эта бак­те­рия бы­ла от­кры­та в 1979 го­ду ав­стра­лий­ским па­то­ло­гом Ро­би­ном Уор­ре­ном, ко­то­рый за­тем про­вел даль­ней­шие ис­сле­до­ва­ния ее вме­сте с Бар­ри Мар­шал­лом, — про­дол­жа­ет Дария. — Что­бы до­ка­зать право­ту сво­ей ги­по­те­зы, Бар­ри Мар­шалл про­вел экс­пе­ри­мент на се­бе, со­зна­тель­но вы­пил куль­ту­ру бак­те­рии Helicobacter pylori, по­сле че­го у него раз­вил­ся га­стрит. Бак­те­рия бы­ла об­на­ру­же­на в сли­зи­стой его же­луд­ка. За­тем Мар­шалл су­мел про­де­мон­стри­ро­вать, что он в со­сто­я­нии из­ле­чить свой га­стрит с по­мо­щью ан­ти­био­ти­ков. Мар­шалл и Уор­рен со­вер­ши­ли про­рыв в ме­ди­цине и в 2005 го­ду по­лу­чи­ли Но­бе­лев­скую пре­мию.

Два го­да на­зад, ко­па­ясь в сво­ей ДНК, я на­шла ин­те­рес­ную осо­бен­ность: му­та­цию в гене из груп­пы ци­то­хро­мов, ко­то­рая от­ве­ча­ет в том чис­ле и за вы­ве­де­ние из ор­га­низ­ма неко­то­рых ле­кар­ствен­ных пре­па­ра­тов, ис­поль­зу­е­мых при ле­че­нии га­стри­та. Мой ор­га­низм вы­во­дит эти пре­па­ра­ты так быст­ро, что не до­сти­га­ет­ся те­ра­пев­ти­че­ский эф­фект. Со­от­вет­ствен­но, до­зи­ров­ка пре­па­ра­та долж­на быть в несколь­ко раз вы­ше. В то же вре­мя у лю­дей с та­ким ва­ри­ан­том это­го ге­на вос­при­им­чи­вость к бак­те­рии Helicobacter pylori вы­ше, чем у дру­гих. Моя дет­ская пробле­ма уси­ли­ва­лась еще и ге­не­ти­че­ски­ми осо­бен­но­стя­ми, и ле­кар­ства, воз­мож­но, не бы­ли эф­фек­тив­ны из-за низ­кой для ме­ня до­зы. Вот та­кие осо­бен­но­сти ор­га­низ­ма сей­час поз­во­ля­ет учи­ты­вать ге­не­ти­ка.

— Как воз­ник­ла идея со­здать Myhelix, ка­кой путь при­шлось про­де­лать?

— В уни­вер­си­те­те я по­зна­ко­ми­лась с Русла­ной Шад­ри­ной. Мы обе бы­ли одер­жи­мы ге­не­ти­кой, мог­ли го­во­рить о ней ча­са­ми, меч­та­ли о со­зда­нии на­уч­но­го цен­тра, за­ни­ма­ю­ще­го­ся пе­ре­до­вы­ми тех­но­ло­ги­я­ми. Хо­тя и по­ни­ма­ли, что Укра­и­на силь­но от­ста­ет в этом на­прав­ле­нии от все­го ми­ра.

У нас бы­ло толь­ко ин­ту­и­тив­ное по­ни­ма­ние, как стро­ить биз­нес. Для на­ча­ла про­ду­ма­ли про­дукт, его ге­не­ти­че­скую со­став­ля­ю­щую, и на­шли парт­не­ров — ла­бо­ра­то­рию, ко­то­рая про­во­дит необ­хо­ди­мые нам ис­сле­до­ва­ния; со­зда­ли веб-при­ло­же­ние. Мы про­шли до­воль­но долгий путь от идеи к ком­па­нии. На этом пути нам по­мо­га­ли ин­ку­ба­то­ры. Пер­вым был 1991Open Data Incubator. Он дал нам ме­диа­под­держ­ку и по­мог в тех сфе­рах биз­не­са, ко­то­рые бы­ли непо­нят­ны.

Офи­ци­аль­ный за­пуск про­даж про­изо­шел в фев­ра­ле про­шло­го го­да. Сна­ча­ла это был тест на шесть ге­нов, опре­де­ля­ю­щий усво­е­ние ви­та­ми­нов D3, цин­ка, жи­ров и оме­га-3 жир­ных кис­лот, а так­же ско­рость вы­ве­де­ния ко­фе­и­на из ор­га­низ­ма.

Сле­ду­ю­щий про­дукт, ко­то­рый мы за­пу­сти­ли, раз­ра­ба­ты­вал­ся де­вять ме­ся­цев. Ес­ли пер­вый тест ана­ли­зи­ру­ет шесть ва­ри­ан­тов ге­нов и ре­а­ли­зу­ет­ся в Укра­ине, в парт­нер­ской ла­бо­ра­то­рии, то вто­рой тест ана­ли­зи­ру­ет 40 ва­ри­ан­тов ге­нов (мы бу­дем рас­ши­рять его до 52) и про­во­дит­ся в ла­бо­ра­то­рии в Фин­лян­дии. В Укра­ине, к со­жа­ле­нию, не на­шли парт­не­ров, спо­соб­ных эф­фек­тив­но рас­шиф­ро­вать та­кой объ­ем дан­ных.

— Как ре­ша­ли во­прос ин­ве­сти­ций?

— По­на­ча­лу нас это осо­бо не за­бо­ти­ло. У ме­ня бы­ли соб­ствен­ные сбе­ре­же­ния, ко­то­рые я бы­ла го­то­ва вло­жить. В 2016 го­ду я про­шла от­бор на про­ект UnHundred и на Ге­не­раль­ной Ас­сам­блее ООН пред­ста­ви­ла муль­ти­ме­дий­ную пре­зен­та­цию, по­свя­щен­ную пя­ти­де­ся­ти ин­но­ва­ци­ям укра­ин­цев, ко­то­рые из­ме­ни­ли мир. Там я и по­зна­ко­ми­лась с на­шим бу­ду­щим ин­ве­сто­ром Ген­на­ди­ем Ку­роч­кой. Он под­дер­жи­ва­ет мо­ло­дых укра­ин­ских уче­ных, ко­то­рые оста­ют­ся ра­бо­тать в род­ной стране, а не вы­ез­жа­ют за гра­ни­цу. В бли­жай­шее вре­мя пла­ни­ру­ем ис­кать еще ин­ве­сти­ции для бо­лее мас­штаб­но­го биз­не­са.

«Ге­но­мом дол­го­ле­тия об­ла­да­ет по­чти 25 про­цен­тов укра­ин­цев»

— Ко­гда ваш про­ект бу­дет при­но­сить при­быль?

— Слож­но по­ка что-то про­гно­зи­ро­вать, мы не так дав­но за­пу­сти­ли про­да­жи. К при­ме­ру, на­ши кол­ле­ги из Да­нии не оку­па­ют­ся уже де­сять лет. Мы не пла­ни­ру­ем быть непри­быль­ны­ми так дол­го, но все-та­ки Myhelix — боль­ше чем про­сто биз­нес. Я пре­сле­дую со­ци­аль­ную мис­сию — хо­чу при­вить укра­ин­цам но­вую куль­ту­ру пи­та­ния, от­но­ше­ния к здо­ро­вью и за­бо­те о се­бе. К со­жа­ле­нию, в Укра­ине лю­ди при­вык­ли хо­дить к вра­чу, ко­гда уже все пло­хо. Хо­чет­ся, что­бы под­ход был дру­гим: к вра­чу ид­ти, ко­гда у те­бя все хо­ро­шо, что­бы про­ве­рить все си­сте­мы ор­га­низ­ма, ко­то­рые мо­гут да­вать сбой. Мы жи­вем в луч­шее из всех су­ще­ству­ю­щих вре­мен. Ме­ди­ци­на сей­час на неве­ро­ят­но вы­со­ком уровне и по­шла впе­ред за по­след­ние де­сять лет. Сей­час на ран­них ста­ди­ях да­же рак из­ле­чим. Стоит это пом­нить.

— В од­ном из ин­тер­вью вы упо­ми­на­ли, что 24,7 про­цен­та укра­ин­цев об­ла­да­ют од­ним из ге­нов дол­го­ле­тия. Ин­те­рес­но, как это ис­чис­ля­ет­ся.

— Мы взя­ли дан­ные на­ших кли­ен­тов (бо­лее 700 че­ло­век) и ста­ти­сти­че­ским пу­тем вы­чис­ли­ли этот про­цент. Дол­го­ле­тие — это очень слож­но на­сле­ду­е­мый при­знак, и при­чин его на­ли­чия или от­сут­ствия мно­го. Один из ге­нов участ­ву­ет в ре­ак­ци­ях ор­га­низ­ма на вос­па­ли­тель­ные про­цес­сы. Счи­та­ет­ся, что лю­ди, ко­то­рые луч­ше справ­ля­ют­ся с вос­па­ли­тель­ны­ми про­цес­са­ми, жи­вут доль­ше. По­лу­чен­ные дан­ные мы срав­ни­ли с от­кры­ты­ми ба­за­ми дан­ных дру­гих стран. И вы­яс­ни­лось, что у укра­ин­цев непло­хой по­ка­за­тель.

— Что са­мое слож­ное для вас в биз­не­се?

— Пра­виль­но на­хо­дить лю­дей в ко­ман­ду. У нас до­воль­но слож­ный про­дукт, тре­бу­ю­щий по­ни­ма­ния. Каж­дый но­вый со­труд­ник дол­жен знать, о чем идет речь. Что­бы ком­пе­тент­но от­ве­чать на те­ле­фон­ные звон­ки, че­ло­ве­ку необ­хо­ди­мо знать про­дукт. Од­на де­вуш­ка, при­ни­ма­ю­щая звон­ки, го­во­ри­ла: «Тест на со­рок дэн» — вме­сто «ген». Мы мно­го вре­ме­ни уде­ля­ем то­му, что­бы обу­чать лю­дей, кон­так­ти­ру­ю­щих с кли­ен­та­ми.

У нас неболь­шая ко­ман­да, 16 че­ло­век. Нам важ­но, что­бы со­труд­ник под­хо­дил нам идей­но. Мы не возь­мем в ко­ман­ду че­ло­ве­ка, ко­то­рый ку­рит, по­то­му что это про­ти­во­ре­чит на­шей идее жить до 120 лет.

Слож­но­сти раз­ные бы­ва­ли, но в ос­нов­ном — свя­зан­ные с под­ряд­чи­ка­ми. То ко­ро­боч­ки во­вре­мя не до­ста­вят, и при­хо­дит­ся их с ко­ман­дой со­би­рать до че­ты­рех утра, то служ­ба до­став­ки не пе­ре­зво­нит... Слу­ча­лось, ком­па­нии, ко­то­рым за­пла­ти­ли день­ги, не вы­пол­ня­ли свои обя­за­тель­ства.

Ко­гда мы толь­ко за­пус­ка­ли про­ект, нас бы­ло пя­те­ро. По­сле пер­вой публикации о сер­ви­се в СМИ звон­ки так и по­сы­па­лись. При­шлось по­ста­вить на сайт но­ме­ра те­ле­фо­нов всех участ­ни­ков ко­ман­ды. У ме­ня да­же нерв­ный тик на­чал­ся в ка­кой­то мо­мент (сме­ет­ся).

— Ка­кие пла­ны на 2018 год? — Вый­ти на меж­ду­на­род­ный ры­нок и за­пу­стить при­ло­же­ние на смарт­фо­ны для на­ших кли­ен­тов. Оно уже на­хо­дит­ся в раз­ра­бот­ке. Нач­нем с «бо­тов», ко­то­рые бу­дут на­по­ми­нать и со­ве­то­вать на­шим кли­ен­там, что им есть на ос­но­ве ана­ли­за его дан­ных.

«Мы не возь­мем в на­шу ко­ман­ду че­ло­ве­ка, ко­то­рый ку­рит, по­то­му что это про­ти­во­ре­чит на­шей идее жить до 120 лет», — го­во­рит Дария Лосева

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.